Николай Леонов.

Мятежный дальнобойщик



скачать книгу бесплатно

– Да с чего ты решил, что у Яропольцева имеется на Курбана компромат? Почему не предположить, что парень попросту кинул на деньги либо Грабаря, либо Зачетчика? Те решили выколотить долг из Яропольцева. Взяли отпуск по основному месту работы, явились к нему на квартиру и начали свое черное дело с жены. Они рассчитывали на то, что она выдаст им местонахождение мужа. Но Ольга оказалась несговорчивой, за что и поплатилась. Тогда бандиты сделали логичный вывод: рано или поздно Максим вернется домой. Скорее всего, они устроили во дворе засаду, но упустили парня. А тот, почуяв, что пахнет жареным, дал деру. Вот и вся история.

– Нет, Стас, тут все гораздо сложнее. Не спрашивай, с чего я так решил. Просто знаю, и все, – заканчивая спор, заявил Гуров. – Я собираюсь найти Яропольцева и побеседовать с ним. Пока я этого не сделаю, спокойно спать не смогу. Ты можешь отказаться от этого дела. Не думаю, что Орлов станет принуждать тебя. Подумай, время еще есть. До утра я все равно не смогу ничего предпринять.

– Надеешься избавиться от меня? – грубовато, чтобы скрыть истинные чувства, проговорил Крячко. – Не выйдет. Раз уж мы оба ввязались в это дело, то я предпочитаю идти до конца.

– Вот и отлично, – будничным голосом произнес Гуров и продолжил, будто только такого ответа и ждал: – Значит, так: с утра я отправлю запрос нашим коллегам в Челябинск, попрошу собрать материал на Яропольцева. Где проживал, кем работал, с кем общался. Потребую полного отчета по деятельности Максима. Потом попытаюсь найти армейские контакты Яропольцева. Возможно, после бегства из столицы он подастся к кому-то из них. Поимка Яропольцева в данный момент является приоритетной задачей. Завтра нам предстоит суматошный день, поэтому необходимо хоть немного отдохнуть. Как тебе такое предложение?

– Я уж думал, ты никогда не предложишь, – хмыкнул Крячко. – Разойтись я всегда «за». Жаль, домой ехать поздно. Хотя покемарить в комнате отдыха тоже неплохо. Пойдем, товарищ полковник, «притопим на массу». Авось к утру головоломка соберется и без нашего вмешательства.

– На твоем месте я не стал бы рассчитывать на это, – улыбнулся Гуров, поднимаясь со своего места и направляясь к дверям вслед за Крячко.

– Как знать, – отшутился Станислав. – Случается и на моей улице праздник. Ты разве не замечал?

Товарищи перебрасывались шутками всю дорогу, пока шли до комнаты отдыха. Когда она была всего лишь в паре метров от полковников, из-за угла вынырнул молоденький лейтенант. Он стажировался в дежурной части, набираясь навыка общения с просителями и потерпевшими. Увидев Гурова, лейтенант подбежал к нему и громко отрапортовал:

– Товарищ полковник, капитан Хвесин велел доложить, что поступили важные сведения по расследуемому вами делу.

– Не велел, а приказал, – поправил лейтенанта Крячко. – И что же это за сведения?

– Не могу знать, – ответил лейтенант. – Капитан Хвесин приказал доложить только о самом факте. Все подробности вы можете узнать у него лично.

– Плакал наш отдых, – вздыхая, проговорил Крячко. – Пойдем, полковник, выясним причину беспокойства капитана Хвесина.

В дежурной части царила тишина.

На радость капитану Хвесину, ночь проходила без особых происшествий. Если бы еще не звонки из райотдела, поступающие в дежурку по особому распоряжению полковника Гурова, то можно было бы считать дежурство на редкость удачным. Хотя и этого добра было не так уж много. Всего-то пара звонков, о которых следовало доложить незамедлительно.

Как только в поле зрения капитана Хвесина показалась полковничья пара Гуров – Крячко, он вытянулся по стойке «смирно» и отрапортовал:

– В дежурную часть поступило два сигнала. Первый – из шестого отдела, занимающегося расследованием убийства гражданки Яропольцевой. И второй – непосредственно к нам. С какого начать?

– Давай с отдела, – сказал Гуров.

– В шестое отделение позвонил мужчина. Назвался коллегой разыскиваемого мужчины. Все данные в докладе. Вот он, – протягивая листок, испещренный мелким почерком, сообщил Хвесин.

– А что второй сигнал? – поинтересовался Крячко.

– Этот звонок поступил несколько минут назад. Охранник гипермаркета, расположенного в районе станции метро «Тульская», Дьяченко Владимир, узнал нашего подозреваемого. Хочет сделать заявление.

– Так чего ж не сделает? – недовольно проворчал Станислав.

– У него смена заканчивается только в восемь утра. Начальство строгое, с рабочего места не отпускает, а охранник переживает, как бы поздно не было, – пояснил капитан.

– Машина свободная есть? – спросил Гуров и, получив утвердительный ответ, приказал: – Готовьте на выезд. Прокатимся.

– Все как всегда, – вздохнул Крячко. – Если гора не идет к Магомету, значит, Магомет не такой уж важный чин, верно, Лева?

– Не ворчи, Стас. Быть может, эта поездка станет знаковой в нашем расследовании, – осадил его Гуров. – Ради этого стоит прокатиться по ночной Москве.

– Машина будет готова через пять минут, – переговорив с водителем, доложил капитан Хвесин.

– Отлично! Пусть ждет, – кивнул Лев и повернулся к Крячко: – Пойдем, полковник, свяжемся с коллегой Яропольцева. Тут телефон указан. Возможно, придется прокатиться сразу в два места.

Коллегой Яропольцева оказался обычный работяга с Павелецкой товарной станции. Сам Яропольцев подвизался здесь где-то около месяца, числился в так называемых подменных грузчиках. Официально ни в отделе кадров, ни в иных подразделениях железной дороги сотрудники, подобные ему, не фиксировались. Грубо говоря, Максим Яропольцев всего лишь шабашил. Погрузил, разгрузил, получил наличку и отчалил. Никаких обязательств, никаких договоренностей. С товарищами по работе особых отношений не завел. Пить не пил, угощать и подавно. Держался особняком. Про прошлое место работы не упоминал. О каких-то бытовых сложностях не рассказывал. «Здрасте – до свидания», и все общение. В процессе разговора с коллегой Яропольцева Гуров пришел к выводу, что мчаться на вокзал ради того, чтобы получить те же самые ответы от других грузчиков, смысла не имеет. Раз уж Яропольцев решил не заводить приятелей на новом месте работы, значит, и ему, Гурову, там ничего не светит.

Вместо того чтобы тратить время на пустые разговоры с грузчиками, Гуров и Крячко отправились в гипермаркет, где обратились к начальнику охраны, объяснив цель своего визита. Тот вызвал Владимира Дьяченко, заранее предупредив, что будет лично присутствовать во время беседы. Гуров не возражал, и через несколько минут явился Дьяченко.

Вот тут им явно повезло. Мужчина средних лет оказался не только словоохотливым, но и весьма наблюдательным. Позвонить в главк его заставил ролик, который время от времени крутили по местному каналу. В той части маркета, где дежурил Дьяченко, телевизионных экранов установлено не было, поэтому звонок поступил с опозданием. Дежурство охранника начиналось с восьми вечера и продолжалось до восьми утра. В этот промежуток времени он имел право на два получасовых перерыва. Ближе к двенадцати ночи Дьяченко этим правом воспользовался и решил побаловать себя кусочком пиццы. Он поднялся на последний этаж, заказал порцию итальянской лепешки с курицей и грибами и уселся за крайний столик, дабы насладиться кулинарным шедевром. Тут-то и увидел фото преступника, разыскиваемого столичными властями.

Он узнал его сразу. Яропольцев оказался постоянным клиентом маркета и все время пользовался камерами хранения, расположенными в полуподвальном помещении. Просмотрев записи с камер наблюдения, Гуров и Крячко получили подтверждение слов охранника. Мало того, они нашли запись, на которой Яропольцев был запечатлен уже после совершения убийства. И если на предыдущих записях он вел себя совершенно свободно, то на последней явно пытался скрыть лицо.

Гуров попросил прокрутить последнюю запись повторно. На пленке было видно, как Яропольцев подходит к крайнему боксу камер хранения. Вот достает ключ, открывает замок. Вдруг замешкался. О чем-то размышляет или не находит того, что должно быть в боксе? Теперь выкладывает что-то из сумки и поспешно удаляется.

– Мне нужны записи с наружных камер слежения, – распорядился Гуров, через плечо бросая взгляд на начальника охраны. – И еще необходимо проверить содержимое того бокса, которым пользовался Яропольцев.

– Может, лучше минеров вызвать? – обеспокоенно произнес начальник охраны. – Кто знает, какой «подарочек» оставил нам странный посетитель?

– Действительно, Лева, давай предоставим действовать профессионалам, – поддержал его Крячко. – Вдруг в боксе взрывчатка, которая настроена на движение? Дернешь дверку, и пол сразу снесешь.

– Не думаю, что в этом есть хоть какая-то необходимость, – отмахнулся Гуров. – Скорее всего, в боксе лежат личные вещи убитой.

– С чего ты взял?

– Сам подумай: мужчина посещает гипермаркет дважды в неделю. Всякий раз приходит с одной и той же сумкой, уходит с ней же. Укладывает ее в одну и ту же ячейку. Всегда. Совпадение? Не думаю. Несомненно, ключ от этого бокса он уносил с собой. Идем дальше. В день смерти жены он приходит с пустыми руками, а уходит с сумкой. Что и требовалось доказать.

– Я не совсем понимаю, каким образом это связано с предположением, что в боксе не может быть взрывного устройства? – не удержался от вопроса начальник охраны.

– Да все же элементарно, – пояснил Гуров. – В Москву Яропольцев приехал в надежде спрятаться ото всех. Затеряться в толпе. На случай, если придется бежать и отсюда, он подготовил минимум вещей, необходимых на первое время. Где удобнее хранить эти вещи? Конечно, на нейтральной территории. Камеры хранения торгового центра, работающего в двадцатичетырехчасовом режиме, идеальное место. Чтобы быть уверенным в том, что сумку не обнаружили, Яропольцев систематически проверял ее. Стал бы он таскаться сюда, будь в сумке взрывное устройство? Естественно, нет.

– Допустим, – согласился Крячко. – Но почему ты решил, что в боксе он оставил вещи жены?

– Может быть, достаточно вопросов? Не легче ли пойти и убедиться? – не выдержал Гуров и, развернувшись к начальнику охраны, спросил: – Найдется у вас универсальный ключ, отпирающий все замки камер хранения?

– Разумеется, – кивнул тот. – На случай утери, поломки и прочих форс-мажорных обстоятельств мы держим универсальный ключ.

– Тогда вперед! – скомандовал Лев. – А вы, товарищ Дьяченко, попытайтесь отыскать нашего беглеца на записях с наружных камер. Возможно, нам повезет, и он взял такси. Правда, я на его месте этого делать не стал бы.

Дьяченко остался в операторской, чтобы с помощью диспетчера просмотреть записи с главного входа, а начальник охраны повел полковников вниз, к камерам хранения. Возле бокса под номером двести тридцать шесть процессия остановилась. Начальник охраны вложил в руку Гурова ключ и на всякий случай отошел на несколько шагов назад.

– Знай генерал Орлов, что ты собираешься сделать, он бы тебя за самовольство по головке не погладил, – тихо проворчал Крячко.

– Хочешь поставить его в известность? – усмехнулся Гуров.

– Ни в коем случае! Погибать, так с музыкой. Открывай, Лева! Как говорится, двум смертям не бывать, а одной не миновать.

Гуров открыл дверцу. Возле дальней стены стоял пластиковый пакет. Он потянул его на себя, не вынимая из бокса, приоткрыл, потом перевернул и высыпал содержимое пакета. Это действительно были женские вещи: куртка-ветровка, спортивный костюм, смена нижнего белья, расческа, кое-какие средства гигиены. Больше в пакете ничего не было.

– Предчувствия его не обманули, – пропел Крячко известную фразу из детского мультфильма. – Ох, и везучий же ты, Лева!

– Везение тут ни при чем. Простая логика, – возразил Гуров. – Забирай вещички, Стас, отдадим экспертам. Возможно, они еще смогут сослужить нам службу.

– Это вряд ли, – хмыкнул Крячко, но просьбу выполнил, после чего компания вернулась в операторскую.

В торговом центре Гурову и Крячко пришлось пробыть еще с час. За это время удалось найти запись того момента, как Яропольцев покидает гипермаркет. Услугами такси он не воспользовался. Быстрым шагом спустился с крыльца и растворился в толпе. Неудача не разочаровала Гурова. То, что мужчина действовал четко и грамотно, вызывало уважение. Да и как могло быть иначе, если тот несколько лет прослужил в спецподразделении, специализировавшемся на секретных операциях?

Гуров и Крячко собирались разъехаться по домам и хоть немного отдохнуть, но воплотить в жизнь свой план не успели. Телефон Гурова сообщил о входящем звонке как раз тогда, когда они садились в служебную машину. На связи снова был капитан Хвесин.

– Товарищ полковник, поступил новый сигнал. С поста ДПС возле Ярославского шоссе, – доложил он.

– Что у них?

– Задержали мужчину на «жигуленке». Приметы совпадают с приметами вашего беглеца.

– Где он сейчас? – спросил Гуров.

– Везут к нам, товарищ полковник. Просили передать, через час прибудут на место.

– Понял, капитан. Выезжаем.

– Что стряслось? – спросил Крячко.

– Поездка домой снова откладывается. На Ярославском шоссе задержали подозреваемого, – пояснил Гуров, а водителю приказал: – Гони в управление!

– Понял, товарищ полковник. В управление так в управление, – равнодушно проговорил водитель.

В главк Гуров и Крячко прибыли без опоздания, опередив инспекторов ДПС буквально на десять минут. За это время они только и успели, что расположиться в кабинете. Гуров начал составлять запрос к челябинским коллегам, а Крячко принялся ходить из угла в угол, рассуждая о странностях поведения беглеца Яропольцева.

– Знаешь, что мне непонятно? – обращаясь к Гурову, произнес он. – Почему Москва? Отчего Яропольцев, для того чтобы залечь на дно, выбрал такое странное место?

– Что ж тут странного? – спокойно возразил Лев. – Москва – огромный город. Тут человеку затеряться гораздо проще, чем в малонаселенном пункте, где каждый приезжий на виду. К тому же на кусок хлеба заработать в столице не составляет труда. Даже не имея документов.

– Это так, не спорю, но ведь и правоохранительные структуры тут солиднее, чем в каком-нибудь Малореченске.

– Не думаю, что Яропольцева беспокоили проблемы столкновения с правоохранительными органами. Ему не о нас с тобой волноваться нужно было, а о курбановской братве.

– Так ведь и с этой точки зрения тоже нелогично получается. Криминал в крупных мегаполисах похлеще полицейских структур разросся. Курбану всего лишь и нужно-то было, что пару звонков сделать. Остальное московские группировки сделали. Разве нет? Думаешь, как Гробарь и Зачетчик на Яропольцева вышли?

– Возможно, этого обстоятельства он не учел, – пожал плечами Гуров. – Либо у него был свой резон в столицу пробираться.

– Вот это уже больше похоже на правду, – согласился Крячко. – Что-то нашему беглецу от столицы было нужно. Не только поддельные документы. Это уж точно.

В дверь заглянул капитан Хвесин и доложил:

– Задержанного привезли. Куда его?

– Ведите сразу к нам, – ответил Крячко.

Двое мужчин в форме сотрудников ДПС вошли в кабинет, ведя за собой высокого блондина. Тот вяло сопротивлялся, скорее для проформы, чем от недовольства.

– Кто задержанного принимать будет? – недовольно проворчал один из дэпээсников, в звании старшины.

– Я приму, – произнес Станислав. – Показывай улов, командир.

Старшина вытолкнул задержанного вперед. Едва удержавшись на ногах, блондин оглянулся на сопровождающих и гневно воскликнул:

– Эй, полегче! Тут вам не тридцать седьмой год. Времена повальных арестов неповинных граждан давно прошли.

– Вы кого привели? – не обращая внимания на реплику блондина, проговорил Крячко.

– Как кого? Пришла ориентировка – мы задержали. Приметы совпадают, – ответил старшина.

– Приметы, говоришь? Ты давно в полиции служишь, старшина? – начал заводиться Крячко.

– Остынь, Стас! – остановил его Гуров. – Сам знаешь, как выглядит фоторобот, рассылаемый по факсу. А общие приметы действительно совпадают.

– Так это что ж получается, мы не того привезли? – догадался старшина. – Вот непруха! Полгорода отмахали, и все впустую.

– Не совсем, – вглядевшись в лицо задержанного, обнадежил старшину Гуров. – Ваш фрукт не с нашего дерева, но личность выдающаяся. Позвольте представить знаменитого на всю столицу угонщика автотранспорта, гражданина Акремкина Тараса Владленовича, по прозвищу Шумахер. Утро доброе, Шумахер.

– И вам не хворать, Лев Иванович, – сбавляя тон, ответил блондин. – Чего ради кипиш? Потеряли кого?

– Потеряли, Тарас. Правда, не тебя, но и ты сгодишься, – заявил Гуров. – Знаешь, старшина, сколько на Шумахере нераскрытых дел висит? К десятку подходит, верно, Шумахер? И это только те случаи, на которые заявления от потерпевших имеются. Уверен, коллеги по достоинству оценят ваши старания.

– Так вы его берете или нет? – не понял старшина. – Нам что, его обратно в свой район конвоировать?

– Оставляй, старшина. Утром разберемся, – ответил Лев.

Старшина сделал знак напарнику, и они вышли из кабинета. Гуров вызвал дежурного и дал распоряжение увести задержанного.

– Оформи его как полагается, а утром передашь следователю, – приказал он.

Шумахера увели. Крячко проводил его печальным взглядом и устало проговорил:

– Жаль, не срослось с задержанным.

– Ничего, найдется и наш клиент, – не выдавая собственного разочарования, сказал Лев.

– Все, Лева, ты как хочешь, а я на боковую, – потянувшись, заявил Крячко. – Твоя неуемная жажда деятельности доконает меня.

Он вышел из кабинета, направившись прямиком в комнату отдыха, Гуров еще какое-то время возился над составлением запроса, после чего ненадолго прилег прямо в кабинете. Остаток ночи ему пришлось коротать на узком, неудобном диване, чтобы с первыми лучами солнца быть готовым к новому трудовому дню.

Глава 5

Максим Яропольцев шагал вдоль железнодорожного полотна в сторону станции Непецино. Покинув гостеприимный салон «москвичонка» деда Андрея, он уже через десять минут ходьбы пожалел о принятом решении. Нужно было воспользоваться первоначальным предложением старика и проехаться с ним до Бортникова, а там напроситься на ночлег. Дождь закончился, но тепло все еще не вернулось. Довольно сильный ветер, по-осеннему промозглый, леденил кожу, накаляя промокшую одежду, так и не успевшую высохнуть за время поездки. От этого настроение, и без того мерзопакостное, упало до самой нижней отметки.

Зато сонливое состояние, преследующее Максима вот уже сутки, несколько ослабло. Сколько времени он уже в пути? И сколько часов кряду не спал нормально, в теплой постели и без страха быть пойманным? Ответ на этот вопрос ему был хорошо известен. Перед ночной сменой, отработанной в последний раз на разгрузке вагонов, поспать не удалось из-за ухудшегося состояния Ольги. Головные боли не оставляли ее почти сутки. Не помогали даже те сильные лекарства, которые присоветовал челябинский светила медицинского центра. Ольга лежала на диване, подавляя стоны, чтобы не беспокоить его. Тебе нужно выспаться, превозмогая боль, твердила она. Только до сна ли ему было? Лежал рядом, делая вид, что спит, на самом деле проклинал всех врачей, вместе взятых. Три года не могли поставить диагноз, а под занавес обрадовали. Нашли причину, поставили диагноз. Оказалось, что излечению ее хворь уже практически не поддается. Время упущено, сказал тот самый светила, что так долго размышлял над Ольгиным «феноменом», как он его называл.

Потом темнота в кухонном окне лишила возможности вернуться домой. После того как Ольга не пришла к памятнику, ему пришлось вызволять из камеры хранения сумку и снова пускаться в бега. Неудачная попытка получить расписание пригородных автобусов напугала его больше, чем он ожидал. Как горланила эта глупая толстуха! До сих пор мурашки по всему телу. Еще бы чуть-чуть, и его сцапали бы простые вокзальные охранники. Вот был бы номер! От курбановских головорезов ушел, а привокзальным олухам попался. Но нет, видно, его время еще не пришло. Правда, из колеи выбило основательно, иначе не тащился бы сейчас вдоль железнодорожного полотна, промокший и замерзший.

Да, нервишки подвели, с этим не поспоришь. Мало того что он до утра таскался по московским улицам, а вернее закоулкам, отыскивая дорогу к Кольцевой, так еще, добравшись до места, перепутал направление и чуть ли не полсотни километров отмахал не туда, куда планировал. В итоге к пяти вечера он оказался в районе аэропорта Внуково, хотя на самом деле собирался в Люберцы.

Легким утешением ему служил тот факт, что в какой-то момент его пешей прогулки он потерял связь с реальностью. Боль от осознания произошедшей утраты накрыла, точно десятиметровая волна. Самое страшное в его потере было то, что он даже попрощаться с ней не сможет. И даже если все закончится более или менее удачно для него, он все равно не сможет прийти к ней на могилу, потому что не будет у нее никакой могилы. Как они их называют? Бесхозные трупы? Невостребованные тела? Что-то вроде этого. А с невостребованными телами не церемонятся. В мешок – и в печь…

Выйти из забытья ему помог дождь. По всей видимости, он шел уже давно, так как рубашка к тому времени успела промокнуть насквозь. Остановившись, Максим попытался сориентироваться на местности. Находился он неподалеку от шоссейной развязки. Машины плотным потоком мчались во всех направлениях. Дойдя до указателя, он присвистнул – Киевское шоссе. Далеко же его занесло! И что теперь? Возвращаться тем же путем или попытаться поймать попутку? Оглядев себя, он отбросил мысль о попутке. В таком виде только дачников в Хеллоуин пугать. Значит, придется выбираться своим ходом. Он свернул на первую попавшуюся дорогу, ведущую в нужном направлении, и продолжил путь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8