Николай Леонов.

Убийца по вызову



скачать книгу бесплатно

Здесь наблюдался существенный пробел, и Лев пока не имел представления, как сможет его восполнить.

Принимая во внимание способ, которым Света проникла в гостиницу, логично было бы предположить, что и выйти ей тоже кто-то помогал. И вариантов того, кем мог оказаться этот «кто-то», неисчислимое множество.

Ее мог вывести кто-то из персонала, хорошо знающий внутренний распорядок и те моменты, когда по коридорам гостиницы можно проскользнуть незаметно. А мог приютить у себя в номере кто-то из постояльцев, заранее поселенных сюда предусмотрительным заказчиком, или, например, тем же Леликом. Там она могла отсидеться, дождаться, пока страсти улягутся, и потом, когда уйдут следователи и сменится на ресепшене дежурный, незаметно выйти на улицу и раствориться в толпе.

Если же Света выходила самостоятельно, она, несомненно, должна была во всех подробностях знать внутреннюю инфраструктуру отеля и виртуозно этими знаниями пользоваться.

В номере Проскурина она точно не сидела до утра и, скорее всего, ушла оттуда сразу же, как только сделала все, что от нее требовалось. И очевидно, вышла из отеля не через главный вход. Значит, где-то в недрах этого здания должна быть какая-то лазейка, через которую можно выбраться отсюда незаметно даже среди глубокой ночи.

Чтобы проверить это предположение, Гуров, выйдя из ресторана, направился не в шикарный вестибюль, а свернул в какой-то узенький коридорчик, который приметил неподалеку от входа в ресторан. Кроме закрытых дверей по обеим сторонам, он не увидел ничего особо примечательного, но, судя по табличкам с надписями «Служебное помещение» и «Посторонним вход воспрещен», попадавшимся на каждом шагу, он сделал вывод, что находится на верном пути.

Коридор оказался длинным, но на всем его протяжении Гуров так и не обнаружил ни одного выхода на улицу. Лишь в одном месте имелась ниша с окном, загороженным очень прочной, хорошего качества решеткой. Весь остальной периметр представлял взору лишь удручающее однообразие совершенно одинаковых дверей, ни одна из которых не значилась как «запасный выход».

Пройдя нишу с окном, он услышал впереди себя подозрительно знакомое дребезжанье и клацанье и понял, что навстречу ему с противоположного конца коридора движется неугомонный «чистильщик» со своим пылесосом.

Быстро отбежав назад, Гуров юркнул в нишу, лихорадочно придумывая, как объяснить свое присутствие здесь, если старик его заметит.

«Скажу, что заблудился», – решил он, догадываясь, что такое объяснение будет выглядеть не слишком убедительно. Но ничего лучшего в голову не приходило, и, слыша уже совсем близко грохот катившегося по плиточному полу агрегата и старческое шарканье, Лев набрав побольше воздуха, затаил дыхание.

Однако катастрофы не случилось. В нескольких шагах от ниши, где с волнением ожидал Гуров, звуки стихли, и после небольшой паузы послышалась какая-то возня и щелканье открываемого замка. Войдя в помещение, по-видимому, какую-то кладовку, старик оставил там свои орудия труда, снова запер дверь, и через минуту вновь раздалось шарканье, которое, удаляясь, постепенно стихало.

С облегчением выдохнув набранный воздух, Лев подождал несколько минут и отправился следом за стариком.

Тот, несомненно, только что закончил утреннюю уборку в номерах, следовательно, другой конец коридора должен выводить в жилую зону отеля.

Предположение это подтвердилось уже через несколько минут. После очередного поворота коридорчика Гуров увидел, что путь ему преграждает закрытая дверь, очень похожая на те, что находились по сторонам, но теперь уже расположенная прямо перед глазами.

Толкнув ее, он обнаружил, что она не заперта и выводит тоже в коридор, но уже гораздо эстетичнее оформленный и застланный ковровой дорожкой.

Было очевидно, что здесь тоже находились апартаменты для постояльцев, и, произведя несложные математические вычисления, Лев определил, какая именно из дверей должна вести в номер, находящийся прямо под номером Проскурина. Прислушавшись, он не уловил из-за двери ни единого звука. Попытавшись открыть ее, обнаружил, что она заперта, и направился в сторону вестибюля.

На ресепшене снова сидела симпатичная девушка, но не та, которую он видел здесь вчера.

– Простите, могу я спросить? – изображая нерешительность, обратился к ней Лев.

– Да, конечно, – с готовностью откликнулась та.

– Видите ли, у меня однажды был случай… довольно неприятный. Я остановился в одной гостинице, номер был на восьмом этаже. И там случился пожар. Проводка перегорела или еще что-то. И вы представляете, там не было пожарного выхода. А ведь с восьмого этажа в окно не выпрыгнешь. Тем более случилось все ночью. Дым, темнота, ничего не разобрать. Довольно неприятные пришлось испытать ощущения. Сами понимаете, не хотелось бы их повторить. Так вот, я и хотел узнать: у вас постояльцы застрахованы от подобных неожиданностей?

– О, разумеется! – широко улыбнулась девушка. – В плане пожарной безопасности наш отель, можно сказать, просто эталон. На каждом этаже имеется выход на внутреннюю лестницу, с нее – на балконы и внешний спуск. В обычном режиме двери, ведущие на балконы, заперты, но как только срабатывает сигнализация, они открываются автоматически сразу на всех этажах. Не требуется ничьего вмешательства. Это удобно и оперативно, – продолжала расхваливать девушка. – Все происходит в первые же минуты, как только возникает тревога, и наши гости могут успешно эвакуироваться в самое непродолжительное время без малейшего вреда для своего здоровья и жизни. Наша система – одна из самых передовых и надежных. Впрочем, вы и сами можете убедиться. Пройдите вот туда, к лестнице, и вы все увидите собственными глазами. – Говоря это, она указывала в сторону, противоположную той, куда выводил только что обследованный Гуровым коридор.

– В самом деле? Можно взглянуть? – обрадованно проговорил он.

– Да, конечно, – доброжелательно ответила девушка.

Пройдя в указанном направлении, Лев вновь оказался в небольшом коридорчике, выводящем на лестничную площадку. Длинный пролет шел вверх, и по нему, несомненно, можно было попасть на второй этаж. Но сейчас Гурова гораздо больше интересовала коротенькая лесенка, ведущая вниз, к двери, над которой ярко горела столь долго и безуспешно разыскиваемая им табличка «Запасный выход».

Однако, толкнувшись в эту дверь, он обнаружил, что выход закрыт. На втором этаже была такая же картина – дверь, ведущая из коридора с номерами на лестничную площадку, и дверь, выводящая вовне, по всей видимости, на тот самый балкон. Первая – гостеприимно открыта, вторая – наглухо заперта. Не сомневаясь, что и на всех остальных этажах отеля он получит аналогичный результат, Лев не стал проверять, решив поверить доброжелательной девушке на слово. Вместо этого он снова спустился вниз и, выйдя через главный вход, обошел отель по периметру, чтобы полюбоваться на недавно разрекламированные ему пути эвакуации.

На каждом этаже отеля, начиная со второго, имелся небольшой открытый балкончик, и эти балконы были соединены друг с другом не слишком удобной, но вполне надежной металлической лестницей, идущей от самого верха.

Кроме этого спуска, гарантировавшего успешную эвакуацию при малейшем подозрении на опасность, внешний осмотр гостиницы позволил полковнику собрать в свою копилку и другую полезную информацию. На каждом из окон первого этажа красовалась точно такая же крепкая и надежная решетка, которую он видел на окне, выходящем из ниши в коридорчике с техническими помещениями. Вместе с тем окна второго этажа, учитывая высокий цоколь гостиницы, находились довольно высоко от земли.

«Выбраться на улицу через окно первого этажа невозможно, а прыгать со второго опасно, – размышлял Гуров, – слишком велик риск переломать себе ноги. А учитывая, что пожарную сигнализацию в ночь убийства точно никто не включал, можно сделать только один вывод. Так или иначе, с помощниками или самостоятельно, но покинула гостиницу Света точно так же, как и вошла – через главный вход. Впрочем, остается еще предположение, что она вообще не выходила и до сих пор находится где-то здесь, но это маловероятно. Тот же «чистильщик» по утрам обходит все номера, да плюс еще горничные. Кто-нибудь заметил бы ее. Нет, оставаться слишком рискованно. Скорее всего, Света все-таки ушла. Но как? Бегство посреди ночи наверняка не осталось бы незамеченным: в вестибюле круглые сутки и дежурный, и охрана. Если бы ей вздумалось удалиться через главный вход сразу же после убийства, об этом уже давно жужжал бы весь отель. А тут совершенно обратная картина. Ни слова, ни полслова. Как пришла, видели все, а как уходила – никто. Будто в воздухе растворилась».

Раздумывая об этом несоответствии, Гуров медленно шел к главному входу в гостиницу, когда зазвонил его сотовый. За всеми расспросами и осмотрами он не заметил, как прошло время, и, взглянув на часы, высветившиеся на экране, весьма удивился, обнаружив, что уже половина четвертого.

– Пляши, Лева! – захлебываясь от радости, вопил Витек. – Нашли мы ее, твою Эллу. От Ирки-то, от той толку мало, а я тут еще одной подруге позвонил, так оказалось, что она ее лично знает. И адрес, и все, что ты говорил, все совпало. Так что к шести часам будь готов – идем отмечать новое знакомство. Пара на пару, так сказать. Тут одно местечко есть – и посидеть хорошо, и выпить можно, даже спеть, если попросишь, дадут. Так что будь готов. Смотри не подведи меня. Я тебе просто выдающуюся характеристику дал. Парень, говорю, не парень – огонь! Так что смотри не подкачай.

– А ты уже виделся с ней, с Эллой? – слегка забеспокоился Гуров, предположив, что эта личная ее знакомая и по совместительству подруга Витька вполне может оказаться Милой или Кикой.

– Нет пока, – ответил Витек. – С ней Нинка разговаривала. Я только подсказывал, выделял, так сказать, основные моменты. Так что будь готов.

– Я всегда готов, – облегченно вздохнул Лев, поняв, что общих знакомых на вечеринке не ожидается.

– Вот и отлично! Значит, в шесть мы с Нинкой берем такси, заезжаем за Элкой твоей, а потом за тобой. Эх и веселуха пойдет! Между прочим, с тебя калым. Скажи спасибо Нинке, хоть отдохнешь как человек, а то так бы и просидел все вечера в номере. Даже вспомнить будет нечего. Так что коньячок – за тобой.

– Заметано, – в тон своему раскрепощенному собеседнику произнес Лев и, еще раз подтвердив свою полную на все готовность, нажал на сброс.

Вернувшись в гостиницу, он не сразу пошел в свой номер, а решил еще раз попытать счастья в апартаментах на первом этаже, расположенных под номером Проскурина, и уже на подходе понял, что на сей раз удача на его стороне. Из-за двери доносились многочисленные голоса, и взрослые, и детские, по которым нетрудно было догадаться, что здесь остановилась большая семья. Лев вежливо постучал, и через минуту, широко распахнув дверь, в проеме появился высокий усатый мужчина, по-видимому, глава этой семьи.

– Здравствуйте, – проговорил Гуров.

– Добрый день. Проходите, – ответил усач, отходя в сторону и гостеприимно приглашая в свой номер человека, которого он видел впервые в жизни.

Не решившись ответить отказом на столь радушный прием, Лев прошел в комнату и тут же оказался под обстрелом множества любопытных взглядов.

Две женщины, одна пожилая, другая помоложе, еще один мужчина, уже без усов, два мальчика и одна девочка детсадовского возраста – все это народонаселение, минуту назад оживленно общавшееся между собой, моментально смолкло и устремило на полковника вопросительно-ожидающие взоры.

– Простите, если помешал, – смущенно начал Лев. – Я просто хотел спросить. Я живу на третьем этаже в таком же номере, то есть, получается, через этаж над вами. И уже который день снизу, со второго этажа, до меня доносится какая-то несмолкающая дискотека. Праздник, что ли, у них там какой-то. Невозможно спать. А я приехал по делам, целый день как белка в колесе. К вечеру хочется уже отдохнуть, а тут такое. Сегодня не вытерпел, пошел к ним, к отдыхающим к этим, на второй этаж, а там закрыто, никого нет. Так вот, я хотел спросить: вам они не мешают? Ничего не слышно?

– Да вроде нет, – ответил усач, вопросительно посмотрев на одну из женщин, по-видимому, свою жену. – Ты не слышала, Валя? Я вроде ничего такого на припомню. Да мы и сами шумные соседи, – снова обратился он к Гурову и кивнул на детей: – У нас тут, видите, целая орава бандитов. Как начнут пищать, любую дискотеку заглушат.

– Вчера была музыка, – подумав, произнесла женщина. – Вечером включили, часов в девять. Я слышала. Но недолго играла. У этих, когда мультик закончился, тут и они выключили. Я еще подумала, как кстати, а то их и так не уложишь, а тут еще песни эти.

– Когда это было по времени? Не вспомните? – осторожно спросил Гуров. – Хотя бы приблизительно?

– Да я даже точно могу сказать, – ответила Валя. – Мультфильм закончился ровно в половине двенадцатого, я им специально на вечер такой подбирала, чтобы всю ночь не сидели. Вот тогда же и эти сверху выключили. Может, минута-другая разницы.

– В половине двенадцатого?

– Да.

– Хм, странно. А я почти до утра слушал. Может, это не снизу, а откуда-то из другого места доносится? – попытался как можно правдивее изобразить недоумение Лев. – Очень странно. Что ж, извините, что напрасно побеспокоил. Не буду больше задерживать.

– Ничего, заходите, – приветливо улыбнулся усач, провожая его к двери.

Оказавшись в коридоре, Гуров с чувством глубокого удовлетворения констатировал, что теперь ему известно время убийства.

«Музыку наверняка выключила Света, – думал он, поднимаясь к себе в номер. – И сделала она это уже после того, как Проскурин и его гостьи оказались в отключке. Набрать ванну, перетащить туда бизнесмена и сделать порезы на руках – на все это нужно не больше получаса. Следовательно, преступление совершено где-то около двенадцати часов ночи. Хотя смерть, по всей видимости, наступила позже, ведь не сразу вся кровь вышла. Но к тому моменту Светы в номере наверняка уже не было. С большой долей вероятности можно предполагать, что она вышла из номера между двенадцатью и часом. Замки здесь такие, что, выходя, дверь просто захлопывается, и, не имея ключа, снаружи в номер не попадешь. То есть раньше, чем очухаются девушки, труп вряд ли обнаружат. Нет никаких сомнений, что Света уходила спокойно на заранее подготовленные позиции, твердо уверенная, что, для того чтобы исчезнуть с горизонта и замести следы, у нее еще масса времени. Только вот как именно планировала она исчезнуть? Этот вопрос так и остается открытым».

Припомнив, как спокойно реагировал усач и его семейство на вопрос о верхних жильцах, Гуров решил, что следователи их еще не опрашивали и о чрезвычайном происшествии они не знают.

«Правильно, зачем перенапрягаться в свой законный выходной? – мысленно усмехнулся он. – Для работы есть понедельник и прочие будние дни. А поскольку сегодня – воскресенье, обратимся и мы к культурному отдыху. А то и впрямь нечего будет вспомнить».

Пересчитав наличность и убедившись, что на обещанный Витьку калым у него хватит, полковник спустился на ресепшен и поинтересовался у симпатичной девушки, где здесь поблизости можно купить цветы. От Эллы он рассчитывал узнать много интересного и хотел с первых же минут знакомства добиться ее расположения.

Руководствуясь ориентирами, которые дала девушка, Лев довольно быстро отыскал небольшой магазинчик, за стеклянными стенами которого красовались самые разнообразные комнатные цветы и благоухала бесчисленная срезка. В больших вазах на полу цветы были распределены по видам, и, подойдя к вазе с красными розами, он извлек из роскошного букета свежий, только-только начавший распускаться цветок.

– Прекрасный выбор, – улыбнулась ему молоденькая продавщица, и, рассчитавшись, полковник вновь поспешил к гостинице.

Был уже седьмой час вечера, и если Витек в исполнении своих обещаний соблюдал аккуратность, то с минуты на минуту он должен был подъехать к отелю вместе в Эллой и Ниной. Быстрым шагом приближаясь к фасаду, Гуров смог убедиться, что, несмотря на практически постоянное пребывание под градусом, в дисциплинированности его соседу не откажешь. С противоположной стороны, сворачивая с автомобильной трассы, к «Витязю» подъезжал желтый «Рено Логан», из которого чуть ли не на ходу выпрыгивал приветственно махавший рукой Витек.

– Сюда, сюда, Лева! – во весь голос кричал он, пугая водителя. – Сюда, к нам!

Витек сидел на переднем сиденье, но Гуров все внимание устремил на пространство у него за спиной, откуда с любопытством поглядывали две пары голубых глаз.

Обе девушки, расположившиеся на заднем диванчике «Рено», были симпатичными и светловолосыми, обе улыбались, и не было никаких признаков, по которым он мог бы определить, какая из них Элла. Разве что волосы у одной были прямые и длинные, а у другой – волнистые и доходившие лишь до плеч, но это небольшое отличие задачу установления личности нисколько не облегчало.

– Садись, Лева, – между тем сказал Витек, успевший вылезти из машины, чтобы открыть перед Гуровым заднюю дверцу. – В самый малинник пускаю тебя, счастливчик. Ну-ка, девчонки, потеснитесь, пустите кавалера. Эх, да он и с цветами! Смотри-ка! Прямо джентльмен. Видишь, Элла, я ведь говорил. Парень что надо.

Проследив за его взглядом, Лев понял, что последние слова обращены к девушке с короткими волосами, и протянул ей розу.

– Ой, да какая же ты пуся! – просияла та. – Иди скорей поближе! Нинка, подвинься, сюда мой парень сядет!

Длинноволосая Нина вышла из машины, предоставив Гурову место рядом с Эллой, и, когда все снова устроились на сиденьях, желтый «Рено» тронулся с места, увлекая своих пассажиров навстречу счастью.

– Место отличное, – рекламировал неугомонный Витек. – Вон хоть Нинку спроси. Помнишь «Славянский», Нинок? Мы с тобой там уже бывали. Или это не с тобой?

– Я знаю, я там была, – отозвалась Элла. – Там самогонку подают. Это, говорят, наш истинно русский напиток, называется «первач». Любую «Белую лошадь» убивает одной каплей.

– Это как никотин, да? – захлебываясь от смеха, едва выговорил Витек. – Капля никотина убивает лошадь, да?

– Да, – с унылой безнадежностью проговорила Элла и, взглянув на Нину, добавила: – Прикольный у тебя дружок.

Между тем желтый «Рено» уже тормозил возле вычурного здания, оформленного в каком-то лубочном, псевдорусском стиле, и, выйдя из машины, Лев увидел надпись «Ресторан «Славянский», сделанную огромными, светящимися неоновым светом буквами, укрепленными над фасадом.

Ресторан предлагал посетителям разнообразные блюда «истинно русской кухни», живую музыку и тот самый пресловутый «первач», о котором упоминала Элла.

Оказавшись внутри, полковник сразу приметил свободный столик, стоявший несколько в стороне от остальных, и, поняв, что это место как нельзя лучше подходит для доверительного разговора, который намеревался он завести с Эллой, предложил занять его.

Но Витек, уже настроившийся на веселуху, запротестовал и повлек их к столику, стоявшему у самой эстрады.

– Чего мы будем там в углу сидеть? – убеждал он. – Давай сюда, поближе. Тут и артисты, и бар рядом. А туда даже официанты не подойдут.

Возражать было бесполезно, и вскоре Гуров уже сидел за столиком у эстрады, левым ухом почти задевая динамик, из которого неслись звуки «живой музыки», а правым ловя превышавшие все допустимые уровни децибелы, долетавшие от ни на минуту не умолкавшего Витька. Ощущая себя где-то между Сциллой и Харибдой, он понял, что в подобной обстановке ни о каких доверительных разговорах не может быть и речи, и уже начинал думать, что напрасно пришел сюда.

Однако по мере продолжения праздника мнение его постепенно менялось.

Витек с самого начала заказал «первач», не вспомнив даже про коньяк, который грозился взять с Гурова в качестве калыма.

– Дамы! Прошу! – произнес он, разливая по стопкам жидкость из пузатого графинчика.

– Я водку не пью, – капризно надула губки Нина. – Пускай шампанского принесут или хотя бы вина.

– Нет, нет и нет! Возражения не принимаются! – воскликнул Витек, с вожделением глядя на стоявшую перед ним стопку, полную до краев. – Мы в старинном русском городе, в русском заведении, значит, и отдыхать должны истинно по-русски. Никаких шампанских! Вот! Самый правильный, полезный для здоровья напиток. При чем здесь водка? Это чистейший, натуральный продукт Без химии и всяких ГМО. Так что не выпендривайся. За знакомство! Мы с Левой, как сильный пол, примем по полной, а вам я, сама видишь, чисто символически налил по глоточку. Поехали! Будем здоровы!

Нина, брезгливо сморщившись, отпила немного из своей рюмки, Витек и Элла осушили свои емкости залпом, с видом профессионалов опрокинув их в глотку, а Гуров, улучив момент, когда на него никто не смотрел, вылил содержимое стопки в стоявшую перед ним тарелку истинно русского борща.

Дальше события пошли по нарастающей. Уже через час Витек, под присмотром бдительной Нины, еще сохранявшей признаки вменяемости, лихо отплясывал перед эстрадой «камаринскую», а не вяжущая лыка Элла, повиснув на шее Гурова, без каких-либо специальных просьб с его стороны изливала перед ним душу.

– И говорит, значит, мне, – жаловалась она. – Ты, говорит, теперь мне эту Светку хоть из-под земли достань. А где я ее достану? Ее Лелик привез. У него пускай и спрашивает.

– Какую Светку? – рассеянно спросил Гуров.

– Светку? Как же? Ту самую. Которая вместо меня к клиенту поехала. Ах да, ты ведь не знаешь, – мутно взглянув на полковника, проговорила Элла. – Мы с клиентами работаем. Обслуживаем. Сауна, массаж, услуги там разные. Сервис. А в тот раз я что-то так чувствовала себя плохо, просто ужас! А тут Светка эта. Она с Леликом приехала. Лелика-то я давно знаю. И Наиль его знает. Вот пусть и разбираются. А я здесь ни при чем.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34