Лев Регельсон.

Светлые и темные образы Апокалипсиса



скачать книгу бесплатно

Образы Апокалипсиса

Апостол Иоанн Богослов на о.Патмос записывает Откровение Иисуса Христа. Икона XVII в. Нижний Новгород, Художественный музей

При слове "Апокалипсис" современный  человек представляет себе картину ужаса и смерти. Мрачные предсказания и пророчества описывают будущее как "конец света".  Но если непредвзято прочесть  Откровение Иоанна Богослова, то мы увидим, что главное его содержание вовсе не в этом, а в торжественной вести о воцарении Иисуса Христа.


Мир зла и страданий становится миром радости и света. Темные силы отчаянно пытаются перехватить инициативу и завладеть землей, но их постигает сокрушительное поражение. Именно светлые образы Откровения привлекают наше внимание в первую очередь, хотя придется говорить и о темных.


Мы не отвергаем ценность современной библейской критики, которая чрезвычайно обогатила наше понимание человеческой роли в создании Священного Писания. Но при всем многообразии библейских авторов, их главный и постоянный соавтор – сам Бог. Текст Библии может открывать новый смысл для каждой эпохи и каждого поколения, ибо этот смысл – бесконечен.

Это в особенности относится к Откровению Иоанна. Это – на самом деле, не "откровение Иоанна", но "откровение Иисуса Христа, которое дал ему Бог" (Откр.1:1), которое апостол Иоанн записывает слово в слово.

Отдельные строки Библии, разделенные многими веками по времени написания, перекликаются между собой как части единой симфонии. Неопределенность или многозначность библейских пророчеств – еще одно свидетельство их Божественного происхождения: так человеческая свобода оберегается от попыток логически-принудительного толкования.


Мы не в состоянии охватить все образы Апокалипсиса: признаемся, что значительная часть из них остается для нас непонятной. В грандиозной картине Откровения мы видим лишь контуры образов самых крупных персонажей и некоторых ключевых событий.


Сидящий на престоле



Иисус Христос – Ветхий Днями. Фреска 1199 г., Покров на Нерли.


Это – главное действующее лицо Апокалипсиса: сам «Бог наш, сидящий на престоле» (7:10). Под именем «Бог» Он упоминается в Откровении более 50 раз; под титулом «Сидящий на престоле» – 14 раз.


Но сразу же возникает вопиющее противоречие со всем библейским контекстом: Бог наш есть Бог невидимый! «Бога не видел никто никогда» – утверждает Евангелие от Иоанна (1:18). Это особенно впечатляет, если согласиться с церковной традицией, утверждающей, что Откровение и Евангелие принадлежат одному и тому же  Иоанну, одному из двенадцати апостолов, и притом Евангелие написано им позже…


Святой Иустин Философ, живший в начале II века в Эфесе и лично знавший учеников Иоанна Богослова, уточняет:


«Священное Писание говорит, что Бог являлся Аврааму, Моисею и другим ветхозаветным праведникам.

Но это не был Бог Отец. Бог Отец всегда пребывал выше небес, никогда никому не являлся и ни с кем прямо не беседовал».


И, тем не менее, Иоанн видит Бога!


В том же образе Бог уже являлся пророку Даниилу, который дал ему имя –«Ветхий Днями» (Дан. 7:9,13,22). Ветхий днями или Сидящий на престоле есть Господь Бог Вседержитель: и это НЕ ЕСТЬ Бог Отец. Если мы хотим остаться на позициях библейского реализма и не будем сводить великие Богоявления к аллегорическим картинкам, то будем вынуждены сделать лишь один вывод: Тот, Кто открылся Иоанну Богослову и пророку Даниилу, есть Иисус Христос в своей божественной природе.


Сказав это, мы уже всецело оказываемся в сфере святоотеческого богословия, с тремя его догматами: о Святой Троице, о двух природах Христа и об иконопочитании. Вопрос заключается в том, каким образом может быть видим человеческими глазами Иисус Христос, как Бог. Святая Троица есть Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святой; не три Бога, но один Бог; не одно Лицо, но три. Три Лица Святой Троицы имеют единую природу: если невидим Отец, то невидим и Сын, невидим и Дух Святой. Иисус Христос есть Сын Божий, в Котором "обитает вся полнота Божества телесно" (2 Кол.2:9). Как же мы говорим, что Его видели Иоанн и Даниил?


После победы догмата иконопочитания в VIII веке было установлено: изображать можно то и только то, что можно видеть человеческими глазами. Даниил видел Ветхого днями – значит, Его можно изображать на иконах. И Его часто и много изображали. При этом надписания «Ветхий днями» и «Иисус Христос» нередко встречались на одной и той же иконе. Более того, византийские богословы отождествляли Ветхого днями, а значит, Иисуса Христа как Бога, с Тем, Кого Израиль знал под именем ЯХВЕ (по-русски «Сущий»).


Но как же с невидимостью Бога? Этот вопрос оставался не вполне ясным, пока не возникло учение о Божественных Энергиях, связанное с именем Григория Паламы, великого византийского богослова XIV века. В течение многих веков восточно-христианские монахи практиковали опыт преображения земного естества, аналогичный тому Преображению, которое явил Иисус Христос на горе Фавор. Тело молитвенников начинало светиться изнутри, причем у них не было сомнений, что этот свет имеет Божественную природу, что этого света нет в сотворенном мире.


Необходимость богословского объяснения этого опыта и привела Григория Паламу к детальному развитию исконно библейского учения о Божественных Энергиях. Точнее говоря, к этому его вынудило появление ложного утверждения, что Фаворский свет якобы имеет естественную природу, подобно светящейся ауре у индийских йогов. Но Бог есть живой и действующий. Действия (по-гречески – «энергии») Святой Троицы есть та же Божественная природа, исходящая из себя, изливающаяся вовне. И в качестве энергий Божественная природа созерцаема, изобразима, постижима; более того, может изнутри пронизывать и наполнять природу человеческую.


И тогда становится понятным, как можно было видеть Бога. Совокупность энергий Святой Троицы образует извечное несотворенное Божественное «тело», которое можно видеть человеческими глазами.


В этом своем предвечном воплощении Единый Бог есть Иисус Христос, Он же Яхве, Он же Ветхий днями и Сидящий на престоле. Адам в раю видел Его и общался с Ним. Он же явился Аврааму, Его же видит Моисей на Синае. На нашем неверном языке мы бы сказали, что Бог открывался Адаму, Аврааму, Моисею «в человеческом образе». Правильно же будет сказать, что Бог являлся в Своем собственном образе, и что человек сотворен «по образу и подобию» Бога: то есть Иисуса Христа в Его Божественном теле.

Агнец




Иисус ХристосАгнец. Agnus Dei. Emory University, Pitts Theology Library.


Имя «Агнец», которое повторяется в Откровении около 30 раз, означает Иисуса Христа как человека, ставшего за нас искупительной жертвой:


«Ты был заклан и Кровью Своею искупил нас Богу из всякого колена и языка, и народа и племени…»     5:9


Поэтому Откровение Иоанна возглашает:


«Достоин Агнец закланный принять силу и богатство, и премудрость и крепость, и честь и славу и благословение»    5:12.


В этом – вся суть Откровения: «закланный»  принимает  силу.


Апокалипсис показывает столкновение двух миров, двух типов отношений между личностями, двух типов силы и власти. В мире Зверя власть принадлежит палачу, в мире Божием – жертве. Апокалипсис тем самым раскрывает смысл Евангелия.


Люди с пережитками языческого сознания порой воспринимают характер евангельского Иисуса как слишком мягкий, слабый – почти женственный. Нет ничего более далекого от истины. Иисус есть обладатель предельного мужества, доступного человеку, и одновременно носитель подлинной власти. Просто это такое мужество и такая власть. Язычники не могут понять этого, пока не испытают на себе прямое действие этой силы:


«Они будут вести брань с Агнцем и Агнец победит их, ибо Он есть Господь господствующих и Царь царей»   17:14.


Эта власть уже явлена на Кресте, когда Иисус сказал о своих палачах:


«Отче! прости им, ибо не знают, что делают» Лк. 23:34.


И это слово не останется втуне, ибо Он говорит как власть имеющий: осудить или  простить.


Прощение или проклятие, которое произносит жертва в адрес своих палачей, имеет абсолютную силу: так установлено Богом. Единственный раз в Новом Завете – именно в тексте Откровения – из уст мучеников звучит приговор осуждения. Это происходит после снятия пятой печати, когда души «убиенных за слово Божие» вопиют к Богу:


«Доколе, Владыка Святый и Истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу?»     6:10. 


Что-то особенное и чрезвычайное должно произойти в мире, чтобы обычная мольба христианских мучеников о прощении палачей сменилась на требование возмездия… Им  сказано, что их требование будет исполнено:


 "И даны были каждому из них одежды белые, и сказано им, чтобы они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты, как и они,  дополнят число"    6:11.


Как соотносятся образы Агнца и «видимого Бога»: Ветхого Днями, Сидящего на престоле? Эти две фигуры  в Священном Писании не раз оказываются рядом. Так, Агнец подходит к Сидящему на престоле (5:7), в полном соответствии с видением пророка Даниила, где показан «как бы Сын Человеческий» (Дан. 7:13), Который «был приведен» к Ветхому днями. Также и первомученик Стефан говорит: «Вот, я вижу небеса отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную Бога» (Деян.7:56). Если Сидящий на престоле есть Иисус Христос в Своей Божественной природе, тогда как Агнец есть Иисус Христос в Своей человеческой природе, то получается, что Иисус Христос подходит… к Самому Себе. Как же это возможно?


Здесь снова не обойтись без небольшого экскурса в святоотеческое богословие. Учение Церкви о соотношении божественной и человеческой природы Иисуса Христа сформировалось в борьбе с так называемыми «христологическими ересями», сотрясавшими христианский мир в V-VII веках. Сначала возникло монофизитство, утверждавшее, что природа Христа одна, божественная или  «богочеловеческая»; при этом все человеческое в Нем как бы поглощено божественным. Собор в Халкидоне установил, что Иисус Христос есть одно Лицо или Ипостась (сейчас бы сказали – одна Личность) в двух природах: божественной и человеческой. Он есть совершенный Бог и в то же время совершенный человек. Две  природы не сливаются друг с другом и каждая из природ при соединении остается  неизмененной, сохраняет полноту своих свойств. Многие верующие ушли тогда в монофизитство, большинство их впоследствии приняли ислам, но до сих пор Эфиопская, Коптская и Армянская церкви исповедуют это учение. Слишком трудно было себе представить, как это Бог, оставаясь Богом, стал также и человеком. Но это не просто трудно, это и невозможно понять! Здесь мы сталкиваемся с единственной, но зато абсолютной границей для человеческого разума: непостижимостью Божественной природы. Все доступно разуму, но только не это, ибо понять Божественную сущность – значит стать равным Богу. Только Бог может знать, как Он смог, оставаясь Богом, стать также и человеком; только Бог может знать, как сотворить мир из ничего; только Бог может предвидеть действия свободной человеческой воли; только Бог знает в полноте судьбу каждого человека. Все это – проявления Божественной природы, абсолютная прерогатива Творца, попытки же проникнуть в непостижимое всегда оборачивались для человека ложными фантазиями или потерей веры.


После халкидонского собора возникла новая ересь, моноэнергетизм: «пусть природы две, но действие (энергия) во Христе одно, богочеловеческое». И снова ответ в духе Халкидона: не одно, но ДВА ДЕЙСТВИЯ – божественное и человеческое. Но этим дело не кончилось: родилась новая ересь, монофелитство: "пусть природы две и действия два, но воля одна, богочеловеческая ". И вновь Церковь твердо ответила: «не одна, но ДВЕ ВОЛИ во Христе, божественная и человеческая», причем Его человеческая воля свободно и послушно следует Его божественной воле.


Окончен ли великий спор?


Очевидно, нет, не окончен.


Остается еще один, решающий и самый трудный вопрос: Имеет ли Иисус Христос одно тело, богочеловеческое, или ДВА ТЕЛА – Божественное и человеческое? Из-за нерешенности этого вопроса у многих верующих сейчас сложилось путаное представление о евангельском Иисусе как о каком-то полубоге-получеловеке. Можно, например, услышать или даже прочитать такие утверждения: «как человек Он алкал и жаждал, а как Бог творил чудеса». Но нет ничего более чуждого Халкидонскому учению, чем подобное утверждение. Это есть умаление Иисуса как человека и, одновременно, СМЕШЕНИЕ Божественного с человеческим.


Как Бог, Иисус Христос вечно пребывает на престоле Божественной Славы, а в евангельских событиях действует «человек Иисус Христос» (1 Тим. 2:5), т.е.  Иисус Христос в своей человеческой природе. Человек Иисус не только творил чудеса, но воскрес и вознесся на небо. Конечно, Он не просто человек, но Бог, ставший также и человеком, и поэтому может сказать о Себе как о Боге: «прежде нежели был Авраам, Я есмь» (Ин. 8:58),но произнесены эти слова человеческими устами.


Человек Иисус Христос показан в Откровении Иоанна не только в смиренном облике Агнца. Здесь же мы видим Его в царственном величии и всепобеждающей мощи. Таким Он является Иоанну в Откровении:


"И … увидел подобного Сыну Человеческому, облеченному в подир и по персям опоясанного золотым поясом: глава Его и волосы белы, как белая волна, как снег; и очи Его, как пламень огненный; и ноги Его подобны халколивану, как раскаленные в печи, и голос Его, как шум вод многих. Он держал в деснице Своей семь звезд, и из уст Его исходил острый с обеих сторон меч; и лице Его, как солнце, сияющее в силе своей"   1:13-16.


Если Даниилу «Сын Человеческий» был показан как пророческий образ, то теперь Иоанну явился реальный человек Иисус, который действительно стал таким к моменту явления.


Откровение Иоанна побуждает нас принять, что Иисус Христос, в соответствии со Своими двумя природами, имеет также и два тела – божественное и человеческое. Утверждение, что Иисус Христос имеет два тела, не более (но и не менее!) удивительно, чем утверждение, что Он имеет две природы, два действия, две воли.


Если мы примем, что Сидящий на престоле и Агнец – это, соответственно, Иисус Христос как Бог и как человек, то это позволит осознать религиозный смысл апокалиптической эпохи.


Библейская история от Адама до Иисуса была временем, когда Иисус Христос открывался как Бог, как Творец, как Единый Сущий (Яхве).


В период от Рождества до начала апокалиптических событий Иисус открывается как человек: проповедующий, распятый, воскресший, восшедший на небеса и возрастающий в лучах Божественной славы. Как человек, Он возглавляет Свою Церковь, питает Ее Своим Телом и Кровью, открывает Ей Божественные тайны, по мере того, как их постигает Он Сам.


Суть грядущей апокалиптической эпохи – откровение Иисуса Христа одновременно как Бога и как человека, в совместном действии Своих двух природ. Что это будет означать,  нам еще только предстоит узнать, по мере совершения событий, предсказанных в Откровении.

Михаил – архангел и князь



Архангел Михаил и его ангелы. Икона XIXв., Россия.


В событиях Апокалипсиса упомянуто около 100 ангелов, выполняющих различные конкретные функции. В других местах Нового Завета говорится о великом множестве, «тьмах» ангелов (Евр. 12:22).


Кто такие ангелы? Это существа, главное отличие которых от человека состоит в отсутствии земного тела. Они сотворены задолго до человека и были призваны быть помощниками Бога на разных этапах природной эволюции и человеческой истории.

Выполняя различные задания в работе над различными аспектами творения, некоторые ангелы вступили в спор с Богом и даже дошли до разных степеней противодействия Ему. Архангел Михаил – глава тех ангелов, которые сохранили всецелую верность своему Творцу. Те же ангелы, которые в той или иной степени отпали от Бога, ставят ключевой вопрос: "кто выше по природе – ангел или человек?" Другими словами: обладание земным телом – недостаток или преимущество человека перед ангелом? И это не такой простой вопрос!



Архангел Михаил. Монастырь Св. Екатерины, XIII в.


С одной стороны, сколько бедствий и ограничений приносит человеку его тело! Голод, болезни, возможность подвергнуться всяческому насилию, прикованность к месту, старение и неизбежная смерть – все эти беды и слабости, от которых свободен ангел, приносит человеку его телесная природа.

Но, с другой стороны, человеческое тело несет в своих неимоверно сложных и богатых структурах печать Божественной премудрости, полноту природной жизни и неисчерпаемый потенциал развития. Душа человека даже и после смерти качественно отличается от ангела именно тем, что она помнит все о жизни тела, с которым временно, до воскресения, рассталась. Хотя некоторые из ангелов обладают способностью вселяться в тела животных или человека и питаться их энергиями, однако никто из ангелов не может иметь такой полноты знания о теле, такого интимного и глубокого единства с каждой клеткой и молекулой тела, которое по природе свойственно душе человека.

Библейская (да и вся Монотеистическая!) традиция безоговорочно ставит человека выше ангела. В Священном Писании только человек (но не ангел!) назван «образом и подобием» Бога (Быт. 1:26-27). Поэтому сказано, что «мы будем судить ангелов» (1 Кор. 6:3), «ибо не Ангелам Бог покорил будущую вселенную» (Евр. 2:5). То, что отличает человека от ангела – природное тело, есть неотъемлемый элемент образа Божия в человеке, знак высшего человеческого достоинства.


Что же касается плачевного и болезненного состояния тела, то оно вызвано нарушением Божественного порядка бытия, в котором высшее должно служить низшему и сильное – немощному. В нашем же мирском строе жизни греховная душа эксплуатирует тело в целях наслаждения или тщеславия, вместо того, чтобы терпеливо взращивать его как бесценное Божие творение, готовя к будущему воскресению.


Каково же предназначение ангелов? Кроткое служение Богу в деле спасения и творческого возделывания природы и человека, но в то же время духовное воинствование против своих мятежных собратьев, творящих насилие над человеком и природой.


Так и поступают архангел Михаил и ангелы его.


Михаил трижды упоминается в Откровении Даниила. Явившийся Даниилу «муж» (судя по описанию, Сам Иисус Христос как Бог) рассказывает о Своей борьбе против «князя Персидского»: «вот Михаил, один из первых князей, пришел помочь мне» (Дан. 10:13); «нет никого, кто поддерживал бы Меня в том, кроме Михаила, князя вашего» (Дан. 10:21). Здесь явно имеются в виду не названный по имени ангел-покровитель Персии и Михаил как ангел-покровитель Израиля.


Однако следующее упоминание о Михаиле в пророчестве Даниила заставляет думать о нем как о земном человеке. В связи с описанием походов «презренного» царя (в Откровении Иоанна ему соответствует образ «зверя из бездны»), Даниил говорит:


«И восстанет в то время Михаил, князь великий, стоящий за сынов народа твоего»  Дан. 12:1.


О каком народе здесь идет речь? Даниил явно имеет в виду Израиль (иначе тогда никто мыслить не мог!); однако, в откровении Иоанна говорится о стремительном возникновении как бы нового народа из числа верующих в Иисуса Христа. Этот «новый Израиль» также имеет своего ангела – покровителя: это «Ангел, восходящий от востока солнца и имеющий печать Бога живого» (7:2). Он выстраивает народ по 12 коленам, ставя «печати на челах рабов Бога нашего» (7:3). Трудно сомневаться, что покровителем нового Израиля является тот же архангел Михаил.


В Откровении Иоанна имеется прямое упоминание имени Михаила:


«И произошла на небе великая война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе» 12:7.


Чрезвычайную важность имеет не только само это событие, но и контекст, в который оно вписано.


Посмотрим, что было непосредственно перед этим.


Иоанн видит «великое знамение»:


«Жена, облеченная в солнце,… кричала от болей и мук рождения…»

«Дракон … стал перед женою, которой надлежало родить, дабы, когда она родит, пожрать ее младенца» (12:1-4).


Именно этого дракона низвергает Михаил, после того как попытка «пожрать младенца» не удается.

«И родила она младенца мужеского пола, которому надлежит пасти народы жезлом железным, и восхищено было дитя ее к Богу и престолу Его» (12:5).


Связь между рождением младенца и низвержением дракона здесь настолько тесная, что напрашивается вывод – этот младенец и есть Михаил. Но если Ангел родился от женщины, значит, он стал человеком!


И это – великое событие в мире ангелов! Их глава отныне и навсегда приобретает собственное человеческое тело и, сохраняя свойства ангела, дополняет их свойствами человеческой природы.


Через него и другие верные Богу ангелы каким-то образом получат возможность приобщиться к тайне человеческой жизни в теле, прежде всего – к тайне человеческой природы Иисуса Христа, «во что желают проникнуть ангелы» (1 Петр. 1:12). А поскольку Иисус есть Бог, ставший человеком, то через человеческое тело для ангелов откроется новый путь общения с Богом.  Нам еще предстоит говорить о роли архангела Михаила в Апокалипсисе, где он выступает и под другими именами. Но сейчас  надо ответить на  другой вопрос – кто же та женщина, которая рождает его?

Жена, облеченная в солнце

Этот образ поражает всех толкователей своей необычной космичностью. В Библии можно встретить множество грозных обличений тех, кто поклоняется солнцу, луне и звездам, а здесь все эти атрибуты неожиданно выступают в положительном контексте.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2