Леонид Рудницкий.

Риелтор неуловимый…

(страница 1 из 26)

скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Леонид Анатольевич Рудницкий
|
|  Риелтор неуловимый…
 -------

   Машина проехала мимо уже в третий раз. Все тот же маленький «ниссан» зеленого цвета с сильно тонированными стеклами. Медленно, почти со скоростью пешехода. Где-то Игорь уже его видел. Или это просто показалось? На почве голода и недосыпания еще и не такое могло почудиться. Надо было посмотреть на номер. Но в любом случае те, кого он опасался, на таких машинах не ездят.
   Игорь постарался выбросить «ниссан» из головы. Он сидел на детской площадке в тени жестяного грибка. Он понимал, что странно выглядит здесь без ребенка – высокий мужик за тридцать в мятом костюме без галстука, небритый, с пластырем телесного цвета на левой щеке, которым он залепил расчесанный комариный укус. Свет от фонаря падал только на его ноги, обутые в запыленные туфли. В августе уже темнеет рано. Если бы не села батарейка в часах, он знал бы точное число.
   Неподалеку растрепанная мамаша весьма доступного вида курила, пила пиво и трясла коляску, в которой иногда начинал хныкать младенец. Одновременно она ухитрялась не совсем трезвым голосом говорить по телефону с какой-то Люсей и звала ее на улицу. Та пока отнекивалась. Игорь решил, что, если Люся не придет, не мешало бы свести знакомство со скучающей одинокой матерью. «У меня есть то, что тебе нужно», – пришла в голову дурацкая фраза из кино. А у нее было то, что нужно ему – еда и ночлег. Ну и кое-что еще, не столь жизненно необходимое.
   Но Люся вскоре заявилась. Она волокла за собой коляску, в поддоне которой шевелился и позвякивал пластиковый пакет с рекламой торгового сарая на МКАДе. В пакете угадывались перекатывающиеся бутылки. Наверное, путь ее пролегал мимо магазина, и она затарилась там отнюдь не минералкой. Ее младенец молчал, если он вообще там был.
   Подруги с визгом обнялись и уселись рядышком. Люся подцепила из пакета бутылку пива и отработанным движением ловко открыла ее об край скамейки. Игорь понадеялся, что его шансы найти ночлег теперь увеличиваются вдвое. Люся была видавшей виды крашеной блондинкой. Это заключение можно было сделать, даже не глядя на нее, а просто прислушавшись к интонациям ее хрипловатого голоса. «Тем лучше, обойдется без долгих вступлений», – подумал он.
   Игорь приготовил первую фразу для знакомства и хотел уже направиться к ним, как, откуда ни возьмись, на площадке нарисовались из темноты две особи мужского пола и не совсем твердой поступью направились к веселым мамашкам. Те встретили их радостными воплями, и Игорь понял, что здесь у них клуб общения по интересам, плавно перетекающий на личную жилплощадь.
Парни то и дело косились на неподвижно сидящего Игоря и разговаривали со своими кралями заметно громче и веселее, чем требовалось. Да и смех у них был каким-то неестественным, похожим на смех мультяшного дятла Вуди с очень пакостным характером.
   «Метят территорию голосом, – отметил про себя Игорь. – Пора уходить». Ему не очень хотелось сниматься с насиженного места, но и оставаться здесь дольше не имело смысла. Он с удовольствием растянулся бы сейчас на скамейке и уснул, но эта компания, судя по всему, обосновалась здесь надолго и уснуть не даст. К тому же, парни от выпивки могли сделаться агрессивными и захотеть, в целях самоутверждения, помериться с ним силами. А пьяная драка была ему сейчас ни к чему, да еще когда двое на одного. Тогда возникали все шансы угодить в милицию, а это в его планы не входило.
   Игорь встал, размял затекшие члены и неспешно двинулся вдоль дома. Это была длинная девятиэтажка на окраине Москвы, из тех, что ломаным полукругом огибают добрую часть квартала, защищая его от ветра. Издалека доносился ровный гул МКАДа. Кольцевую автодорогу от дома отделяла полоса лесопарка, шириной около километра, и ее не было видно. Подъезды выходили на другую сторону дома, а здесь стояли металлические «пеналы» и машины, на которых «пеналов» не хватило.
   Обходя их, Игорь подумал, что у его дома, на другом конце Москвы, наверное, до сих пор стоит его автомобиль. Если бы было время подсуетиться и отогнать его подальше, сейчас он мог бы в нем ночевать. Впрочем, кто мог знать, что все обернется так скверно. Теперь уже его не заберешь – наблюдают, наверное, да и номер засвечен.
   Однако надо найти место для ночлега. «Широка Россия, а податься некуда», – мысленно перефразировал он слова из школьного учебника истории и горько усмехнулся. Конечно некуда, если нет денег. А денег у него не было. Ему так спешно пришлось уносить ноги, что при нем оказались лишь барсетка, бумажник и телефон. В барсетке были ежедневник, визитница и паспорт. Наличных денег при себе – двадцать пять тысяч рублей. Еще кредитка и права. Телефон он почти сразу же сообразил отключить, и тот превратился в бесполезный предмет. Наличные разошлись быстро, а кредитку выплюнул первый же банкомат, когда он попытался снять деньги, хотя ввел пин-код правильно. Игорь не сомневался, чьих рук это дело. У них достаточно влияния, чтобы внести его кредитку в стоп-листы всех банков. Черт, ведь собирался же он сделать анонимную карточку на всякий случай! Руки не дошли. Теперь вот страдай от собственной глупости. Как будто не знал, с кем связался!
   На второй день после бегства он купил сим-карту без документов и зарядку, чтобы снова оживить телефон. Начал обзванивать знакомых, но без особого успеха. Одни в помощи отказали, а другие проявили подозрительную заинтересованность, спрашивая, где он сейчас находится. Он не стал встречаться ни с кем. Не то чтобы испугался, а просто не велела интуиция. Интуиции он доверял, она не раз выручала его в сложных ситуациях. Пришлось опять отключить телефон. Так пропала и вторая симка с засвеченным номером. Звонить по ней теперь можно было только из метро. Поговорил – и в поезд. Пусть попробуют засечь.
   Игорь выбросил сделавшийся ненужным ежедневник, а барсетку продал в переходе. И стал скитаться по окраинным районам, где, как ему казалось, было безопаснее. Ночевал на технических этажах или на лестницах, проникая в подъезды вслед за жильцами. Особенно нравились ему панельные двадцатидвухэтажные дома – там лестницы были устроены так неудобно, что ими никто не пользовался. Все ездили на лифтах, даже если подняться нужно было всего лишь на второй этаж. Ночуй – не хочу, никто не потревожит.
   Он бесцельно шел вдоль дома и временами поглядывал на окна. Почти весь первый этаж был в решетках. Многие окна светились, и сквозь щели в шторах можно было рассмотреть внутреннее убранство комнат. В одном из окон полная женщина лет шестидесяти достала из холодильника батон вареной колбасы и отрезала от него два толстых куска. Один положила на хлеб и стала есть сама, а другой бросила в окно сидевшим внизу бездомным кошкам. Игорь едва не попросил дать колбасы и ему, но было стыдно. Он вспомнил, как пахнет свежая докторская колбаса, сглотнул слюну и пошел дальше.
   В торце дома под козырьком был вход в подвал. Туда как раз спускался смуглый парень в оранжевом дворницком жилете. Он оглянулся, не заметив Игоря, который отступил в тень, постучал условным стуком в металлическую дверь. Его впустили. Игорь пошел дальше. Навстречу попался еще один работяга в жилете. Он отвернулся, чтобы не встретиться с Игорем взглядом. Так делают многие гастарбайтеры во избежание конфликтов с местным населением. В руках у него был пакет с рекламой универсама-дискаунтера. Значит, ходил в магазин. Разминувшись с Игорем, он спустился по ступенькам в тот же подвал и постучал. Игорь прислушался – три коротких удара, один длинный, три коротких. Пустили и второго.
   Игорь раньше слышал, что дворники-азиаты обитают в подвалах целыми общинами, соблюдая строжайшую конспирацию, а жильцы домов об этом и не подозревают. Тогда он этому не очень поверил, а сейчас видел – это вполне могло быть правдой.
   Игорь повернул за угол и пошел вдоль противоположной стороны дома. Здесь текла совсем иная, благополучная и успешная жизнь, чтобы не сказать – востребованная. Ухоженные жильцы выходили из подъездов с собаками, парковали машины, забирали из багажников многочисленные пакеты с продуктами, фляги с питьевой водой, мешки с собачьим кормом и мешки с древесным углем. Тут и там кучковались расхристанные подростки, как из рекламы энергетических дринков и шоколадок. Из машин выходили женщины, напоминающие моделей из рекламы гигиенических прокладок, шампуней и отбеливателей, только немного растрепанных, и мужчины, напоминающие красавцев из рекламы часов и тех же машин – голубоглазые менеджеры промежуточного звена без страха, упрека и смысла. Продав за день свой маркетинг, лизинг и паблик рилейшенз, усталые, но довольные, они возвращались домой с выпученными глазами.
   Игорь шел, разглядывая подъезды, сам не зная, для чего. Когда он был начинающим риелтором, он, случалось, клеил на подъездах объявления: «Нефтяная компания купит квартиру для своего сотрудника» или просто «Куплю квартиру в вашем доме». Ему звонили, предлагали купить, он говорил, что подходящую квартиру уже купили, но, возможно, понадобится еще одна. Записывал телефон. Так создавалась клиентская база.
   Давно это было. А теперь впору писать: «Поможите риелтору, угодившему в передрягу», да бесполезно. «Риелтор хренов! – выругал он себя. – Сидел бы уж лучше клерком в конторе, так нет же – свободы захотелось! Вот и получай теперь свою свободу в обе руки!»
   Пристальное внимание к дверям вызывало ответный интерес жильцов. На него смотрели с подозрением, и Игорь поспешно проходил мимо. Выходящие из подъездов люди всегда подозрительны к тем, кто стоит на улице или, что еще хуже, пялится на дверь. Игорь понимал, что выглядит для них не очень-то своим в мятом костюме с пыльными пятнами. Да и пахло от него не одеколоном – несколько раз ему приходилось грузить на рынке брикеты мороженой рыбы. Там хоть и давали брезентовый фартук, но полностью от скользких даров морей тот одежду не защищал. За полдня такой работы платили пятьсот рублей. Не бог весть что, но на еду хватало. Вторую половину дня можно было посвятить досугу по интересам, которых, впрочем, у Игоря сейчас не осталось.
   Его относительное благополучие в статусе беглого риелтора длилось недолго. У Заура, оптового торговца рыбой, работа была не всегда, а другие торговцы Игоря нанимать не хотели – предпочитали своих земляков. А позавчера Заур и вовсе сказал, что работы больше не будет – к нему приезжает племянник и грузить теперь будет он. Игорь рассчитывал, что увольнение произойдет не так быстро, и он успеет собрать денег на билет к дальним родственникам в Красноярске, пересидит там годик-другой, а за это время здесь все уляжется. Теперь ему предстояло искать другие возможности заработка.
   Вдруг он увидел на решетке, закрывающей нишу рядом с дверью подъезда, забытый кем-то дворницкий жилет. Бог знает для чего строители устраивают эти ниши. Жильцы сразу загораживают их решетками, чтобы там не терлись подростки, и это место всегда остается пустым. Жилет был изрядно засаленным и выглядел не слишком привлекательно.
   План созрел мгновенно. Игорь шагнул к решетке и снял с нее жилет, не обращая внимания на удивленные взгляды бабки с шарпеем и целеустремленного мужика, который только что вышел из ненового «лексуса» и размашистой походкой делового человека направился к подъезду. Быстро миновав четыре оставшихся подъезда, Игорь опять повернул за дом и на ходу стал натягивать на себя «обновку». Та тошнотворно воняла табачным дымом и мусорными бачками, но оказалась впору. Дойдя до подвала, он встал в тени. Гастарбайтеров больше не было. С площадки, где он оставил веселую компанию, доносился хохот и женский визг. Потом треснула доска, и визг взметнулся вверх подобно ракете. Вспомнилась старая поговорка: «Не бери меня за здесь». Судя по всему, «за здесь» только что взяли основательно, и дело близилось к развязке, которая могла наступить прямо там же, на площадке, к вящему удовлетворению жильцов с верхних этажей. Все-таки он правильно сделал, что ушел оттуда.
   «Однако, пора, – решил он, – сколько можно здесь стоять?» Вдали за МКАДом стали вспыхивать молнии, приближалась гроза. Игорь собрался с духом, спустился по ступенькам и постучал в железную дверь условным стуком. «Не убьют же они меня, – подумал он. – Не уголовники, небось. И не ограбят, это уж точно, потому как брать у меня нечего, кроме внутренних органов. В худшем случае – выгонят». Ему очень хотелось есть.
   На стук долго никто не отзывался. Он постучал еще раз и уже готов был уйти, как тут женский голос из-за двери осторожно спросил по-таджикски.
   – Кто там?
   – Мансур! – ответил Игорь, стараясь, чтобы голос звучал как можно увереннее.
   Мансуром он назвался потому, что знал – в Таджикистане это самое распространенное мужское имя. Значит, среди обитателей подвала хоть один Мансур, да должен быть.
   Расчет оказался верным. Проскрежетал засов, дверь приоткрылась. Он, не мешкая, проскользнул вовнутрь. В подвале было почти темно. Где-то вдали тускло горела лампочка, свисающая с потолка на голом кабеле. Игорь пошел туда, озираясь по пути. Женщина осталась запирать дверь. Когда глаза привыкли к полумраку, он увидел, что в подвале было человек двадцать мужчин. Они сидели и лежали на нарах, сколоченных из грубых некрашеных досок. Две женщины хлопотали у большого котла, готовили еду. На Игоря никто не обратил внимания. Он подумал, что из-за жилета. Правду говорили в телевизионной рекламе, что «жилет – для мужчины лучше нет». В некоторых ситуациях это верно.
   Игорь устроился неподалеку от кухарок на свободных нарах, где тень была погуще. Он растянулся на голых досках и притворился спящим, а сам продолжал наблюдать за жизнью в подвале. Почему-то вспомнился рассказ Короленко «Дети подземелья», который проходили в школе, только детей здесь не было, а на Тыбурция походил лишь один человек – низенький бородатый толстяк лет сорока пяти в полосатом халате и тюбетейке. Он отдавал распоряжения и покрикивал на стряпух. Остальные обращались к нему с почтением. Он явно был здесь старшим. Игорь уловил, что его зовут Мирзо.
   Помимо своей воли он задремал. Сон был легким и приятным, как это случается, когда человек после долгих скитаний и неудобств получает, наконец, возможность вытянуться горизонтально во весь рост, и никто ему больше не мешает. В этот момент он понимает, что вот оно, счастье, было совсем рядом, а он и не знал.
   Проснулся Игорь от того, что женщины позвали всех ужинать. Откуда-то принесли столы на коротких ножках, поставили их в ряд, постелили циновки, и обитатели подвала стали рассаживаться вокруг, скрестив ноги. Женщины накладывали в металлические миски плов и ставили на край стола. Еда расходилась по кругу. Для Мирзо плов принесли на отдельном подносе, и тарелка у него была фарфоровая. Несколько человек с нар не встали. Они крепко спали, и их не стали будить, просто поставили миски рядом.
   Игорь тоже остался лежать, хотя голодный желудок озверел и грозил переварить сам себя. Он урчал так, что, казалось, должны были слышать все в подвале. Одна из поварих, миловидная девушка лет семнадцати, принесла еду и для него. Ставя миску, она удивленно посмотрела на Игоря, но ничего не сказала и отошла к кухне. Игорь немного выждал, а потом встал, словно нехотя, и стал есть. Плов был необычайно вкусным, хотя это могло ему просто показаться от голода – он не ел больше суток.
   Плов закончился быстро. И не только у него. Мужчины потянулись к котлу за добавкой. Игорь тоже чуть было не поддался общему движению, но вовремя спохватился – там его разоблачили бы в мгновение ока, а ему хотелось пробыть здесь хотя бы до утра – отоспаться и позавтракать, если предложат. Пришлось утихомирить разошедшийся желудок волевым усилием.
   Только сейчас он заметил, что в совсем дальнем углу подвала, за выступом стены из массивных бетонных блоков стоит странный предмет, похожий на огромное яйцо, покрытое темно-зеленой краской. Местами краска облупилась, и из-под нее проглядывал тусклый белый металл, похожий на алюминий. Игорь и не подозревал, что в подвалах панельных девятиэтажек постройки семидесятых годов встречаются такие механизмы, и подумал, что это какой-нибудь фильтр или насос. Могла и стоматологическая клиника сунуть сюда свой компрессор от бормашины, чтобы не смущать пациентов шумом. Хотя, компрессор, кажется, размерами будет поменьше. Как риелтор по коммерческой недвижимости, Игорь был в курсе таких тонкостей. «Бывший риелтор», – поправил он себя мысленно, потому что все указывало на то, что с деятельностью этой ему придется распрощаться если не навсегда, то надолго. По крайней мере, в Москве.
   Ужин закончился, народ разошелся по нарам. Одни тут же уснули, другие вполголоса разговаривали. Мирзо скрылся за фанерной перегородкой и там захрапел с присвистом. Женщины принялись мыть посуду.
   Игорь отметил, что подвал неплохо оборудован для жизни гастарбайтеров. Здесь было несколько умывальников, розетки, газовая плита, вытяжка над ней. Где-то далеко клокотал бачок унитаза. Похоже, без участия ЖЭУ здесь не обошлось. Только его усилиями и могло получиться это жилье для экстренных обстоятельств. Именно такие обстоятельства были сейчас и у Игоря, и у этих гастарбайтеров, только у каждого свои.
   Игоря искала служба безопасности «Бэнк оф кредит» и, по всей видимости, милиция. Работяги же просто пребывали здесь на нелегальном положении. Хоть их никто специально и не искал, но встреча с милицией для них была тоже нежелательна. Как там говорится? Подобное притягивается подобным. Похоже, что в его случае это действительно так. «А вот еще интересно, – подумал он, – если человек один и ни к кому не пристал, означает ли это, что он ни на кого не похож и подобных ему нет?»
   Игорь закрыл глаза. Углубляться в отвлеченные размышления не хотелось, лучше было поспать. Он уже почти провалился в сон, как вдруг в подвале послышался сильный низкий гул. Он был похож на звук стиральной машины, когда та отжимает белье, но гораздо сильнее. Игорь поморщился и открыл глаза. Это гудело зеленое яйцо в дальнем углу подвала. Оно немного вибрировало и слегка дымилось. «Сейчас рванет!» – пронеслось у него в голове. Он оглянулся. Остальные обитатели подвала не особенно встревожились шумом от странной штуковины. Одни продолжали спать, другие смотрели по маленькому телевизору футбол и лишь некоторые ненадолго обернулись на гул. Было похоже, что здесь к нему все привыкли.
   Игорь успокоился, но продолжал наблюдать за яйцом с опаской. Оно гудело и вибрировало еще минут пять, а потом затихло. Народ встал и подтянулся поближе. Пришел даже Мирзо, его пропустили вперед. Игорю не было видно за спинами собравшихся, что там происходит, и он встал на нары.
   Двери устройства распахнулись и оттуда начали выходить люди – смуглые парни от семнадцати до двадцати пяти лет. Они неуверенно спускались вниз по небольшой лесенке в две ступеньки и озирались вокруг с выражением легкого испуга и облегчения одновременно. Похоже было, что они только что откуда-то прибыли. Но откуда? Может, спустились с первого этажа? Вполне вероятно, если там есть люк в подвал.
   Послышались приветственные возгласы обитателей подвала. Они стали подходить ко вновь прибывшим, жать руки и ободряюще похлопывать их по спине. О чем-то спрашивали. Игорь, знавший несколько таджикских фраз еще со студенческих времен, разобрал, что спрашивают: кто, откуда и интересуются погодой на родине.
   Последним по лесенке сошел мужчина примерно одного с Игорем возраста. Его лицо показалось Игорю странно знакомым. Если убрать глубокие залысины и морщины на лбу, можно было бы сказать, что это... Нет, не может быть! Откуда ему здесь взяться? И все же, стоит проверить.
   Забыв об осторожности, Игорь встал и подошел ближе. Его уверенность возросла.
   – Салим! – позвал он.
   Тот оглянулся, их взгляды встретились. Поначалу в глазах мужчины было только недоумение.
   – Мы знакомы? – спросил он.
   Теперь у Игоря сомнений не оставалось.
   – Не узнаешь?
   – Нет, – тот с сожалением покачал головой.
   – Игорь Волков, – назвался он. – МАИ.
   Салим сразу все вспомнил и расплылся в улыбке. Они обнялись.
   – Не думал, что еще когда-нибудь встретимся, – сказал он.
   – Москва – город небольшой, – пошутил Игорь.
   – Это точно, – согласился тот.
   – Впрочем, ты, кажется, отбыл тогда на родину? – вспомнил Игорь.
   – Да.
   – А что случилось потом?
   Салим пожал плечами.
   – Все дороги ведут в Рим, то есть, в Москву. Для нас и таких, как мы. А ты-то как здесь оказался?
   Салим разговаривал без акцента, сказались годы учебы в Москве.
   – Долгая история, – поморщился Игорь. – Можно сказать, проник тайком.
   – А чего так?
   – Переночевать было негде и есть хотелось, – признался Игорь.
   – Бомжуешь?
   – Есть немного.
   – Давно?
   – Недели две уже.
   – Ясно, – кивнул Салим и в дальнейшие расспросы вдаваться не стал. – Мирзо о тебе знает?
   – Нет еще.
   – Надо сказать.
   – А не выгонит? – засомневался Игорь.
   Оказаться опять на улице ему не хотелось.
   – Не должен – бывший учитель как-никак, – успокоил его Салим. – Подожди здесь.
   Он подошел к Мирзо, отвел его в сторону и стал что-то говорить, склонившись к уху. Тот нахмурился и посмотрел в сторону Игоря. Игорь кивнул и улыбнулся со всей возможной приветливостью. Мирзо что-то ответил Салиму повернулся и пошел к себе.
   Приятель вернулся.
   – Он говорит, ты можешь остаться, если будешь работать.
   – А что нужно делать?
   – Убирать. Дворники мы.
   – И ты тоже? – удивился Игорь.
   – Нет, – улыбнулся Салим, – я при технике. Лужу-паяю, эвеэмы починяю.
   – А что за техника?
   Салим замялся.
   – Так, нечто вроде лифта, – уклончиво ответил он.
   – Может, на стройке хоть кем-нибудь можно? – разочарованно произнес Игорь.
   – Вообще-то, там наши тоже работают, – ответил Салим. – Но свободных мест сейчас нет – платят на стройке больше, желающих много. А что, у тебя есть строительная специальность? – осведомился он.
   – Нет, – честно признался Игорь.
   – А-а, ну тогда тем более – пожалуйте, барин, в дворники! – сказал Салим.
   Игорь подавил на мгновение вспыхнувшее раздражение – не время сейчас для ответных колкостей. Он и в прежние времена, случалось, недолюбливал Салима за эту язвительность, проявлявшуюся не к месту, но мирился с ней. В целом, парень тот был неплохой, и они считались приятелями. Немало водки с ним выпито в общаге, немало разговоров переговорено.
   – Что ж, – решил Игорь, – наверное, у меня нет выбора. Дворником – так дворником. Хотя странновато как-то. Мы же с тобой инженеры.
   – Когда это было? – вздохнул Салим. – Времена изменились.
   – Это точно, – согласился Игорь. – Иногда мне кажется, что нас все бросили – страна СССР, партия КПСС, группа «Deep Purple».
   – Ну, «Deep Purpleе»-то никуда не делись, – возразил Салим, разделявший музыкальные вкусы Игоря, – постарели только.
   – Нет, их уже не существует, – возразил Игорь. – Люди, играющие на юбилее «Газпрома», – это не «Deep Purple». Когда-то они казались мне небожителями, а теперь их, оказывается, можно пригласить домой, как парикмахершу.
   – Очень дорогую парикмахершу, – поправил Салим.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26

Поделиться ссылкой на выделенное