Николай Леонов.

Похищенному верить (сборник)



скачать книгу бесплатно

– Вызывал, – коротко ответил Орлов, продолжая странные манипуляции с канцелярскими принадлежностями.

– Тогда, может, скажете, для чего мы вам понадобились? Потому что, если дело стоящее, хотелось бы поскорее приступить, а если вам просто скучно стало одному в кабинете, то могли хотя бы присесть предложить. Ноги-то не казенные.

На фамильярную речь Станислава генерал ничуть не обиделся. Давняя многолетняя дружба давала полковнику право обращаться к начальнику не по уставу.

– Хочешь присесть – садись, – рассеянно произнес Орлов. – А насчет скуки ты ошибся. Было мне скучно, да тверские ребята постарались, избавили меня от нее, думаю, не на один день.

– В чем там дело? – присаживаясь на свободный стул, спросил Гуров. – Что-то серьезное?

– Серьезное, Лева, – подтвердил Орлов. – Сижу вот и думаю: с чего начать? С того, что четыре звонка от вышестоящего начальства за последние тридцать минут получил, или с того, что два достойных человека внезапно в мир иной отправились? По мне, так последнее важнее, но высокое начальство почему-то в первую очередь не об этом печется, а об арестанте, будь он неладен. И задачу-то ведь как ставят: не преступников, лишивших жизни людей при исполнении, искать, а по следу заключенного ищеек запускать. Им, видите ли, поимка беглого преступника куда важнее. А уж если при этом еще и убийцы отыщутся, так совсем хорошо.

– Погоди, Петр Николаевич, не спеши, – мягко остановил генерала Гуров. – Так мы со Стасом ничего не поймем. Давай по порядку, а с приоритетностью после разберемся.

– В этом-то и загвоздка, Лева. Поди разберись, где тут начало, – вздохнул Орлов, – на сто пятом шоссе, где произошел инцидент, в тверском изоляторе, откуда автозак выехал, или же в обворованных частных владениях, из-за которых шумиха в верхах идет?

– Ладно, тогда коротко об инциденте, – предложил Лев. – Так легче будет разобраться.

– Коротко? Будет тебе коротко, – внезапно согласился Орлов. – Сегодня из тверского СИЗО в Москву этапирован вор по кличке Хамелеон. На перегоне сто пятого шоссе на автозак совершено нападение. Двое охранников убиты, заключенный сбежал. Вот тебе короткая версия, Лева.

– Хамелеон? – Крячко аж со стула вскочил. – Тот самый Хамелеон? Ни хрена себе, дельце!

– Радость-то поубавь, – осадил его генерал. – Двое охранников убиты, радоваться тут нечему.

– Да я и не радуюсь, – снова опустился на стул Стас, – скорее удивляюсь. Это ж надо так облажаться! Его ведь не один год половина ментов московских ловили, а когда поймали, удержать не смогли. Чую, полетят чьи-то головы.

– Твоя башка в первую очередь полетит, если ты его не отыщешь и в «Лефортово» не доставишь, – сердито проговорил Орлов.

– А я-то тут с какого боку? – возмутился Крячко. – Не мне же его этапировать доверили.

– Зато поимку доверят именно тебе. – Орлов снова вздохнул. – Вот и думай теперь, где тут начало.

– Хамелеон вроде не по «мокрому» делу, – задумчиво произнес Гуров. – Или я ошибаюсь?

– Был не по «мокрому», да и в команде никогда не играл, если ты понимаешь, о чем я.

Но ведь кто-то его побег устроил, и «мокрухой» не погнушался.

– Кто сообщил о происшествии?

– Случайный водитель. Ехал по тому же шоссе из Твери в Москву и обнаружил их на дороге. Автозак, а возле него два тела. Вызвал полицию. Из Твери опергруппа выехала, о случившемся наверх доложили, а те мне позвонили. Дело Хамелеона на особом контроле в верхах. Короче, дали понять, что Хамелеона нужно найти как можно скорее. Я тут кое-какие материалы для вас собрал. Ознакомитесь по дороге.

– Мы едем в Тверь? – догадался Крячко.

– Сперва на место происшествия, затем в СИЗО, там вас уже адвокат Хамелеона поджидает, – сообщил Орлов. – С адвокатом поаккуратнее, он тот еще лис. Лишнее слово скажете, потом проблем не оберешься.

Глава 2

Чтобы не терять мобильности, к месту происшествия выехали двумя машинами. Следом за автомобилем Гурова шел микроавтобус с опергруппой и криминалистами. Генерал Орлов решил, что будет лучше, если все необходимые экспертизы проведут свои люди. Гурову и Крячко это было только на руку, так как в этом случае все результаты попадут напрямую к ним, и не нужно будет ждать очереди и подгонять тверских специалистов. За рулем сидел Гуров, поэтому папкой с материалами по делу Хамелеона распоряжался Крячко.

Расшнуровав тесемки картонной папки, Станислав открыл первый лист и принялся внимательно изучать снимок. С фото, подшитого к личному делу, на него смотрел Иван Шаповалов, в оперативных кругах более известный как вор-аферист Хамелеон. На снимке он выглядел угрюмым пятидесятилетним мужиком с кустистыми бровями, нависающими над ввалившимися глазницами. Впалые щеки, стеклянные, ничего не выражающие глаза, волосы, стриженные под машинку, и огромный нос, выпирающий вперед как огромная слива. Дав возможность напарнику полюбоваться на снимок, Крячко начал листать бумаги и вслух вычитывать основные факты, касающиеся криминальной деятельности Хамелеона.

В записях следователя из Твери фигурировали данные не только по делу, за которое Хамелеон угодил в СИЗО. Следователь скрупулезно подшил к делу каждый из двадцати восьми эпизодов, инкриминируемых подследственному. Список впечатлял не столько количеством награбленного, сколько уникальностью украденного и подборкой фамилий пострадавших. Кого только в этом списке не было: адвокаты, фамилии которых ассоциировались с громкими делами, бизнесмены, чье состояние измерялось не одной сотней миллиардов, причем в долларах, литературный и театральный бомонд, антиквары высокого полета, дипломаты, политики и даже один целитель, в последнее время набирающий в столице популярность.

Перечень пропавших раритетов мог составить серьезную конкуренцию экспонатам Лувра, а список пострадавших будто бы слизали со страниц популярного американского журнала «Форбс», с той лишь разницей, что в этом списке значились исключительно российские граждане.

– Теперь понятно, почему высокое начальство копытом бьет, – проговорил Стас, дочитав список. – Сюда бы еще главного прокурора страны добавить, и Хамелеону «светила» бы высшая мера.

– Еще бы, – кивнул Лев. – А учитывая, что ни один из экспонатов так и не был найден, и единственный, кто может навести на след украденного, ускользнул, с нас живьем шкуру сдерут, если не удастся найти Шаповалова.

– Хреново дело, товарищ полковник, – вздохнул Крячко. – Хамелеону несколько лет удавалось ускользать от правоохранительных органов, неужели ты думаешь, что нам повезет больше?

– Вариантов-то все равно нет, – пожал плечами Гуров. – Либо мы его находим, либо наши погоны можно складывать в баночку и закатывать жестяной крышкой.

– Прекрасные перспективы!

– Не паникуй раньше времени, – подбодрил Лев напарника. – Давай читай про нападение.

– А тут про нападение практически ничего нет. Только общие факты. Сто пятое шоссе, на подъезде к Мокшино обнаружен автозак, а рядом два трупа. Оба охранника убиты выстрелом в упор. Других данных нет. И как с этим работать?

– Скоро своими глазами все увидим, – ответил Гуров. – Мы подъезжаем к месту преступления, уже заградительная лента видна.

Крячко оторвал взгляд от папки и посмотрел в лобовое стекло. Впереди светились полицейские мигалки, а рядом с машиной маячили полицейские. Они что-то шумно обсуждали, яростно жестикулируя.

– Похоже, тверские парни чересчур перевозбудились, – усмехнулся он. – Ишь, как руками машут.

Гуров не ответил. Он подогнал машину к стоящему на обочине автозаку, заглушил двигатель и вышел. Их прибытие заметили, от возбужденной толпы отделился долговязый мужчина лет тридцати пяти в смешном плаще из цветастой клеенки и направился прямиком к полковнику.

– Вы из Москвы? – протягивая руку для рукопожатия, задал он риторический вопрос. – Майор Столбенников. Кто из вас полковник Гуров?

– Я – Гуров, – пожимая руку, представился Лев. – Это мой напарник, полковник Крячко. Что тут у вас?

– Кроме трупов и пустого автозака? Да практически ничего. Водища льет как из ведра, все следы смыло.

– Да, с погодой нападавшим повезло, – вступил в разговор Крячко. – Ваши криминалисты отпечатки пальцев уже сняли?

– С чего их снимать? – досадливо поморщился Столбенников. – С трупов?

– А хоть бы и с трупов, – резко бросил Стас.

– Мы их брезентом накрыли, – поняв, что панибратствовать полковники не настроены, официальным тоном доложил Столбенников. – Автозак осмотрели, а трупы не трогали. Приказ сверху – не предпринимать никаких действий до прибытия опергруппы из столицы.

– Ладно, расслабьтесь, майор. Пойдем посмотрим, что имеем, – сменил гнев на милость Крячко и, чтобы разрядить обстановку, добавил: – Симпатичный плащик, майор.

– Уж какой есть, – не принял шутку Столбенников. – Мы два часа кряду тут мокнем. В таких условиях что хочешь на себя напялишь, лишь бы хоть часть одежды сухой сохранить.

Гуров дал знак московским экспертам следовать за ним и направился к автозаку. Тело первого охранника лежало в двух шагах от распахнутой пассажирской дверцы. Он приподнял брезент. Рыжеволосый здоровяк лежал, уткнувшись лицом в землю. Руки раскинуты в стороны, правая нога неестественно подогнута. Пистолет в кобуре, которую он даже расстегнуть не успел. Перевернув тело, Гуров внимательно изучил аккуратное отверстие точно по центру лба. Выстрел в упор убил охранника наповал. Скорее всего, тот и сообразить не успел, что на автозак совершено нападение. Вернув тело в исходное положение, Лев уступил место криминалистам.

Второй охранник лежал возле водительской двери лицом вверх, ладони сжаты в кулаки, глаза открыты. И та же аккуратная дырочка во лбу.

– Это Владислав Думчев, он был за рулем, – прокомментировал Столбенников, следовавший за Гуровым по пятам. – А тот, что со стороны пассажира, Андрей Бутунин. Они лет десять в напарниках ходили. Хорошие ребята, ответственные, и опыта им не занимать. Поверить не могу, что они так глупо попались.

Гуров обошел автозак, остановился возле кузовной двери. Замок был срезан автогеном. Войдя внутрь, он обнаружил кольцо наручников, висевшее на металлической решетке, к которой на время этапирования приковывали заключенных. Соединяющее звено перекушено одним точным движением.

– В кузове могут быть отпечатки пальцев тех, кто совершил нападение, – вслух произнес Лев. – Проверьте это.

Эксперт-криминалист молча кивнул и приступил к работе. Гуров вышел наружу. Стас поджидал его у дверей. Он успел пообщаться с группой Столбенникова и теперь готов был сообщить новости. Их было не так уж много. Впереди на дороге тверские оперативники обнаружили некое устройство, напоминающее огромную дымовую шашку кустарного производства. По мнению экспертов, ее взорвали для того, чтобы остановить автозак. От гигантской «дымовухи» мало что осталось, основная часть устройства сгорела дотла в момент взрыва, но криминалисты надеялись, изучив остатки вещества, собранного с дорожного покрытия, определить ее состав.

– Итак, нападавшие устроили взрыв с задымлением. Криминалисты говорят, что дымовой столб должен был быть настолько мощным, чтобы испортить видимость на добрых пятьдесят метров. Водитель автозака просто не мог не остановиться при виде такого количества дыма. Следы копоти даже дождь смыть не сумел. Представь, как эта штука должна была дымить, – докладывал Крячко. – Автозак остановился, первый охранник вышел и тут же получил пулю в лоб.

– А второй попытался использовать оружие, но не успел. Он открыл дверь и выбрался из кабины, но там его уже поджидали нападавшие. Один выстрел, и его жизнь закончилась, – продолжил Гуров.

– Вероятно, так все и было, – согласился Станислав. – А затем они срезали замок и выпустили из клетки Хамелеона. Сели в машину и укатили в неизвестном направлении. На все про все у них ушло не больше пяти минут. Сработано чисто.

– Одно непонятно: сто пятая автострада довольно оживленная, – вклинился в разговор Столбенников. – Где были встречные машины? Почему их никто не видел? Почему не сообщили о задымлении и взрыве?

– Дождь, – коротко произнес Крячко, но Столбенников продолжал смотреть на полковника недоумевающим взглядом, и тому пришлось пояснить: – Дождь идет уже полмесяца, а это не способствует увеличению машинопотока. Нападавшие могли делать ставку именно на это.

– Вы думаете? – По тону Столбенникова было понятно, что с мнением полковника он не согласен.

– Вижу, у вас иное мнение, – напрягся Крячко.

– Возможно, им просто повезло, – почувствовав, что обстановка снова накаляется, постарался сгладить резкость слов напарника Лев. – Но особого значения это не имеет. Даже если бы дождя не было, вряд ли проезжающие водители стали бы встревать в разборки на дороге. Тем более в такие, в которых применяется огнестрельное оружие. Да и действовали они быстро. Стас, ты сам сказал, что им понадобилось всего пять минут на то, чтобы нейтрализовать охранников и освободить Хамелеона. Так о чем спорить?

Он не стал развивать тему дальше и пошел к месту, где произошел взрыв, чтобы самому посмотреть на то, что осталось от устройства, заставившего водителя автозака нарушить строгие инструкции и остановить автомобиль.

Именно там и собралась основная часть группы майора Столбенникова. Пока приезжие из Москвы осматривали место преступления, они молча наблюдали за столичными визитерами, когда же полковник Гуров поравнялся с группой, те скоренько отошли в сторону. Место взрыва, как и тела погибших, предусмотрительно накрыли брезентом. Брезент лежал точно посередине дороги, прямо на сплошной разделительной полосе. Под пристальными взглядами оперативников Лев приподнял брезент. То, что он там увидел, впечатляло. На асфальте сохранился лишь металлический обод, бывший ранее дном двухсотлитровой бочки. Все остальное выгорело полностью.

– Миленькое собрание, – вполголоса произнес Крячко, имея в виду тверских оперативников.

– Думаю, тебе бы тоже не понравилось, если бы чужаки рыскали по твоей территории и пытались выяснить, где ты облажался, – прошептал в ответ Гуров. – Не обращай на них внимания, просто делай свою работу, и совсем скоро они про тебя забудут.

– Делать свою работу? Это значит шлепать по лужам, заглядывать под брезент и многозначительно хмурить брови? – поддел его Стас.

– Что-то вроде того, – улыбнулся Лев. – Какие есть соображения?

– Пора убираться отсюда. Здесь мы увидели все, что было возможно.

– Я бы остался еще на какое-то время. Только предварительно избавился бы от наблюдателей. Хочу осмотреть придорожные посадки. Где-то ведь нападавшие должны были пересидеть в ожидании появления автозака? По-моему, посадки – самое подходящее место.

– Лева, поимей совесть! – взмолился Крячко. – Лазать по кустам? Только не в проливной дождь! Не лучше ли делегировать это право тверским ребятам? Они все равно без дела тут болтаются. Отдай приказ, ты ведь по званию старше майора Столбенникова. Пусть его парни хоть что-то полезное сделают.

– А если они ничего не найдут?

– Вот если не найдут, тогда вернемся мы и покажем этим молокососам, как работают настоящие асы, – пошутил Стас. – Может, нам повезет, и к тому времени дождь закончится.

– Ладно, пусть будет так. Иди к Столбенникову и отдай распоряжение, – сдался Гуров. – Ты ведь тоже полковник, так что полномочий у тебя не меньше, чем у меня.

Но отправить тверских оперов на осмотр прилегающей к месту преступления территории оказалось не так-то просто. Как только Крячко высказал свое пожелание Столбенникову, выяснилась причина жаркого спора, который наблюдали полковники при подъезде к месту преступления. Оказалось, что майор еще до приезда московских правоохранителей планировал осмотреть окрестные посадки, но опера заупрямились. Каждый высказывал свои аргументы, доказывая, что в кустах им делать нечего. Самыми вескими были ссылки на дождь, который давно уже смыл все следы, даже если таковые имелись, и указания на мостовое заграждение, препятствующее выезду машин из посадок прямиком на автостраду. Тверские опера все как один сходились на том, что машина нападавших какое-то время стояла на мосту, поджидая автозак. Чего проще, выставить аварийные знаки и делать вид, что возишься с движком. Так зачем же лазать по кустам?

Крячко доводы оперов показались весьма убедительными, и он направился обратно к Гурову. Теперь уже ему предстояло убедить друга, что осмотр посадок ничего не даст. Мостовое ограждение с окончанием моста не заканчивалось, а тянулось вдоль дороги еще на добрых пятьдесят метров. Подогнать машину из кустов в нужный момент было бы весьма затруднительно. Подумав, Лев решил оставить затею с осмотром до лучших времен, тем более что сейчас его волновало совсем другое. Следы от самодельной «дымовухи» и выстрелы точно в центр лба что-то ему напоминали, но он никак не мог сосредоточиться и подумать об этом, поэтому отдал приказ грузить тела погибших охранников в машину судмедэкспертов и отправляться в Тверь.

Новому приказу обрадовались, так как мокнуть под дождем всем изрядно надоело. На месте остались только московские криминалисты, работа которых еще не была завершена. Остальные дружно загружались в машины. За руль автозака сел один из тверских оперов, он же возглавил колонну из четырех машин и бодрым ходом погнал к Твери.

В тверском СИЗО Гурова и Крячко провели прямиком в кабинет начальника изолятора, полковника Осокина. Тот в кабинете был не один. На добротном стуле, отставленном чуть в сторону от стола, сидел солидного вида мужчина. В модного покроя костюме темно-синего цвета с едва заметной светлой полосой, в отутюженной белоснежной рубашке и в строгом галстуке. Полковник Осокин поздоровался с полковниками и представил мужчину. Им оказался адвокат Ивана Шаповалова, Анатолий Ципиков. Как только с представлением было покончено, Ципиков обратился к Гурову:

– Я хочу сделать официальное заявление, – хорошо поставленным голосом заявил он. – То, что произошло с моим подзащитным, – вопиющий акт халатного отношения сотрудников тюремного конвоя. Мой подзащитный был передан охранникам на период этапирования, и в означенный период за его жизнь и здоровье отвечали они. А что он получил вместо этого? Попал в перестрелку и оказался похищен неизвестными. Я хочу получить полный доступ к плану разыскных мероприятий, которые вы, как представители правоохранительных органов, обязаны провести в кратчайшие сроки.

– Приберегите пылкие речи для суда, – нахмурился Гуров. – По факту совершенного нападения будет возбуждено уголовное дело, и боюсь, что ваш подопечный в этом деле будет фигурировать не как лицо пострадавшее, а как организатор оного. Так что вам лучше поубавить пыл и настроиться на сотрудничество с полицией.

– Как организатор? Да ведь это бред! – воскликнул Ципиков. – Чего ради моему подзащитному устраивать бойню на дороге? Вижу, вы не успели ознакомиться с его делом.

– Так просветите нас, – предложил Гуров. – Почему вы считаете, что Иван Шаповалов не планировал побег? Лично мне дело видится в ином свете. Ваш подопечный обвиняется в одном ограблении, но подозревается еще в двадцати восьми подобных кражах. Ранее он не судим, в зоне не бывал, с законами зоны не знаком и, скорее всего, познакомиться с ними не жаждет, а в случае, если следователю удалось бы собрать доказательства хотя бы по нескольким эпизодам, а прокурору доказать причастность Шаповалова к этим ограблениям, вашему парню «светил» бы приличный срок.

– Ничего подобного, – перебил его Ципиков. – Мой подзащитный невиновен, пока не доказано обратное.

– Да, да, презумпция невиновности, и все такое, – вступил в беседу Крячко. – Извечная песня адвокатов. Только вот факты налицо. В автозаке помимо Шаповалова заключенных не было – это раз. Двое охранников убиты – это два. И три – ваш подопечный на месте происшествия с пулей во лбу не валяется. Где же он тогда, если нападение не его рук дело?

– На этот вопрос придется ответить вам, – сухо проговорил Ципиков. – Не надейтесь, что я оставлю это дело без последствий. Вам придется найти моего подзащитного, установить личности его похитителей и заставить их ответить за содеянное.

– Вы правда думаете, что Шаповалова похитили? – Гурова удивила уверенность, звучавшая в голосе адвоката. – Но зачем кому-то похищать его? Это же бессмысленно.

– Этого я знать не могу, но вот что я знаю точно, что мы наверняка выиграли бы предстоящий суд. Тюремный срок моему подзащитному не грозил, оправдательный приговор был у нас в кармане.

– Каким образом? Насколько я знаю, Шаповалова взяли на месте преступления. Так сказать, с поличным, – заметил Стас. – И как же вы собирались опровергнуть этот факт?

– Хотите знать подробности, ознакомьтесь с делом, – заявил Ципиков. – То, что вы называете «взятие с поличным», выглядит несколько иначе, чем в случае с Шаповаловым. Полагаю, местные оперативные работники слишком много детективов читают, вот у них и сложилось мнение, будто они взяли моего подзащитного на месте преступления. На самом же деле он просто находился неподалеку от того места, где было совершено ограбление. Украденных вещей при нем не обнаружили, а сам факт близости нахождения к означенному месту еще не доказывает его причастность.

– Это правда? – Крячко перевел взгляд на начальника изолятора.

– В какой-то степени, – замялся тот. – Технически в момент задержания Шаповалов уже покинул территорию ограбленного особняка, его взяли возле забора, а украденные из особняка ювелирные украшения он успел скинуть в ближайшие кусты, где их и обнаружили оперативники.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8