Николай Леонов.

Убийца по вызову



скачать книгу бесплатно

– А Светку эту, ее тоже знаешь?

– Светку? Да брось! Откуда я могла ее знать? Я ее в тот день первый раз в жизни видела, когда они с Леликом ко мне заявились. Ничего, баба как баба. Посидели, выпили. А потом эта приезжает, собирайся, говорит, на работу ехать нужно. Клиент ждет. А как я поеду? У меня и голова болит, и все, да и гости сидят. Что мне, бросить их, что ли? А эта пристала как банный лист, вот я и сказала – пускай, мол, Светка съездит. А чего? Подработает немного, денежкой разживется. Что плохого? А он мне – там, мол, из-за этой Светки твоей человек помер. Ерунда какая-то. Кто из-за нее может помереть?

– А Лелик часто к тебе в гости приезжает?

– Лелик? Нет, в гости нечасто, считай, почти никогда. Он по делам больше. У него клиенты там, в «Млечном Пути». Да ты знаешь, наверное, – ответила Элла, упорно не желая запоминать, что Гуров приезжий. – Сбывает им понемногу. Большие партии перевозить опасно, сам понимаешь. Так он понемногу привозит. Сдаст, расчет получит, а через недельку-другую, смотришь, снова приехал. Типа, на отдых. По мелочи безопаснее, и спрятать легче, и рассчитаются всегда полностью. Вот он и катается.

– А давно ты его знаешь?

– Лелика-то? Да уж сто лет! – усмехнулась Элла. – Мы там и познакомились, в клубе. Выпили, потанцевали. Подружились, в общем. Потом он меня с Наилем свел. У него стала работать. Ничего, работка не пыльная. Сауна, массаж…

– А Лелик где живет? Не знаешь?

– Лелик-то? Он в Москве. Деловой. Все только по делам приезжает.

– Сама-то у него в гостях бывала? – все пытался вывести на конкретику Гуров. – Или только он к тебе приезжал?

– У кого в гостях? – недоуменно взглянула на него Элла.

– У Лелика, – улыбнулся в ответ Лев.

– У Лелика? Так он же в Москве живет…

Эллу окончательно развезло, да и разудалый Витек уже не особенно твердо держался на ногах, и полковник понял, что требовать продолжения банкета не стоит. Подозвав официанта, он попросил принести счет и унести пустые графины и свой достигший предельного градуса от слитого в него спиртного, так и не тронутый борщ.

– Напополам, напополам, – пошатываясь, демонстрировал благородство Витек, увидев, что Гуров полез за бумажником.


После некоторых усилий ему удалось извлечь на свет кошелек, и два джентльмена честно заплатили по половине.

– Бывай, Лева, меня сегодня не жди! – глуповато хохотнув, стал прощаться Витек. – Мы с Нинкой до утра будем очень заняты. Да, Нинок?

– Иди уже, – буркнула Нина, кажется, не испытывавшая особых восторгов от этой заманчивой перспективы. – Пока, ребята!

Попрощавшись, Гуров попросил одного из официантов вызвать такси и практически на руках отнес в машину разомлевшую Эллу. Когда машина подъехала к ее дому, он расплатился, но попросил водителя подождать.

– Где ключи? Ключи от квартиры? – затормошил он уже почти уснувшую Эллу.

– А? Что? – изумленно вытаращила она глаза, будто впервые его увидев. – Ключи? А, ключи! Они там, в сумочке.

Где-то там.

Открыв небольшую дамскую сумочку Эллы, Лев обнаружил связку ключей, среди которых был и ключ от кодового замка на двери подъезда. Снова подхватив девушку на руки, он поднялся на четвертый этаж и торжественно внес ее в квартиру. Уложил мирно посапывающую девушку на диван и, оставив ключи на тумбочке, направился к двери, которую можно было, как и в гостиничном номере, просто захлопнуть. Через несколько минут он снова сидел в машине терпеливо дожидавшегося его таксиста.

– В «Млечный Путь»! – коротко сказал Лев.

Упомянутое Эллой заведение, где «понемногу сбывал» Лелик, оказалось одним из местных ночных клубов. Веселье было в самом разгаре.

Вовсю гремела музыка, разносясь далеко окрест, у входа активно шныряли туда-сюда какие-то молодые люди, а в сторонке группами по несколько человек тусовались вышедшие покурить.

Понимая, что искать здесь Лелика и даже наводить справки сейчас совершенно бессмысленно, он не стал светиться и выходить из машины. Вместо этого попросил водителя объехать клуб по периметру и, запомнив его расположение, велел ехать в «Витязь».

Проезжая по ночному городу, пустынному и тихому, в отличие от бешеной столицы, не засыпающей никогда, Лев наслаждался покоем и размышлял.

Лелик – прямая дорожка к заказчику, это очевидно. К тому же он вплотную контактирует с различными «специальными» химическими веществами, а значит, может грамотно проконсультировать и по поводу особенностей их воздействия, и по поводу того, где и что можно приобрести.

Но как вычислить самого Лелика?

Мелких наркокурьеров в Москве – тысячи, продает почти каждый из тех, кто употребляет. Ночных клубов – сотни. Искать методом тыка можно всю оставшуюся жизнь. А Элла, на которую он так надеялся, похоже, и впрямь не знает ни адреса, ни каких-то иных координат своего закадычного друга, с которым знакома «сто лет».

Искать во Владимире тоже бесполезно. Если Лелик ездит сюда только по делам, то навряд ли подолгу задерживается. А уж в этот раз, учитывая особые обстоятельства своего пребывания, наверняка смылся сразу же, как только убедился, что его «подружка» в нужное время окажется в нужном месте.

Наиль? Тоже вариант сомнительный. Все обстоятельства указывают на то, что для Наиля происшедшее – такой же сюрприз, как и для его девушек. Сам Наиль навряд ли знает заказчика, а если использовать его как инструмент в поисках Лелика, результат может оказаться прямо противоположным ожидаемому.

Судя по всему, с Леликом Наиль в хороших отношениях. Или как минимум в деловых. Следовательно, по доброй воле он на него не выведет, а давление может только испортить все дело. Наиль не замешан в убийстве, с этой стороны ему нечего опасаться, и чересчур резкие движения, вполне возможно, вызовут у него желание не выдать Лелика, а предупредить его об опасности.

Нет, Наиль пусть пока останется в резерве. Нужно поискать другие пути к этому загадочному Лелику. Наверняка они должны быть. Но не здесь, во Владимире, продолжать работу нужно в Москве.

Поднявшись в номер, Гуров собрал свой небольшой багаж, чтобы утром не тратить на это время, и лег спать.

Чтобы завтра вовремя попасть на работу, из Владимира нужно было выехать не позже пяти утра, так что времени на сон и отдых оставалось не так уж много…

4

На следующее утро в шестом часу Гуров уже мчался на всех парах по направлению к столице. Торопясь обогнать обязательные утренние пробки, он давил на газ, логично рассудив, что чем большее расстояние он проделает сейчас на максимально возможной скорости, тем меньшее количество километров ему останется ползти «шагом».

Стратегия вполне оправдала себя, и в управление полковник прибыл даже раньше обычного.

– Здорово, Иваныч! – еле удерживая рвущийся из глубин организма зевок, приветствовал его Стас. – Как отдыхалось?

– Активно, – коротко ответил Гуров. – А вот ты, я смотрю, не очень-то бодр после законных выходных.

– Какие там выходные! – сокрушенно воскликнул Крячко. – Все два дня материалы по делу смотрел. Не отрываясь.

– Это за что же ты так себя наказать-то решил? – сочувственно спросил Лев.

– Да если бы я, не так обидно было бы. Так ведь нет, заставили.

– Не может быть! Кто посмел?

– А то ты не знаешь, кто у нас эксплуатирует подчиненных без всякой совести, лишая последней надежды на личную жизнь!

– Кто? Хм, дай подумать. Неужели Орлов?

– Молодец, угадал! Все уши мне прожужжал генерал наш уважаемый, – пожаловался Стас. – При каждом удобном и неудобном случае напоминает, до чего резонансное мне досталось дело и как внимательно и аккуратно я должен по нему работать. Оператор ведущего телеканала, видите ли. Медийная личность. А какое оно резонансное, если его шпана дворовая в подворотне зарезала? На лбу ведь у него не написано, что он оператор. А им без разницы. Они и телевизор-то, наверное, только по большим праздникам смотрят. А тут ночью мужик в одиночку по переулкам шляется. Одет прилично, значит, при деньгах. Притормозили в темном уголке, попросили закурить, а он, может, возражать стал. Медийная личность. Вот и угомонили красавца. И очень просто. Без всякого резонанса.

– Думаешь, убийство с профессиональной деятельностью не связано?

– Да какой там! – в сердцах воскликнул Стас. – И близко нет! Он приезжий, продвинулся, как говорится, благодаря личным способностям. Сумел кому надо показать свои репортажи, те посмотрели, предложили работу. Новостные сюжеты. Он и приехал. А здесь квартиру снимать, сам понимаешь, никакой зарплаты не хватит. Вот он и нашел что-то там, в Бирюлеве, типа, дешевле. От метро – квартала четыре пешком, возвращался поздно. Вот и повстречали его в один прекрасный момент. Ножом пырнули, да и вся недолга, а я тут должен какую-то Зою Космодемьянскую лепить, подковерные интриги выискивать.

– Намекают на тайные мотивы?

– Еще как намекают! Если не сказать – мордой тычут. Хоть в лепешку расшибись, а добудь им закулисную подоплеку. Не может быть, видите ли, чтобы такая медийная личность ни с того ни с сего была так жестоко убита. Сижу теперь как идиот в законные, как ты очень верно подметил, выходные, годичной давности новости просматриваю.

– Интересно?

– Очень! Не оторваться прямо. Хочешь поделюсь? Вместе секретные материалы проштудируем. Как знать, может, и отыщем его, тайного врага, воспылавшего местью.

– Спасибо, у меня и своих хватает, – ответил Гуров. – Сам бы поделиться не отказался.

Взглянув на часы, он увидел, что уже пора идти на планерку, и поспешил предстать перед самым уважаемым генералом Орловым, без всякой совести эксплуатирующем подчиненных.

По окончании утреннего совещания, выходя из начальственного предбанника в коридор, Лев заметил следователя Мишина и, прибавив шагу, быстро нагнал его.


Григорий Мишин работал в управлении недавно, ему не было еще и тридцати лет, и среди попадавшихся на каждом шагу «монстров» и «асов» он выглядел юным мальчиком.

Удачное созвучие имени и фамилии сразу было отмечено местными острословами, и когда новый сотрудник появился в управлении, только ленивый не поинтересовался, как правильно произносится «Гриша Мишин» или «Миша Гришин».

Но в работе Григорий показал себя человеком настойчивым и сообразительным и постепенно снисходительно-отеческое отношение к нему старших товарищей менялось на серьезное и уважительное.

– Здорово, Гришаня! Как трудовые успехи?

– Здравия желаю, товарищ полковник! – чуть улыбнувшись, ответил Григорий. – Успехи переменные, но я стараюсь.

– Слышал, ты тут с обманутыми вкладчиками недавно разбирался?

– С вкладчиками? – удивленно переспросил Мишин. – А! Это вы про «Мегаполис»? Нет, по нему Кузнецов работает, это дело не у меня.

– Я не про «Мегаполис», я про Проскурина. Слышал такую фамилию?

– А, вы про это, – сразу нахмурился Мишин. – Слышал, как не слыхать. Только с этими вкладчиками, похоже, мы еще не скоро разберемся. Слишком уж там все запутано.

Они подошли к двери кабинета, где работал Мишин, и, открывая замок, тот вежливо пригласил:

– Проходите, Лев Иванович. Вас интересует дело Проскурина?

– Знакомый один попросил узнать, – честно ответил Лев. – Угораздило его вложиться в эти отели. На большие проценты польстился. А теперь сидит, на кофейной гуще гадает, светит ли ему хоть свое-то вернуть. Что скажешь?

– Сомнительно, – покачал головой Мишин. – Сам Проскурин добровольно навряд ли вернет. Это если только в суд подавать.

– В гражданский? Там ведь мошенничество неприкрытое.

– Эх, Лев Иванович, – сокрушенно вздохнул Григорий. – Если бы все так просто было. Я и сам поначалу думал, что в два счета этого Проскурина, как говорится, к знаменателю приведу. А дело где было полгода назад, там же и сейчас находится. Никаких движений. Все долги свои по обязательствам он признает, выплатить их согласен, только вот именно конкретно сейчас немножко не хватает средств для этого. Но он обязательно выплатит и со всеми рассчитается, нужно только немного подождать. Вот мы и ждем. У моря погоды.

– Что, на статью о мошенничестве не натянуть? – сочувственно спросил Гуров.

– Похоже, что нет. Очень уж хорошо там все прикрыто. Грамотный подход чувствуется. Не знаю, сам ли этот Проскурин такой дока, или консультанты у него хорошие, только с точки зрения законности процедур там комар носа не подточит.

– А личное впечатление какое? Как он из себя – похож на самостоятельную фигуру или только пешка?

– Да какое тут может быть личное впечатление, Лев Иванович? – в сердцах проговорил Мишин. – Я с ним, считай, и двух слов не сказал.

– Как так? – удивился Гуров.

– А очень просто. Он всегда с адвокатом приходил. Что тут скажешь – имеет право. Вот этот адвокат у нас на опросах в основном и разговаривал. Сам Проскурин разве что «нет» или «да» изредка вставит. Да и то на адвоката поглядывает – мол, правильно ли? Так что личное впечатление очень неопределенное, сами можете судить.

Услышав об адвокате, Лев сразу понял, что «мохнатая лапа», на которую намекал Рудецкий, здесь, скорее всего, даже и не понадобилась. Опытный и достаточно изворотливый юрист всегда сможет подобрать аргументы, чтобы выгородить своего клиента по такой труднодоказуемой статье, как мошенничество. Если деловая документация оформлена как следует, нет ничего удивительного, что с этой стороны к Проскурину не подобраться.

– Документы по этой его фирме ты изучал? – спросил он.

– Само собой! – с чувством воскликнул Мишин. – Ночами сидел. Все эти их бухгалтерские проводки и экономические выкладки во всех деталях и подробностях проштудировал. Только результат, к сожалению, все тот же. Хотя и сама фирма там несколько раз переоформлялась и даже меняла название, да и вообще невооруженным глазом видно, что дело здесь нечисто, но все изменения произведены в полном соответствии с действующим законодательством, и, что называется, поживиться там совершенно нечем.

– А что с этим отелем во Владимире? Один-то он все-таки построил.

– С отелем тоже все в полном порядке. Именные облигации, которые оформлялись как займ на его строительство, полностью погашены, и в соответствии с условиями договора займа гостиница перешла в долевую собственность, о чем имеются соответствующие документы.

– Могу я их посмотреть? – поинтересовался Лев. – Видишь ли, этот мой знакомый, который просил меня навести справки, он тоже на собственность рассчитывал. Вложил хорошие деньги, получил вот такую же именную облигацию и сидит теперь, любуется на нее.

– Документы? – как-то нерешительно проговорил Мишин. – Впрочем, если вас бумажный вид устроит, то конечно. В компьютере быстрее было бы, но он мне сейчас, честно говоря, нужен.

– Меня любой вид устроит, – заверил полковник. – Мне главное – понять, по какой схеме происходило это переоформление.

Мишин открыл большой шкаф, стоявший в кабинете, и, покопавшись некоторое время на самой нижней его полке, извлек оттуда пухлую папку с делом.

– Вот, – облегченно выдохнул он. – Здесь финансовая часть. Описание и ксерокопии. Если есть время, можете сейчас посмотреть, а некогда, так я и с собой могу дать. Вам – могу.

– Не нужно, – отказался Гуров, не желая вынуждать юного коллегу с первых шагов нарушать инструкции. – Я посмотрю сейчас. Не помешаю тебе?

– Нет, что вы! Пожалуйста, присаживайтесь. Вот сюда, за стол.

Устроившись за небольшим столиком у окна, Гуров углубился в чтение дела. Григорий, следуя его примеру, тоже поспешил уставиться в свой компьютер, и вскоре в кабинете воцарилась сосредоточенная рабочая тишина.

Не без усилий вникая в разнообразные формы финансовой отчетности, полковник после почти часового напряжения умственных сил выяснил для себя довольно интересные подробности о распределении прав собственности на владимирский отель.

Оказалось, что Васильев Дмитрий Степанович, проживающий в городе Владимире и, если верить словам Рудецкого, входящий в плеяду городских чинов, первым сделал достаточно крупный вклад, чтобы претендовать в дальнейшем на право выкупа будущего отеля в собственность. В документах вложенная им сумма даже не значилась как одна пятая часть от общей стоимости строительства.

Это позволило Гурову предположить, что идея об «одной пятой» пришла Проскурину или кому-то из его помощников уже постфактум. Возможно, сумма, вложенная Васильевым, им понравилась, и, сделав некоторые несложные математические вычисления, они решили, что, если по столько же внесут еще четыре человека, оставить им новоиспеченный отель будет не жалко.

С остальными двумя вкладчиками, которых Рудецкий охарактеризовал как «легализованного из бывших» и представителя азербайджанской диаспоры, история получалась довольно интересная.

Хачатуров Рафик Арамович, собственник, вклад которого, если верить документам, был вторым по времени, профинансировал свою «одну пятую», не приобретя ее в офисе Проскурина, а выкупив у некоего Смирнова Сергея Юрьевича, вложившегося в проект несколько раньше.

И тут же, буквально через несколько дней, на горизонте появляется третий собственник, Сысоев Владимир Николаевич, возможно, именно тот самый, «легализованный из бывших». Он заключает договор и проплачивает еще «одну пятую» уже непосредственно в самой фирме.

Гуров прекрасно запомнил то единственное имя, которое называл ему разговорчивый «чистильщик» из владимирского отеля. «Тонкогубого», который в каждый приезд Проскурина на родину приходил к нему в гостиницу поругаться, звали Сергей. Именно это имя озвучил и потом еще дополнительно подтвердил дед.

Теперь, увидев такое же имя в финансовых документах, фиксирующих манипуляции с перераспределением долей, он сразу почувствовал к нему неподдельный интерес.

Фигурирующий в документах Сергей Смирнов продал свою долю почти сразу же после того, как приобрел ее. Почему? Разница в суммах покупки и продажи, если верить отчетности, была чисто символическая, так что финансово он ничего не выиграл. Тогда в чем же причина? Смирнов догадался, что затея с отелями – афера? Что ж, вполне возможно. Но тогда получается, что он вышел из игры несколько месяцев назад и, по идее, у него не должно оставаться претензий к Проскурину.

О чем же они ругались? Может быть, кроме покупки этой одной пятой, между ними были еще какие-то сделки, не зафиксированные в официальной отчетности? Или остались какие-то недоговоренности по расчетам с этой долей? Или это просто не тот Сергей?

– Послушай, Гриша, а новых собственников этого отеля во Владимире ты случайно не отрабатывал? – обратился Гуров к уткнувшемуся в компьютер Мишину.

– А на что мне? – откликнулся тот. – Эти собственники, пожалуй, единственные, кто получил то, на что рассчитывал. Моя задача – найти улики на Проскурина, а во всем, что касается этого отеля, он поступал на удивление честно, в полном соответствии со своей рекламой. Так что это направление я практически не рассматривал. От данных вкладчиков не поступало заявлений, – слегка усмехнувшись, добавил Мишин.

– Кстати, о заявлениях. Много их было?

– Более чем достаточно. Я, чтобы не запутаться, даже список составил. В алфавитном порядке.

– Могу я взглянуть?

– Да, пожалуйста. Я вам сейчас открою. Они у меня тут, в отдельной папке.

– Извини, что отвлекаю. Мне только одну фамилию найти. На букву «Р».

Однако, просматривая список заявителей по делу о строительстве отелей, на букву «Р» знакомых фамилий Лев не обнаружил.

«Надо же, как интересно, – с удивлением подумал он. – Значит, уважаемый Семен Викторович, еще недавно с таким чувством рассказывавший мне, сколько усилий он приложил, чтобы в отношении Проскурина было заведено уголовное дело, даже не удосужился подать официальное заявление? Человек, проплативший «одну пятую». Очень интересно».

Просмотрев список, полковник поблагодарил молодого коллегу и снова углубился в дело.

Изучая бесконечные формы финансовой отчетности, Гуров, не слишком разбиравшийся в бухгалтерских тонкостях, мог констатировать только одно – документы заполнялись умело и любому желающему наглядно показывали, что приход фирмы полностью совпадает с расходом и лишних денег на балансе не числится.

Если верить документам, все доходы от продажи облигаций направлялись на расчеты с подрядчиками и на выплату заработной платы персоналу. А учитывая, что каждое юридическое лицо обязывается периодически отчислять определенные суммы и в государственную казну, становилось понятным, что, если Проскурин захочет доказать, что все полученное до копейки вложил в дело, не оставив себе даже малой части, ему это будет не так уж трудно.

«В официальных документах показаны не все доходы, это очевидно, – размышлял Гуров. – Но формально здесь не придерешься, Гриша прав. Все чисто. Бухгалтерия у Проскурина велась умело. Впрочем, теперь это уже не имеет никакого значения. Проскурин мертв и за свои проделки будет отвечать на другом суде. А наша задача – выяснить, кто же из его заимодавцев первым потерял терпение и решил взыскать свои долги иным способом».

Он переписал в блокнот координаты новых собственников отеля и Смирнова и вновь обратился к Мишину:

– Ты в курсе, что нечто подобное Проскурин собирался провернуть в Таиланде?

– Да, такая информация была, но я, честно говоря, на ней не зацикливался. Разобраться бы в России. Мои заявители вкладывались в стройку в городах Золотого кольца, с ней я и пытаюсь разобраться. Поступят заявления из Таиланда – будем работать с ними. А пока трудимся на отечественной ниве.

– Понятно. Еще один вопрос, Гриша, и больше я не буду тебе мешать.

– Да вы не мешаете, Лев Иванович. Напротив, я очень рад помочь, – смущенно улыбнулся Григорий.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34