Николай Леонов.

Золотой скелет в шкафу



скачать книгу бесплатно

– Да? А у тебя – дело по краже стекляшек. Так что кто кому помощь оказывает, это еще большой вопрос.

– Конечно, я – тебе.

– Конечно, я – тебе.

Продолжая эти шутливые пререкания, приятели вышли на вечернюю улицу и с удовольствием вдохнули свежий весенний воздух.

– До чего хорошо! – проговорил Стас. – И кто ее только придумал эту работу? В такую погоду весь день в кабинете просидеть. Да это мазохизм просто!

– Не мазохизм, а сознательность и трудовая дисциплина, – нахмурив брови, важно заметил Гуров. – Бери пример, пока есть с кого.


На следующий день Краснов явился точно в одиннадцать, так что полковник даже удивился такой пунктуальности. В глубине души он сомневался, что тот вообще придет.

Поскольку Самойлов говорил о связи Краснова с фирмой «Ювелир-мастер», перед разговором с ним Лев решил посмотреть, что есть об этой организации в Интернете. Сенсационных сведений он не обнаружил, но одна деталь все-таки привлекла его внимание.

На сайте «Ювелир-мастера» имелись координаты и телефоны фирмы, а также приглашения к сотрудничеству для организаций, торгующих ювелирными изделиями. Кроме этого, там говорилось, что фирма может выполнить индивидуальный заказ, и именно это показалось Гурову наиболее интересным.

«Индивидуальный в каком смысле? – размышлял он. – Индивидуально отштамповать партию подвесок с надписью «8 марта» или индивидуально изготовить эксклюзивное и единственное в своем роде колье? Это две совсем разные индивидуальности. Для одной хватит и производственных мощностей, а для другой нужен опытный и умелый мастер. То бишь, ювелир. Уж не Краснов ли выполняет у них эти индивидуальные заказы?»

В свете последних происшествий на аукционе информация выглядела очень интересно, и Лев решил просмотреть сайты других ювелирных фирм, чтобы узнать, насколько традиционным является выполнение подобных «индивидуальных заказов».

В первую очередь зашел на страничку петербургской «Бижу» – второго производителя, претендовавшего на покупку «Фамилии». Но там об индивидуальных заказах ничего не говорилось.

Просмотрев еще несколько сайтов, он пришел к выводу, что предложение «Ювелир-мастера» является чуть ли не эксклюзивным. Большинство производителей ювелирных изделий ограничивались тем, что рекламировали собственные, уже имеющиеся образцы продукции, и максимум того, что они предлагали, – это «учесть пожелания клиента». Об индивидуальных заказах, как таковых, заявляли только две фирмы из тех, что нашел Гуров, – еще одна московская и расположенная в Нижнем Новгороде.

Выходило, что общепринятая практика работы фирм – изготовителей ювелирных украшений индивидуальных заказов не предполагает, и те, кто предлагает подобную услугу, возможно, преследуют не совсем корректные цели.

Гуров помнил, что Самойлов, описывая ему способы, с помощью которых могут «мухлевать» ювелиры, особо выделял как раз изготовление изделий по индивидуальным заказам. Связь «нечистого на руку» Краснова с фирмой, рекламирующей индивидуальные заказы, вполне могла указывать на подобный «мухлеж», процветающий под прикрытием солидной на первый взгляд организации.

В результате своих утренних изысканий полковник пришел к выводу, что побывать в фирме «Ювелир-мастер» ему просто необходимо.

Предлог вполне законный, ведь фирма участвовала в торгах на пресловутом аукционе, а уж вывести разговор на нужную тему – дело техники.

Что касается остальных покупателей, их участие во всем этом «ювелирном криминале» представлялось сомнительным. Во-первых, и сотрудники «Бижу», и представитель музея прибыли из Петербурга, следовательно, как-то «разруливать» ситуацию в Москве им было неудобно и проблематично. Во-вторых, никто из представителей этих организаций не присутствовал в шоу-рум в момент кражи, а значит, и под подозрение попасть не мог.

Поразмыслив обо всем этом, Гуров пришел к выводу, что он на правильном пути, и что преступника следует искать в столице.

– Вызывали? – Дверь кабинета открылась, и в проеме показался Краснов.

– Приглашал, – вежливо уточнил Гуров. – Проходите, присаживайтесь.

Для «разминки» он решил расспросить Краснова о том, что происходило в шоу-рум, заранее готовый к тому, что придется поскучать. Но долго скучать не пришлось. Сославшись на плохую память и на то, что прошло уже много времени, Краснов лишь в общих чертах описал события, не останавливаясь на подробностях, которые, якобы, не запомнил.

– Мы все думали о том, как лучше расположить камни, как направить свет, чтобы можно было продемонстрировать все их великолепие. По крайней мере, лично мои мысли были сосредоточены только на этом, и что там происходит за пределами витрины, меня не особенно интересовало.

– Если не ошибаюсь, кроме вас в шоу-рум присутствовали еще два эксперта?

– Да.

– Вы были знакомы с ними раньше?

– Да, разумеется. Это Аркадий Шульц и Федор Шаповалов, мои коллеги.

– Они тоже были сосредоточены на процессе размещения камней?

– Да, мы все вместе активно обсуждали этот вопрос.

– Вы не в курсе, почему на повторную экспертизу был приглашен несколько иной состав экспертов?

– Нет, не в курсе, – все тем же безразличным тоном, за которым легко читалась неприязнь, проговорил Краснов. – Кого приглашать, решают аукционисты, так что я к этим вопросам не имею отношения. Кого пригласили, с тем и работал.

– Понятно. Наверное, за свою трудовую биографию вам пришлось поработать с очень многими лицами и организациями. Кажется, и один из потенциальных покупателей этих бриллиантов, фирма «Ювелир-мастер», тоже входит в список тех, с кем вам довелось сотрудничать.

Если при упоминании о Шульце на лице Краснова не промелькнуло даже тени беспокойства, то название ювелирной фирмы явно вызвало у него некоторое волнение. Он бегал глазами по сторонам, ерзал на стуле, нервно потирал руки, но все эти действия, кажется, не наводили на правильную мысль, и он молчал минуты две, соображая, как лучше ответить на вопрос Гурова, пока наконец не произнес:

– Кто вам это сказал?

– А что, это секрет? – ответил вопросом на вопрос Лев.

– Нет… – снова немного подумав, проговорил Краснов. – Просто я много с кем сотрудничаю, а с этой фирмой не так уж часто, так что… меня немного удивило, что вы выделили именно ее.

– В самом деле? А вы не могли бы перечислить, с какими еще из предприятий, производящих драгоценности, вы сотрудничаете?

– Ну… как… со многими, – мялся Краснов. – А, собственно, какое отношение все это имеет к краже тех стекляшек? Ведь вы, если не ошибаюсь, именно по этому поводу вызвали меня сюда?

– Да, именно по этому. Мне необходимо установить, кто мог быть заинтересован в том, чтобы присвоить подделки.

– Думаете, это я? – Во взгляде Краснова читалась неприкрытая издевка.

– В данный момент я просто собираю информацию. В том числе и о тех, кто на торгах выступал в роли покупателя. «Ювелир-мастер» входит в этот список, и вы, как человек, сотрудничающий с этой фирмой, возможно, могли бы рассказать о ней что-то интересное.

– Вряд ли. Я уже сказал, мы пересекались довольно редко, и ничего такого, как вы выразились, «интересного» я об этой фирме не знаю.

– Жаль. Я надеялся, что наше общение будет более конструктивным.

– Весьма сожалею, что не оправдал ваших надежд.

Помня, что на двенадцать часов назначена встреча с Шаповаловым, Гуров не стал форсировать события и устраивать Краснову «допрос с пристрастием». Но он прекрасно понял, что тот сотрудничает с «Ювелир-мастером» гораздо теснее, чем стремится представить.

«Послушаем, что скажут нам в самом «Ювелир-мастере», – думал он, выписывая Краснову пропуск, – а потом уж будем решать».

Едва лишь за Красновым закрылась дверь, в кабинете почти тотчас же появился Шаповалов, тоже оказавшийся весьма дисциплинированным гражданином. Ювелиры явно не хотели проблем с представителями ведомства, в котором работал Гуров.

Беседу с ним полковник тоже решил начать с событий в шоу-рум, но у Шаповалова память оказалась еще хуже, чем у Краснова.

– Не знаю, я… не помню, – испуганно озираясь, бормотал он. – Я был занят в это время, не следил.

– Кроме вас и господина Краснова в составе экспертной группы присутствовал Аркадий Шульц. Вы были знакомы с ним раньше?

– Да.

– Вы не в курсе, почему он не присутствовал на повторной экспертизе, уже после того, как состоялся аукцион?

– Нет, не знаю. Может быть, заболел. Или занят был. Не знаю.

– Кроме господина Комарова на коллекцию претендовали еще несколько покупателей. Среди них была московская фирма «Ювелир-мастер». Вам приходилось сотрудничать с этой организацией?

– Мне?.. Я… не знаю. Не помню. Я…

Бедный Шаповалов трясся от страха и не знал, куда девать руки, которые почему-то сразу стали ему очень мешать. Наконец он немного пришел в себя и уже спокойнее проговорил:

– Сотрудничать с этой организацией мне не приходилось.

– А что так вас взволновало? – участливо спросил Гуров. – С этим названием связаны какое-то негативные факты?

– Нет… просто… Вы так неожиданно спросили… а тут еще эта кража… Ведь неизвестно, кто их украл, эти подделки. Каждый думает, что подозревают именно его. Поэтому я волнуюсь.

«Догадывался, что могут спросить о чем-нибудь «неприятном»? – подумал Лев. – Именно для этого подготовил «отмазку»? Знал, что в определенном случае не сможет выдержать и выдаст себя? Или кто-то подсказал ему, что он не сможет? А заодно подсказал и то, что следует говорить, «если спросят». Случайно ли, что Шаповалов назначил время аккурат сразу же после Краснова? Не для того ли это сделано, чтобы более сильный духом коллега поделился ощущениями и дал нужные рекомендации, как следует себя вести? Похоже, с «Ювелир-мастером» ребята сотрудничают на пару. Только вот в чем суть этого сотрудничества?»

Думая об этом, он прекрасно понимал, что от самих ювелиров об этой сути точно не узнает.

Краснов, человек, по-видимому, более опытный в подобных делах, держался увереннее и хоть что-то отвечал. Но Шаповалов, подходящего опыта явно не имевший, демонстрировал лишь растерянность и испуг.

Чтобы драгоценное время не пропадало зря, Лев решил отпустить пугливого ювелира и наведаться в «Ювелир-мастер».

Анализируя свою не особенно содержательную беседу с Красновым и Шаповаловым, он выделил два довольно интересных момента.

Во-первых, ему уже в который раз пришлось услышать о том, что момент, когда Литке положил чехол с подделками в барсетку, ускользнул от внимания. Об этом упоминали все до единого, с кем он разговаривал, включая и самого Литке. Эта странная солидарность во мнениях могла говорить либо об общем сговоре, что выглядело бы полной нелепостью, либо о том, что все действительно были сосредоточены на настоящих камнях и эпизоду с демонстрацией дубликатов не придали значения.

А для того, чтобы незаметно присвоить футляр, лучшей обстановки, чем подобная невнимательность, нельзя и придумать. Вор находился там же, он полностью контролировал ситуацию и, улучив момент, сделал то, что ему было нужно. Вопрос только – зачем? И на этот вопрос ответа пока не было.

Вторым пунктом, весьма заинтересовавшим его, было полное равнодушие ювелиров при вопросах о Шульце и чрезвычайное волнение при вопросах о «Ювелир-мастере». Здесь была явная нестыковка.

Если афера с кражей состоялась по инициативе ювелиров, Шульц не мог остаться в стороне. Он обязательно входил бы в этот план, либо как соучастник, либо как нежелательный свидетель. И в этом случае убийство вполне логично связывалось со всеми предыдущими событиями. Шульца могли убрать или за то, что он сам оплошал, выполняя некое «секретное задание», или за то, что он некстати явился на сцену, когда это задание выполнял кто-то из заговорщиков.

Но при вопросах о Шульце эти самые «заговорщики» демонстрировали просто олимпийское спокойствие, и это вызывало у Гурова недоумение.

В очередной раз испытывая досаду от этого донельзя запутанного расследования, в котором он пока блуждал, как в лабиринте, Лев отправился в офис «Ювелир-мастера». Координаты фирмы он записал еще утром, когда просматривал сайты и теперь взял курс на Мытищи.

Офис и производственная база компании «Ювелир-мастер» располагались в одном здании. Подъезды хорошо охранялись, и, чтобы попасть на территорию, ему пришлось несколько раз предъявить удостоверение.

Казалось бы, трижды объяснив, кто ты такой и зачем сюда явился, можно было не беспокоиться о том, что тебя продолжат подозревать в диверсии, однако, войдя в здание, он вновь столкнулся с неусыпной бдительностью охраны.

– Вы к кому? – поднявшись с места, обратился к нему дюжий парень, дежуривший в стеклянной будочке возле турникета.

– К директору, – коротко ответил Гуров, в четвертый раз доставая из кармана удостоверение.


Парень посмотрел на фотографию, потом на полковника, потом еще раз на фотографию, затем внимательно прочитал все, что было написано в документе, после чего снова сравнил портрет и оригинал.

– Вам назначено? – поинтересовался он после всех этих процедур, похоже, еще не уверенный, стоит ли беспокоить начальство.

Гуров, уже порядком утомленный бесконечными идентификациями его личности, решил, что сейчас самое время рассердиться.

– Послушай, юноша, – пронзительно глядя в честные глаза парня, проговорил он. – Я тебе сейчас документик показывал, ты внимательно читал? Ты не в курсе, что это за профессия – оперуполномоченный уголовного розыска по особо важным делам? Или просто хочешь, чтобы я сам назначил твоему директору встречу у себя в кабинете, а тебя привлек за то, что ты препятствовал мне осуществить следственные действия?..

– Нет, я… Извините, я сейчас. Сейчас сообщу, что вы пришли. – Испуганный парень схватил трубку телефона внутренней связи и нервно стал тыкать в кнопки. – Ира? Тут… тут к Константину Васильевичу. Он сейчас у себя? Что? Нет. Нет, это по-другому делу. Из уголовного розыска. Полковник. Гуров. Гуров! Глухая ты, что ли?! Так у себя директор? Хорошо. Хорошо. Ладно.

Слушая этот монолог, Лев думал о том, что бдительному стражу, отмечавшему абсолютно каждого, кто входил или выходил из этого здания, вовсе не обязательно было специально интересоваться, у себя ли сейчас Константин Васильевич. Наверняка он знал, что директор на месте, и звонил лишь для того, чтобы предупредить и подстраховать от внезапного инфаркта.

Это лишь в очередной раз убедило его, что репутация фирмы не безупречна, и деятельность ее заслуживает пристального внимания.


– Второй этаж, направо, – вытянувшись в струнку, отчеканил охранник. – Там приемная, вы увидите надпись.

– Спасибо, заботливый мой. Турникет откроешь?

– А! Да! Сейчас! Сейчас, одну минуту. – Парень метнулся в свою будочку и нажал какую-то кнопку. – Проходите, пожалуйста.

Константин Васильевич Соболев, директор фирмы «Ювелир-мастер», был весьма респектабельным и, по-видимому, очень волевым человеком.

Несмотря на то что визита оперуполномоченного уголовного розыска он наверняка не ожидал, по его внешнему виду никак нельзя было сказать, что он чем-то взволнован или расстроен.

Когда Гуров появился в кабинете, директор окинул его быстрым взглядом, как бы оценивая силу противника, после чего вежливо предложил присесть.

– Чем обязан? – осведомился он.

– По моим сведениям, ваша организация участвовала в недавнем аукционе по продаже коллекции бриллиантов под названием «Фамилия». На этом мероприятии произошел довольно странный случай – у владельца коллекции были украдены дубликаты камней. Я провожу дознание в отношении этого инцидента.

– А, вот оно что. Но, насколько мне известно, подделки пропали еще до проведения торгов. – Честно говоря, мы и узнали-то об этом, можно сказать, случайно. Слухом, как известно, земля полнится. Об этом говорили в кулуарах во время вчерашних торгов, и, должен вам сказать, наши представители были немало удивлены, услышав эту новость. Случай действительно очень странный. Совершенно непонятно, кому и зачем могли понадобиться эти ничего не стоящие стекляшки. Но, собственно, что вы хотите узнать от меня? Я даже не присутствовал там и уж точно не стал бы воровать поддельные драгоценности.

– Уверен в этом. Но вас никто и не подозревает в воровстве. Просто процедура дознания такова, что я должен опросить всех лиц, прямо или косвенно причастных к происшествию. По моему разумению, ваш представитель, участвовавший в торгах, это фигура, так сказать, техническая. Навряд ли он действовал по собственной инициативе, скорее выполнял определенные инструкции вышестоящего руководства. Поэтому я решил обратиться со своим вопросом прямо к вам. С какой целью вы намеревались приобрести коллекцию? Бриллианты эксклюзивные, навряд ли планировалось использовать их в серийном производстве.

Перед тем, как ответить на этот вопрос, директор несколько минут сосредоточенно размышлял. По-видимому, он колебался, совершая нелегкий выбор между наказанием за выдачу важной «государственной тайны» и наказанием за ее сокрытие. Что бы он ни ответил на предложенный вопрос, одно из этих двух наказаний должно было постигнуть его неизбежно, и выбрать действительно было нелегко.

– Хорошо, я отвечу вам, – наконец определился с приоритетами Константин Васильевич. – Хотя, должен признаться, что, озвучивая эту информацию, я нарушаю договоренность с владельцами фирмы, но… раз уж такое дело… Просто не хочется, чтобы вы увидели какой-то криминал там, где в действительности его нет и в помине. Коллекцию хотел приобрести один из владельцев фирмы. Он большой знаток камней и имеет тщательно подобранную и очень недешевую коллекцию, которую хотел пополнить этими тремя бриллиантами. Он не склонен афишировать это свое увлечение и, желая соблюсти инкогнито, решил совершить покупку от имени фирмы. Вот и вся «тайная подоплека» этой покупки. Как видите, ничего противозаконного здесь нет. Есть лишь вполне естественное желание оградить от ненужного любопытства личное жизненное пространство.

– Как зовут этого владельца?

– Кратов. Кирилл Платонович Кратов. Если вы планируете встретиться с ним, чтобы проверить правдивость моих слов, не сочтите за труд сообщить ему, что я рассказал вам об этом не по собственной инициативе, а в силу сложившихся обстоятельств. Кто же станет перечить представителю уголовного розыска?


Сказав это, Соболев чуть заметно усмехнулся, и Гуров сразу подумал, что, если бы заданные им вопросы касались той главной и пока неизвестной ему темы, которая по-настоящему волновала директора, он бы еще как «перечил». Стоял бы насмерть, упираясь до последнего.

Видимо, именно с этой тайной темой было связано и то особенное беспокойство ювелиров, которое проявляли они всякий раз, когда речь заходила о «Ювелир-мастере». Но что это за тема, и имеется ли здесь какая-та связь с аукционом, пока можно было только гадать.

Тем не менее некоторое пополнение в копилке информации все же произошло. Оказывается, существовал еще один человек, желавший приобрести коллекцию бриллиантов именно как коллекцию, и в этой связи вопрос о подделках и возможных махинациях с ними снова становился актуальным.

– Уверен, беседа с Кириллом Платоновичем окажется весьма полезной, – сказал Гуров. – Вы не могли бы сообщить мне его координаты? Разумеется, я могу найти эту информацию и сам, но зачем зря тратить время. Раз уж вы взялись помогать представителю уголовного розыска, доведите процесс до логического завершения.

После этих слов улыбаться Соболеву расхотелось. Он понимал, что владельцы совсем не обрадуются, узнав, что он раздает направо и налево их «координаты». Даже если этого требует «представитель уголовного розыска». Но слово было сказано, и идти на попятную было уже неудобно.

Соболев достал смартфон и продиктовал Гурову номер Кратова.

Выходя из «Ювелир-мастера», полковник раздумывал о том, каким образом можно раздобыть информацию о «закулисной деятельности» этой фирмы. Скорее всего, это именно те самые «индивидуальные заказы». При таких заказах возможности «мухлевать» самые широкие. Значит, надо как-то ухитриться отследить процедуру выполнения этих самых заказов и узнать, кто именно этим выполнением занимается.


Поняв, что существует только один человек, который сможет выполнить это дипломатическое задание так, как следует, Гуров завел двигатель и поехал в Управление.

Стаса на месте не оказалось, зато почти сразу же следом за Гуровым в кабинет вошла секретарша Орлова и сообщила, что полковника требует начальство.

– Почему у меня до сих пор нет отчета по краже на аукционе? – нахмурив брови, грозно вопросил Орлов.

– Видимо, потому, что не о чем пока отчитываться, – спокойно ответил Гуров.

– Как это, не о чем? Ты три дня этим пустяковым случаем занимаешься, и тебе сказать нечего? Не ожидал, Лев Иванович. Вот уж от кого не ожидал, так не ожидал. Ведущий опер столицы. Да-а…

– Случай вовсе не пустяковый, – не реагируя на эти укоризны, с тем же спокойствием произнес Лев. – Не исключено, что он как-то связан с убийством ювелира, которое расследует Стас. Эту связь мы сейчас пытаемся установить. Кроме того, здесь, возможно, замешаны некоторые лица и организации, которые занимаются махинациями с ювелирными изделиями. Да и вообще, столько всего здесь оказалось намешано, что без пол-литра…

– Про пол-литра даже не начинай, – без церемоний перебил его Орлов. – Ты эти пол-литра не отработал пока. Что значит – случай связан с убийством ювелира? Как он может быть связан?

– Аркадий Шульц был одним из экспертов на аукционе. Сразу же после экспертизы он захотел встретиться с кем-нибудь из правоохранительных органов и через своего знакомого вышел на меня. Но встретиться мы с ним уже не успели. Вот такая интересная тут связь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9