Николай Леонов.

Остро заточенный удар



скачать книгу бесплатно

– Смерть наступила часов шесть назад. Конкретная причина не очень ясна, но ее, скорее всего, вызвало воздействие на организм какого-то сильного яда, занесенного орудием убийства. Удар был нанесен сверху, спереди, наискосок в направлении левого подвздоха. Глубина проникновения орудия убийства – сантиметров шесть-восемь. Ранение по своей локализации тяжелое, но не смертельное. Главную роль здесь сыграл яд… Более точно смогу сказать после токсикологического исследования.

Вскоре прибыл фургон из морга, и двое крупных санитаров, упаковав убитого в пластиковый мешок, унесли его на носилках. Кинолог, закончив обследовать поляну и прилегающее пространство, сдержанно сообщил, что никаких следов убийцы найти не удалось. Не было найдено и орудие убийства.

– Висяк… Еще один висяк на нашу шею, – досадливо констатировал капитан. – У нас их уже и так целая коллекция. Теперь еще один в придачу… Блин! А что ж собачка-то ничего не нашла?

– Можно предположить, что убийца использовал спецсредство, маскирующее его запах, – пожал плечами кинолог. – Жизнь на месте не стоит… Криминал тоже старается идти в ногу с веком.

– Значит, если удар был нанесен спереди, в правую сторону шеи, то, выходит, убийца – левша? – прищурился Крячко.

– Что-то уж больно много среди криминальных элементов развелось левшей… – усмехнулся Гуров. – Этой зимой взяли левшу, который ограбил замминистра финансов, в прошлом году прокаженный левша, мир его праху, вершил суд Линча…

– Вообще, конечно, история эта более чем темная… – озирая поляну, вытоптанную множеством ног, констатировал капитан. – Я даже примерно не могу себе представить картину происшедшего.

– Да что тут особо представлять-то? – чуть пренебрежительно хмыкнул Станислав. – Сценарий, я думаю, примерно был таков. Горшутин спозаранок прибыл сюда по грибы. Скорее всего, тут он бывал и раньше. Некто неизвестный, у которого были намерения убить Горшутина – мотивы тут могут быть самые разные, – хорошо знал, куда тот собирается поехать. Он или прибыл сюда заранее и поджидал свою жертву в чащобе, или прикатил следом. Выждав момент, подобрался поближе, пользуясь специальной обувью, поглощающей шум шагов, и внезапно набросился на Горшутина. Тот в последний момент повернулся к нему лицом, но было поздно – убийца успел нанести удар. Яд тут же подействовал, и потерпевший, ринувшийся убегать, упал лицом в кусты. Убийца скрылся…

– Ну, в принципе, да, картина реальная, – согласился Жулаенко. – Но если убийца нацелился конкретно на этого Горшутина, то почему он не потрудился спрятать тело убитого, почему бросил все, как есть? И еще… Непонятно, на чем он приезжал. На дороге следы всего трех машин – «жигуленка», принадлежащего убитому, «Мерседеса» и нашего «УАЗа».

– Кстати, он прав, – Гуров посмотрел на Станислава. – Я тоже, когда мы еще только приехали, обратил внимание на единственный, тянувшийся сюда след «жигуленка». Тут можно только предположить, что машина убийцы была оставлена им где-то вблизи дороги и сюда он шел пешком.

– А маскировать-то труп зачем? – Крячко развел руками. – Следов все равно никаких.

К тому же, если бы мы сюда случайно не заглянули, лежал бы он тут неизвестно сколько.

– Родные, близкие могли знать, куда он ездит по грибы, могли поднять тревогу… – не согласился с ним Жулаенко. – Машина тоже оставлена, по сути, на виду.

– Ну, вот, ребята, вам и карты в руки, – хитро ухмыльнувшись, подмигнул Станислав. – Вот вы и найдите ответы на все эти заморочки. Удачи!

Вздыхая по так некстати загубленному выходному, опера отправились к своей машине. Собирать грибы им расхотелось сразу же, как только был найден убитый. Поэтому о продолжении прогулки по лесу не могло быть и речи. Запустив двигатель, Стас сдал назад и, вырулив на дорогу, покатил в сторону шоссе. В машине царило молчание. У обоих экс-грибников было такое ощущение, как если бы на белоснежную скатерть стола, за который они надумали присесть, кто-то вылил банку густого мазута. До аппетита ли при лицезрении подобного безобразия?

Стас, не глядя, на ощупь включил магнитолу. Потыкав пальцем в кнопки диапазона, он наткнулся на хрипловатый баритон то ли Кутуньо, то ли Челентано (их Крячко не различал), и кабину заполонил звучный итальянский мелос.

– Пай-пай-пай-пай-пай! – чуть прикрыв глаза, с выражением подпевал он. – Ну, что, Лева, куда теперь, как в наше время выражались хиппи, кинем кости? Домой, что ль?

– Да мне домой ехать какой резон? – Гуров чуть поморщился. – Мария на гастролях… На стены таращиться?

– Вот и я о том же! Зачем сидеть взаперти, таращиться на стены, если есть вариант куда боле приятного времяпрепровождения. Скажем, можно было бы закатиться в какую-нибудь кафешку, посидеть за коньячком, шашлычком, полюбоваться красивыми женщинами… А? Ты как? – Стас залихватски подмигнул.

– Коньячок… – Лев постучал пальцем по панели машины. – Ты за рулем, уважаемый. Так что тебе светит только минералочка.

– А я и не собираюсь пить за рулем, – авторитетно заявил Крячко. – Сейчас отвожу тебя домой, отгоняю машину в гараж, а где-то через часок после этого мы встречаемся, скажем, у «Джомолунгмы». По-моему, кабак путевый. Не возражаешь?

– При одном условии, – строго предупредил Гуров. – Никаких выкрутасов! Ты хорошо понимаешь, что я имею в виду – никаких ресторанных знакомств, никаких выпендрежей и тому подобного. Договорились?

– Лева! О чем речь?! Можешь считать, что я – сама скромность. В общем, мы договорились: гуляем, безусловно, по-монашески тихо и кротко, в ресторане «Джомолунгма».

Через час с небольшим Лев подошел к помпезному стеклянному вестибюлю ресторана с нарочито вычурной светящейся вывеской «Джомолунгма». Вскоре из подрулившего к краю тротуара такси вышел Станислав. Принарядившись в добротный, отменно сшитый костюм, он заметно изменился, став куда более респектабельным и даже аристократичным, в сравнении с тем, что являл собой в своей неизменной вытертой кожанке и застиранной футболке. Оценивающе посмотрев на Гурова, он одобрительно кивнул.

– Английские лорды отдыхают… – объявил он. – Да, жаль, что ты у нас однолюб, а то ведь могли бы так загулять, так загулять… М-м-м-м! А, Лева? Ведь могли бы…

– Что-то это мне напоминает… – рассмеялся Гуров. – Ты решил ввести меня во искушение, гражданин лукавый? Зря стараешься – этот номер не пройдет. Программа посиделок такова: чинно, скромно обедаем и до завтра расходимся, как в море корабли. Можешь снимать кого захочешь, или еще там чего, а я лучше махну куда-нибудь типа Третьяковки, Исторического и так далее. Я там уже сто лет не был. А надо бы… Ведь это ж стыд и срам: жить в Москве – и игнорировать историческое, культурное наследие.

– Ну, ты, Лева, сказал! – преувеличенно восхищенно причмокнул Стас. – Прямо как Петр, когда толкает речь «по поводу» на официальном тусняке… Ладно, пошли уж перекусим, правильный ты наш!

Миновав невольно подтянувшуюся при их появлении охрану, приятели проследовали в зал и, заняв столик у окна, окинули профессиональным взглядом присутствующую в ресторане публику. Пара, сидевшая за соседним столиком – молодые мужчина и женщина лет тридцати, – в большей степени походили на представителей вузовской науки. Чуть дальше веселилась компания несколько богемного вида, скорее всего, что-то типа рок-поп-кантри-квинтета откуда-нибудь из Вологды или Тамбова. Еще дальше сидела молодая парочка – типичные «влюбляшки», как именовал таких Крячко. Так он называл сторонников «одноразовой» любви, которые в течение всего одного дня успевали познакомиться, посидеть в ресторане, где-нибудь «покувыркаться» и поздним вечером расстаться без сожалений и обязательств друг перед другом, чтобы наутро спешить навстречу новым, столь же скоротечным встречам.

С другой стороны, сдвинув стулья, за столом теснились, скорее всего, студенты, отмечавшие что-нибудь наподобие удачной сдачи летней сессии. Невдалеке от студентов за богато накрытым столиком неспешно беседовали двое мордастых бритоголовых мужичков в дорогущих костюмах от какого-нибудь кутюрье. Неожиданно зоркое око Станислава уловило у входа в зал двух молодых особ очень даже приятной наружности. Те несколько растерянно озирались по сторонам, судя по всему, не зная, куда направиться. Впрочем, одна из них, худощавая стройная брюнетка, была заметно побойчее своей подруги, светловолосой, круглолицей, типичной тихони. Быстро о чем-то спросив метрдотеля, брюнетка решительно взяла свою не в меру застенчивую подругу за руку и направилась в глубь зала, к столику, за которым сидели Гуров и Крячко.

– Ба! Какие симпатяги направляются к нашей гавани… – быстро известил Станислав. – Надеюсь, ты не станешь возражать, если они кинут якорь за нашим столом?

– Возражать не стану, но ухаживать будешь один сразу за обеими, – столь же быстро уведомил его Гуров.

– Заметано! – Стас жизнерадостно ухмыльнулся, краем глаза наблюдая за девушками.

Те на типичных завсегдатайш ресторана похожи не были. Скорее всего, в таких заведениях они появлялись нечасто. Как предположил Крячко, брюнетка решила вывести в свет свою подругу, которая рисковала засидеться в девках в силу своей чрезмерной закомплексованности. Когда девушки проходили мимо стола бритоголовых, один из них неожиданно схватил светловолосую за руку и, изобразив «суперменскую» улыбочку, нагловато поинтересовался:

– Девочки, вы куда? Места для вас уже приготовлены, все включено…

– А можно без рук? – оглянувшись, неприязненно спросила брюнетка.

– Да ладно ломаться-то… – по-хозяйски, оценивающе глядя на подруг, с пренебрежением обронил другой. – Садись, пока приглашают по-хорошему.

– Эй, любезный! – постучав вилкой по краю пустого фужера, внушительно окликнул Станислав. – А тебе не кажется, что здесь себя так вести не положено?

– Чего?! – переглянувшись, бритоголовые повернулись в сторону оперов. – Это ты кому базлаешь, фраер? – высокомерно изрек первый, не выпуская руки девушки.

– Был ты, Сыч, дурак – дураком и остался… – повернувшись в его сторону, чуть заметно усмехнулся Гуров. – Ну, что вытаращился? В общем, так. Даю вам обоим пять минут, чтобы все доесть и допить. А потом чтоб вашего духу тут не было.

Сыч, ошалело захлопав глазами, растерянно разжал пальцы и быстро отвернулся, нервно наливая в рюмки водку из хрустального графинчика. Второй, пораженный реакцией приятеля, удивленно вытянул шею, указывая глазами в сторону Гурова.

– Это кто? – сдавленно спросил он Сыча.

Тот пробормотал в ответ что-то маловразумительное, после чего они торопливо принялись уничтожать остатки водки и закуску. Девушки подошли к столу оперов, и брюнетка лихо поинтересовалась:

– Позволите? Мы вас не стесним?

– Ни в коем разе! – горячо заверил Крячко, вскакивая с места и пододвигая незнакомкам стулья. – Присаживайтесь! Будем только рады.

– Только сразу договоримся: себе мы заказываем сами, сами и расплачиваемся. Хорошо? – улыбнулась брюнетка.

– Хм… Ну, как вам будет угодно… – Стас пожал плечами. – Будем знакомы: Станислав, можно – Стас. А это – Лев Иванович. Можно просто – Лев.

– Вероника, можно Ника, – охотно представилась та. – А это Юля.

В этот момент к столу подошла официантка. Стас, на правах ресторанного завсегдатая, заказал бутылку коньяка и немалое количество закуси, отдав предпочтение всевозможным недешевым деликатесам. Обычно его заказы бывали куда скромнее. Как понял Гуров, выбор его был продиктован присутствием за столом дам. Ну не мог Крячко не «блеснуть оперением»!..

Девушки заказали второе, мороженое и кофе с пирожными. Поймав его удивленный взгляд, Ника пояснила:

– Следим за калориями – нам толстеть никак нельзя.

– Но вы не из фотомодельного бизнеса, – явил проницательность Станислав. – Хотя могли бы сделать там отличную карьеру. Скорее, вы из медицины, педагогики…

– Хм… – Ника удивленно повела бровью. – Да вы прямо Шерлок Холмс – вам бы сыщиком работать! Да, мы из педагогики. Приехали из Перми на повышение квалификации, на две недели. Вот, знакомлю Юлю с Москвой. Я-то здесь бывала уже не раз, а она лишь проездом. А чем занимаетесь вы, если не секрет?

– Вы тоже почти угадали – мы сыщики, – откинувшись на спинку стула, Стас широко улыбнулся.

– А-а-а, тогда понятно, почему эти двое «фантомасов» так живо вымелись отсюда, – рассмеялась Ника, кивнув в сторону уже успевшего опустеть соседнего столика. – А мы сюда зашли, свободных столов не видно. Спросили метрдотеля, он посоветовал к кому-нибудь подсесть. Ну, вот, мы и решили подойти к вам. Интуиция… Порядочных людей я легко отличаю от тех, кого следует сторониться.

– Вашему мужу, мне так кажется, с вами приходится нелегко. – Крячко снова блеснул улыбкой, принимая заказ у подошедшей к столу официантки. – Ведь стоит ему только запланировать «ходку налево», как вы уже знаете о его тайных умыслах…

– И опять вы попали в «яблочко», – Ника со вздохом покачала головой. – Именно поэтому я и осталась одна… Это я бы назвала «эффектом Кассандры».

– Кассандра, Кассандра… А! Это какая-то предсказательница, если не ошибаюсь, – вспомнил Стас и мельком взглянул на своего друга и соратника.

По всему было видно, что Льву все это не слишком нравилось, поэтому, поспешив наполнить рюмки, Стас провозгласил:

– Предлагаю тост за прекрасных дам! Пью за то, чтобы в их жизни все складывалось наилучшим образом, несмотря на их несравненную интуицию и потрясающую проницательность!

Они с Гуровым чокнулись и выпили. За столом некоторое время царила тишина, нарушаемая звяканьем вилок и ножей.

– Попытаюсь угадать, – наполняя рюмки, вновь заговорил Станислав. – Вы, Ника, преподаете физику или математику. А Юля – историю или литературу.

– Вот здесь вы ошиблись… – почему-то посмотрев не на него, а на Гурова, впервые за все время заговорила Юля. – Все как раз наоборот – я веду физику, а Ника – литературу и русский язык.

– А давайте выпьем вчетвером за то, чтобы никто из нас в жизни никогда не ошибался! Ну, по капельке… – подмигнул он Нике.

Немного подумав, та решительно махнула рукой:

– Ну, по капельке так по капельке! Юль, ты не против?

После третьего или четвертого тоста разговор за столом оживился. Девушки рассказывали о различных курьезах из школьной практики, опера повествовали о своем. Неожиданно у Гурова ожил в кармане его сотовый.

– Уж не Петр ли? – насторожился Крячко.

Извинившись, Лев достал телефон. На мониторе высветился номер Марии.

– Лев, привет! – Голос Марии звучал бодро и жизнерадостно. – Как дела?

– Да ничего, все нормально. – Лев старался говорить столь же оптимистично, но чувствовал, что это получается не очень. – Сегодня у нас со Стасом выходной…

– А, догадываюсь! – Мария рассмеялась. – Вы сейчас в ресторане – шум доносится такой специфический. Ну, раз ты со Стасом, то все понятно – он и медведя уломает выпить. Кстати, вы там одни? – с нарочитой многозначительностью спросила она.

Лев на секунду замешкался. Врать Марии не хотелось, а сказать правду… Сможет ли она понять правильно?

– В принципе, одни… – неопределенно ответил Гуров, чувствуя, что спине внезапно стало горячо.

– А если не в принципе? – чуть растерянно уточнила Мария.

– А если не в принципе, то с нами тут рядом участники одного симпозиума.

– Понятно, – голос Марии вновь повеселел. – Ну, удачи вам, привет участникам симпозиума.

Попрощавшись, Лев спрятал телефон и укоризненно посмотрел на Крячко.

– Лева, ты на меня должен смотреть не с таким явно выраженным упреком, а с благодарностью. Между прочим, я избавил тебя от серьезной семейной разборки. – Стас назидательно воздел указательный палец.

Все снова принялись за трапезу, но едва Стас успел наполнить рюмки коньяком, как в кармане Гурова снова дал о себе знать сотовый.

– Господи пронеси! – Крячко шутовски перекрестился. – Только бы не наш хэнэраль-лэйтэнантиссимус!..

Но, как бы в пику его неприятию, Лев услышал в трубке озабоченный голос Петра Орлова.

– Лева, вы со Стасом где сейчас? В лесу? Небось уже все грибы собрали? Э-э-э… Что-то этот шум не очень похож на шелест листвы… Вы что, в кабак закатились покутить?

– Ну, почему же не похож? – усмехнулся Гуров, заранее понимая, о чем будет следующая фраза Орлова. – Можешь считать, что мы в лесу. Как там у Высоцкого? «…Где-то в дебрях ресторана…» Ты уж давай без дальних закидонов. Что там у тебя опять?

– Лева, заранее прошу извинить, что отнимаю выходной, но вам нужно срочно приехать ко мне. Есть одна тема, надо бы обсудить…

Вытянув шею, Стас вслушивался в то, что говорил Петр, и с каждым мгновением все больше и больше хмурился, недовольно барабаня пальцами по столу.

– Ну что, Лева, вас через сколько ждать? – как уже о чем-то решенном спросил Орлов.

Стас беззвучно прокричал: «Ни через сколько! Фиг тебе!» Лев, глядя на него, невольно рассмеялся.

– Тут вот Стас уж так рад, уж так рад твоему звонку! Прямо-таки рвется в управление, – с сарказмом заметил он. – Скажи уж откровенно: опять приготовил нам очередной «хомут», который на тебя навесили в министерстве?

– Да, Лева… Убит президент крупного банка. Хороший знакомый нашего замминистра. Улавливаешь подтекст? То-то же… – Орлов тягостно вздохнул. – С нас живых не слезут. Поэтому чем раньше засучим рукава, тем раньше от нас отвяжутся и тем меньшие потери понесем. Я думаю, ты понимаешь, о чем речь.

– Ладно, куда ж от тебя денешься?… – Лев безнадежно махнул рукой и спрятал телефон в карман.

– Что, что, что?… – В глазах Крячко как на дрожжах разрасталось безмерное удивление. – Ты согласился? Ну и езжай один! А мне и здесь хорошо. У меня законный выходной!

– А я тебя туда конвоировать и не собираюсь, – Лев пожал плечами. – Вольному – воля…

Он достал из кармана и положил под донышко опустевшего графинчика крупную купюру. Немного помедлив, предложил:

– Ну что, на посошок?

Опрокинув свою рюмку, он поднялся из-за стола.

– Да ладно, пошли уж вместе… – недовольно морщась, следом поднялся и Крячко, тоже доставая из кармана деньги. – Никусь, телефончик свой изобрази? А я тебе сейчас свой оставлю…

Они обменялись номерами телефонов. Неожиданно из-за стола поднялась и Юля.

– Наверное, тоже поедем в гостиницу? – предложила она. – А то вдруг вернутся эти «фантомасы»? Что-то мне с ними встречаться не хочется.

Вчетвером они вышли на уже вечереющую улицу и, взяв такси, помчались в сторону гостиницы, где проживали девушки.

Глава 2

В предбаннике Орлова было пусто – Верочка уже ушла домой.

Без особых церемоний толкнувшись в дверь кабинета Петра Орлова, Гуров увидел своего приятеля-начальника склонившимся над какими-то бумагами, разложенными на столе. Тот поднял голову и «начальственно» улыбнулся, изобразив рукой приглашающий жест.

– Заходите, заходите, присаживайтесь… – приветливо заговорил он. – Сейчас, вот, чайку поставлю. Посидим, потолкуем…

– Ой, только не надо такие ласковые заходы делать! – сердито буркнул Стас, плюхаясь в кресло. – Какой, блин, вечер обломил!

– Что, хороша была соседка по столу? – Петр хитро подмигнул. – Да ладно тебе переживать-то! Ты свое всегда возьмешь… Телефончик-то небось попросить не забыл?

– Не забыл, не забыл! – отмахнулся Крячко. – Рассказывай, что там за «глухаря» нам припас.

– Ну, не совсем это и «глухарь»… – возразил Петр, доставая сигарету. – Ситуация, в общем, такова. Вчера утром в одной из комнат своего загородного дома был найден без признаков жизни президент банка «Мегаполис – Джи Экс Эл» Алексей Толкуновский. Нашла его домработница, которая была обеспокоена тем, что хозяин слишком долго не выходит из спальни.

– Он женат, дети есть? – Стас поморщился, как от зубной боли. – Почему его нашла именно домработница?

– Он женат, жена с детьми отдыхала на Канарах. У него там свой собственный дом, – неспешно дымя сигаретой, пояснил Петр. – Сегодня уже прилетели. А сразу не хватились потому, что Толкуновский сам приказал его не беспокоить. Он увлекался йогой и восточной философией. Преимущественно буддизмом. Медитировать мог часами, если не сутками. Видимо, хотел достичь того же просветления, что и сам Будда.

– Какого еще просвещения… то есть, просветления? У него что, было помрачение и он возомнил себя Буддой? – недоуменно вытаращился Крячко.

– Индийский принц Гаутама Шакьямуни познал все свои былые кармические воплощения и стал зваться Буддой, что означает «просветленный», – без назидательности, но с явной смешинкой в голосе пояснил Гуров. – Вот и банкир, видимо, тоже хотел достичь такой же просветленности, узнав, кем он был в прошлых жизнях. Тема, кстати, сегодня очень модная. С этими кармами и перевоплощениями иные, что называется, на ушах стоят…

– Постой, постой… – Стас вскинул руку, требуя внимания. – А с чего это взяли, что его кто-то убил? Может, он так ушел в этот самый астрал, что и возвращаться не захотел? Там же, говорят, сплошная нирвана. Или, говоря по-нашему, вечный кайф.

– Да нет, у него не вечный кайф, а вечный покой, по причине колотого ранения, нанесенного несколько выше области поясницы… – Петр многозначительно повел головой. – Убийца, который неизвестно как проник в спальню – она была заперта изнутри, – нанес удар сзади, предположительно чем-то наподобие длинного толстого шила.

Гуров и Крячко удивленно переглянулись. Стас даже присвистнул.

– Что? Об этом что-то уже слышали? – насторожился Орлов, пристально глядя на них.

– Не слышали, а видели, – задумчиво ответил Лев, потирая пальцем переносицу. – В том леске, где Стас вчера заприметил уйму подосиновиков, мы сегодня нашли труп грибника с похожим ранением. Удар был нанесен в шею, причем, как считает Дроздов, рана сама по себе не была смертельной. Человек умер от яда, занесенного орудием убийства. Мы его передали местным операм. Они сейчас занимаются этим делом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

сообщить о нарушении