Николай Леонов.

Краденые деньги не завещают



скачать книгу бесплатно

– Как бы разминулись? – понимающе взглянул на участкового Гуров.

– Вроде того.

«Курьера убили, чтобы он не догадался, что лесника давно уже нет на месте? – вновь терялся в догадках полковник. – Но куда он мог деться, этот лесник? И по какой причине? Может, это никак не связано с завещанием? Нет, в это я никогда не поверю. Слишком явно все здесь подстроено. Подстроено и просчитано заранее, очень давно, наверняка еще при жизни и при самом активном участии самого Заберовского. Одно уже то, как старательно обходил в разговоре острые углы Азимов, говорит о многом. Он знает что-то, возможно, даже напрямую участвует в осуществлении какого-то заранее намеченного плана. Но в чем же он заключается, этот тайный план?»

Глава четвертая

Разговаривая с участковым, Гуров не заметил, как прошло время, и, взглянув на часы, очень удивился, обнаружив, что стрелка уже приближается к одиннадцати.

Загадочный лесник, если он действительно до сих пор обитал в сторожке, давно уже должен был прочитать оставленную ему записку и явиться к председателю.

Попрощавшись с участковым и вновь войдя в здание с главного входа, Лев прошел в знакомый кабинет, но не увидел там никого, кроме самого Шохова.

– Лесник не появлялся? – поздоровавшись, спросил он.

– Нет, – удивленно поднял брови председатель. – А должен был?

– Вчера мы не нашли его на месте, я оставил записку, чтобы утром он явился к вам.

– Вот оно что. Нет, не приходил. Может, задержало что?

– Может быть.

Говоря это, Гуров вновь ощутил уже знакомое чувство, возникшее у него еще в сторожке, необъяснимая внутренняя уверенность, что лесника давно уже нет там и никто не читал оставленную им записку.

– Кстати, совсем забыл спросить, – проговорил он. – Вы, кажется упоминали, что доставляли леснику определенный набор продуктов. А сигареты входили в этот список? Какие он курил?

– Борис? – удивленно вытаращился на полковника Егор Кузьмич. – Отродясь не курил. С чего это вы решили?

– В сторожке на столе я видел консервную банку с окурками.

– Да? Странно. Может быть, со временем начал баловаться. Это Петрович должен был знать, он ведь продукты носил. Хотя у него теперь не спросишь, – сокрушенно вздохнул председатель. – Но я ни разу не видел, чтобы Борис курил. Выпить – это да, это он мог. Но тоже в меру. Так, чтобы до потери сознания напиваться, этого за ним никогда не водилось. Да я бы не пустил такого в лес.

Видя, что Шохов готов оседлать своего любимого конька, Лев поспешил распрощаться.

– Я вам оставлю телефон на всякий случай, – сказал он. – Если лесник появится, позвоните мне или скажите, чтобы он сам позвонил. Для меня очень важно встретиться с ним, а ждать здесь я больше не могу. Я все-таки на работе.

– Да, конечно, очень вас понимаю, – сочувственно проговорил председатель. – Как появится Борис, я сразу ему передам.

«Если он вообще когда-нибудь здесь появится», – думал Лев, выходя из правления.

Понимая, что в селе Боровом делать ему больше нечего, он сел в машину, чтобы несолоно хлебавши ехать обратно в Москву, но прежде решил сделать один звонок.

«Черт! Дорого обойдутся переговоры, – подумал Лев, набирая московский номер. – Но для дражайшего Захара Яковлевича чего не сделаешь».

– Добрый день, Захар Яковлевич, полковник Гуров беспокоит, – проговорил он.

– Здравствуйте, рад вас слышать, – совершенно спокойно прозвучало в трубке.

– Если не ошибаюсь, в нашей недавней беседе вы упоминали о том, что собираетесь в скором времени встретиться с братом почившей Ларисы Чугуевой.

Состоялась эта встреча?

– Да, состоялась, – с тем же спокойствием ответил Азимов. – Правда, ездил к нему не я, но разговор имел место, и теперь новый наследник ознакомлен с условиями завещания.

– Что ж, это замечательно. Наверное, сделавшись богачом, этот человек больше не захочет жить в глухой деревне.

– Может, и не захочет.

– Однако до момента вступления в наследство он предпочитает остаться по месту прописки? – пытаясь придать тону легкомысленную шутливость, спросил Гуров. – Или просто пока нет денег на переезд?

– Насколько мне известно, наш клиент убыл из села Боровое, но сведений о настоящем его местонахождении у меня, к сожалению, не имеется.

– То есть как? – совершенно искренне удивился Лев. – Каким же образом он намерен получить все эти несметные богатства? Как вы оформите на него наследство, если сам он неизвестно где?

– Это не так сложно, как вам, видимо, представляется, – пояснил Азимов. – Существует институт доверенности, позволяющий решать довольно широкий круг вопросов с помощью третьих лиц. Во многих случаях это гораздо удобнее действия напрямую. Например, если, как в нашем случае, человек не склонен слишком рекламировать собственную персону и привлекать к себе излишнее дополнительное внимание. Наш клиент – человек замкнутый и не слишком общительный. Ему неприятна вся эта шумиха вокруг его имени, поэтому он предпочел все обязанности, связанные с оформлением наследства, передоверить нам, оставив при себе только, так сказать, приятные права.

– И после этого канул в небытие? – Теперь ирония в голосе Гурова ничуть не была наигранной.

– Отчего же, – все с тем же неколебимым спокойствием проговорил Азимов, – иногда мы связываемся по телефону. Но свое местонахождение он предпочитает держать в тайне, и, думаю, вы поймете меня, если я скажу, что не стремлюсь нарушить эту конфиденциальность. Весь опыт моей работы в фонде свидетельствует, что доверие – это главное в отношениях между людьми. Никто не будет мне доверять, если выяснится, что я не умею хранить секреты или пытаюсь проникнуть в чужие тайны и узнавать то, что от меня хотели бы скрыть.

– Номер телефона, по которому вы связываетесь с доверителем, конечно же, тоже относится к области секретов?

– Разумеется. Наш клиент неоднократно подчеркивал и настоятельно просил, чтобы номер его телефона мы держали в тайне. Мы связываемся в заранее оговоренные день и час, после чего он, кажется, просто отключает аппарат.

– А включает только в тот момент, когда назначен следующий заранее оговоренный сеанс связи?

– Вы весьма проницательны.

– Просто шпионские страсти какие-то, – вновь не скрывая иронии, проговорил Лев.

– Довольно часто люди имеют оригинальные личные особенности. Нужно просто привыкнуть к этому.

– Да, наверное. Что ж, Захар Яковлевич, по крайней мере, рад был узнать, что с наследником Сергея Чугуева все в порядке и он активно вступает в свои новые права.

– Весьма сожалею, что ничем не смог помочь вам. Вы, по всей видимости, хотели встретиться с ним и задать вопросы. Но я действительно не знаю, где он сейчас находится, а номер телефона – не моя тайна. Попробуйте найти сами. В ваших руках власть и большие возможности.

Нажав на сброс, Гуров несколько минут сидел, неподвижно глядя в пространство.

Если при первой встрече с Азимовым он предполагал, что в полученной им информации многое соответствует действительности, то после этого разговора был на сто процентов уверен, что все сказанное Захаром Яковлевичем – ложь. От первого до последнего слова.

«Ни черта он ни с кем не созванивается, – раздраженно думал полковник. – И где находится этот дядя, знает прекрасно. Только вот – сам дядя или дядин труп? Вот это уточнение существенное. И издевается еще, крючочки закидывает. «Попробуй найти». Смотри, как бы не ошибиться тебе, умник. Что, если я и правда попробую?»

Полный решимости достать этого «неуловимого дядю» хоть из-под земли, Лев завел двигатель и, вырулив с поселковой грунтовки на трассу, решительно надавил на газ. По прибытии в Москву ему хотелось иметь готовый четкий план действий, чтобы, не тратя времени на бессмысленные метания из стороны в сторону, поэтапно и последовательно двигаться к достижению своей цели.

«Во всем, что наговорил Азимов, прослеживается только одна мысль: они сделают все, что в их силах, чтобы не допустить моей встречи с этим пресловутым дядей, – крутя руль, размышлял он. – Поэтому Азимов «забыл» сообщить мне его настоящую фамилию, поэтому, все бросив, поскакали они на ночь глядя в эту деревню, поэтому так поспешили оформить доверенность. Логичный и очевидный вопрос, вытекающий из всего этого, – для чего им все это нужно? Учитывая уже имеющийся набор фактов, ответ может быть двоякий. Первая версия: Зиновьев убит, и от его имени действует какой-то другой человек. Возможно, но довольно рискованно. А главное, не очень понятно. Если таков был первоначальный план, то не проще ли было сразу переписать деньги на того, кого надо, чем выстраивать такую сложную схему. Если же вся эта замысловатая конструкция возникла уже после смерти Заберовского и имеет целью воспользоваться его деньгами… Что ж, возможно. Но очень рискованно. Слишком много задействовано людей, слишком широкие затрагиваются интересы. Нужно иметь очень веские аргументы, чтобы всех и каждого заставить плясать под свою дудку.

Вторая гипотеза: дядя жив-здоров, но из каких-то соображений его прячут. Здесь на первый план сразу выходит вопрос – из каких именно? Он слишком много знает? Завещание содержит какие-то «специальные» пункты, о которых до поры до времени лучше умолчать? Его удерживают силой и пытаются им манипулировать?

Хм… А картинка-то вырисовывается еще какая занятная. Причем и в том и в другом случае. И главное, ни один из пунктов нельзя исключать. Слишком большие деньги. Здесь все возможно».

Подъезжая к столице, Гуров вполне определился с действиями, которые в ближайшее время необходимо предпринять.

«За Азимовым установить наружку и прослушивать телефоны, – мысленно перечислял он. – Проверить эти доверенности. Наверняка заверяла их та самая «тетя Фира». Вот и познакомимся заодно. Пускай расскажет, кто это расписывался за «дядю Борю». Действительно ли это был некурящий здоровяк из лесов дремучих или кто-то совсем другой. Да и не помешает, пожалуй, еще раз навестить заведующего приютом. Чего-то он явно не договорил в предыдущей беседе».

В знакомые столичные пробки, по которым даже успел немного соскучиться, Лев окунулся уже в конце рабочего дня. Но тем не менее не поехал сразу домой, а решил заехать в Управление, генерал Орлов частенько засиживался на работе допоздна.

Как он и предполагал, начальственный кабинет оказался открытым, и, миновав пустой в этот час «предбанник», Гуров после деликатного стука открыл дверь.

– А, Лева, это ты! – подняв голову от каких-то бумаг, проговорил генерал. – Проходи, рад тебя видеть. Как твоя поездка? Есть какие-то результаты? Какое впечатление производит этот новый владелец краденых денег? Готов он сотрудничать? Чего нам от него ждать?

– Как много вопросов, – улыбнулся Лев. – А ответ на все один – наследника я не видел.

– Вот те на! – удивленно воскликнул Орлов. – Для чего же ты ездил?

– Наверное, для того, чтобы лишний раз убедиться, что все очень непросто в этом очень непростом деле.

– Это я тебе и так мог бы сказать, незачем было за тридевять земель кататься. Так почему ты не смог повидаться-то с ним? Куда он делся?

– Вот! Это – ключевой вопрос всего дела! Если мы выясним, куда делся дядя, думаю, на все остальные вопросы ответы найдутся автоматически.

– Так он что, пропал, что ли?

– Хотел бы я это знать. Если верить душеприказчикам, наследник здравствует и благоденствует, только не хочет афишировать свое местопребывание. Он, дескать, человек нелюдимый, излишнее внимание его нервирует. Однако некоторые обнаруженные мною факты свидетельствуют о том, что лесник исчез из сторожки намного раньше того момента, когда стало известно о наследстве.

– Подмена?

– Возможно. Не исключено, что его и просто держат в каком-то тайном месте, например, чтобы раньше времени о чем-нибудь не проболтался.

– Или для того, чтобы заставить сделать что-то.

– Или для этого. Если верить словам одного из душеприказчиков, время от времени он общается с ними по телефону. В связи с этим буду просить организовать «прослушку».

– Кого? – с готовностью спросил генерал.

– Азимов Захар Яковлевич, благотворительный фонд «Милосердие». Думаю, контактов у него за день бывает до миллиона, причем самых разных. Нужно посадить толкового парня, который смог бы их отсортировать. Не факт, что к леснику Азимов обращается по настоящему имени-отчеству. Если вообще созванивается с ним.

– А что, возможно и такое?

– Не исключено. Слишком уж явно старается он оградить этого своего клиента от моего пристального внимания. Не удивлюсь, если местопребывание уважаемого господина Зиновьева ему прекрасно известно и созваниваться с ним по телефону совершенно ни к чему. Может, они просто встречаются время от времени и обсуждают все насущные вопросы при личном и самом непосредственном контакте. Так что и «наружку» установить не помешало бы. Для пущей уверенности.

– Погоди-ка, – недоуменно взглянул на Гурова генерал. – Какого Зиновьева? Ведь деньги должны перейти к родному брату Ларисы Чугуевой. Или я что-то путаю?

– Вот-вот. Я тоже подумал, что что-то путаю, когда, приехав в эту деревню, начал его искать. А ларчик открывался очень просто. Чугуева – фамилия Ларисы по мужу. После его смерти она уехала из Борового, но фамилию менять не стала. А девичья ее фамилия – Зиновьева, соответственно, и брат тоже Зиновьев. Разумеется, Азимову прекрасно был известен этот пустячок, но в разговоре со мной он ни словом не упомянул о нем. Хорошо, что «главный начальник» над всем этим колхозом живет там, кажется, со времен царя Гороха и всех знает. А был бы новенький, так я бы за неделю концов не нашел.

– То есть душеприказчики негласно пытаются препятствовать установлению истины? – спросил генерал.

– Еще как пытаются! Поэтому посмотреть и послушать будет очень даже уместно и правильно.

– Что ж, не вопрос. Завтра распоряжусь. Но какие-то внятные выводы есть? Хотя бы предварительные. В каком состоянии находится сейчас весь этот процесс?

– По-видимому, в состоянии переоформления. Душеприказчики на основании доверенности переписывают наследство на пресловутого дядю, а кто он такой, очень тщательно скрывают. Клубок очень запутанный. Когда начинаешь копать глубже и анализировать, сразу чувствуется очень мощный и дальновидный предварительный просчет, и становится понятно, что план разработан во всех деталях и загодя. Вероятно, еще в момент составления этого удивительного завещания. Но вот в чем он состоит, этот план, этого я пока не могу понять. Маловато данных. Как-то не укладывается в голове, что Заберовский переписал все свои деньги на душевнобольного и на этом успокоился. Наверняка и ему, и душеприказчикам заранее было известно о существовании этого дяди, и он тоже входил в расчет.

– Остался пустяк – выяснить, в чем этот расчет заключался? – понимающе улыбнулся Орлов.

– Да уж, пустяк. Кстати, сделали запрос насчет участкового? Как его там, Круглов, кажется?

– Разумеется, сделали. И дело его уже пришло. У меня в сейфе лежит. Так что зря ты так плохо отзывался о молоденьких девочках. Не всегда они думают только о принцах, иногда и прямыми обязанностями занимаются.

– Что ж, это не может не радовать. Тогда я, пожалуй, задержусь еще немного, почитаю дело. Как-то соскучился уже по родному кабинету.

Забрав у генерала папку с личным делом Николая Круглова, Гуров прошел в свой кабинет и углубился в изучение трудовой биографии бывшего сотрудника полиции. Она оказалась весьма насыщенной.

Круглов был приезжим и за время службы в полиции сменил несколько отделений и должностей. На начальном этапе он довольно быстро продвинулся по карьерной лестнице, но каждый новый перевод происходил с понижением, приведя в итоге к незавидной и хлопотной профессии участкового.

В деле не упоминалось о каких-то взысканиях, но как человек, досконально знающий внутреннюю «кухню», Гуров понимал, что подобное «движение вниз» не происходит без причин.

«Значит, в чем-то проштрафился, и серьезно, – размышлял он, просматривая дело, – так, что нельзя было «не заметить». Взятка? Давление на свидетелей? Связи с криминалом? Впрочем, что гадать? Может быть что угодно. Если мне не изменяет память, Люда говорила, что под конец карьеры он много пил и уволили его именно за пьянство. Что ж, вполне возможно. Но главное не это. Главный вопрос в том, могли ли через него люди, связанные с Заберовским, те же душеприказчики, получить информацию о семье Ларисы. То, что информацией такой по роду своей деятельности он вполне мог располагать, – очевидно. То, что не был «паинькой», – явствует из дела. Нужно установить, имеется ли какое-то связующее звено между этими двумя точками. Если Заберовский и близкие к нему люди создавали какой-то план и искали определенную информацию, они могли обратиться за ней к бывшему сотруднику органов, тем более что на тот момент он еще не был бывшим. Если в список «провинностей» Круглова входят нежелательные контакты с представителями криминальных структур, участие его в этом деле весьма вероятно. Не исключено, что его использовали вслепую, но сам факт, что через него наводили определенные справки, может свидетельствовать о многом. Как там говорили мне ребята из «Прибоя»? Приходит он обычно к обеду? Что ж, постараюсь не опоздать».

Закончив просматривать дело и решив при первой же возможности снова побывать в брутальном кафе, полковник поехал домой.

Вечерело, и, паркуясь возле дома, Гуров с беспокойством поглядывал на часы. Уверенный, что ему не избежать укоризн со стороны дражайшей половины по поводу своего практически постоянного отсутствия, он поворачивал в замке ключ, уже готовя мысленно оправдательную речь, но оказалось, что в ней нет необходимости.

– Вернулся, путешественник? – ласково улыбнулась Мария, встречая его в коридоре. – Иди мой руки. Все горячее, с пылу с жару. Только-только приготовила. Сегодня у нас праздничный ужин.

– Правда? А что отмечаем? – улыбнулся в ответ Лев, довольный, что не пришлось ни в чем оправдываться.

– Мой ранний приход с работы. Сегодня должны были вечером репетировать, да режиссер наш что-то приболел, подхватил простуду посреди лета. Вот я и вернулась пораньше. Подумала, что ты, наверное, голодный приедешь из этой своей командировки, и решила приготовить что-нибудь вкусненькое.

– Судя по ароматам, тебе удалось, – проходя в кухню, сказал он. – Что ж, угощай. Я действительно проголодался.


Повторные визиты по уже известным адресам Гуров решил начать с посещения приюта. Он специально выехал пораньше, чтобы прибыть в больницу еще до того, как там появится руководство.

Если его предположения верны, и все события, происходящие вокруг этого баснословного наследства, не случайность, а часть некоего хорошо продуманного плана, значит, и смерть Сергея Чугуева предусматривалась в нем в качестве одного из пунктов и не была такой уж «естественной», как об этом говорил заведующий.

«Существуют факторы, стимулирующие процесс тромбообразования, существуют факторы, провоцирующие отрыв тромба, – размышлял Лев по дороге в больницу. – Это, в общем-то, ни для кого не секрет, а уж для врачей – тем более. Так что искусственно создать условия для такой вот «естественной» смерти не так уж нереально. Другой вопрос, был ли тут сговор или любвеобильные медики без задней мысли кололи что попало, довольные уже тем, что есть кому заплатить за «эффективные препараты»? Ведь, если я ничего не путаю, инициатива проведения «интенсивной терапии» исходила от опекунов? Вернее, от душеприказчиков, без одобрения которых Красновы-Рубинштейны, похоже, не делали и шагу».

Припарковавшись возле приюта, он вошел в ветхое здание со следами начавшегося ремонта и вновь встретился лицом к лицу с уже знакомым ему важным стражем.

– Здравствуйте, я к заведующему. Полковник Гуров, я уже был здесь недавно.

– Да, я помню, – немного помолчав, ответил охранник. – Только он сейчас на обходе.

– Ничего, я подожду, – немного удивленный таким рвением в работе, проговорил Лев. Когда он подъехал к больнице, не было еще и восьми утра, и тот факт, что в столь ранний час заведующий уже на месте и выполняет свои медицинские обязанности, его по-настоящему изумил. – Так могу я пройти? – вновь обратился он к медлительному охраннику, кажется, и не собиравшемуся открывать «вертушку».

– А вы что, в кабинете хотите ждать? – недоуменно спросил тот. – Так он закрыт.

– И приемная закрыта?

– А-а, вы в приемной будете. Тогда ладно, проходите.

Гуров мгновенно проскочил через «вертушку» и углубился в недра приюта.

Не имея ни малейшего желания сидеть в приемной, он намеревался проникнуть в ту часть, где находились пациенты, и, если удастся, узнать что-нибудь дополнительное и интересное об их содержании вообще и о содержании Сергея Чугуева в частности. Однако, оказавшись перед дверью, ведущей в длинный коридор с палатами, сразу понял, что как минимум до окончания обхода ничего дополнительного узнать не сможет, так как коридор был абсолютно пуст, не считая дежурной медсестры. Заводить с ней разговор об особенностях внутреннего режима, в то время как из любой палаты в любой момент может выйти «главный начальник», было бессмысленно. Решив переждать, когда обход завершится, Гуров свернул в какую-то дверь, которая, в отличие от многих остальных здесь, была открытой, и оказался на лестничной площадке. Постояв там немного, Лев вдруг услышал шаги и чьи-то приглушенные голоса.

– А ты не знал, к чему оно может привести, такое сочетание? – раздраженно спрашивал голос, в котором полковник сразу узнал голос заведующего. – Кто из нас лечащий врач?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное