Николай Леонов.

Краденые деньги не завещают



скачать книгу бесплатно

Услышав это, Гуров вдруг вспомнил Азимова и мысленно послал в его адрес пару крепких выражений. Поняв, что столь оперативные действия напрямую связаны с его вчерашним появлением в офисе Захара Яковлевича, он сразу подумал, что «солидный мужик» приезжал для того, чтобы увезти Зиновьева куда подальше и таким образом помешать его встрече с Гуровым.

Однако дальнейший разговор с председателем показал, что это не совсем так.

– И что, повидались они? – с беспокойством спросил Лев.

– Нет, не пошли. Я уж было и Юру вызвал – сейчас он Борису продукты носит, – да только они отказались. Мы, говорят, все по телефону обсудили и обо всем договорились, так что ехать нам никуда не нужно.

– А у Бориса и телефон есть?

– Есть. Почему бы ему не быть? Только толку от него немного, от телефона этого. Во-первых, его все время заряжать нужно, а Борису, сами понимаете, негде, а во-вторых, и связь здесь плохая. Даже я больше по стационарному звоню, так оно надежнее. А когда наш курьер к Борьке приходит, забирает у него трубку и заряжает здесь, а в следующий приход возвращает. Считай, до следующего визита мы со связью. А потом трубка разряжается, и опять нужно ее в село нести.

– Занятно.

– Еще как занятно. Дурдом во всей красе, а никуда не денешься. Рации-то у него там нет, а связь как-то поддерживать надо.

– Значит, вчерашние гости смогли пообщаться с ним по телефону?

– Выходит, смогли. Я-то не подслушивал. Номер им дал, они в машине разговаривали. А почему не дать? Не больно какой секрет. Тем более такая новость, наследство человек получил. От кого бы это вдруг?

– А эти вчерашние приезжие, они не говорили, от кого?

– Нет, не говорили. Только номер спросили, поговорили с ним и уехали. В сторожку не пошли.

– Что ж, если сейчас трубка у Бориса заряжена и связь с ним есть, может быть, мы сможем пригласить его сюда? Мне, честно говоря, тоже не очень хочется лазать по дремучим дебрям, а поговорить с Борисом надо обязательно. И не по телефону.

– Что ж, позвоните, – охотно согласился председатель. – Может, вам и повезет. Честно говоря, сам я, как ни позвоню ему, все либо какой-то автомат отвечает, что абонент недоступен, либо такая слышимость плохая, что ни слова не разобрать. Как это они сумели обо всем с ним вчера договориться, не знаю. Я удивился даже. Но попробуйте позвонить. Вот он, номер, в блокноте у меня записан.

Придвинув поближе толстую потрепанную книжицу, лежавшую на столе, председатель полистал страницы и продиктовал Гурову номер.

Однако, набрав названную комбинацию цифр, полковник услышал лишь безнадежный ответ «автомата».

– Недоступен, – сказал он председателю.

– Да? Ну вот. Я же говорил, всегда с ним так. Не знаю, как они вчера дозвонились? Так что, вызывать Юру? Сейчас уже поздновато, правда, идти туда далеко. Но ничего, летние дни длинные, думаю, засветло успеете. Так вызывать?

– Да, конечно, вызывайте. Чем раньше мы приступим, тем быстрее закончим и избавим вас от дополнительных хлопот.

Председатель достал мобильник и, набрав какой-то номер, начал кричать в него, как будто другой абонент находился где-нибудь на Северном полюсе.

– Алло! Юра?! Это Егор Кузьмич.

Как ты, в порядке? Что «в каком смысле»? В том самом. А? Трезвый? Ну давай, подходи ко мне. Да, в правление. Нужно к Борису сходить. Что значит «опять»? Сказал нужно, значит, нужно. Подходи, я жду. – Он нажал на сброс и вновь обратился к Гурову: – Беда с ними. Как дети малые, по каждому пустяку у нас истерика. Объяснений больше, чем самого дела. И с чего это на Борьку вдруг такой спрос ажиотажный возник? Сколько жил, никому до него дела не было. А теперь, смотри-ка…

В этот момент в коридоре послышались чьи-то торопливые шаги, затем дверь кабинета распахнулась, и на пороге появился молодой парень.

– Ага! Юра! Проходи! – произнес председатель. – Вот это – полковник из Москвы, очень важный человек. Ему очень нужно поговорить с Борисом. Срочно! Отведи его в сторожку и там подожди. Когда они поговорят, приведешь обратно. Одного не пускай. Еще не хватало, чтобы у нас тут московский полковник без вести пропал. С меня Петровича хватит.

– А что, у вас тут можно и без вести пропасть? – улыбаясь, спросил Лев, стараясь не показать, насколько заинтересовала его эта вскользь брошенная фраза.

– Да вот, оказалось, что можно. Сколько времени Петрович к Борису ходил, дорогу эту, наверное, наизусть выучил, чай, каждый сучок на дереве знал. А вот поди ж ты.

– Может, перебрал просто да и свернул не туда, – выдвинул гипотезу Юра.

– Сиди уже, перебрал! Петрович мужик основательный, он к Борьке всегда трезвый ходил, – вновь обратившись к Гурову, сказал председатель. – Потому что там и отчетность, считай, за чужие деньги он отвечает, да и действительно заблудиться можно. Места у нас боровые, богатые. Потому и село так называется – Боровое. Так что, если кто не местный, дороги не знает, тому вглубь соваться опасно.

– Но ведь Петрович этот, если я правильно понял, дорогу знал, – заметил Гуров. – Что же случилось?

– А кто его разберет, что случилось? Пошел и не вернулся, вот и вся недолга. Мы уж участковому заявляли, да что он сделает? Медведя ведь не спросишь.

– Вот оно как! Думаете, Петровича дикие звери съели?

– Да говорю же, не знаю, – с некоторой досадой ответил председатель. – Он, конечно, и ружье брал с собой, Петрович-то. А что? Я считаю – правильно, мало ли что может быть? А насчет зверей вы не сомневайтесь, у нас тут весь набор. Хотя к человеку они не лезут, наоборот, прячутся. Разве что когда голодные очень. Ты, Юра, кстати, тоже прихватил бы что-нибудь, хоть монтировку, что ли, возьми, или могу тебе свое ружье дать. Только смотри, сам в себя не попади ненароком.

– Не нужно, у меня пистолет, – успокоил председателя Гуров. – Табельное оружие.

– А! Вон как! – с каким-то новым выражением взглянул на него Егор Кульмич. – Что ж, тогда, конечно, можно за вас не волноваться. Но вы, наверное, уже отправляйтесь. Пока дойдете, пока поговорите. Пистолет – это хорошо, но ночью я бы в наших лесах разгуливать не советовал, даже с пистолетом.

В сопровождении Юры Гуров покинул кабинет председателя, и они направились к окраине села, за которой почти сразу начиналась лесная чаща.

– Сам-то хорошо знаешь дорогу? – спросил Лев, чтобы как-то начать разговор.

– Конечно! – уверенно ответил Юра. – Я всю жизнь здесь живу. Как не знать!

– А в курьеры давно тебя записали?

– Да уж с месяц. Вот как Иван Петрович пропал, так я и стал ходить. Председатель больно уж беспокоился. Как это, говорит, лесник наш без продовольствия останется, кто же нам о пожарах будет сообщать. Уж как он боится их, этих пожаров!

– А часто вы к леснику ходите?

– Каждую неделю, – охотно сообщил Юра. – Раз в месяц зарплата приходит, но он и не берет ее. Председатель отсылает ему часть деньгами, часть продуктами. Так он продукты забирает, а деньги обратно отдает и заказывает, что ему в следующий раз принести. Да все уж и так знают. Петрович всегда один и тот же список Зинке приносит. Точнее – приносил.

– А Зинка – это кто?

– Зинка? Продавщица из продуктового. Как Петрович с бумажкой идет, она уж знает, что готовить. Заранее на прилавок выставляет.

– Так как же все-таки вышло, что он пропал? Такой ведь опытный человек.

– А кто его знает, – ответил Юра. – За день до этого тут какие-то пришлые ошивались, все Бориса искали. Сначала возле дома его крутились, потом у соседей поспрашивали, выяснили, что он дома-то почти не живет. Пошли к председателю. Не знаю уж, что они там ему говорили, только вызвал он Петровича и велел ему отвести их к леснику. Тот сначала был очень недоволен, ему и так на следующий день нужно было идти, потому что как раз зарплата подходит. А тут, считай, два раза туда-сюда таскаться. Конечно, кому захочется. Вот и он поначалу сильно осерчал, а вернулся уже довольный. Не знаю, может, денег ему дали или так угостили.

– То есть после того, как отвел к леснику этих пришлых, он вернулся? – уточнил Гуров.

– Да. И он, и они с ним. Все вместе. Эти уехали в тот же вечер, а Петрович на следующий день после обеда с зарплатой снова в сторожку пошел, и после этого мы его уже не видели.

– А большая у лесника зарплата? – поинтересовался Лев.

– Думаете, он с деньгами сбежал? – проницательно улыбнулся Юра. – Навряд ли. И деньги не такие большие, да и Петрович не из тех. Тут Егор Кузьмич верно сказал, он мужик основательный, чужого никогда не возьмет.

– А сам лесник что об этом думает? У него есть какие-то версии?

– А кто его знает, что он думает.

– Что, ты с ним об этом не говорил?

– Да я его еще и в глаза не видел.

– То есть как это?

– Очень просто. Я ведь только три раза всего ходил. Новая зарплата еще не приходила, а когда продукты приносят, он не всегда на месте бывает. Это и Петрович рассказывал. Оставляю, говорит, пакет да и ухожу себе. Чего ждать? Иногда лесник сам его встречал, а иногда просто записку оставлял, что принести.

– Вот оно что! Значит, ты пока только через записки общаешься?

– Нет, я пока никак не общаюсь. Он мне только деньги оставлял и пакет пустой. Вот когда с зарплатой пойду, тогда уж по-любому дождаться его придется. Да он и сам знает. Три раза приходят к нему с продуктами, а на четвертый уже с деньгами. Он тогда старается на месте быть.

– То есть система четко отработана? – улыбнулся Лев.

– Это точно.

Объяснения Юры вроде бы все раскладывали по полочкам, и тем не менее Льва не покидало ощущение некоторой неясности.

Если исключить вчерашнюю беседу с лесником так оперативно приехавших сюда душеприказчиков, получается, что с момента необъяснимой пропажи курьера никто не видел и самого лесника. Что за люди искали его здесь месяц назад? И для чего он им понадобился?

Решив по возвращении в село обязательно встретиться с участковым, Гуров бодро вышагивал вслед за своим молодым провожатым, пробираясь сквозь лесные дебри, действительно очень густые и местами даже непроходимые.

Приблизительно через час они достигли сторожки. Это был небольшой домик, сложенный из бревен. Неширокая полянка вокруг него, свободная от кустов и деревьев, не была даже огорожена, и прямо за ней начиналась лесная чаща. Единственным дополнением пейзажа был стоявший невдалеке от дома обязательный «скворешник».

– Двери не запираются? – поинтересовался Гуров, подходя к избушке.

– Почему, он закрывает. Если сам на месте, закрывает изнутри, если уходит, закрывает на крючок снаружи. Воровать здесь некому, да и нечего. Запирает только для того, чтобы звери не разорили, не наделали беспорядка. Вот видите – сейчас снаружи заперто, значит, его нет. Если хотите, можем подождать. Уже вечер, может быть, скоро придет. Хоть увижу, какой он из себя. Все рассказывают, что настоящий богатырь, высокий, здоровый. Интересно будет посмотреть.

Войдя в сторожку, Лев внимательно огляделся. Помещение было очень непритязательным, с минимальным набором самой необходимой мебели. Самодельный стол и несколько табуреток, узкая лавка перед столом и более широкая, очевидно, служившая кроватью, – вот и все, что составляло меблировку жилища лесника. На столе стояло несколько тарелок с остатками какой-то еды, немытые стаканы, а также пустая консервная банка, на дне которой виднелось несколько примятых окурков.

– А воду сюда тоже приносят из деревни? – поинтересовался Лев.

– Нет, здесь недалеко есть ручей. Только я точно не знаю, где.

Время шло, лесник не появлялся, и в унылом ожидании Гуров в сотый раз окидывал взглядом спартанскую обстановку, не зная, как скоротать томительные минуты. Когда в очередной раз взгляд остановился на банке с окурками, до его сознания вдруг дошло, что на этикетке изображена красная рыба и нет ни одной русской буквы. Приглядевшись, он обнаружил, что в этой банке находилась элитного качества весьма недешевая консервированная форель, приобрести которую можно разве что в магазинах duty free.

– Послушай, Юра, – обратился Лев к своему провожатому. – А тот стандартный набор продуктов, о котором ты мне говорил, что в него обычно входило, не припомнишь?

– А чего там запоминать? Хлеб да колбаса. Иногда масло заказывал, консервы. Тушенку какую-нибудь. Лук, картошку – это уж само собой. Конечно, и бутылочку закладывали в гостинец. А как же? В одиночку сидеть тут целыми днями легко ли?

– А сигареты? Сигареты входили в комплект? Какие ты брал?

– Никаких не брал. Про сигареты мне пока ничего не говорили. Может, он заранее запасался – сразу и надолго, не знаю. Сигареты я не покупал.

– Понятно. А куда он обычно мусор выбрасывал, не знаешь? Посмотри – все чисто, нигде ничего не валяется. А между тем человек живет здесь практически постоянно. Должно же быть какое-то место для отходов.

– Наверное, – с некоторым удивлением взглянул на полковника Юра. – Только вы так спрашиваете… Это ведь не я здесь живу. Не знаю, куда он мусор выбрасывает.

– Да, извини, это я, кажется, перегнул. Просто скучно сидеть, вот и лезет в голову всякая ерунда. Знаешь, а пойдем-ка мы, пожалуй, обратно. Неизвестно, когда он явится, этот Борис, а нам, того и гляди, действительно придется ночью пробираться по этому бурелому. Не имею ни малейшего желания.

Юра с готовностью последовал предложению Гурова. Оставив на самодельном столе записку, где леснику срочно предлагалось явиться к председателю, они вышли из сторожки и отправились обратно в село.

На сей раз путешествие проходило в полном молчании. Юра, по-видимому, устал и торопился домой, а полковник был занят не слишком оптимистичными размышлениями.

Еще в сторожке у него возникло необъяснимое, но очень стойкое ощущение, что лесника давно уже нет здесь и он не появится больше никогда.

«Фактически живой человек виделся с лесником только раз в месяц, – думал он. – После очередной зарплаты, когда Зиновьев обязательно должен был явиться пред очи курьера собственной персоной и расписаться в получении, следующие три недели ему просто приносили продукты, оставляя их в сторожке, независимо от того, присутствовал ли там сам хозяин. В сущности, забирать полный пакет и оставлять пустой мог кто угодно. Но как этот «кто угодно» попал в сторожку? Дорогу знают только местные. Загадочные посетители, приезжавшие сюда месяц назад? Если верить рассказам председателя, их действительно доводили до места. Но это было месяц назад, а о том, что Зиновьев унаследует огромные деньги, стало известно только на днях. Какой смысл загодя «убирать» лесника, даже зная, что после смерти Сергея Чугуева именно он получит наследство? Если причина смерти – действительно оторвавшийся тромб, ни один астролог не возьмется предсказывать такое событие с точностью до одного месяца. Нет, не складывается. Да и реальные факты говорят о другом. Пропал-то курьер, а не лесник. Только он-то кому мог понадобиться? Загадка. Ну и дельце! Удружил Орлов, нечего сказать».

– Послушай, Юра, – обратился он к своему провожатому, когда они уже выходили на опушку леса. – Мне, похоже, придется остаться здесь до завтра, нужно переночевать где-то. Не подскажешь, у кого можно остановиться? Я заплачу за беспокойство.

– Да можете хоть у нас, – с готовностью ответил Юра. – Какое там беспокойство, ночь переспать? Сейчас тепло. Мамка вам вон хоть в бане постелет, да и спите. Чего там еще платить? У нас не гостиница.

– Правда? Что ж, отлично! А продуктовый у вас еще работает? Помнишь, ты про Зину рассказывал? Может, зайдем, навестим ее? Заодно и к ужину чего-нибудь прикупим.

– Летом они до десяти, сейчас должны еще работать. Если хотите, давайте сходим.

Пройдя по абсолютно пустым в этот не очень поздний час улицам деревни, они вскоре оказались возле продуктового магазина. Зина была на месте, и Гуров уже собрался было огласить список продуктов, которые, по его мнению, должны были отчасти компенсировать оплату за «гостиницу», как вдруг ему в голову пришла неожиданная мысль.

– Послушайте, Зина, – обратился он к ярко накрашенной женщине средних лет, стоявшей за прилавком. – Мы с Юрой завтра хотели бы навестить лесника, неудобно идти с пустыми руками. Соберите нам, пожалуйста, для него гостинец. Что ему обычно относят? Вы, наверное, в курсе. Найдется у вас пакет?

– Для вас все найдется, – лучезарно улыбнулась Зина.

Когда продавщица отвернулась к прилавку, подбирая продукты для «гостинца», Лев взглянул на изумленного Юру, смотревшего на него во все глаза, и приложил палец к губам, призывая хранить молчание.

Наблюдая, как Зина складывает в пластиковый пакет хлеб, крупы и вареную колбасу, и вскользь кидая взгляд на непритязательные витрины, он нигде не заметил ни консервированной форели, ни иных элитных продуктов от зарубежных производителей.

«Откуда могла попасть туда эта банка? Принесли с собой нежданные гости, приезжавшие месяц назад? Что это могли быть за люди, и какие они привели причины, чтобы уговорить председателя вызвать проводника, вот что хотелось бы узнать».

– Мы что, завтра опять пойдем? – первым делом поинтересовался Юра, когда они вышли из магазина.

– Нет, не волнуйся. Можешь отдыхать. Это я просто так сказал, чтобы нам собрали продукты. Возьми, отдашь матери. А завтра я хотел бы поговорить с участковым. Где он у вас располагается, не подскажешь?

– Да там же, рядом с правлением. Тот же дом, только вход с другой стороны.

К дому гостеприимного Юры они подошли уже в сумерках.

Наскоро перекусив, Гуров устроился в бане и почти моментально уснул, с удовольствием вдыхая ароматы, исходившие от развешанных кругом дубовых и березовых веников.


На следующее утро, поблагодарив заботливую хозяйку, Лев вновь направился в единственное административное здание, находившееся в селе Боровом.

По-видимому, рабочий день у местных «органов власти» начинался рано, так как, прибыв на место в половине восьмого утра, он обнаружил, что «правление» открыто и активно действует.

Возле здания суетились какие-то люди, переговариваясь и обсуждая, по-видимому, очень насущные вопросы, из открытого окна доносился голос председателя, снова взволнованно кричавшего что-то в телефон, – все говорило о том, что новый рабочий день успешно и продуктивно начат.

Обойдя здание, Гуров обнаружил еще один вход, о котором говорил ему Юра.

Войдя, он снова оказался в небольшом коридоре с дверями и, поскольку одна из них была распахнута настежь, первым делом заглянул в нее.

За столом сидел средних лет мужчина, судя по выражению лица, чем-то очень озабоченный.

– Здравствуйте, я бы хотел поговорить с участковым, – вежливо обратился к нему Лев. – Не подскажете, где я могу его найти?

– Я участковый, – ответил мужчина. – А что вы хотели?

Представившись и вкратце объяснив цель своего приезда, Гуров перешел к расспросам.

– Как вы думаете, пропажа курьера как-то связана с неожиданными гостями, которые приезжали навестить лесника?

– Трудно сказать, – ответил участковый. – Они ведь вернулись-то вместе в тот день. Никто никуда не пропадал. Петрович и вывел их. У нас тут места дремучие, кто не знает, лучше не соваться. Так что вместе с ним они и вышли, ничего плохого не сделали. Он даже довольный был.

– Может, хорошо заплатили?

– Наверное.

– А как они выглядели, эти приезжие? Кто-то может их достоверно описать?

– Да описать я и сам могу. Они тут, пока договаривались, такой гвалт подняли, я даже пришел проверить, все ли в порядке. Но ничего, вижу – просто ругаются. Кузьмич кричит – иди людей проводи, они из такой дали ехали, а Петрович ему – не обязан, мол, я не нанимался. Но ничего, потом договорились.

– И какие же они были из себя? – задал Гуров наводящий вопрос.

– Из себя-то? Да какие, обыкновенные. Один постарше, другой помоложе. Тот, что постарше, все говорил, что они с Борисом вместе в техникуме учились. Сам-то он, мол, в Орле живет, а приехал, чтобы повидаться со старым товарищем. Они в техникуме дружили, и Борис будет очень рад встретиться с ним.

– А тот, что помоложе?

– Ему лет двадцать – двадцать пять на вид, светлый такой, волосы совсем белые. Он другом представился, я, дескать, за компанию поехал.

– И как лесник – рад был старому товарищу?

– А кто его знает? Его ж не было, когда они пришли. Может быть, и рад бы был, только не случилось увидеться. Он ведь не всегда в сторожке сидит, Борис-то. Больше по лесу гуляет, смотрит, где пожар, где что. Он ведь лесник, это его работа.

– Послушайте, если я правильно понял, в тот день, когда пропал курьер, он должен был передать леснику зарплату? Так?

– Так.

– То есть лесник должен был за нее расписаться в каких-то документах. Так?

– Так.

– Он расписался?

– Конечно! Все как положено. Мы после трех дней, когда Петрович-то не вернулся, пошли его искать. Дошли и до сторожки и все там нашли. И справку эту с подписью, и пакет пустой. Мы с Юриком ходили, он леса наши хорошо знает. Вот и сейчас Кузьмич его снарядил к Борису ходить. Вместо Петровича.

– Но как же так получилось, что курьер ушел, а справку оставил? Он что, не должен был принести ее обратно? Тому же председателю, например?

– Вот это вы верно подметили, – с уважением взглянув на коллегу, проговорил участковый. – Это интересное обстоятельство. Обычно он всегда справку забирал. Даст Борису расписаться и обратно несет. Так вот я и подумал, может, в этот раз он просто на месте его не застал, а ждать неохота было. Пошел искать, да и нашел какое-нибудь приключение на свою голову. У нас тут и волка встретить можно, долго ли до беды. А Борис, может, вернулся, смотрит – бумажка и подумал, что теперь ее тоже оставлять будут, как и продукты. Вот так и получилось.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30

Поделиться ссылкой на выделенное