Николай Леонов.

Вакансия маньяка занята (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Устроит, устроит! – Гуров дернул задержанного за руку. – Ну а ты – вперед, и без фокусов!

Они вчетвером быстро прошли через двор и, не задерживаясь ни на мгновение, чтобы не привлекать внимания случайных свидетелей, скрылись за длинным рядом «ракушек», своим тылом примыкающих к ограждению из высоких железобетонных плит. Здесь, в не слишком широком проходе, усилиями местных грязнуль превращенном в стихийную свалку, накопились изрядные горы всевозможного мусора.

– А чего это вы меня сюда приволокли? – настороженно озираясь по сторонам, заволновался преследователь. – Что вы собираетесь делать? Учтите: я буду звать на помощь! Помо… – заорал он, но очередное соприкосновение его живота с железом сильных, твердых пальцев чужой руки вынудило его прервать этот вопль.

– Тихо! Мы собираемся побеседовать с тобой по душам. Так сказать, родить истину, – для чего-то подобрав с одной из мусорных куч три стеклянные бутылки – чекушку, пол-литровую и из-под шампанского, ответил Станислав. – Ты же согласен на откровенность?

– Че борзеете-то? Какая откровенность?! С какого хрена? – еще пуще занервозничал задержанный. – Кто вы такие, чтобы меня допрашивать? Да вы знаете, с кем будете иметь дело?

– О-о-о… Да ты, я вижу, нас постращать задумал? – иронично рассмеялся Лев, разглядывая преследователя в упор. – Как говорят в народе, никого не пугай и сам бояться не будешь. Что, герой, когда намеревался убить человека, который лично тебе ничего плохого не сделал, страшно не было?

– Вот именно! – Крячко зловеще улыбнулся. – Там он был грозный и неустрашимый. А теперь, похоже, сейчас будут полны штаны. Ты, голубок, своими хозяйчиками нас не пугай. Нам-то чего бояться? И не таких в бараний рог загибали. А вот тебе кое о чем сейчас задуматься придется…

Он говорил, задумчиво перебирая в руках бутылки, и это зрелище отчего-то очень неприятно начало тревожить задержанного. А Стас, выдержав паузу, продолжил:

– Вот смотри: у меня есть целых три «стимулятора откровенности», которые язык развяжут всякому, стоит ему присесть голой задницей на какой-то из них для плодотворного творческого раздумья… – Он показал окончательно раскисшему преследователю пустую чекушку: – Этот «стимулятор» – самый щадящий, у него диаметр небольшой, разрывов быть не должно. Вот этот – побольше, тут без разрывов не обойдется. Ну а этот «стимулятор» – самый надежный и эффективный: если его загрузить в твой «воспитательный портал», ты расскажешь даже то, о чем и сам-то ранее не ведал, – поднес Стас к самому носу задержанного бутылку из-под шампанского. – Я надеюсь, ты не полный идиот и сам догадываешься, что сейчас с тобой может случиться?

Тот, позеленев, отшатнулся и, заикаясь трясущимся ртом, выпалил:

– Не имеете права! Пытки запрещены Женевской конвенцией! Пойдете под суд!

– Под суд? – с оттенком сочувствия переспросил Стас. – Ты это серьезно? Не помогут тебе ни суд, ни паханы. Ведь после того, как хирурги заштопают твою задницу, своих боссов ты будешь интересовать исключительно как обитатель «петушиного угла» камеры.

Ну все! Хватит пустой болтовни – времени у нас в обрез. Отвечай коротко и внятно: за что ты собирался убить этого человека и кто тебе это поручил? Молчишь? Ну, тогда пеняй на себя.

Спокойно и даже деловито Крячко расстегнул ремень его джинсов. Испуганно сжавшись в комок, задержанный отшатнулся назад и плаксиво выдавил из себя:

– Не собирался я его убивать, не собирался! Мне и велено было его не убивать, а просто слегка оглушить. Типа, намекнуть, чтобы в одном тут деле он не слишком усердствовал.

– Это ты о деле Андрея Кубышного из Горбылева? – несколько отстраненно наблюдавший за этой сценой, спросил Загоров.

– Вроде бы… – хлюпнув носом и пожав плечами, нехотя ответил преследователь.

– Слегка оглушить трехсотграммовым кастетом?! Какой ты добрый! Ты кого тут за идиотов принимаешь? – Крячко едко прищурился. – Этой болванкой человеку можно полчерепа разнести! Кто заказчик? Чего опять замолк? Я спрашиваю: кто тебе заказал «слегка оглушить» этого человека? Ладно! – Он расстегнул его джинсы, и они упали, открыв широченные цветастые трусы-«семейки» и кривоватые волосатые ноги.

– Не надо! Я скажу…

– Вот и отлично! – одобрил Гуров, включая свой телефон на режим видеосъемки. – Начнем с тебя самого. Итак, фамилия, имя, отчество, кличка, год рождения, домашний адрес, номер сотового?

– Вудрищев Павел Степанович, погоняло Шампур, девяностого года, живу на Фадеева, одиннадцать, квартира десять… – кривясь и морщась, заговорил парень.

Как далее явствовало из ответов Шампура, месяца полтора назад он «откинулся с зоны», где отбывал три года общего режима за сбор, хранение и сбыт конопли. Вернувшись домой, Вудрищев, не без протекции тутошних «авторитетов», устроился старшим охранником в одну из местных шарашек. И все бы ничего, но его подвела тяга к горячительному. Дважды попавшись «подгазованным» хозяину конторы, на третий раз он вылетел с работы в двадцать четыре часа. Не помогло и заступничество паханов. После этого какое-то время он перебивался мелкими шабашками и столь же мелкими кражами. И вот на днях ему предложили «нормальное пацанское дело». Шампуру нужно было совершить нападение на «фраера-адвокатишку», который «корчит из себя правильного законника» и не желает решать серьезные вопросы «по понятиям».

– …Я тут в одну блатхату заглянул на Замостной, там ко мне подошел один очень серьезный авторитет, пообещал пятьсот баксов, если подпишусь на это дело, – перейдя почти на шепот, повествовал Шампур, особо выделив «очень серьезный авторитет».

– А «авторитет» – это кто? – снова заинтересовался Загоров. – Боинг или Аксакал?

– Раптор… – чуть слышно произнес Вудрищев.

– Что-о?! – язвительно рассмеялся адвокат. – Раптор – авторитет?! Ну, тогда я – римский папа. Знаю я этого «авторитета», и хорошо знаю. Ну, был он на зоне «отрицалой», двинули его в «положенцы»… Но только его почти сразу же за что-то вышибли из кандидатов. Так что никакой он не авторитет, а фуфловая дешевка. Для такого баклана, как ты, он, может быть, и авторитет, но только не для тех, кто и в самом деле в криминальной среде считается авторитетом.

Озадаченный такой осведомленностью Загорова, Шампур растерянно захлопал глазами и уже даже не сказал, а почти проблеял свое несогласие с оценками адвоката. Вроде того, «не фраерам судить, кто есть настоящий авторитет, а кто – фуфловый».

– А Раптор в связи с чем мог дать заказ на то, чтобы этот оболтус совершил на вас нападение? – Лев с иронией указал взглядом на Вудрищева. – У него самого могли быть к вам какие-то претензии, или, может быть, его об этом попросили из Горбылева?

– Думаю, что заказ мог быть сделан только оттуда, – уверенно ответил Загоров. – С Раптором, он же Рупотин Альберт, у меня никаких контактов не было. Так же, как и с этим типом – вижу его впервые. Кстати, что с ним думаете делать дальше?

– Что делать? – Стас безмятежно улыбнулся. – Да пусть катится на все четыре стороны. Он же не идиот, чтобы рассказать кому-либо о своей откровенности на камеру? А? Что скажешь, Паша?

Не сразу сообразив, что эти непонятные люди его отпускают, Шампур некоторое время стоял с вопросительно приоткрытым ртом. Наконец, уяснив суть услышанного, осторожно поинтересовался:

– А я че, и взаправду могу идти?

– Иди, иди… – Лев небрежно махнул рукой, указывая на просвет между тылом гаражей и стеной из железобетонных плит. – Ты нам больше не нужен.

Вудрищев поспешно натянул штаны и трясущимися руками застегнул ремень.

– Это… А кастет? – спросил он, сделав пару шагов.

– Чего-о-о?!! Тебе, может быть, еще литруху водки и бабу голую подарить? – саркастично хохотнул Крячко. – Кастет с твоими отпечатками останется у нас. И если, не дай бог, ты надумаешь опять сотворить что-нибудь дебильно-уголовное, сядешь в один миг, к тому же по совокупности с сегодняшним. Гарантирую: мало не покажется. Особенно если видео твоего допроса без штанов окажется в Интернете.

– По… Понял! – Торопливо кивнув в ответ, Шампур антилопой помчался прочь.

Выходя из-за гаражей, Лев озабоченно нахмурился и с некоторым сомнением в голосе произнес:

– Судя по тому, как начали развиваться события, некоторые свои планы, похоже, нам придется изменить.

– Имеешь в виду нападение Шампура? – догадался Стас.

– Вот именно! Я не очень уверен в том, что местный криминалитет оставит Виталия Артемьевича в покое и не захочет прислать вместо недалекого полудурка Вудрищева кого-нибудь посерьезнее.

– Считаете, что нападение может повториться? – задумчиво спросил Загоров.

– Эту ситуацию я вижу в таком ракурсе… – Лев сделал небольшую паузу. – Горбылевский криминалитет решил от вас избавиться и хорошо заплатил за ваше устранение здешним главарям. А эти «умники», решив сэкономить, через посредника в лице Раптора наняли абы какого киллера. Но Шампур своей задачи не выполнил, а деньги им возвращать будет жалко. Поэтому я допускаю вероятность и второй попытки. Кстати, нельзя исключать и использования снайпера.

– И тогда как же мне быть? – Адвокат невольно окинул взглядом крыши соседних домов.

– Все очень просто… – Гуров взглянул на часы. – Мы сейчас со Станиславом Васильевичем, заручившись согласием генерала Орлова, едем прямо к начальнику горбылевской полиции и, что называется, нахрапом ставим вопрос о законности задержания Кубышного. И ставить будем крайне жестко, чтобы жизнь этому долбаному оборотню медом не показалась. В случае чего дадим побеседовать по телефону с Орловым, тот его в момент вразумит. Теперь мы уже наверняка знаем, что Андрей не маньяк, что его задержали незаконно, устроив дешевую постановку с участием сотрудников полиции. В общем, как говорится, карты на стол, господа!

– Да, с учетом реальных обстоятельств, думаю, это достаточно сильный и, наверное, единственно эффективный ход, чтобы разом переломить ситуацию… – немного подумав, согласился Загоров. – Ну а мне в таком случае, надо полагать, следует находиться дома не менее чем до завтра?

– Да и вашим домочадцам тоже, – добавил Крячко. – Ну что, нам пора?

Выйдя на улицу, приятели поспешили к парку, где их дожидался оставшийся в одиночестве «Пежо». Подойдя к авто, первым делом Станислав обошел его со всех сторон и даже заглянул под днище – не установлено ли там чего-нибудь взрывчатого? Понаблюдав за ним, Лев негромко заметил:

– Думаю, машина не заминирована. По-моему, пока еще не настал этап для этого, так что садись и не напрягайся…

Развернувшись, он направил машину в обратную сторону. Когда, покинув пределы Орехова, покатили по дороге в сторону Горбылева, Крячко, доставая телефон, прокомментировал свои размышления о ситуации в этих краях:

– Много я всяких гадючников видел, но такой – впервые! Надо звонить Петрухе – что он скажет?..

– Давай! – одобрил Лев, посматривая в салонное зеркало на большегрузный тягач-длинномер, который немедленно увязался за ними, едва они покинули пределы города.

Судя по скорости хода, эта машина шла порожняком, причем шофер явно куда-то спешил – тягач мчался, невзирая на рытвины и колдобины. Это Гурову показалось подозрительным, и он тоже на всякий случай прибавил ходу. Вслед за ним прибавил ходу и тягач. Теперь Лев был почти уверен в том, что этот большегруз идет за ними не случайно.

«Ну а что? – подумалось ему. – Очень даже может быть, что его послали по нашу душу. Это в Китае за ДТП со смертельным исходом могут даже расстрелять, а у нас в этом смысле сплошные либеральные свободы: дави – не хочу! Даже при самом хреновом раскладе больше восьми лет не дают. И кого этим напугаешь? Какой-нибудь обормот в карты проигрался, ему предлагают шанс откупиться: давани кого прикажем, и ты свободен. Очень даже реальный вариант. Да-а-а… Что-то мне этот тягач не нравится все больше и больше. Оч-чень не нравится!»

Станислав, связавшись с Орловым, в самых общих словах рассказал ему о событиях минувшей ночи и второй половины текущего дня. Слушая его, Петр несколько раз непечатно выразился, когда тот рассказал про задержанного ими поджигателя, а также об убийстве Балыка, который сгорел в собственной машине. Да и только что предотвращенное убийство адвоката равнодушным его не оставило. Он полностью согласился с тем, что операм и в самом деле нужно «рассекретиться», чтобы опередить события и не позволить местной отморози расправиться с его племянником.

– Даже если они Андрея и не отпустят, убить или покалечить уже не посмеют. Держите меня в курсе происходящего и если что – звоните немедленно! Вы сейчас в Горбылево едете? Как у вас там, все нормально?

– Да, все замечательно, – с беспечными интонациями заверил Крячко, – если не считать того, что сейчас за нами гонится «Катерпиллер» с прицепом.

– Что-о-о?!! – свирепо выдохнул Орлов. – Как это – гонится?! То есть надо понимать так, что этот большегруз преследует вас с явным намерением устроить ДТП с тяжкими последствиями?! Сейчас же позвоню в областное УВД, чтобы немедленно приняли меры! Совсем обнаглели, уроды!

– Не надо, не надо – пусть гонится! Скорее всего, тот, кто сидит за рулем тягача, наверняка воображает, что мы на него внимания еще не обратили и его умыслы для нас бо-о-о-льшой секрет. Черта с два! Ситуация полностью под нашим контролем. Сейчас где-нибудь возьмем этого гонщика за жабры и вытряхнем из него много чего интересного и важного. Не переживай – все будет «хокей»!

– Ну, хорошо! – нехотя согласился генерал. – Конечно, вам самим виднее, что там и как, но только смотрите, не заиграйтесь в эти опасные кошки-мышки. Криминалитет вовсе не глуп, и, организовав эту погоню, он – я больше чем уверен – подготовил и какие-то запасные варианты. Имейте это в виду!

Когда Стас закончил разговор, Лев спросил, не отрывая взгляда от дороги, весьма богатой рельефом на этом участке:

– Что там Петро? Опасается, что мы проморгаем чей-то «козырь из рукава»? Не проморгаем… Этого типа близко к нам я не подпускаю и смотрю внимательно, не появится ли где-нибудь впереди какой-нибудь его напарник. Пока никого нет… Есть у меня два варианта, как превратить этого «охотника» за нами в нашу «дичь».

– Не, ну ты глянь, как он гонит!.. – оглянувшись в сторону отчаянно прыгающего на рытвинах тягача, злорадно рассмеялся Крячко. – Кирдык его ходовой! Так что там у тебя за варианты?

Продолжая выписывать на дороге зигзаги и змейки, Гуров неспешно изложил свое видение того, как нейтрализовать возникшую угрозу. На одном из второстепенных перекрестков с каким-нибудь проселком можно было бы резко свернуть с этого, мягко говоря, шоссе и полевыми дорогами выйти к пойменным складкам местности. Как Лев успел заметить, когда они еще ехали в Орехово, берег этой речки, именующейся Сазанкой, со стороны Ореховского района был достаточно высоким и сильно изрезанным балками и оврагами.

Выбрав подходящий участок дороги с большими перепадами на подъемах и спусках, можно было заманить тягач на такой участок, где бы он был вынужден двигаться на минимальной скорости. И тогда, зайдя ему в тыл, кому-то из них можно было бы взобраться сзади на прицеп, добежать до кабины и взять шофера на «мушку».

Второй вариант был чуть проще. В этом случае, излагал Гуров, им нужно было оторваться от тягача (хотя они уже и так шли под сотню по аварийной дороге) на пару километров. В том месте, где к дороге вплотную примыкают дикие заросли кустарников, надо накидать на проезжую часть какого-нибудь сушняка, камней и тому подобного, чтобы тягач опять-таки там притормозил. Остальное – как и в первом варианте: забраться в прицеп и…

– Что думаешь? Захват водилы, если ты не возражаешь, беру на себя. А ты на «Пежо» поедешь перед «Катерпиллером», отвлекая на себя его внимание. Как?

– Ну, первый вариант мне почему-то нравится гораздо больше, – оглянувшись назад, пожал плечами Стас. – Хотя я не уверен, что большегруз потащится за нами по проселкам – догнать нас там ему точно светит. Но именно из-за этого-то проблемного момента я и голосую за второй вариант, где водилу, кстати, беру я. А ты едешь перед ним, отвлекаешь на себя его внимание… Между прочим, до моста осталось километров пять, не больше. А там впереди – отличные заросли, самое место для засады.

– Хорошо, прибавим ходу! – сказал Лев, и «Пежо», нарастив обороты, лихо помчался по дороге, то и дело попадая колесами в колдобины, которые на такой скорости объехать не всегда представлялось возможным.

Тягач, выбрасывая толстую струю синего дыма, тоже на форсаже попытался прибавить ходу, однако, судя по всему, с учетом дорожных условий, он уже и так шел на пределе. Но когда до придорожной «зеленки» оставалось не больше километра, откуда-то из-за поворота навстречу операм вылетел здоровила «КрАЗ», который волочил за собой многометровый трейлер, на котором, вихляясь из стороны в сторону, стояли два явно не закрепленных железнодорожных контейнера, заполненных чем-то очень тяжелым.

– Во-о-н оно чего задумали криминальные стратеги! – протянул Гуров, сразу поняв суть замысла тех, кто устроил на них эту охоту.

Теперь назад им уже не развернуться – там поджимает скачущий по кочкам «Катерпиллер», вперед не проскочить – КрАЗ со своим опасным грузом летит прямо на них. И даже если они, увернувшись от лобового столкновения, попробуют проскочить мимо, тому достаточно будет резко вывернуть руль влево или вправо, и оба контейнера свалятся прямо на «Пежо», расплющив его в лепешку. С дороги съезжать тоже рискованно – склоны насыпи сыпучие и очень крутые, да и густо поросшие дикой порослью вяза и клена. Легковушка не осилит проломиться через их стену, и они окажутся более чем удачной мишенью для падающих контейнеров. Конечно, есть вариант самый простой – бросив машину, уйти в поле. Но… и своего «француза» жалковато – сколько раз он выручал! Да и пасовать перед подобной угрозой было недостойно и опера, и просто мужика. На принятие единственно правильного решения оставались считаные секунды.

– Стас, оружие к бою! – увидев впереди проселочную дорогу, примыкающую с правой стороны к этому утиль-шоссе, выкрикнул Гуров.

Приятели уже давно научились понимать друг друга без лишних пояснений, поэтому Крячко, выхватив свой пистолет, лишь спросил:

– Колеса или водила?

– Левое! – коротко пояснил Лев, чуть пригнувшись к рулю.

Теперь уже было ясно, как дважды два, что сидящие за баранкой этих большегрузов кем-то были посланы для того, чтобы их убить. Формально исполнители воли бандитов просто ехали по шоссе, поэтому стрельба даже по колесам в этой ситуации запросто могла быть представлена как явное превышение служебных полномочий. Но деваться было некуда. Между легковушкой и тяжеленным тягачом расстояние сокращалось стремительно. Двести метров, сто пятьдесят, сто…

Высунувшись в окно, Стас трижды нажал на спуск пистолета. Но уже после первого выстрела переднее левое колесо «КрАЗа» лопнуло, как говорят в шоферской среде, «на выстрел», вспучившись ошметками рваной резины. Тягач тут же резко завалился влево и на полном ходу ухнул под откос, вскинув к небу колеса. Перевернулся и трейлер, а свалившиеся с него контейнеры покатились вниз, громыхая на всю округу.

Взяв несколько левее, Гуров объехал выступающий на обочину край прицепа перевернувшейся машины и снова прибавил ходу. «Катерпиллер», успевший наверстать свое отставание, был от них всего метрах в двухстах. Торжествующе рыча мотором и выбрасывая фонтан дыма, он продолжал наращивать скорость. Но гонка по шоссе закончилась сразу же, как только Гуров на полном ходу свернул вправо, на проселок. С трудом успев притормозить, «американец» немедленно повернул следом.

– Ого! – рассмеялся Станислав, глядя через заднее окно на мчащийся следом большегруз. – Он что, всерьез рассчитывает догнать нас по бездорожью и замять под себя? Кстати, Лева, а ты-то чего свернул сюда? Мы бы от него оторвались, что называется, «одной левой»…

– От него оторвались бы – да, но впереди мост. – Лев тоже взглянул через салонное зеркало на преследователя, вполне резво скачущего по бугристому проселку. – И какие сюрпризы могут быть там – остается только догадываться. Кстати, он свернул, мне так думается, не с «больной головы», не удивлюсь, если у него в кабине окажется кто-то еще, к тому же вооруженный. Зараза, стекла у него тонированные, ни хрена не видно – один он там или с пассажиром…

– Думаешь? – с сомнением в голосе произнес Крячко.

– Предполагаю. Это единственное, что объясняет его погоню по проселку. Сейчас мы удаляемся от трассы. Когда заедем в достаточно глухое место, в дело может вступить стрелок. Одной автоматной очереди хватит, чтобы уложить нас обоих. Потом машину плющат, закапывают где-нибудь в овраге и – концы в воду. Случись, начнется следствие в связи с нашим бесследным исчезновением – можно гарантировать, что найдутся «свидетели», которые будут уверять, что мы из Горбылева уехали в сторону Москвы и нас надо искать на всем протяжении трассы.

– Ни хрена себе, перспективка! – возмущенно фыркнул Стас. – И как же мы, по-твоему, должны на это реагировать?

– Соответствующим образом… Сейчас присмотрю подходящее место, там устраиваем засаду, оставив «Пежо» на виду. Они наверняка остановятся и тут же попадут нам на мушку.

– Ну-у, хорошо-о-о… – с каким-то непонятным подтекстом протянул Станислав. – Попадут. Обяза-а-тельно попадут!..

В этот момент «Пежо» вынырнул из густого подроста осинника и оказался на еле приметной грунтовой дороге, тянущейся вдоль высокого прибрежного бугра с крутым склоном, метрах в трехстах резко сворачивая к его вершине.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8