Николай Леонов.

Отпетые сыщики



скачать книгу бесплатно

Пролог

Мягкий свет катившегося за горизонт солнечного диска фигурными тенями от тополей ложился на побеленную в прошлом году стену кабинета. Гуров поднялся из-за стола, загасил истлевшую сигарету в пепельнице и устало потянулся, заложив ладони на затылок. Хрустнули шейные позвонки. Мышцы воротниковой зоны болезненно заныли. Полковник взглянул на часы. Он просидел за рабочим столом, не разгибаясь, целых шесть часов.

Сидячая работа изматывала Гурова куда больше, чем любая другая. Как в моральном, так и в физическом плане.

Он закрыл папку скоросшивателя с документами и подошел к встроенному в стену служебному сейфу. Отпер его ключом. Красноватый свет заиграл бликами на его широкой могучей спине, прикрытой только легкой шелковой рубашкой бежевого оттенка. Лязг сейфового замка прозвучал в тишине кабинета, как вскрик встревоженной птицы. Полковник поместил папку отдельно от остальных и закрыл дверцу сейфа. Обернулся и наткнулся взглядом на собственное отражение в зеркале.

Годы брали свое. Упорно и неумолимо. Гуров не мог не отметить этого, за долю секунды оценив и поблекшие в последнее время глаза, и заострившиеся скулы, и несколько прорезавших широкий покатый лоб лучиков морщин. Однако в целом это не портило облик полковника, а скорее придавало мужественному виду умудренного жизнью и многолетним опытом профессионального оперативника некоторую жесткость.

На щеках выступила легкая щетина, и Гуров машинально провел по ней ладонью. Поймал себя на мысли, что в спешке, собираясь сегодня утром на работу, он не успел побриться.

Закрыв жалюзи на окне, Гуров вернулся к рабочему месту и снял со спинки стула пиджак.

Скрип открывшейся двери заставил полковника поднять голову.

– Мне сказали, что ты еще здесь, но, честно говоря, я понадеялся, что это какая-то ошибка. – Крячко остановился на пороге и прислонился плечом к дверному косяку. В сумеречном освещении Гуров не мог видеть выражения лица напарника. – Помнится, ты собирался сегодня вечером отдохнуть, Лева. Пойти домой, пропустить рюмашку коньячку перед сном, жене внимание уделить опять же… Что? Снова все по боку? Ну нельзя же так, старик…

Уже не глядя на Крячко, Гуров взял со стола пачку сигарет, зажигалку и положил в боковой карман пиджака.

– А мне помнится, что ты давно ушел, Стас, – бесстрастно произнес он.

– Ушел, – в голосе Крячко зазвучало некое подобие обреченности. – Но, как видишь, вернулся.

– По мне соскучился? Или по работе?

– Если бы. Я, как ты знаешь, Лева, человек подневольный. И где-то даже слабохарактерный, наверное… Проще говоря, меня заставили вернуться. А я, как всегда, не смог отказаться.

Причитания эти могли продолжаться бесконечно. Полковник Крячко относился к тому типу людей, которые могли говорить о чем угодно, не переставая, пока их кто-нибудь не остановит. Гуров поспешил прервать словесный поток друга встречным вопросом:

– Кто это заставил тебя вернуться? – Он уже вновь вышел из-за стола и стоял теперь напротив Станислава, демонстративно поигрывая связкой ключей.

– Орлов, естественно.

Вызвонил меня уже практически на самом подходе к дому и в категоричной форме распорядился явиться к нему на аудиенцию. С тобой, конечно.

Гуров опустил связку ключей в карман.

– Разве он не в Питере?

– Был в Питере. – Крячко отошел в сторону, давая возможность Гурову покинуть кабинет. – Прилетел час назад. И сразу, что называется, с места в карьер. Ни секунды покоя. На пенсию бы, что ли, поскорее отправился…

– И где он сейчас? – Гуров вышел в коридор и захлопнул за собой дверь кабинета. Щелкнул замок. – Дома?

– Щас! Дома! – иронично скривился Крячко. – Говорю тебе, у меня такое подозрение, что у генерала нашего шило в заднице. Он уже нас с тобой у себя в кабинете дожидается. И голос у него, Лева, когда он со мной по телефону разговаривал, был далеко не самый приятный.

Гуров тяжело вздохнул и дружески похлопал соратника по спине.

– Ладно, – улыбка, пробежала по губам полковника, – хватит причитать раньше времени, как бабка старая. Пойдем и выясним, для чего мы так срочно Петру понадобились. Может, и в самом деле серьезная проблема.

– А у него они всегда серьезные, – буркнул Крячко, скорее себе под нос, нежели для Гурова. – У него несерьезных и не было никогда. Только вселенского масштаба.

Продолжая ворчать в том же духе, Станислав поплелся следом за Гуровым, который уже решительно двинулся по коридору.

Генерал-лейтенант милиции Петр Николаевич Орлов, давно и бессменно возглавлявший ГУ угрозыска МВД, действительно каких-то два часа назад сошел с самолета, прилетевшего в Москву из Питера, и, как был, с чемоданом сменного белья и в измятых во время перелета льняных брюках, прямиком отправился к себе в управление. В ожидании подчиненных Орлов нервно мерил шагами пустую приемную. Время от времени генерал запускал руку в нагрудный карман рубашки, извлекал из него леденец, срывал шуршащую обертку и буквально швырял конфету в рот. Обертки летели в мусорное ведро одна за другой.

При появлении Гурова и Крячко Орлов резко остановился на месте, встряхнул головой и вслед за последней сорванной с конфеты оберткой выплюнул в урну и сам леденец.

– Наконец-то! – возбужденно провозгласил он. – Я уже думал, что скончаюсь тут от старости, дожидаясь вашего прихода. Не дай бог, кому-нибудь станет известно, что у нас в главке работают такие черепахи.

Генерал быстро прошел к рабочему столу и плюхнулся в кожаное кресло с высокой спинкой. Небрежно махнул рукой, предлагая Гурову и Крячко садиться. Сыщики не заставили себя упрашивать. Не требовалось большой наблюдательности, чтобы понять, в каком взвинченном состоянии находится Орлов, и подчиненным оставалось только гадать, с чем это могло быть связано. Невзирая на старые дружеские отношения, которые связывали их с Орловым, ни Гурову, ни Крячко не пришло в голову отвечать колкостью на нелицеприятные слова генерала.

Гуров сухо откашлялся.

– Что случилось-то, Петь? – спросил он.

Скрестив руки на груди, Крячко внимательно наблюдал за действиями Орлова. Тот подхватил со стола шариковую ручку, покрутил ее между большим и указательным пальцем и раздраженно отшвырнул в сторону. Передвинул влево стопку каких-то документов и устремил пристальный взгляд на сыщиков.

– Вчера был убит один из крупных столичных авторитетов, – выдал наконец он. – Можно сказать, один из крестных отцов нашего до боли родного криминалитета. Вы ведь уже наверняка в курсе?

Гуров согласно кивнул головой.

– Ты про Бутуева? Я слышал об этом вчера в выпуске новостей.

– Я тоже, – живо поддакнул Крячко. – А в чем проблема-то, Петь? Эти авторитеты сейчас мрут как мухи. Время такое. Все предельно ясно и понятно. Очередная борьба за передел сфер влияния. Бутуев ушел, другой пришел…

– Стас, – Орлов подался корпусом вперед, едва не коснувшись подбородком столешницы. – Я, едва узнав о гибели Бутуева, бросаю в Питере все дела и спешно вылетаю в столицу, а ты мне говоришь, в чем проблема. Думаешь, я бы стал так дергаться, если бы проблемы не было?

На пару минут в кабинете генерала повисла напряженная пауза. Крячко украдкой переглянулся с Гуровым, и тот слегка пожал плечами вместо ответа.

– Короче, – Петр встал. Его тон стал немного спокойнее. Он вынул из кармана конфету и уже не так нервно развернул ее. Аккуратно положил под язык, словно таблетку валидола. – Дело уже передано в разработку РУБОПу, но я успел кое с кем договориться о том, чтобы наше ведомство тоже подключили к этому расследованию. Вести его будете вы двое.

Крячко издал неопределенный звук, отдаленно напоминающий поросячье хрюканье.

– Прости за нескромный вопрос, Петя, – медленно, с расстановкой произнес он. – А на фига нам это надо, когда и так все практически ясно.

– Может, и ясно, а может, и не совсем. – Орлов хрустнул леденцом. – Я хочу быть уверенным в том, что причиной убийства Ильи Бутуева по кличке Заран являются исключительно внутренние разборки. То есть тот самый передел сфер влияния…

– А у тебя есть другие версии?

Орлов промолчал.

– Хватит темнить, генерал, – не выдержал Гуров. – Давай начистоту. Чего ты так дергаешься?

– Заран был нашим информатором. Я сам курировал его, – признался Орлов.

Глава 1

Крышку гроба не поднимали, и не потому что щадили чувства родных и близких покойного, хотя каждый из присутствующих прекрасно знал, насколько обезображен находящийся под этой самой крышкой труп человека, а скорее из уважения к погибшему Илье Бутуеву. Никому не хотелось, чтобы он остался в памяти собравшихся таким. Гораздо более пристойное зрелище представляла собой большая черно-белая фотография в траурной рамке, которую несли впереди гроба, а затем поставили на землю рядом со свежевырытой могилой на Аллее Героев. Со снимка на всю траурную процессию, насчитывавшую, по самым скромным подсчетам, никак не меньше ста человек, взирал темноволосый тридцатипятилетний мужчина, облаченный в модный двубортный пиджак и светлую рубашку с туго повязанным тоненьким галстуком. Выразительные глаза, такие же темные, как и волосы, пристально смотрели куда-то вдаль, а на губах мужчины застыла слегка ироничная улыбка. Словно он знал что-то такое, о чем другие мало того что не знали, но даже и помыслить не могли. Фото было сделано года два тому назад. Впрочем, таким его и помнили те, кто пришел сегодня на кладбище проводить Зарана в последний путь.

Сова остановилась в некотором отдалении от остальных, поправила рукой разметавшиеся на ветру волосы и, прислонившись плечом к дереву, заложила руки в просторные карманы ярко-красных брюк. С такого удачно выбранного для себя наблюдательного пункта она прекрасно могла видеть большую часть территории кладбища у места захоронения Зарана. И всех, кто уже минутой спустя после того, как процессия остановилась, один за другим стал подходить к гробу для прощальных речей.

На аллее появился темно-синий «Форд Фокус» и неторопливо покатил к многочисленному людскому скоплению. Не доехав до места, «Форд» забрал вправо и остановился. Сова отошла от дерева и шагнула в направлении автомобиля. Водительская дверца распахнулась, и на мокрую от утренней росы траву ступил мужчина лет тридцати с зачесанными назад пепельно-русыми волосами и стильными усиками над слегка выступающей вперед верхней губой. Мужчина бросил окурок под ноги и примял его носком лакированного ботинка.

– Ты бы еще позже приехал. – Сова покосилась в сторону процессии. Над гробом Зарана только что склонился один из крупных столичных авторитетов Шпала. – Когда уже закопали. Попрощаться не хочешь, Князь?

Тот отрицательно покачал головой и расстегнул пуговицы пиджака. Денек выдался жарковатым, но висевший в наплечной кобуре Князя скорострельный автоматический пистолет Стечкина не позволял его владельцу облачиться во что-то более легкое.

– Это не для меня. Никогда не умел произносить речей. Ты же знаешь. Тем более когда все смотрят тебе в спину. А ты?

– Я уже попрощалась. Где ты был? Я дважды звонила тебе…

– Мобила села. – Князь достал из кармана носовой платок и осторожно протер им сначала лоб, затем шею. Облокотился на раскрытую дверцу автомобиля. – Ну и жарища сегодня.

– Я спросила, где ты был, – напомнила Сова, и в ее голосе засквозили нотки раздражения.

– Расслабься, подруга. Мне нужно было решить пару вопросов.

– Каких?

– Я должен перед тобой отчитываться?

– Желательно.

Пару минут они молча смотрели друг на друга. Казалось, что в этот момент оба забыли, где и по каким причинам находятся. Князь первым опустил глаза.

– Я нанял Енота разобраться в том, что случилось, – ответил он. – Может, всем и насрать, Сова, но Заран был моим другом. И я не оставлю в этом городе камня на камне, пока не найду тех ублюдков, которые сделали это. Просекаешь?

Сова криво усмехнулась:

– Я-то просекаю. Только непонятно, зачем искать мозги в заднице. Ты не хуже меня знаешь, кто стоит за смертью Зарана и по какой причине.

– Я не уверен. – Князь вновь промокнул платком лоб и шею, а затем аккуратно сложил его пополам. – У Битюга кишка тонка.

– Видно, не настолько тонка.

У гроба Зарана Шпалу сменил другой авторитет. Его прощальная речь была значительно короче, и со своего места Сова с Князем видели, что следующим отдать дань уважения покойному готовится сам Инжир. Князь кивнул в его сторону.

– Я разговаривал на эту тему с Инжиром. Он, кстати, тоже сомневается в причастности Битюга. Он пробьет эту тему, конечно, но сказал, что пошерстит и в других направлениях.

– Нет никаких других направлений, – жестко отрезала Сова.

Она пристроила во рту тонкую дамскую сигарету, больше напоминавшую чуть продолговатую спичку, и щелкнула зажигалкой. На пару секунд огонек отразился в ее серых невыразительных глазах, и Князь почти физически ощутил, как от этих глаз повеяло холодом и отчужденностью. Сова всегда была своеобразным человеком. Темной лошадкой. Свободно общаться с ней мог только один-единственный человек – Заран.

– У тебя никогда не бывает двух мнений? Да?

Князь опустил глаза. На Сове была белая блузка, выпущенная поверх брюк, характерно оттопыренная в районе живота. Сам Князь считал такой способ ношения оружия неудобным и непрактичным, но он прекрасно знал, что Сове потребуется вдвое меньше времени на то, чтобы выхватить из-за пояса свой неизменный шестизарядный «марголин», чем ему на то, чтобы извлечь из кобуры «стечкин».

– Я конструктивистка, Князь.

– Что это значит?

– Ты не поймешь, – она презрительно махнула рукой. – Что тебе сказал Енот?

Однако ответить на ее вопрос Князь не успел. В это время на Аллею свернул еще один автомобиль. Сова прищурилась, а уже через мгновение ее лицо исказила гневная гримаса.

– Черт! – только что прикуренная сигарета полетела в траву. – Какого хрена?..

– Что еще? – Князь тоже обернулся.

Такси остановилось, и из салона грациозно выплыла миловидная девушка невысокого роста, облаченная в джинсы и облегающую розовую маечку без рукавов. На вид ей никак не могло быть больше восемнадцати-девятнадцати лет, однако идеальные пропорции ее молодого тела не оставили бы равнодушным мужчину любого возраста. Темно-русые волосы, аккуратно обрезанные в районе плеч, слегка закруглялись снизу, словно погружая светлое круглое личико в некое подобие кокона. Зеленые глаза смотрели открыто и слегка вызывающе. Губы плотно поджаты.

– Натали! – Князь нервно одернул на себе пиджак и быстро окинул взглядом видимую территорию кладбища. – Зачем она приехала? Это же… Это же настоящее безумие! Она что, не понимает этого?

– Похоже, что нет, – мрачно откликнулась Сова. – Но именно это я и собираюсь сейчас выяснить.

Она стремительно двинулась вперед и сблизилась с девушкой, прежде чем та успела сделать больше двух-трех шагов по Аллее. Князь устремился следом. Таксист уже развернулся и укатил прочь. Натали выплюнула жвачку и опустила на переносицу очки со светло-коричневыми стеклами. Ни на Сову, ни на Князя она при этом даже не смотрела. Все внимание девушки было приковано к стоящему на двух табуретках гробу из красного дерева.

– У тебя мозги есть? – Сова толкнула ее в плечо. – Я же сказала тебе, чтобы ты не являлась сюда ни при каких обстоятельствах.

Натали не ответила. Обогнув Сову, она пошла дальше по Аллее, но та проворно перехватила ее за локоть. Даже под стеклами солнцезащитных очков Князь мог заметить проступившие под глазами девушки слезы.

– Пусти! – коротко произнесла Натали.

– Ты не должна была приезжать! – повторила Сова.

– Это невозможно. – Девушка покачала головой, и ее темно-русые волосы коротко пробежались по обнаженным еще по-детски острым плечам. – Я не могла не попрощаться с ним. Я пыталась… Но это было выше моих сил. И здравый смысл…

– Здравый смысл? – резко переспросила Сова, по-прежнему удерживая цепкими пальцами локоть девушки. Губы ее изогнулись то ли в приступе негодования, то ли презрения. – У тебя есть здравый смысл, Натали? Черт возьми, о чем ты говоришь? Если бы у тебя была хоть капля его, ты бы и на пушечный выстрел не приблизилась к могиле Зарана.

– Говорю тебе, я так и собиралась сделать. – Натали дернула рукой, пытаясь освободиться. – Но потом… Я люблю его… – Голос снова дрогнул. – Я любила его…

– Послушай, – поспешил вмешаться в женскую дискуссию Князь. Он разговаривал с девушкой не так резко, как Сова, и встал таким образом, чтобы скрыть Натали от людей, столпившихся у гроба Зарана. – Мы прекрасно понимаем твои чувства. И уважаем их. Более того, мы все скорбим вместе с тобой… Но и ты должна понимать, Натали. После того что случилось, ты автоматически стала мишенью номер один. Или ты считаешь, что тем, кто убил Зарана, ничего не известно? Может, конечно, и так, – он коротко переглянулся с Совой и заметил, как та поморщилась. – Но рисковать сейчас глупо. Я бы даже сказал, что это равносильно самоубийству. Поэтому ты должна уехать, Натали. Немедленно. Пока кто-нибудь не заметил тебя здесь. Я имею в виду, из тех, кому не нужно тебя замечать.

Девушка все еще пыталась протестовать, хотя было видно, что тирада Князя оказала на нее воздействие.

– Сейчас уже все не так, как раньше, – продолжил Князь, стараясь дожать девушку. – И ты не та. Ты даже не принадлежишь теперь самой себе. Заран возложил на тебя ответственность, которая…

Он осекся на полуслове, заметив, что Сова уже не смотрит на них. Ее взгляд был устремлен куда-то ему за спину, туда, где все еще происходило прощание с усопшим. Свободная рука Совы машинально потянулась к заткнутому за брючный ремень «марголину». Князь обернулся и сразу понял, что насторожило Сову.

Один из трех могильщиков, терпеливо дожидавшихся, когда можно будет начать погребение, отбросил лопату в сторону и, сдвинув на затылок льняную замызганную фуражку, разговаривал по мобильному телефону. При этом он то и дело косился в сторону стоявшей посреди Аллеи троицы. Заметив встречные взгляды, могильщик поспешно отвернулся, но телефонный разговор не прекратил.

Сова резко дернула Натали за руку. Та едва не потеряла равновесие. Солнцезащитные очки скатились с переносицы и упали в траву.

– В машину! Быстро! – скомандовала Сова.

– Зачем? – Натали попыталась упереться. – Я не хочу… Мне…

– Заткнись! Живо в машину! Из-за твоей глупости и упрямства мы теперь все можем отправиться на небеса.

– Но от кого?..

В отличие от девушки Князю не требовалось никаких дополнительных пояснений. В два скачка он пересек расстояние, разделявшее их с «Фордом», и юркнул за руль автомобиля. Быстрым движением скинул пиджак и швырнул его на заднее сиденье. Одной рукой поворачивая ключ в замке зажигания, другой привычно расстегнул наплечную кобуру. Могильщик закончил говорить по телефону и с невозмутимым видом взял в руки лопату.

Сова почти силой впихнула Натали на заднее сиденье, а сама заняла место впереди рядом с Князем. «Марголин» был у нее уже в руке.

Князь воткнул заднюю передачу, вдавил в пол педаль акселератора, и свист бешено завращавшихся задних колес нарушил кладбищенскую тишину. Многие из тех, кто находился в похоронной процессии, обернулись на этот звук. Кто с удивлением, а кто и с явным негодованием. Однако пассажиров «Форда» это обстоятельство нисколько не покоробило.

Князь лихо развернул машину. Сова уже набирала по сотовому телефону необходимый номер.

– Пантелей, – негромко, но отрывисто произнесла она в трубку, когда «Форд» взял курс на центральные ворота кладбища. – У нас неприятности. Да… Думаю, что да. Прикрой нас. Скорее!

Почти тут же от общего скопления скорбящих отделилась невысокая крепко сбитая фигура смуглолицего братка со стрижкой «ежиком». Он стремительно понесся к оставленным в некотором отдалении автомобилям. Вслед за ним побежали еще двое. Оба в белых рубашках с короткими рукавами, едва прикрывавшими мощные бугристые бицепсы. Троица резво загрузилась в громадный черный джип с серебристой радиаторной решеткой и выносными галогенными фарами.

«Форд» уже выскочил за ворота. По щекам сидевшего за рулем Князя обильно струился пот, но сейчас ему было не до платка. Кисти с двумя вытатуированными перстнями на каждой цепко сжимали рулевое колесо. Князь резко взял вправо, задние колеса «Форда» слегка занесло юзом, и Натали повалилась плашмя на заднем сиденье.

– Что за паника? – Несмотря на видимое равнодушие, которое она старательно напускала в свой голос, девушку выдавали нервно постукивающие зубы. – Кто-нибудь объяснит мне, в чем дело?

– В тебе. Дело в тебе, Натали, – злобно бросила Сова, оглядываясь через плечо, но не на пассажирку, а на оказавшийся позади их «Форда» участок дороги.

– Князь, – Натали обратилась за поддержкой к мужчине.

– Сейчас не время для базаров. Лады?

И словно в подтверждение его слов сзади на дорогу с ревом выскочили два автомобиля. Золотистая «десятка» с густой тонировкой на стеклах и «БМВ». Сова витиевато выругалась. Князь бросил короткий взгляд в зеркало заднего вида. «БМВ» шел немного впереди шедевра отечественного автомобилестроения, но и «десятка» двигалась параллельным курсом, открывая себе отличный обзор на преследуемый «Форд-Фокус». Князь увеличил скорость. Из приоткрытого окна «БМВ» показался гладкий черный ствол автомата и дал короткую очередь в сторону беглецов.

Князь стиснул зубы. Сова перевернулась на сиденье и без всяких предупреждений обвила торс Князя двумя ногами.

– Что ты делаешь?

– Гони, Князь, гони! – только и сказала Сова, не собираясь отвечать на его вопрос.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15