Лев Лопуховский.

1941. На главном направлении



скачать книгу бесплатно

Но вернемся к военным делам. На должности репрессированных командиров поневоле пришлось ставить тех, кто остался под руками. Так, командующий войсками Закавказского военного округа комкор Н.В. Куйбышев на заседании Военного совета 21 ноября 1937 г. доложил, что в округе тремя дивизиями командуют капитаны, а ещё двумя – майоры. На вопрос с места, а куда же девались командиры? Куйбышев ответил: все остальные переведены в ведомство НКВД без занятия определенных должностей. Это ему не простили: через два с половиной месяца Куйбышев Николай Владимирович (13.12.1893 – 1.8.1938) был арестован и через полгода расстрелян (реабилитирован в 1956 г.).

Жестокие репрессии, продолжавшиеся вплоть до самого начала войны вырывали из армии наиболее опытных и способных военачальников высокого ранга. Непосредственно перед войной сменилось практически всё руководство Наркомата обороны, Генерального штаба, главных и центральных управлений, а также командование войск военных округов и флотов. Их заменили молодые, энергичные, но, как правило, недостаточно опытные офицеры и генералы, не имевшие необходимых знаний и навыков работы на ответственных должностях. Главным критерием при назначении на высшие должности была личная преданность вождю и готовность настойчиво и твердо проводить его решения в жизнь.

У нас не принято вспоминать о сотрудничестве германского рейхсвера и Красной армии, которое, безусловно, оказалось взаимовыгодным. Рейхсвер получил возможность создать в глубине территории СССР тайные школы и полигоны, чтобы проводить там обучение личного состава, а также исследования и испытания тех видов боевой техники, которые были запрещены ему Версальским договором. В то же время Красная армия могла перенимать немецкий опыт и готовить своих курсантов с помощью немецких преподавателей.

Кроме того, тесные контакты с рейхсвером были тогда единственной возможностью для руководства РККА непосредственно познакомиться с современной западной армией. Начиная с 1925 г. в армиях СССР и Германии практиковались регулярные взаимные визиты наблюдателей на проводимые маневры, тактические занятия и штабные учения. На них особое внимание уделялось тактике маневренных боевых действий и способам тесного взаимодействия различных родов войск. Учения, в том числе и командно-штабные, были прекрасной школой для любого командира. Кроме того, в благодарность за разрешение организовать и содержать в СССР вышеупомянутые школы немцы предоставили советским командирам возможность обучения на завершающем, четвертом курсе восстановленной академии генштаба. Многие красные командиры учились в этой академии[28]28
  Подробнее см. Лопуховский Л.Н., Кавалерчик Б.К. Указ. соч. С. 41–49.


[Закрыть]
. Но мало кто из них дожил до начала войны… Отсутствие в рядах армии командиров, которые «изнутри» знали германскую армию, немецкие методы организации и проведения крупномасштабных наступательных операций, несомненно, отрицательно сказалось на результатах сражений первой половины войны, пока наши военачальники не набрались своего опыта.


Президент Германии фон Гинденбург приветствует делегацию РККА на маневрах.

Слева второй – М.Н. Тухачевский (1932)


Сейчас находятся недалекие или злонамеренные люди, которые утверждают, что масштабы репрессий сильно преувеличены и образовавшуюся в количественном отношении брешь удалось закрыть. Так что «чистка» кадров не сказалась на боеспособности РККА и ВМФ, а наоборот – укрепили их. К этому мнению присоединились и авторы новой 12-томной истории Великой Отечественной войны, утверждающие, что «масштаб репрессий, развязанных режимом (Сталиным) в 30-е годы, был незначителен, и их вред ещё не доказан»! Видимо, для «доказательства» маловато расстреляли…

Между тем, репрессии продолжались и после годов «большого террора» и с началом войны. Так, уже в первые ее дни в числе репрессированных оказались вчерашний командующий ВВС РККА генерал-лейтенант П.В. Рычагов, начштаба ВВС РККА генерал-майор П.С. Володин, командующий ВВС Северо-Западным фронтом генерал-майор А.П. Ионов, командующий ВВС Юго-Западного фронта генерал-лейтенант Е.С. Птухин, его начштаба генерал-майор Н.А. Ласкин, заместитель командующего ВВС Западного фронта генерал-майор А.И. Таюрский (список можно продолжать).

Перед войной было сформировано большое количество новых соединений и объединений. И при их формировании особенно остро ощущалась нехватка квалифицированных кадров оперативного звена. На вакантные должности зачастую назначались люди, не имевшие достаточного опыта и знаний, которые боялись принимать решения, не согласованные с вышестоящей инстанцией. Кроме того, надо учитывать моральную сторону последствий террора. Уцелевшие в ходе репрессий, за редким исключением, были запуганы. Лишенные самостоятельности, они подавляли в себе любую инициативу, ведь в случае неудачи их могли обвинить в умышленном вредительстве. Гораздо проще и безопаснее было старательно выполнять спущенные сверху приказы, какими бы бессмысленными они не казались в изменившейся обстановке, а потом пассивно дожидаться новых руководящих указаний и, главное, «не высовываться». Качественный уровень командных кадров резко снизился. В дальнейшем читатель будет иметь возможность убедиться в этом.

Репрессии заметно обострили и без того тяжелую ситуацию с обучением командных и технических кадров, особенно в высших военных учебных заведениях. Ведь их руководящий и преподавательский состав тоже серьезно пострадал в тот период. Из всех начальников военных академий уцелел лишь один. Были последовательно расстреляны пять сменявших друг друга начальников Военно-морской академии и шесть руководителей курсов «Выстрел»[29]29
  Сувениров О.Ф. Трагедия РККА. С. 319.


[Закрыть]
. После разоблачений многочисленных «врагов народа» многие труды видных советских военных теоретиков и практиков, особенно тех, кто был репрессирован, оказались под запретом. Их выводы и рекомендации по подготовке вооружённых сил и всей страны к будущей войне так и не были реализованы

Последствия предвоенных репрессий оказались для Красной армии особенно тяжелыми ещё и потому, что она имела очень небольшой резерв офицеров, обладавших боевым опытом Первой мировой войны. Ведь значительное число офицеров старой армии погибли или бежали из страны в ходе революции и Гражданской войны. К концу этой войны в Красной армии служило примерно 75 тыс. из 250 тыс. бывших царских офицеров. При этом многие из них занимали ключевые должности. Например, за годы Гражданской войны в должности начальников штабов дивизий служило примерно 600 бывших офицеров. Но их последовательно «вычищали» из армии. В 1937–1938 гг. жертвами репрессий стали ещё 38 из уцелевших к тому времени 63 бывших начштадивов[30]30
  Черушев Н.С. «Невиновных не бывает…» Чекисты против военных (1918–1953). М.: Вече, 2004. С. 150, 154–155.


[Закрыть]
. При этом большинство из них лишились своих должностей только по причине неподходящей анкеты. Подобные меры окончательно добили преемственность Красной армии со старой русской военной школой, и без того уже основательно разрушенной революцией.

Не менее тяжело отразились репрессии на морали и дисциплине личного состава, существенно подорвав взаимное доверие бойцов и командиров. Да это и понятно: многие известные всем и каждому в СССР полководцы, легендарные герои Гражданской войны, воспетые в стихах и прозе, чьи портреты можно было встретить повсюду, включая школьные учебники, в одночасье оказались матерыми заговорщиками, двурушниками, шпионами, диверсантами и предателями.

В обстановке развязанной кампании по разоблачению «врагов народа» бойцы теряли веру в своих командиров, с подозрением следили за каждым их шагом. Командиры, в свою очередь, снижали требовательность к подчиненным, боясь вызвать недовольство «обиженных». Уклонение их от исполнения служебных обязанностей и пьянство стало повсеместным. Широкий размах этого позорного явления вынудил наркома обороны 28 декабря 1938 г. отдать приказ «О борьбе с пьянством в РККА», который начинался откровенным признанием: «За последнее время пьянство в армии приняло поистине угрожающие размеры. Особенно это зло вкоренилось в среде начальствующего состава»[31]31
  Русский архив (далее – РА): Т. 13(2–1). Приказы НКО СССР. 1937-21 июня 1941 г. С. 84.


[Закрыть]
. Не лучше в этом отношении обстояло дело и на флоте.

В мире мало кто верил постоянным заклинаниям в тогдашней советской печати, что «очищаясь от военно-фашистской скверны, Красная Армия тем самым укрепляет свои ряды». Иностранные военные специалисты не могли поверить, что заместители наркома путей сообщения, как это было официально объявлено в печати, устраивали крушения поездов, а заместители наркома обороны готовили поражение своей армии в будущей войне. Они не могли понять, как мог нарком Ворошилов выдвинуть на посты своих заместителей и командующих военными округами матерых шпионов и изменников?

В июне 1937 г. французский военный атташе подполковник Л. Симон докладывал своему правительству, что «<…> Меры в отношении армии приобретают все более явный политический характер, что не может не нанести ущерба её боеспособности. <…> Если же официальные объяснения не соответствуют действительности, то какова цена режиму, который стремится уничтожить энергичных и сведущих людей, служивших ему почти двадцать лет?»[32]32
  Дессберг Ф., Кен О.Н. 1937–1938: Красная Армия в донесениях французских военных атташе. Вопросы истории, № 10/2004. С. 27, 28 (далее – Указ. соч.).


[Закрыть]
.

В конце июня 1938 г. новый военный атташе Франции в СССР полковник О.А. Паласе, который постоянно выступал за тесное сотрудничество своей страны с Советским Союзом и был склонен оправдывать многие происходившие в нем тогда события, тем не менее, доносил в Париж:

«1) Красная Армия, вероятно, более не располагает командирами высокого ранга, которые бы участвовали в мировой войне иначе как в качестве солдат или унтер-офицеров.

2) Разработанная Тухачевским и его окружением военная доктрина, которую <…> объявили вредительской и отменили, более не существует.

3) Уровень военной и общей культуры кадров, который и ранее был весьма низок, особенно упал вследствие того, что высшие командные посты были переданы офицерам, быстро выдвинутым на командование корпусом или армией, разом перепрыгнувшим несколько ступеней и выбранными либо из молодежи, чья подготовка оставляла желать лучшего и чьи интеллектуальные качества исключали критичную или неконформистскую позицию, либо из среды военных, не представляющих ценности, оказавшихся на виду в гражданскую войну и впоследствии отодвинутыми, что позволило им избежать всякого контакта с „врагами народа“. В нынешних условиях выдвижение в Красной армии представляет своего рода диплом о некомпетентности.

4) Чистка, распространяющаяся по лестнице сверху вниз, глубоко дезорганизует воинские части и скверно влияет на их обучение и даже на условия их существования. В этом отношении весьма показательны все более многочисленные нарекания на плохое обслуживание военной техники и учреждение Ворошиловым „комиссий по экономическому сотрудничеству“. Примечательно, что деятельность этих комиссий, <…> затрудняющая обучение, тремя годами ранее была признана вредной и отменена.

5) Непрекращающиеся перемещения офицеров <…> против чего советское командование с 1930 г. решительно выступало, вследствие чистки стали как никогда многочисленными <…>.

6) Учреждение института военных комиссаров[33]33
  Институт военных комиссаров был восстановлен в РККА приказом НКО СССР № 165 от 20 августа 1937 г. Комиссары, как и в годы Гражданской войны, были уравнены в правах с командирами. С этого времени все приказы подписывались не только командиром, но и комиссаром, без чьей подписи они считались недействительными.


[Закрыть]
<…> и все более непосредственное наблюдение со стороны органов государственной безопасности ставит кадры Красной армии в положение невозможности полезной работы и лишает их всякой инициативы и увлеченности делом.

7) Даже дисциплина подорвана критикой со стороны подчиненных <…> своих начальников, постоянно подозреваемых в том, что завтра они окажутся „врагами народа“.

Эта прискорбная ситуация, которая нанесла советским кадрам (по крайней мере, высшему командованию) более серьезный урон, чем мировая война <…> несмотря на создание многочисленных новых училищ и интенсивное направление офицеров на курсы повышения квалификации, для того, чтобы зарубцевались тяжелейшие раны от катастрофы, вызванной чисткой, по всей вероятности, потребуются многие годы»[34]34
  Дессберг Ф., Кен О.Н. 1937–1938. Указ. соч. С. 38. РА: Т. 13(2–1).


[Закрыть]
.

В этой пространной цитате изложен весьма компетентный, на наш взгляд, анализ кадровой политики советского руководства и состояния боеспособности РККА в связи с репрессиями. Низкого мнения о боевой готовности Красной армии и уровне подготовки её командного состава придерживались и будущие её противники. Так, начальник Генштаба сухопутных войск Германии (ОКХ) Ф. Гальдер записал в своём дневнике: «Русский офицерский корпус исключительно плох (производит жалкое впечатление), гораздо хуже, чем в 1933 году. России потребуется 20 лет, чтобы офицерский корпус достиг прежнего уровня»[35]35
  Гальдер Ф. Военный дневник. Т. 2. М., 1969. С. 504.


[Закрыть]
.

Между тем с высоких трибун съездов партии и заседаний по разному поводу восхваляли военную мощь страны, заявляя о готовности на удар врага ответить тройным ударом, хвастались увеличением веса артиллерийского залпа стрелковой дивизии, но мало думали, как создать условия, чтобы этот залп точно лег по цели. На XVIII съезде партии в марте 1939 г. командарм 2-го ранга Г.М. Штерн заявил, что наши люди «сумеют, если им нужно будет отдать свою жизнь, сделать это так, чтобы раньше получить десять жизней врагов за одну жизнь нашего драгоценного человека». К.Е. Ворошилов из президиума подал реплику: «Десять мало. Надо двадцать». Под аплодисменты всего зала Штерн согласился, попросив занести это в стенограмму съезда[36]36
  Шишов А.В. Россия и Япония. История военных конфликтов. М.: Вече, 2001. С. 464.


[Закрыть]
.

В действительности степень подготовки армии к войне, как выяснилось в ходе вооруженных конфликтов в 1939–1940 гг. и войны с Финляндией, была далека от подобных шапкозакидательских заявлений. В Красной армии соединениями зачастую командовали люди, не имевшие достаточной квалификации и тем более – боевого опыта. Особенно плохо обстояло дело с оперативной подготовкой руководящих кадров. Её уровень, как и уровень боевой подготовки войск, далеко не соответствовал требованиям современной войны. И таких командиров на всех этажах служебной лестницы, к несчастью, было много. Боевым мастерством им пришлось овладевать в ходе боев ценой больших и порой неоправданных потерь.

Советские пропагандисты, чтобы подчеркнуть авантюризм планов Гитлера, где надо и не надо приводили его слова: «русские вооружённые силы – глиняный колосс без головы». При этом они, по своему обыкновению и по понятной причине, приводили только часть цитаты, что совершенно меняло смысл высказывания фюрера. Гитлер же дословно сказал следующее: «Хотя русские вооружённые силы и глиняный колосс без головы, однако, точно предвидеть их дальнейшее развитие невозможно. Поскольку Россию в любом случае необходимо разгромить, то лучше это сделать сейчас, когда русская армия лишена руководителей и плохо подготовлена, и когда русским приходится преодолевать большие трудности в военной промышленности, созданной с посторонней помощью[37]37
  Дашичев В.И. Стратегия Гитлера – путь к катастрофе, 1933–1945: в 4 т. М.: Наука, 2005. Т. 3. С. 95.


[Закрыть]
» (выделено мною. – Л.Л.)

В 1967 г. беседе с писателем К. Симоновым маршал А.М. Василевский так сказал об этом:

«<…> В том, что Гитлер решился начать войну в сорок первом году, большую роль сыграла оценка той степени разгрома военных кадров, который у нас произошел. Да что говорить, когда в тридцать девятом году <…> был ряд дивизий, которыми командовали капитаны, потому что все, кто был выше, были поголовно арестованы»[38]38
  Симонов К.С. Глазами человека моего поколения. М.: АПН, 1989. С. 446.


[Закрыть]
.

Участие в военных конфликтах на Западном ТВД

Надежды на долговременный мир в Европе, порожденные Мюнхенским сговором за счет Чехословакии, были похоронены Гитлером. 5 марта 1939 г. немецкие войска начали оккупацию Чехии (Богемии) и Моравии, которые были присоединены к Германии в качестве протектората. Следующей жертвой германской агрессии должна была стать Польша.

23 августа 1939 г. был подписан печально знаменитый пакт Молотова-Риббентропа, который вступил в силу немедленно, до его ратификации. Когда Гитлер узнал о его подписании, он от радости начал стучать кулаками по стене и кричать: «Теперь весь мир у меня в кармане!» Он точно охарактеризовал соглашение с советской страной: «Это пакт с сатаной, чтобы изгнать дьявола»[39]39
  Гальдер Ф. Военный дневник. 1939–1940. М.: АСТ, 2002. С. 86.


[Закрыть]
.

Политика «умиротворения» со стороны Англии и Франции и заключение советско-германского пакта о ненападении привели к тому, что политический кризис 1939 г. перерос в сентябре в войну, развязанную Германией. При этом Гитлер до последнего момента надеялся, что Англия и Франция не предпримут никаких активных военных действий против Германии, которая не была готова к ведению войны на два фронта. 31 августа Гальдер записал в своем дневнике: «Фюрер спокоен. <…> Он рассчитывает на то, что французы и англичане не вступят на территорию Германии»[40]40
  Там же. С. 105.


[Закрыть]
.

В Москве внимательно следили за развитием событий в Европе, рассчитывая использовать их в своих интересах. Участие СССР в войне с Польшей секретным протоколом, приложенным к пакту Молотова-Риббентропа, не предусматривалось. Восточные районы Польши отходили к нему без всяких усилий с его стороны, только за благожелательный к немцам нейтралитет. Но явная угроза развертывания военных действий в непосредственной близости от западной границы СССР потребовала принятия соответствующих мер по повышению боевой готовности РККА. Телеграфное агентство Советского Союза (ТАСС) 30 августа опубликовало сообщение о том, что «<…> ввиду обострения положения в восточных районах Европы и ввиду возможности всяких неожиданностей советское командование решило усилить численный состав гарнизонов западных границ СССР».

Но мероприятия по скрытному усилению боевого состава Красной армии начали проводить намного раньше. С подписанием пакта осуществление этих мер было лишь ускорено. В Белорусском и Киевском особых военных округах (БОВО и КОВО) приступили к развертыванию группировок войск, которые усиливалась артиллерией и частями других родов войск. Например, в БОВО на базе трех дивизий (33-я, 62 и 29-я сд) в августе 1939 г. было развернуто девять дивизий и одно управление 24-го ск. Активизировалась работа по подбору кадров, предназначенных для вновь развертываемых частей и соединений. Длительные командировки и отпуска военнослужащих, вывод частей в лагеря, а артиллерии на полигоны, о чем просили командующие округами, были запрещены. В органах местного военного управления (военкоматах) и в войсковых частях проверялся и уточнялся учет приписного личного состава, лошадей, автотранспорта и тракторов.

Укомплектование новых частей и соединений командными кадрами осуществлялось в основном за счет перемещения наиболее подготовленных командиров на одну ступень выше во вновь сформированные соединения. На их места прибывали командиры из других соединений округа. Так, убывшего командира 92-го гап 33-й сд 19.08.1939 г. сменил начальник штаба 184-го гап 135-й сд майор Н.И. Лопуховский. Однако в связи с нехваткой кадров возникли сложности при комплектовании штабов новых соединений. Туда пришлось откомандировать значительное количество штабных работников из основных штабов корпусов и дивизий, а частично и из штабов армейских групп и округов. В результате в отделах вышестоящих штабов зачастую осталось только по 1–2 кадровых командира, что впоследствии отрицательно сказалось на их работе.

В августе в соответствии с мобпланом на базе двух дивизионов 120-го гап были развернуты два новых гаубичных полка: 375-й гап получил на вооружение 152-мм гаубицы, 360-й – 203-мм гаубицы Б-4. Третий дивизион, вооружённый 203-мм гаубицами «Мидвэйл-VI», был развернут в полк, сохранивший номер полка – 120-й гап. Полку было вручено Боевое Знамя с надписью «47 отд. тяж. дивизион РККА». Временно исполнявшим обязанности командира этого полка был назначен бывший командир дивизиона капитан Г.В. Воронков, военкомом – политрук Нагульнов, начальником штаба – капитан М.В. Барыбин (бывший помощник начальника штаба полка). Командир батареи старший лейтенант Ф.К. Работнов стал командовать 2-м дивизионом. Все три полка сразу после сформирования были переброшены по железной дороге в БОВО, где планировалось доукомплектовать их автотракторной техникой до полного штата. В Днепропетровске до середины 1940 г. продолжал существовать 120-й артполк Харьковского военного округа, на базе которого продолжалась подготовка кадров для других артчастей РГК. Командиром его стал бывший начальник штаба капитан Прибойченко.

Описывать обстоятельства разгрома Польши подробно не будем. Она была обречена, так как силы и средства её и Германии в количественном соотношении трудно сопоставимы – слишком велик был разрыв в людском и экономическом потенциале этих стран. В довершение к этому в вермахте широко использовалось вооружение, боевая техника и боеприпасы, захваченные в Чехии. Немцы превосходили поляков по людям в 1,5 раза, по танкам – почти в 6 раз, по орудиям – в 3 раза, боевым самолетам – в 4 раза. Превосходили они поляков и в качественном отношении. Остановлюсь лишь на некоторых моментах, которые имеют отношение к событиям 1941 года.

Сосредоточение и мобилизация вермахта велись с соблюдением всех мер маскировки и дезинформации, чтобы не вызвать соответствующих действий со стороны Польши. В Восточную Пруссию войска направлялись под предлогом празднования 25-й годовщины разгрома русских войск в августе 1914 года. В Померанию и Силезию дивизии выдвигались якобы для усиления обороны. Танковые и моторизованные соединения были выведены на учения в готовности к быстрому выдвижению в исходные районы в последний момент перед вторжением.

Целью первых операций германских войск ставились срыв мобилизации и развертывания польских вооружённых сил и последующий их быстрый разгром путем глубокого охвата и окружения главных сил польской армии в районе западнее рек Висла и Нарев. Решающая роль в осуществлении плана отводилась танковым и моторизованным соединениям и авиации. Тем самым Гитлер надеялся поставить Англию и Францию перед совершившимся фактом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17