Николай Леонов.

Смерть за наш счет (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Просто я не уверен, что имею право об этом рассказывать, – заявил Косенков.

– Это еще почему?

Виталий молчал.

– Ладно, я сам все выясню! Говори фамилию! – потребовал Крячко. – Я ведь все равно узнаю, только тогда огласка будет шире, на весь город.

– Екатерина Сорокованова ее зовут, – нехотя отозвался Косенков. – Вы из меня какого-то осведомителя делаете!

– Не осведомителя, – быстро записывая данные в блокнот, поправил его Крячко. – А свидетеля! Это, брат, разные вещи! Где она сейчас?

Косенков помолчал, колеблясь. Потом негромко проговорил:

– Она в больнице… Из-за этого они и расстались.

* * *

Крячко быстро позвонил в Москву и сообщил, что возвращается в отдел с богатым уловом. И почти не соврал: у него в активе были беседы с важными фигурантами, людьми, близко знакомыми с Никоновым. А еще в багажнике лежал системный блок, в котором наверняка хранилась информация по работе Никонова. И это, если разобраться, было даже важнее, чем осмотр места происшествия, которым занимался Гуров. Так что из кафе Крячко выходил в приподнятом настроении.

– Заводи мотор, время не ждет! – скомандовал он, усаживаясь рядом с водителем, который в ожидании начальника уже успел задремать.

– Есть, шеф! – с оттенком юмора ответил лейтенант, но Станислав его даже не услышал. Он смотрел в окно.

Вообще Крячко не сильно любил городские пейзажи, да и сам Москвореченск ему не нравился, но сейчас вести пустой разговор с водителем полковнику не хотелось. Он добавил громкость автомагнитолы и погрузился в раздумья.

В целом Крячко был доволен собой. Столько дел сделал, столько фактов собрал! И теперь предстояла дорога домой. Станиславу очень нравилось это чувство, когда, уставший, он возвращался к любимой семье и родному дивану.

Сегодня звонить Екатерине Сороковановой, бывшей девушке Олега Никонова, он не стал, решил отложить это дело до завтра. На то были свои причины, которые Крячко по приезде собирался изложить Гурову и Орлову. По дороге Станислав даже задремал и проснулся, когда машину подбросило на ухабе.

– Сколько до Москвы? – спросил он, протирая глаза.

– Чуть меньше часа.

Крячко кивнул и снова прикрыл глаза. Дорога предстояла долгая, к тому же подморозило, и водитель не спешил, ехал осторожно. Это немного смущало Станислава, ведь он хотел как можно скорее вернуться в Москву, отчитаться перед Орловым и… постараться уйти домой пораньше. Вообще за те дни, которые Крячко отлынивал от работы, он очень расслабился, и работать целый день ему казалось уже тяжело. Но куда деваться – как назло, именно сегодня был убит этот журналист Никонов.

Хотя стоп! Крячко вдруг открыл глаза и потер лоб. Почему, собственно, убит? Кто это установил? Яд в бокале – вдруг он сам отравился? Несчастный случай или самоубийство? Почему никто не отрабатывает эту версию? Самоубийство нужно отработать в первую очередь, прежде чем переходить к расследованию убийства!

Записки, судя по всему, не было.

С ней было бы проще. Нет, проверку, конечно, все равно проводили бы. Но не столь тщательно. Ну, поехал бы Лева в отель, опросил постояльцев, администрацию, осмотрел номер – все как полагается. Но его, Станислава Крячко, никто не стал бы посылать в Москвореченск. Эта поездка имела бы смысл, если бы версия об убийстве вышла на первый план. Следовательно, она вышла. Почему? На основании каких фактов?

Ответа на этот вопрос Крячко не знал и решил выяснить у Гурова. Он полез в карман и, достав телефон, набрал номер своего друга. Однако у Льва было занято. Спустя несколько минут Крячко повторил попытку, но результат был тот же.

«Ладно, – подумал Станислав, убирая телефон. – Спрошу при встрече».

Глава 3

К вечеру того же дня, оказавшегося долгим и богатым на события – особенно для Крячко с его предыдущей зубодробильной ночью, – сыщики собрались в кабинете генерал-лейтенанта Орлова. Гуров держал на коленях папку, в которой – можно не сомневаться! – были аккуратно рассортированы по файлам отпечатанные и написанные от руки бумаги: протоколы осмотра места происшествия и допроса свидетелей, опись вещей погибшего…

У Крячко в руках не было ничего. Он сидел, скрестив их на животе, и имел благодушно-ленивый вид. Все сведения хранились в его голове. Единственным предметом, который мог хоть как-то сойти за официальный документ, была замусоленная записная книжка, но демонстрировать ее Станислав не спешил. Он точно знал, что Орлов в первую очередь будет слушать Гурова, и потому сидел спокойно и даже собирался немного вздремнуть под мерный доклад Льва. Все равно потом в кабинете Гуров перескажет ему основные моменты разговора.

– Ну что, Крячко, докладывай, что узнал! – В голосе Орлова угадывалась скрытая ехидца.

– А чего я-то? – заартачился Станислав, удивленный таким раскладом. – Меня на осмотре не было!

– Тебя и на работе с утра не было! – напомнил Орлов.

– Петр, вот что ты опять начинаешь? Я же уже все объяснил! И между прочим, успел смотаться в Москвореченск, опросить кучу народа и вернуться обратно! А ты меня все утром попрекаешь, хотя знаешь, что у меня уважительная причина! Нет, в следующий раз я точно больничный возьму на неделю, как и положено трудовому человеку! А то пашешь-пашешь – и никакой благодарности!

Выплеснув праведный гнев, Крячко сделал вид, что смертельно обиделся, и отвернулся к окну. Орлов лишь усмехнулся и поправил очки. Он очень хорошо знал непростой характер Стаса.

– Ладно. Лева, докладывай по осмотру, – махнул рукой генерал.

Гуров достал папку, вынул из нее первый файл с документами и принялся методично перечислять все, что ему удалось выяснить при осмотре места преступления. Орлов слушал внимательно, лишь иногда коротко кивая. Крячко делал вид, что его вообще нет в кабинете.

– … Смерть наступила примерно около часа ночи, – сообщал Гуров. – Это предварительные данные, точнее эксперты скажут позже. По их предварительному мнению, причиной смерти явилось отравление. По записи в регистрационной книге удалось выяснить, что Никонов вернулся в отель около полуночи. При себе у него была спортивная сумка – ее обнаружили в номере. В сумке ничего особенного, всякие мелочи. Пока точно неизвестно, принес ли он отравленную бутылку с собой в сумке или она уже была у него.

– А яд был именно в бутылке? – сдвинул брови Орлов.

– Да, – твердо сказал Гуров. – Это эксперты уже установили однозначно. Не исключено, что кто-то ему эту бутылку подсунул.

– Что за бутылка? – спросил Орлов.

Гуров назвал довольно дорогую марку испанского вина.

– В баре отеля такое вино не продается, – заключил он.

– А в Москвореченске такое вино продают? Крячко! – окрикнул подчиненного Орлов.

– А? Что? – Станислав, который уже начал клевать носом, встрепенулся. – Бутылка? Я этого не устанавливал! Я ж не знал про нее! Надо будет сделать запрос.

– Вот и сделайте, – проворчал Орлов.

Крячко, радуясь, что так легко отделался, снова закрыл глаза. Гуров рассказал о том, что Никонов заселился в отель позавчера, что к нему никто не приходил, а сам он выходил пару раз, но никому не сообщал куда. Впрочем, его никто и не спрашивал.

– А ты пытался выяснить, куда выходил Никонов? – Орлов внимательно смотрел на Гурова. – Это же в первую очередь нужно установить! Зачем он приехал в Москву? С какой целью?

– Петр, ну ты слишком много хочешь за несколько часов, – посетовал Гуров. – Пытались, конечно, насколько это возможно. Но никто из бывших в отеле этого не знает. Опросили возможных свидетелей: я послал оперов пробежаться по близлежащим заведениям – магазины, кафе и прочее – на предмет того, не узнает ли кто-нибудь Никонова по фото. Пока никаких сведений.

– А он на машине передвигался по Москве?

– В том-то и дело, что нет! Без машины он был. В Москву приехал электричкой.

– У него вообще нет машины! – подал голос Крячко, довольный своей осведомленностью. – Это выяснено с абсолютной точностью и достоверностью!

– А телефон? – обвел глазам подчиненных генерал-лейтенант.

– Что – телефон? Телефон, конечно, у него был.

– Ну! – с нажимом сказал Орлов. – Что по звонкам, эсэмэскам? Кому он звонил? Последние вызовы проверяли?

– Последних вызовов немного. За прошедшие два дня – то есть за все время пребывания Никонова в Москве – их всего три. Первый – некоему Антону Дубневу…

– Это его зам по редакции, из Москвореченска, я с ним общался, – перебил Крячко.

– …Второй звонок был в фирму по продаже компьютеров, – бросил на Стаса недовольный взгляд Гуров, он терпеть не мог, когда его перебивали. – Насчет третьего пока неизвестно. В контактах не значится, что за номер – непонятно. Технари его пробивают.

– Что-то маловато контактов, – удивленно заметил Орлов. – Не на экскурсию же он в столицу приехал! Наверняка чтобы с кем-то встретиться.

Почти никуда не выходил, только вчера вечером. И не звонил никуда! Странно все это. Очень странно…

Орлов снял очки и принялся протирать их мягкой тряпочкой. Он всегда так делал, когда сталкивался с чем-то непонятным или неприятным. Водрузив их обратно на нос, генерал обратился к Крячко:

– Что говорят фигуранты из Москвореченска? Зачем Никонов поехал в Москву?

– Самое удивительное, что никто из них ничего конкретного не говорит! Все утверждают, что «поехал по делам», и никаких подробностей.

– Да уж, – проворчал Орлов. – Что же он в отеле-то торчал? Может, там с кем общался?

– Насколько мне известно, с постояльцами отеля Никонов не общался, – продолжал свой доклад Гуров.

– И все-таки, что у нас по версиям постояльцев отеля? – спросил Орлов и повысил голос: – Обращаюсь ко всем!

Крячко с видимым удовольствием пожал плечами – он этими делами не занимался, следовательно, сообщить ему было нечего, а значит, никаких претензий к нему не будет. Он вальяжно вытянул ноги и приготовился слушать, что скажет Гуров.

– В отеле, помимо Никонова, были заняты еще пять номеров. – Гуров достал из папки очередную бумагу. Он перечислил имена и краткие характеристики всех, кто проживал в «Аркаде» на момент убийства. – Поляка Ольшевского, я считаю, из списка подозреваемых можно исключить. Он второй раз останавливается в этом отеле, с Никоновым никаких пересечений у него не было. Я отправил запрос в компанию, где он работает, скоро должен получить подтверждение, что он действительно направлен в Москву по служебным делам. Плюс характеристику – не сомневаюсь, что она будет положительная. Дальше. Пожилая дама из Питера. Я ее не видел и, честно говоря, не считаю нужным встречаться – заподозрить ее в отравлении Никонова – полный абсурд.

– Почему это? – разомкнул веки Крячко. – Отравление – как раз типично женский способ убийства!

– Ну, если на этом основании подозревать всех женщин, можно найти кого-нибудь более подходящего, – возразил Гуров.

– Например? – тут же оживился Орлов.

– Об этом чуть позже, – многозначительно кивнул Лев.

– И все-таки, Лева, ты напрасно сбрасываешь со счетов пожилую даму, – не отставал Крячко. – Пожилые дамы, в простонародье именуемые бабушками, народ очень наблюдательный и любопытный. Это ценнейшие свидетели! Быть не может, чтобы старушка чего-нибудь да не заметила. А ты с ней даже не пообщался!

– Думаю все же, это не тот случай, – покачал головой Гуров. – Я узнавал, как дама проводила время, чем занималась. И вот что получается. По словам администратора, она ранняя пташка. Утром поднималась ни свет ни заря, выпивала кофе и отправлялась в город – прогулки, экскурсии и так далее. Это было еще до завтрака. Возвращалась поздно вечером, ужинала всегда в своем номере и ложилась спать. Все. То есть у нее просто не было физической возможности заметить что-то важное.

– И все же я бы с ней встретился! – упрямился Крячко.

– Ну вот и встреться! – не сдержал раздражения Гуров. – Можешь на свидание пригласить! Она как раз тебе по возрасту подходит!

Крячко пробурчал что-то нечленораздельное о неумении работать со свидетелями и втянул голову в ворот растянутого серого свитера крупной вязки – подарка тещи двадцатипятилетней давности. Свитер, как и куртка, были любимыми вещами Станислава, и он охотно их носил, не обращая внимания на язвительные насмешки коллег и уговоры Орлова сменить гардероб. Станислав Крячко вообще тяжело расставался с любимыми вещами и, как мог, оттягивал этот момент.

– Ладно, давайте дальше, – велел Орлов.

Гуров рассказал также о командированном из Сибири, которого звали Михаил Гладков и с которым ему также не удалось пообщаться по причине отсутствия того в отеле.

– Дело же утром было, он уже на работу уехал, – пояснил Лев. – Я ему вечером позвоню. Не хочу тратить время и просто так мотаться в отель.

– Лучше повесткой вызови, – посоветовал Крячко.

– Тоже можно, – согласился Гуров. – Ладно, не суть. Остается семья с мальчиком-инвалидом, которая приехала из Пензы.

– Что? – Крячко вдруг резко выпрямился на стуле. – Из Пензы?

– Ну да. Город такой, к юго-востоку от нас…

– Мне этот географический ликбез ни к чему! – сморщился Крячко. – Меня это вообще не волнует! Вы знаете, что Никонов родом из Пензы?

Судя по лицам Орлова и Гурова, они об этом не знали и сейчас впервые услышали от Крячко.

Гуров, немного поразмыслив, проговорил:

– Значит, появляется тема… Правда, весьма хрупкая и непонятная.

– Это интересно, но давай оставим на потом, – Орлов сделал жест рукой. – Ты говорил, заняты были пять номеров. Перечислил четверых. Кто пятый? Ты там что-то многозначительно бровями поигрывал, когда речь зашла о женском способе убийства. Давай колись, не томи!

– Как ты проницателен, Петр, – с улыбкой заметил Гуров. – Да, есть еще одна тема, и тоже интересная. Дело в том, что до моего приезда один из постояльцев, проживавших в отеле, замечу, инкогнито, поспешно съехал… Не буду пересказывать подробности, как я его вычислил, но личность установил.

– Так чего ж ты тянешь-то? С этого надо было начинать! – воскликнул Орлов.

– Извини, Петр, я привык начинать сначала и двигаться по порядку. К тому же ты сам просил описать картину осмотра и еще тряс меня по телефонным контактам.

– Ладно-ладно! – возмутился Орлов. – Не нуди! Кто он, этот инкогнито?

Крячко подался вперед. Ему тоже было любопытно.

– Это не он, а она, – сделал акцент Гуров. – Некая Людмила Абрашина. Проживала в отеле три дня до приезда Никонова, а с утра, узнав о его смерти, поспешно сбежала, наказав персоналу хранить ее визит в тайне. Кстати, директор усиленно это пытался делать.

– Откуда она? – спросил Орлов. – Зачем в Москву приехала? Что о ней вообще известно?

– Самое интересное, что она из Москвы, – ответил Гуров. – Наведывается периодически в «Аркаду», остается там на несколько дней. По ночам ее навещает молодой человек, личность которого пока установить не удалось.

– А почему она сбежала?

– Якобы убоялась гнева своего мужа, который отличается повышенной ревностью. Уважаемый, со слов директора отеля Полянского, человек. Вот от своего грозного мужа она там и скрывалась. Ну, или не от него. Во всяком случае, директор с опаской упоминал его имя.

– Абрашин? – поморщился Орлов. – Из Москвы? А лет ей сколько?

– Я ее не видел, но думаю, между сорока и пятьюдесятью. Я пытался до нее дозвониться – выудил у Полянского номер ее телефона, – но он все время отключен. Видимо, она решительно настроена не общаться с представителями правоохранительных органов.

– Абрашин, Абрашин… – продолжал бормотать Орлов в задумчивости, не слушая Гурова. – Неужели Вова Бешеный?

– Ого! Это что же за джентльмен, судя по имени, благородного происхождения? – осведомился Крячко.

Орлов не ответил, подумал некоторое время, повернулся к компьютеру и набрал фамилию в поисковой строке.

– Вот, пожалуйста, я не ошибся! – торжествующе воскликнул он спустя полминуты.

Он повернул экран к Гурову и Крячко, и те увидели фотографию злобного мужчины лет тридцати. Хотя фото было цветным, угадывалось, что оно довольно старое, скорее всего, оцифрованное с бумажной фотографии.

– Родом из девяностых? – коротко спросил Гуров.

– Да, – почти радостно ответил Орлов. – Я с ним сталкивался один раз по некоему делу… Там он проходил свидетелем, но… все были уверены, что одним только свидетельством там не обошлось. Короче говоря, Владимир Абрашин, или Вова Бешеный, ему тогда было около тридцати лет. Вел, так сказать, бизнес…

Орлов сделал красноречивую паузу, и полковники поняли, какого рода бизнесом он занимался.

– А как зовут нашу постоялицу? – спросил он у Гурова.

– Людмила.

Генерал-лейтенант нажал кнопку на селекторном аппарате. Через полминуты на пороге кабинета появился капитан-референт. Орлов продиктовал ему фамилии и имена людей, о которых ему нужна была информация. Капитан кивнул и исчез. Отсутствовал он недолго – за это время оперативники только и успели, что выпить по чашке кофе, приготовленного секретаршей Верочкой.

Получив распечатку, Орлов удовлетворенно хмыкнул:

– Память старика не подвела. Действительно, это тот самый Владимир Абрашин, родом из девяностых. А Людмила Абрашина – его законная жена, причем, согласно документам, единственная и давнишняя.

– Надоели друг другу, вот она и шляется по всяким гостиницам, – буркнул Крячко. – Ты на рожу его посмотри! От такого кто хочешь сбежит!

– Что у тебя за манера обо всех судить по роже? – сделал недовольное лицо Орлов.

– А что, разве мое мнение не подтверждается его биографией? – язвительно спросил Крячко. Орлов быстро прекратил перепалку, зная, что пререкаться с Крячко – себе дороже.

– Ну что, Лев Иваныч, ты продолжаешь работать по этой версии, – сказал генерал, чем вызвал довольную улыбку на лице Крячко. – Вот адрес, по которому зарегистрированы оба наших фигуранта. Судя по географии, это где-то на Новой Риге. Скорее всего, коттедж какой-нибудь. Ну, как обычно это бывает у элиты и приближенным к ней личностям.

– И это, к сожалению, не мы, – позволил себе съязвить Крячко. – Я, например, живу отнюдь не на Новой Риге. А ведь по должности и званию вполне мог бы. Взяток вот не беру и не крышую никого…

– Да, ведешь себя как нетипичный представитель системы МВД, – поддержал шутливый тон Гуров.

Орлов нахмурился. Он не одобрял подобных разговоров, тем более в здании главка. Гуров взглянул на генерала и сделал знак Крячко закруглиться с этой темой. Стас понял и поспешил заговорить о результатах своей поездки в Москвореченск.

– Значит, есть еще вот какая тема, – бодро начал он. – Никонов в Москвореченске, занимаясь журналистской деятельностью, готовил антикоррупционную статью. В частности, направлена она была против местного мэра.

– А кто у нас мэр? – спросил Орлов.

– Некто Галактионов Валерий Андреевич, – сообщил Крячко.

Орлов нахмурился.

– Галактионов, Галактионов, – проговорил он. – Нет, незнаком. Фамилию слышал, конечно, а лично – незнаком.

– А хотелось бы познакомиться, а, Петр? – подмигнул ему Крячко.

– Выспался, Станислав? – иронично спросил Орлов. – Склонность к шуткам появилась? Это только ты у нас способен заискивать перед вышестоящими!

– Я? – возмутился Крячко.

– Конечно! Кто у меня на днях выклянчивал премию к Новому году, обещая за это весь последующий год приходить на пятнадцать минут раньше и готовить все отчеты самостоятельно? Думаешь, я купился на твои льстивые обещания?

– Я был не в себе, – пояснил, смутившись, Крячко. – У меня зуб болел. Иначе бы сроду такого не сказал!

– То есть премия тебе не нужна? – Орлов посмотрел на него поверх очков.

– Да я не об этом! – начал Крячко, но Орлов его уже не слушал.

– По поводу Галактионова, Лева, – сказал он Гурову. – Что думаешь делать?

– Ну, напролом переть не годится, учитывая должность человека, – покусывая губу, отозвался Гуров. Для него, так же как и для генерал-лейтенанта, упоминание о мэре было новостью. – Для начала соберем информацию. Жаль, что ты с ним незнаком. Поищу через Интернет, подтяну своих агентов…

– Станислав, – обратился Орлов к Крячко. – Ты сам как думаешь? Всерьез Никонов взялся за этого мэра?

– Ну если верить словам очевидцев, то да. А очевидцев у нас трое: квартирная хозяйка – наименее осведомленный персонаж, приятель Никонова Виталий Косенков и его заместитель Дубнев. Последний больше других в теме. Он уверял, что это просто бомба. И я склонен с ним согласиться, потому что ничем другим Никонов не занимался и ни с какой другой стороны опасность ему не грозила. Обычный парень, обычная жизнь.

– Обычная жизнь… – повторил Орлов. – И необычная смерть.

– Кстати, тут вот еще что, – сказал Крячко. – Кое-какие события говорят о том, что Никонов действительно кому-то мешал.

И он рассказал об испорченной замочной скважине и коврике у двери Никонова.

– …Только это как-то мелко, – заключил Станислав. – На предупреждения от главы городской администрации не похоже. Он бы еще ему под дверь нагадил!

Гуров фыркнул.

– Да уж! И это все угрозы?

– А я и не говорил, что ему угрожали, – парировал Крячко. – Просто перечислил факты. Я же не мог об этом умолчать! В данной ситуации важна любая мелочь, если учесть, что единой версии случившегося у нас пока нет. Ведь нет? Можно сколько угодно разглагольствовать, но мы даже приблизительно не знаем, почему убили Никонова!

Повисла тишина. Гуров и Орлов молчали, оба внутренне были согласны с Крячко.

– А что, если как раз из Пензы ноги и растут? – произнес вдруг Орлов. – Эту версию тоже нельзя сбрасывать со счетов! Нужно сделать запрос, выяснить, не был ли Никонов знаком с этой семьей. Как их фамилия?

– Солодовы, – подсказал Гуров.

– Вот-вот. Дальше. Выяснить, чем вообще занимался Никонов в Пензе. Родителям сообщили о его смерти? Когда они приедут?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33