Николай Леонов.

Кошмар за счет отеля (сборник)



скачать книгу бесплатно

– И какой вывод вы готовы сделать, Лев Иванович?! – зарделась Марина.

– Полагаю, что вы трудитесь в сфере торговли. И даже рискну уточнить, что на ниве сетевого маркетинга. Правда, компанию не назову, я в них совсем не разбираюсь. Хотя рассмотрел у трех или четырех девушек одинаковый логотип на сумках и на шейных платках. Так что при желании узнать название несложно.

– Это вы еще наш выход на пляж не видели! – рассмеялась Марина. – У каждой второй будет купальник и парео нашей фирмы. Плюс пляжные сумки, а в сумках – кремы и лосьоны для загара. Хотя наша продукция и правда хорошего качества, так что мы ею пользуемся не только лишь в рекламных целях.

– А с фирмой я угадал?

– На все сто процентов, просто удивительно! Наша молодая, но крупная и перспективная компания называется «Фитолик». Она производит инновационную косметику, средства для макияжа, парфюмы и одежду. Вся продукция отличного качества и реализуется по весьма приемлемым ценам. Плюс для постоянных покупателей предусмотрена гибкая система скидок. И компания регулярно объявляет различные акции, устраивает конкурсы с розыгрышами ценных призов.

Гуров был достаточно хорошо образован и подкован в экономических вопросах, поэтому понимал, что все скидки, призы и акции есть не что иное, как хорошо продуманные маркетинговые ходы, которые разрабатываются обычно целым отделом специалистов. И ни одна компания еще не устраивала акцию и не раздавала направо и налево призы себе в убыток. Полковник даже готов был привести несколько простых примеров, но предпочел не затевать дискуссию. Она не имела бы смысла. Опыт подсказывал, что Марина, как и большинство ее коллег, станет отвечать на доводы шквалом уверений и контраргументов и фанатично отстаивать непогрешимость «родной» компании, а также высочайшее качество ее продукции, не имеющей аналогов если не в мире, то в стране. Этому, а также различным «методам коммуникации» и «способам повышения продаж» как раз и обучают на многочисленных сетевых семинарах.

Поэтому Гуров лишь согласно покивал в ответ, загадочно улыбаясь. Правда, Марина, вопреки ожиданиям, не стала настойчиво рекламировать и навязывать продукцию фирмы или предлагать каталоги или пробники. Она немного помолчала, глядя на великолепные виды, проплывающие за окном, и восторженно выдохнула:

– Красота-то какая! Посмотрите, Лев Иванович! Все цветет буйным цветом. Надеюсь, и вода тоже успела прогреться. Интересно, долго нам еще до отеля добираться? Что-то я немного устала, какое-то состояние непонятное. Вроде бы и не плохо, но меня как-то пошатывает и голова слегка кружится.

– Это нормально, – заметил Лев. – Просто сейчас ваш организм начал проходить акклиматизацию. Мы ведь с вами преодолели большое расстояние. И сделали это за маленький промежуток времени.

– Думаете, поэтому организм дает сбои?

– Не то чтобы сбои. Он просто перестраивается и неважным самочувствием предупреждает: никаких нагрузок пару дней, нужно время для адаптации.

Находясь в дороге, следует беречь себя, не перегружать организм обильной едой и спиртными напитками. А сейчас мы с вами, пожалуй, немного приоткроем окно, чтобы обеспечить доступ свежего воздуха в салон. И вы скоро почувствуете себя лучше.

– Наверное, вы правы, Лев Иванович. Нужно рассчитывать свои силы. Не стоит с разгона штурмовать курорт и кидаться в развлечения, словно в омут с головой. Это надо делать постепенно. А для начала я, как только прибудем в отель и поселимся, немного отдохну в номере.

– Очень разумное решение, – одобрительно кивнул полковник.


В отличие от Марины Гуров не мог позволить себе даже краткосрочного отдыха. Ведь его с нетерпением ожидала безутешная мать, у которой недавно пропал сын. Поэтому, едва заглянув в свою комнату, чтобы бросить сумку с вещами, он отправился на поиски номера Лилии Петровой.

Описывая дочь своего приятеля, Орлов не погрешил против истины. Лиля была довольно красивой женщиной. Высокого роста, стройная блондинка с правильными чертами ухоженного лица. Темные брови и густые ресницы красиво оттеняли глубокие зеленые глаза. Со вкусом подобранный гардероб удачно дополнял образ молодой и успешной предпринимательницы.

Правда, сейчас ее внешность носила следы сильных переживаний. Лиля была очень бледна, а глаза ее опухли от пролитых накануне слез.

– Вы простите, Лев Иванович, – начала она после приветствий и знакомства, – что принимаю вас в таком виде. Костюм измят, лицо опухло, волосы спутались, и с этим ничего сейчас ни сделать. Но, честно сказать, у меня нет ни сил, ни желания как-то улучшать внешность. Даже причесаться не могу, руки не поднимаются. Как проснулась рано утром и созвонилась с Орловым, места себе не нахожу. И отвлечься, найти какое-нибудь занятие не выходит. Все мысли лишь о сыне. Вот и слоняюсь по номеру без видимой цели.

– Понятно. Давайте присядем и спокойно поговорим. Пока я сюда добирался, появились какие-нибудь новости? – поинтересовался Гуров.

– Нет, – пожала плечами Лиля, указывая полковнику на кресло и устраиваясь напротив, – да и времени прошло немного, если подумать. Хотя мне показалось, что уже минула вечность.

– Не нужно так отчаиваться. Вы уже не один на один с бедой, и я сделаю все возможное, чтобы помочь. Это очень хорошо, что вам удалось немного поспать. Сон восстанавливает силы и дает возможность хоть немного разрядиться нервной системе.

– Что вы, Лев Иванович! Я не сама уснула! Вчера вечером администратор отеля вызвал «Скорую», и медики мне какую-то дрянь вкололи. Но это не успокаивающий сон был, а тяжелый и тягучий, как патока. После него голова как в тумане, так что я больше не дам себе вводить препараты.

– А что за препарат был?

– Да понятия не имею! Они что-то там пролопотали между собой, очень быстро, и я не поняла ни слова. А переводить не стали. Или же я невнимательно слушала, не скажу точно.

– И что, правда была необходимость в срочной инъекции?

– Мне трудно судить. Может быть, медики оказывали нужную помощь, чтобы истерику унять. А может, просто администратор не хотел шума, чтобы другие гости отеля вопли не слышали, и просто дал такое распоряжение работникам «Скорой». Они, помнится, что-то долго совещались, прежде чем сделать укол. Мне не удалось понять ничего из сказанного. Я плохо понимаю по-турецки, особенно если говорят быстро. А у турок речь именно такая, быстрая, порывистая. Но я пытаюсь учиться.

– Это похвально, – задумчиво пробормотал Гуров, мысленно отмечая для себя, что в этом вопросе тоже не помешает разобраться. Есть ли у администратора право действовать подобным образом? И вообще были ли медицинские показания к применению успокаивающих препаратов?

– Успехи мои еще очень скромные, если честно. Но, поскольку я тут собираюсь открывать филиал своего предприятия, знать турецкий язык мне жизненно необходимо.

– Хорошо. Теперь, Лиля, расскажите мне, пожалуйста, о Нике.

– Что именно вас интересует, Лев Иванович? Внешность мальчика? Его привычки?

– Да, – кивнул Гуров, – в том числе. Описание или фото, конечно, пригодятся. Но для успешных поисков я должен хорошо понимать, кого именно ищу, в плане характера и привычек. Знать, как в той или иной ситуации поведет себя человек, и так далее.

– Вы думаете, что следы моего сына удастся отыскать?!

– Я сделаю все возможное, чтобы найти Николая.

– Он не любит это имя. И как подрос немного, везде представляется «Ник», – горестно вздохнула Лиля.

– Понятно.

– Мой сын – добрый и хороший мальчик, очень одарен интеллектуально. Учится на программиста. Но у него сейчас трудный, бунтарский возраст, так сказать.

– В чем это выражается? – насторожился Лев, ведь во время подростковых поисков своего «я» отнюдь не редки необдуманные поступки.

– Наверное, я что-то не то говорю, – растерялась Лиля. – Из-за моих слов вы только что практически стойку сделали.

– Да, насторожился, это профессиональные рефлексы. А что не так?

– Вы теперь начнете думать, что Ник мог сам уйти из отеля! Завести друзей, загуляться где-то! Выпивка, бары, клубы! Мне администрация об этом уже и так все уши прожужжала! Вы начнете искать не в том направлении, и мы потеряем драгоценное время! – разволновавшись, почти выкрикнула она.

– Давайте сразу определимся, Лиля, в каком направлении действовать в первую очередь, решать буду я сам. Во-первых, я специалист с огромным опытом успешно проведенных расследований. А во-вторых, могу позволить себе роскошь мыслить беспристрастно. Мы должны рассмотреть абсолютно все версии, остановиться на самой перспективной и только после этого действовать. Именно для того, чтобы зря не терять время, которое, тут вы абсолютно правы, сейчас очень дорого. А в вашу задачу входит обеспечить меня необходимой информацией. И рассказывать все без утайки. Ведь любая мелочь может оказаться важной и сыграть решающую роль в расследовании.

– Я и не собиралась ничего скрывать. Просто, понимаете, мне с ним стало очень трудно в последнее время. Воспитывала я сына одна, и моего влияния было всегда достаточно. Мальчик рос умным и послушным, занимался спортом, хорошо учился. А сейчас словно с катушек слетел. Спорт забросил, начал курить. Завелись друзья-приятели, которые мне не очень нравятся. Учиться стал через пень-колоду. Переползает с курса на курс, в зачетке одни тройки. И это при его выдающемся интеллекте! Просто от лени или из протеста, уж не знаю. Пробовала с ним разговаривать, говорит, что все в порядке, только в колледже скучно, преподаватели сами виноваты, что он интерес к учебе потерял, и тому подобное. Но это все дома! Друзья все в Москве остались! И даже если допустить мысль, что Ник с кем-то познакомился здесь, он никогда не поступил бы так! Не исчез бы без предупреждения или объяснений! Он по-прежнему остается добрым парнем, который любит меня и не заставит переживать почем зря свою мать. А он ничего мне не сказал, даже записки не оставил.

– А каким вообще вы нашли номер, когда Ник пропал?

– Чистым и убранным, как всегда. Его убирают каждый день, примерно в два-три часа пополудни. Мы в это время обычно обедаем или на пляже отдыхаем. Или просто гуляем по территории отеля, тут есть чем развлечь себя.

– С горничной поговорили?

– Да, еще вчера. Девушку Жанной зовут, она приехала сюда работать откуда-то из-под Вятки, кажется. Именно Жанна всегда у нас убирает, как правило, протирает пол и постельное белье меняет. Сами можете посмотреть, – махнула Лиля рукой, – номер состоит из трех комнат и туалета с ванной. Мы сейчас находимся в общей гостиной, там, слева, дверь в мою комнату, а справа спальня Ника. Есть балконы, мы их обычно днем закрываем, а на ночь все открыто настежь, чтобы прохладный воздух заходил. Но опасности в этом я не видела, ведь номер находится на уровне пятого этажа. Как и сейчас, в день пропажи Ника во всех комнатах был порядок, чисто убрано. И горничная сказала, что все вещи на месте, никаких следов борьбы она не заметила, так что просто протерла пыль, освежила полы и сменила полотенца.

– Понятно. На всякий случай попозже я сам с ней поговорю. А теперь расскажите в подробностях, как прошел тот день, когда Ник пропал.

– Накануне мы были на экскурсии, ездили к водопадам и очень устали, поэтому проснулись поздно, часов около десяти. Едва успели на завтрак. После завтрака пошли на пляж. Плавали, загорали, я читала детектив, Ник судоку разгадывал.

– Парень умеет плавать?

– Да, он очень хорошо и плавает, и ныряет. Я его сама учила, а у меня разряд в студенческие годы был.

– Продолжайте, пожалуйста.

– Потом мы ушли на обед. После полудня на пляже очень жарко, и мы обычно пару часов проводим в номере или гуляем. Иногда Ник купается в бассейнах, их в отеле три штуки: обычный, с горками и детский. Разумеется, он, как правило, предпочитает тот, что с горками, но может и в соседнем бассейне поплавать. Я была в номере, читала, потом задремала. Разбудило меня извещение, что на электронную почту пришло письмо. Я открыла, оказалось, что письмо от этого психа. – Лиля замолчала, проглотила ком в горле, несколько раз нервно вдохнула, словно пытаясь восстановить сбившееся дыхание, и добавила: – Простите, но этот человек начал меня пугать. Особенно в связи с последними событиями.

– Понимаю. Но все же попрошу пока не отвлекаться, позже мы обязательно вернемся к вашему преследователю и разберем ситуацию в подробностях.

– Хорошо. Прочитав письмо, я расстроилась и разозлилась. Потом поняла, что времени уже немало, а я давно не видела сына. И отправилась его искать.

– Сколько тогда было времени?

– Точно не скажу, на часы не смотрела. Но я поняла, что Ник пропал, около пяти часов вечера, может, немного позже. К тому времени я обежала весь отель пару раз. Когда поняла, что сама не справляюсь с поисками, стала расспрашивать на ресепшене, у горничных, у администратора и отдыхающих. После обеда Ника никто не видел. В бассейне он не плавал, на бильярде не играл, в салон компьютерных игр тоже не заходил. Я просто представить не могла, где Ник может находиться, но поначалу ничего ужасного не заподозрила. Отель огромный, и развлечений разных тут полно. Мало ли куда его могло завести любопытство: бар, спа-салон, массаж, сауна и так далее.

– А потом вы поняли, что парня нигде нет…

– Да, после того как к его поискам присоединился весь свободный персонал отеля, но результата не было никакого, я потребовала, чтобы директор курорта позвонил в полицию. Те приехали, велели обыскать пляж, спросили, что при себе было у сына. Якобы чтобы знать, на какое время он планировал уйти. Составили протокол и сказали, что нужно ждать. Когда повторные поиски в отеле и на пляже ничего не дали, я поехала в консульство и, уже с их представителем, снова в полицию. Но ничего особого не добилась. Они говорили, что мой сын или утонул, или ушел в загул. Прислали водолазов, те обыскали дно. Но не подумайте, что тщательно, вдоль всей прибрежной линии. Так, отплыли на лодке метров на двести от берега, поныряли немного и отбыли восвояси.

– Но вы к тому времени уже заподозрили, что произошло похищение?

– Понимаете, Ник не мог добровольно покинуть отель без моего ведома.

– Этот аргумент вы уже приводили, – заметил Лев.

– И утонуть не мог. Он плавает как выдра!

– Это море, – возразил полковник, – стихия! Тут случаются неожиданные и досадные происшествия даже с теми, кто прекрасно плавает. Более того, если верить статистике, тонут чаще именно те, кто умеет плавать, так как они порою ведут себя слишком самоуверенно.

– И что, по-вашему, могло произойти? – мгновенно взвилась Лиля. – Море в тот день было абсолютно спокойное! Да и тут береговая линия усеяна бухтами, за редким исключением, всегда штиль или легкое волнение. Слишком далеко заплыл?! Ногу судорога свела?! Ник знает основные правила поведения на воде: не переохлаждаться и не паниковать! Если судорога или устал, надо расслабиться, полежать на волнах поплавком и потихоньку плыть к берегу. И позвольте вам напомнить, что наш курорт на берегу Средиземного моря. В здешней воде нет такого изобилия ядовитых гадов, как, например, у берегов Австралии. Так что вариант неожиданного нападения представителя морской фауны можно смело исключить. И вообще, если все же допустить, что Ник пошел поплавать, дело было ранним вечером. Полный пляж туристов. Тонущего мальчика обязательно должны были заметить отдыхающие! Я не знаю, как-то отреагировать! Оказать помощь, вызвать спасателей в конце концов.

– Да как сказать, если пляж переполнен, а паренек на помощь не звал, могли и не заметить ничего. Ведь это только в кино показывают, что тонущий человек долго кричит и машет руками. На самом деле все происходит гораздо страшнее: тихо и порой быстро.

– Конечно, так бывает, люди обычно сами собой заняты, и никто специально не всматривается в горизонт, не следит за купальщиками. Но если бы Ник стал внезапно тонуть, он не сдался бы без боя, нашел бы способ привлечь внимание к своему плачевному положению. Мой сын боец по натуре, я это точно знаю! Да и на пляже нашего отеля весьма просторно, мальчика должны были заметить… И отдыхающие Ника знают, его там никто не видел тем вечером. Я расспрашивала людей, всех, кто знает русский или английский языки.

– Хорошо, пока убедили. Эта версия не может быть приоритетной в расследовании. Чтобы с Ником что-то случилось во время купания и этого никто не заметил, обстоятельства должны были сложиться определенным образом. Но все же почему вы решили, что Ника именно похитили?

– Так «женишок» этот неадекватный! Он же мне угрожал!

– Преследователь?! – нахмурился Гуров. – Вам лично угрожал, или его агрессия была направлена непосредственно на Николая? Если имели место конкретные угрозы, с этого и нужно было начать наш разговор!

– Понимаете, они были немного неопределенные, что ли, двусмысленные. – Лиля густо покраснела. – Я сразу даже как-то значения не придала. И потом, он меня и раньше донимал, но дальше разговоров дело не шло! Я просто предположить не могла, что сын пострадает!

– Так! – решительно прервал Гуров поток бессвязных слов. – Давайте конкретно: какие были сказаны слова?

– Не сказаны, написаны: «Твой сын – не проблема».

– И что вас напугало? Ведь эту фразу можно по-разному истолковать.

– Да, она вырвана из контекста. И, повторюсь, я сначала и не испугалась вовсе! Это письмо вызвало скорее досаду и злость. И только потом, когда я бегала в бесплодных поисках сына по отелю, в голову пришло, что, возможно, все не так уж и просто. Понимаете, Лев Иванович, возможно, поэтому требований о выкупе и не поступало!!

– Что-то я потерял нить рассуждений, – пробормотал Лев, – почему, по-вашему, не поступало требований?!

– Ника похитили вовсе не из-за денег! Просто Айкут мне таким образом мстит! – почти выкрикнула женщина. – Срывает злость на мальчике, чтобы мне сделать больно. Или, не знаю, хочет чего-то добиться. Бог знает, какие претензии могут возникнуть в воспаленном воображении неадекватного человека?!

– Лилечка, если от вас чего-то хотят, будь то деньги или внимание, требования поступят, будьте уверены. И похититель с вами обязательно свяжется, чтобы высказать свои желания. Если инцидент связан с делами амурными.

– И мы должны просто ждать?!! А если это не обычная жестокая месть?! Если ребенок в серьезной опасности?! Что тогда? Мы будем ждать, а с моим сыном тем временем произойдет нечто ужасное?! Простите, что я так витиевато изъясняюсь. Но о гибели Ника, как о возможном варианте развития событий, я даже думать не хочу. Просто боюсь! – Последнюю фразу Лиля произнесла едва слышным шепотом.

– Вот и не думайте сейчас о плохом, не нужно. Надежда нам, людям, иногда помогает горы свернуть. Соберитесь, Лилечка! Мне нужны все возможные сведения об этом преследователе. Обстоятельный рассказ о вашем с ним общении, если можно, с самого начала. И не упускайте, пожалуйста, никаких подробностей. Любая мелочь может оказаться важной.

– Хорошо. С бывшим мужем мы расстались много лет назад. Коленька еще маленьким был. И с тех пор я замуж не выходила. Сначала сына нужно было чем-то кормить, и я на работу вышла, когда ему и двух лет не исполнилось. Алиментов муж не платил, и денег катастрофически не хватало. Потом я занялась бизнесом, финансовое положение улучшилось, а вот времени на личную жизнь совсем не осталось.

– Кстати, об отце, простите, что перебиваю. Но если Коля общался с ним, мужчина может быть причастен к исчезновению паренька. В любом случае стоит связаться с бывшим мужем и все уточнить.

– Это бессмысленно. Бывший живет на Сахалине, за все эти годы даже открытки ребенку не выслал, с днем рождения ни разу не поздравил. Связь мы вообще не поддерживаем. Рискну предположить: если бы Виктор вдруг возник в нашей жизни, Коля, может быть, и встретился с ним, так, из любопытства, но точно погостить не отправился бы. Да и от меня эту встречу скрывать не стал бы. Честно говоря, мы с Виктором поженились слишком рано, мне едва шестнадцать исполнилось, он был старше всего на полгода. То, что наш брак распался, скорее закономерно. И с сыном общаться Виктор не стремился после нашего расставания. Тогда он просто не созрел для отцовства, а теперь, видимо, резонно полагает, что время ушло. И его никто уже не ждет.

– Этот момент мы прояснили. Что расскажете про поклонника?

– На протяжении этих лет у меня, конечно, были ухажеры. Но обычно это общение не перерастало во что-то серьезное. Обжегшись, я стала довольно избирательна во всем, что касается близких отношений. Но я все же остаюсь женщиной, которой необходимо внимание. Свидания, флирт и волнения, с ними связанные. Несколько лет назад я открыла для себя знакомства в Сети. Это очень удобно, относительно безопасно. Времени занимает немного, к тому же позволяет держать себя в тонусе, так сказать.

– Лиля, – прервал Гуров молодую женщину, заметив, что она сильно нервничает и снова отходит в своем рассказе от основной темы, – интенсивность вашей личной жизни, как и способы знакомства с кавалерами, – это ваше личное дело. Я не склонен никого осуждать. И, как человек широких взглядов, понимаю, что знакомство в Сети это удобно. Правда, не всегда прозрачно, а иногда и далеко не безопасно! Но это уже во мне говорит опыт полицейского. Давайте опустим все ненужные подробности и подойдем сразу к знакомству с тем самым мужчиной.

– Его зовут Айкут Мутлу. Что по-турецки означает «счастливый».

– Полагаете, имя настоящее?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное