Леонид Васильев.

Лесные сказки



скачать книгу бесплатно

© Васильев Л. М., 2015

© Смирнов Г. Н., стихи, 2015

© Лаптев В. Ю., рисунки, 2015

Сказка о дружбе

Глава 1

В лесные края пришла долгожданная весна. Начались оттепели. Оседает снег, появилось много всякого мелкого мусора. Вокруг деревьев видны воронки, и некоторые из них протаяли уже до самой земли. И мусор на снегу, и воронки у стволов – работа лучей весеннего солнца. Капельки, падающие с веток, сверкают на солнце. А прислушаться – нежно звенят. Пробудились деревья, началось сокодвижение. Перелетные птицы возвращаются в родные края на реки, озера, болота. Их огромные стаи будоражат воздух сильными крыльями, радостным гоготанием многоголосия.

Шумит, гудит Апрель-водолей. Текут, журчат ручьи, вскрываются большие реки. За болотом, за зеленой дымкой, на изумрудном пригорке играют свои свадьбы тетерева. Далеко слышны их песни и хлопки крыльев.

В медноствольных соснах нашептывают свои древние напевы глухари. В ельниках, по берегам речушек, приветствуют утреннюю зорьку тонкими серебристыми звуками рябчики-петушки, подзывая своих невест.

Лес еще стоит прозрачный. Листья не смеют выглянуть из смоляных колыбелек, а деревья наливаются грудным сладким соком, вот-вот брызнут зеленью.

Верба первой празднует весну. Ее белые барашки еще раньше сбросили теплые колпачки, но пока не зацветают, а только красуются, яркие, перед скромными сережками других деревьев.

Перелетным птицам, возвращающимся на родину, вольготно и сытно, на зимовках жилось неплохо: тепла и еды хватало. Свои чудесные звонкие песни соловьи, зяблики, малиновки и прочие птахи поют, только вернувшись к нам, на родину, в те леса, из которых они улетели осенью на чужую сторону.

Апрель – месяц неожиданностей, чудесных превращений. В затененных местах снег лежит зернистый, но бодрящего зимнего аромата от него не чувствуется. В редколесье, на краю соснового бора, где почва успела прогреться и вода не стоит, а также на старых вырубках, поросших кустарником, можно встретить грибы: сморчки и строчки. Да такие удивительные! Иногда еще гриб на гриб похож, а чаще точно их тискали, мяли, чуть ли не жевали. Шляпка у каждого на свой лад. Только вкус у каждого одинаков.

Весна расшевелила угрюмого Ежа. Вылез он из-под трухлявого пня. Сладко-сладко зевнул после зимнего сна. Иголками трясет, с тощих боков зимнюю пыль выколачивает. Весь осенний жир за зиму истратился. И проголодался же!

Первым делом Еж решил умыться. Он нашел чистую лужицу-снежницу, наклонился и увидел, как в зеркале, свое тело на коротких стопоходящих ножках, не приспособленных к быстрому бегу. Мордочка вытянутая и заостренная. Сверху и с боков тело покрыто гладкими иголками с шерсткой, на голове пробор делит участки с иглами на две части. Глядя на свое отражение, Еж с обидой подумал: «Что ж я уродился таким малым – другие-то звери большие».

Умывшись, он вспомнил о еде: полгода проспал, ничегошеньки не ел. Облизав губы, он мечтательно вспомнил, как с прошлой весны до осени ел разных жуков с их личинками, удачно охотился на мышевидных грызунов, ящериц, смело нападал на гадюк, лакомился сладкими ягодами, грибами.

Перекусив тем, что попалось на глаза, Еж, наколов себе на спину грибов, решил навестить друзей.



Идет он лесной тропинкой, знакомые мелодии пташек слушает да по сторонам поглядывает: по родным местам соскучился.

Ежик остановился на солнечной полянке, усыпанной фиолетовыми подснежниками. Нарвал букет и в прекрасном настроении продолжил свой путь, напевая:

 
Душа поет, ручью внимая,
И птицы радостно поют,
Простор восторгом оглашая,
И на верхушках гнезда вьют.
 
 
И пробуждает все живое
От солнца лучик золотой.
И над пробившейся травою
Гуляет ветер озорной.
 
 
Вновь оживет тропа лесная.
Навстречу выйдет верный друг.
Пойдем мы вместе, напевая,
И будет весело вокруг.
 
Глава 2

Знакомая тропинка ведет меж молодых сосенок и кустов колючего можжевельника. Вдруг там, в кустах, Ежик увидел нечто подозрительное – сразу не разберешь. Еж, как и все его собратья, подслеповат и медлителен. Если к нему приближается враг, он моментально сворачивается в колючий шар, образуя великолепную защиту.

Выждав время, Еж высунул голову, присмотрелся и в кустах увидел не врага, а друга – Зайца. Тот в очередной раз, разбежавшись, прыгнул в кусты. Ежик подошел к нему и, как в сказке, заговорил на доступном для всех зверей языке:

– Здравствуй, друг Заяц!

– О! – обрадовался Заяц. – Сколько зим не виделись?..

– Только одну зиму и не виделись, – напомнил Еж, – а скажи-ко, уважаемый, по какой такой непонятной причине ты дерешься с кустом?..

– Что ты, я не дерусь, – объясняет ситуацию Заяц, – разве не видишь на мне белую облезлую шубу? Зима прошла, пора ее менять – на серую, сезонную. В белой-то шубке меня враги издали увидят. Таким методом, как гребешком, я снимаю с себя клочья старой.

– Про каких врагов ты говоришь? – насторожился Еж.

– Известное дело – про Лиса. Всю зиму от него спасался… прямо спасу нет, сомкнуть глаза не смею.

После утренней пробежки Заяц решил принять ванну. Склонившись над водой в земляной ямке, он увидел свое отражение: «Ой! Какие у меня длинные уши, – удивился он. – А глаза-то расположены по сторонам». И длинноухий сразу понял, почему он плохо различает предметы прямо перед ним. Для этого приходится поворачивать голову набок и смотреть одним глазом. Поэтому друзья называют Зайца – Косой.

Но зато во время бега от врага Косой все время видит своего преследователя, даже не поворачивая головы.

Ежик, наблюдавший за другом, интересуется прошедшей зимой: тепло ли было у него в домике-норе?

– Какой там домик? – разводит Косой лапками. – Если я построю зимнее жилье, лиса быстро вычислит мой адресок; тогда берегись. Каждый раз в снегу я рою ямку или нору-времянку, а летом ложусь под кустом в густой траве. Перед тем как лечь на отдых, я запутываю свои следы. Сначала иду по своей тропе, затем делаю большой скачок в сторону, петляю, иду кругами, вновь иду рядом со своим следом, но в обратном направлении; сделаю еще несколько скачков, а потом залегаю мордочкой всегда к своему следу и против ветра… жить-то охота. Вот такая у меня конспирация. Весь день прячусь, а вечерком выхожу ужинать.

Еж, шмыгнув острым носиком, интересуется:

– А что ты предпочитаешь в еде?

– В общем-то, я не гурман, ем все, кроме мясной пищи. Люблю различные травы, побеги осины, ивы, веточки молодых березок, иногда грибы, ягоды ем. Зимой ветки и побеги грубеют от морозов, ну – это ничего. А что это у тебя в лапке за спиной? – улыбнулся Косой, обнажив два смешных, но добротных зуба, отчего улыбка его озарилась детской радостью.

Ежик, как истинный джентльмен, поклонился другу и сунул ему в лапы букет подснежников со словами:

– Поздравляю тебя с новой весной, желаю тебе хорошей спокойной жизни и свежих вкусных веточек. Знаю, что ты любишь и грибы, потому сними с моих колючек за спиной столько, сколько съешь.

– Спасибо, добрый Еж, за подарки, – поблагодарил Косой. Он хотел крепко обнять друга, но постеснялся его небезобидных колючек.


Друзья, пребывая в прекрасном настроении, пошли в соседний лесок повидаться с друзьями. При этом Косой, подпрыгивая на длинных ногах, напевал:

 
Говорят, что Лис ужасный,
Хитрый, злобный и опасный.
Только я дорожку знаю,
Лиса в чаще заплутаю.
 
 
Выходите к нам, друзья,
Нам без дружбы жить нельзя,
Выходите поскорей,
Вместе будет веселей.
 

Бедный Заяц, как он неосторожен в откровенных высказываниях! Ему бы оглянуться, и он бы увидел, что его персона находится под наблюдением Лиса. Хитрый Лис не решился напасть на Косого при свидетелях, но слова какого-то длинноухого Косого обидой затаились у него в душе: «Ну, ничего, ничего, когда-нибудь я поймаю этого хвастуна. Суп из него получится отменный», – подумал рыжий Лис.

Глава 3

Енот, а вернее енотовидная собака, сравнительно небольшой зверек. Он уже давно проснулся, но вот полеживает в своей теплой норе-конуре и дремлет. Сытому гулять не хочется. Другое дело, когда в желудке пусто: голод не тетка – пословица известная. Енот, приоткрыв глаза, вспоминает, как прошлой осенью посетил мягкое моховое болото и наелся красной спелой клюквы. А летом он ел сладкую лесную малину. «Однако пора вставать, умываться», – подумал Енот.

Он подошел к светлому ручью и увидел себя как в зеркале: голова небольшая, мордочка заостренная, на ней темная «маска», уши маленькие, едва выдаются из-под шерсти. По бокам головы, как у гусара, баки. Енот – чистюля, долго полоскался в воде, наводя порядок во внешности, тщательно расчесывая ноготками передних лап бакенбарды и мех на животе. Стряхнув с себя капли воды, он услышал голоса. Оглянувшись, увидел Ежа и Зайца.

– Здравствуй, гусар! – поприветствовал Енота длинноухий.

– Приветствую тебя, Косой! – ответил Енот.

– С добрым утром, уважаемый Енот! – поздоровался Ежик.

– Утро доброе! – ответил Енот и, пригласив гостей присесть на бревнышко, составил им компанию.

– Как спалось? – спросили гости.

– Я беспробудно сплю в трескучий мороз, а в дни оттепели часто просыпаюсь – не спится.

– Почему же так бывает – не спится? – удивился Косой.

– В оттепель мыши озорничают, за бакенбарды дергают. Приходится вставать, в доме наводить порядок. Потом, бывает, выйду из дому, по знакомым местам пройдусь, полюбуюсь снежными подушками на лапах еловых, послушаю пение клеста. Вот ведь чудеса-то какие в мороз происходят: клесты в это время детей рожают. Мамка птенцов своим телом согревает, а папка от радости песни рядышком поет. Конечно, песня у него не то что у соловья, но где еще услышишь пение в мороз?.. Наблюдаю за работой дятла, как он по мерзлому дереву клювом стучит, червячков для еды добывает. Налюбуюсь зимним лесом, а потом снова в нору иду досыпать. А что это у тебя, Косой, за спиной, что ты там прячешь? – любопытствует гусар.

Заяц с Ежиком, встав на ноги, дружно сказали:

– Дорогой наш друг, красивый гусар Енот, поздравляем тебя с наступившей весной… вот тебе от нас цветы.

У гусара Енота от волнения задрожали губы, задергался собачий нос, но он, быстро овладев собой, ответил:

– Спасибо за ваше внимание к моей скромной персоне. Я тронут вашей щедрой добротой. Давайте в этот радостный день навестим нашего коллегу Барсука!

– Давайте, давайте! – радостно зашумели друзья. И они двинулись в путь туда, где лес растет в оврагах.

Глава 4

Барсук открыл слипшиеся от долгой спячки глаза, зевнул. Его мягкая постель, застланная с осени мхом беломошником, засыпанная позолотой листьев в пору бабьего лета, мягкая и теплая, как перина. Вероятно поэтому Барсуку не хотелось покидать это уютное местечко в домике-норе. Но слух хозяина норы все громче ублажало разноголосое пение птиц, вернувшихся на родину, в родной лес. Растроганный песнями, он пошел к ручью напиться и умыться.

Наклонившись над тихой холодной водой, Барсук внимательно рассмотрел свое массивное тело, небольшую голову, суживающуюся от ушей к носу. Уши закругленные, глаза маленькие, ноги короткие с длинными коготками, приспособленными к рытью земли. Мордочка у Барсука белая, но вдоль головы через глаза проходит черно-бурая полоса. «Вот какой я красивый!» – воскликнул Барсук. Напившись весенней живительной влаги, он пошел к своему жилью, где неожиданно встретил друзей: Ежа, Зайца и Енота.

Енот, подавая Барсуку букет подснежников, торжественно объявил:

– Дорогой товарищ, в честь весеннего пробуждения прими от нас скромный подарок и пусть эти весна и лето принесут тебе много сытых впечатлений и крепкого здоровья.

Барсук, шумно втянув в себя аромат цветов и блаженно закрыв глаза, застонал от наслаждения:

– Спасибо вам, ребята-зверята, за внимание, за ароматный подарок, я целый год не видел таких цветов, всю зиму снились мне эти стебельки с листочками. Часто видел во сне солнце, луну и звезды. Видел свою речку и круги от рыб на воде. А еще мне снились соловьи и их бесконечные трели – они прекрасны. А вам что снилось? – поинтересовался Барсук.

Ему отвечал Заяц:

– Я уже рассказывал кое-кому про жизнь свою. Короче, мне было не до сна. Меня желает скушать Лис, – пригорюнился Косой.

– Ах, этот Лис! – громко воскликнул Барсук. – Плут этакий. Он мне перед каждой зимовкой проблемы создает. Построил я себе жилье с многочисленными ходами, камерами. Все звери знают, что барсуки – народ чистоплотный. Туалет строим в нескольких метрах от норы. Но вот в мое отсутствие в помещение пришел этот рыжий нахал и изгадил жилье своей мочой и калом. Я не вытерпел его грязи и ушел жить в другой овраг. Сказывали, что этот грязнуля остался жить в моих апартаментах.

– А меня Лис чуть не съел, – пожаловался Еж, – хорошо, что я успел свернуться в колючий клубок, долго он катал меня по земле, да ничего не добился. Вот и решил схватить меня в воде: толкнул в речку. Я, чтобы не утонуть, развернулся, этого и надо Лису, прыгнул он за мной, да вода холодна, вернулся на берег. Этого Лиса в лесу все знают, он всем насолил…


А Лис неустанно следит за Косым, все на что-то надеется и, успокаивая себя, поглаживает свою мордочку рыжим хвостом.

Тело Лиса стройное, удлиненное, хвост длинный, пушистый, с белым кончиком; морда узкая, заостренная, уши высокие. Спина ярко-рыжая с неясным темным узором, грудь и брюхо белые.

Лису нравится зима. Хорошо в лесу, когда февраль метелью не бушует: в лунную ночь на поляне зайцы собираются. Тут уж у них подобие танцев начинается. Столбиком друг против друга встают, лапками машут, ушками хлопают. Разбегаются в стороны и опять сбегаются, и опять пляшут.

Случается, скачут зайчики, а в кустах блестят при луне два карих глаза на острой рыженькой морде. Зайцы до того увлекаются, что порой Лиса не примечают. А ему только этого и нужно.

Заяц для лисы лакомство, но не так легко к нему подобраться.

Вот и приходится Лису свою еду долго выслеживать. Он крадется к Косому, когда тот едой занят. Грызет ветки и кору и в то время плохо слышит. А перестанет грызть, и Лис замрет, не шевелится, пока Заяц за новую порцию не примется.

Глава 5

Время остановить невозможно: день сменяет ночь, снова наступает день. Так проходят недели, месяцы. Вот уж от Апреля остались лишь воспоминания, уж царствует Июль. Июль – самый жаркий месяц лета. Даже ночью подчас прохлады не дождешься. Тетерки, глухарки малышей в самую чащу увели, под густые кроны леса, ближе к речушкам, где берега поросли папоротником и высокой травой.

Небо от нестерпимого зноя словно выцвело, и куда только голубизна делась? Вдруг откуда ни возьмись тучи набежали, небо заволокли. Ветер налетел, темную тучу пронизала молния, в землю ударила. Тут же гром в тучах заворочался. Молния-гром, молния-гром, все ближе за молнией громовые раскаты. Гроза надвинулась на лес. Звери и птицы попрятались кто куда.

А гроза уже уходит дальше, дальше. Опять сияет солнце, точно ее не было. Но как же хорошеет природа, освеженная быстролетной грозой! Само солнце, кажется, отдохнуло от жары и золотится на ярко голубеющем небе. А в каждой капле дождя на зеленом листке словно отражается маленькое солнце! Нет, не стоит обижаться на летнюю грозу.

После дождя сладкий чудесный запах затмил все скромные лесные ароматы: зацвела липа. И уже гудят в ее кроне на соцветиях пчелы, шмели, собирая сладкий нектар.

После прошедшей грозы собрались Еж, Заяц, Барсук и Енот – поделиться впечатлениями.

– Ну, как гроза? – удивленно спросил Еж, поправляя лапками иголки на животе и боках.

– Ой, у меня над головой так грохнуло – чуть не помер от страха! – пожаловался Заяц. – Промок насквозь.

– Ты где прятался, Косой? – спросил Барсук.

– Известное дело – под кустами.

– Под кустом от грозы не скроешься, надо строить надежное жилье, – посоветовал Енот.

– Нельзя мне иметь жилье с постоянной пропиской. Лис быстренько адресок вычислит, – сокрушался длинноухий.

– А мне гром и молнии – нипочем, – похвалился Барсук, почесывая сытый животик, – у меня нора глубокая.

– И у меня – глубокая, – поддакнул Енот, довольно теребя солидные бакенбарды.

– А у меня – не очень, – признался Еж, – в непогоду старый пень меня не спасает…

Вот и снова солнце греет благоухающую зелень лесов. Звери и птицы, принявшие освежающий душ, обсохли, взбодрились, заученно распевая свои песни.

Лесной жаворонок – птичка небольшая, немного больше воробья. Верх тела серовато-бурый с черными продольными полосками; перья головы могут подниматься и образовывать небольшой хохолок. Его излюбленные места поселения – опушки леса, вырубки. Пение жаворонка разнообразно и приятно. Он молча взмывает вверх, а затем начинает выговаривать на разные тона: «Юли-юли-юли-юли-юли-юли-юли…» Продолжая петь, постепенно спускается к тому месту, с которого взлетел, затем, сложив крылья, падает вниз и садится на землю.

Четвероногие друзья, наблюдавшие за певцом, вдруг увидели ползущую к нему гадюку, имевшую целью певца проглотить.

Енот рванулся на спасение певцу со словами: «У змей – не бывает друзей!» Но его остановил Еж.

– Прости, друг, но у тебя на лапах тонкая кожа, а у гадюки смертельный укус. У меня надежный «бронежилет», я спасу солиста высокой эстрады.

Еж смело напал на ползучую гадину. Завязалась смертельная борьба. Еж схватил врага поперек туловища. Змея спиралью обвила зверька, пытаясь вцепиться в него ядовитыми зубами, но всякий раз натыкалась на колючие иголки. Постепенно зверек подобрался к голове змеи, перекусил позвоночник и этим гадюку умертвил.

Наблюдавшие за битвой друзья удивлялись бойцовской ловкости маленького ежика. Передохнув и поправив свою спасительную шубку, Еж предложил:

– А не прогуляться ли нам до озера?.. Полюбуемся простором синих волн, походим по золотистому песочку пляжа.

– А что? Идея хорошая! – поддержали друзья.

Чтобы маленький друг не отставал, Енот взял его за лапку. Ежик вприпрыжку шагал, не отставая, и, чтобы дорога была приятной, они запели:

 
Греет солнце бор и луг,
Реки и озера.
Зеленеет все вокруг,
Радуют просторы.
 
 
Голубеет небосвод,
Озорует ветер.
Хорошо, когда цветет
Мир на белом свете.
 
Глава 6

Над таежным озером бездонная синь неба, теплая вода бесшумно ласкает прибрежный песок. Касаясь друг друга, шепчутся камыши, озорной ветерок шалит в колючих вековых елях, пытаясь угомонить расшумевшихся белок. Сосновый бор греется на солнце; в старину такие сосны называли корабельными, из их высоких стройных стволов вытесывали мачты для парусных каравелл. Хвоя бора дышит целебным духом. У самого края, свесив над водой зелень кружевных платков, стоят в белых ситцах березоньки.

– Ну что, купаться будем? – предложил Енот.

– Я буду, – согласился Еж, – здесь врагов нет.

– И я буду, – после некоторых раздумий решил Барсук.

– А я не буду, – отказался Косой, – я лучше в песочке полежу, ко мне клещи присосались, выводить буду.

– А ты их в воде утопи, они в ней дышать не могут, – подсказал Барсук.

– Ладно-ладно, попробую и водой, – согласился Косой.

Зверята весело плескались в воде, хрустальные брызги летели во все стороны. И вдруг в прибрежных камышах послышалось чье-то задорное пение.

Друзья присмирели, им любопытно. «Ишь, как бойко наяривают», – качает головой Енот. «Теперешняя молодежь – она такая», – улыбается Барсук. Пение приближалось:

 
Чтоб скорее подрасти,
Силу взрослых обрести,
Слушая советы мамы,
Надо лапками грести.
 
 
Мы плывем, плывем туда,
Где богатая вода
Напоит нас и накормит.
Нет удачи без труда.
 
 
И осеннею порой
Мы над рощей золотой
Полетим за облаками
С нашей мамой дорогой.
 
 
Не страшны нам океаны,
Полетим в чужие страны
С нашей мамой-капитаном
Посмотреть нам мир другой.
 

На общее обозрение из камышей выплыла дюжина утят. Утята, увидев незнакомцев, замерли. Барсук, не выдержавший молчания, приветственно вытянув лапку, выкрикнул:

– Привет перелетным!

Утята молчали, как воды в рот набрали.

– Я говорю, мы вас приветствуем, перелетные! – повторил Барсук.

Один утенок, что побойчее, пробормотал:

– Мы еще не летаем, мы еще маленькие.

– Вообще-то я имел в виду не возраст, – попытался объясниться с птенцами Барсук. Но его опередил другой утенок:

– Мама, где ты?

– Тут я! – отозвалась утка, бесшумно выплывая из камышей.

И вот на чистую воду выплыла мама утка, скромно одетая в светло-коричневое оперение кряквы.

– Что тут происходит, дети мои? – солидным голосом многодетной мамаши спросила она.

– Здравствуйте, – поклонился Енот, – все нормально тут. Мы спросили маленьких-то: «Вы перелетные?» А они, видно, еще не понимают, о чем речь идет.

Косой вылез из песка, с волнением всматриваясь в утку, наконец радостно крикнул:

– Серая Шейка? Какая встреча!..

– Заяц! Косой! – крякнула утка. – Я так рада тебя видеть! Знать, не поймала тебя у полыньи лиса, сама утонула.

– Да, Серая Шейка, жив я пока, а как твое больное крыло, зажило? Ведь его повредила та самая хищница.

– Все хорошо. Я теперь многодетная мать, осенью полетим в теплые страны. А почему ты, друг мой, сказал, что пока еще жив?

Заяц не хотел говорить о плохом, но шило в мешке не утаишь. И рассказал ей правду.

– У той лисы, что за нами охотилась, сын вырос – такой же хищник, меня преследует.

Утка привстала, вытянула шею, огляделась по сторонам, опасаясь за утят. Но, не обнаружив опасности, успокоилась, продолжая диалог:

– Я очень беспокоюсь за тебя, Косой, ты уж будь поосторожнее, опасайся этого хищника, держись друзей, они помогут победить врага.

Встреча старых друзей, когда-то на себе испытавших беду, взволновала всех. Даже кто-то уронил слезу.


А хитрый Лис слез не роняет, его жестокое сердце не знает жалости. Спрятавшись за деревьями в траве, он размечтался: «Ого-го! Сколько мне еды-то привалило. Ну, с Барсуком я связываться не буду – он сильный, с собаками дерется, Енот тоже – „хорошая собака“. А вот на Зайца и Ежика у меня планы реальные – пусть до осени больше жиру нагуляют. Утками надо заняться не откладывая. А маманька-то у меня покойная, оказывается, ушлая была, а с крякушей Серой Шейкой дело до живота не довела. Ну, ничего, эта вкуснятина от меня не скроется».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2