Леонид Павлов.

Чужой земли мы не хотим ни пяди! Мог ли Сталин предотвратить Вторую мировую войну?



скачать книгу бесплатно


В самом конце 1938 года германское правительство известило английское правительство о том, что Германия намерена воспользоваться «своим правом» создать такой подводный флот, общий тоннаж которого будет равен тоннажу английского подводного флота. Фактически Германия поставила об этом в известность Англию еще в начале декабря. Однако официальное сообщение о требованиях Германии было опубликовано впервые только 30 декабря. 29 декабря из Лондона в Берлин выехали представители английского военно-морского министерства для того, чтобы обсудить с германскими представителями все вытекающие из вышеупомянутого извещения германского правительства вопросы. Со стороны Германии ведут переговоры с представителями Англии в Берлине командующий германским военно-морским флотом адмирал Редер1111
  Эрих Редер командовал германским военно-морским флотом до 30 января 1943 г. Затем на этом посту его сменил Карл Денниц – последний рейхспрезидент фашистской Германии. В мае 1945 г. Редер попал в плен к советским войскам. Нюрнбергский трибунал приговорил его к пожизненному заключению В 1955 г. Редера освободили по состоянию здоровья, после чего он прожил еще пят лет.


[Закрыть]
и начальник штаба военно-морского флота контр-адмирал Шнивиндт1212
  Отто Швиндт возглавлял штаб германского флота с 31 октября 1938 по 22 августа 1939 г. С 12 июня 1941 г. был командующий флотом. 31 июля 1944 г. переведен в резерв фюрера, а 30 апреля 1945 г. уволен в отставку. 8 мая 1945 г. арестован британскими властями. Американским военным трибуналом по делу ОКВ был оправдан и 30 октября 1948 г. освобожден.


[Закрыть]
.

В лондонских военно-морских кругах указывали, что в соответствии с англо-германским морским соглашением 1935 года Германия обязалась иметь подводный флот, тоннаж которого не должен превышать 45 % общего тоннажа английского подводного флота1313
  Речь идет об англо-германском соглашении, подписанном в Лондоне 18 июня 1935 г., и установившем установившее соотношение между морскими силами двух стран. В соответствии с этим соглашением мощь германского надводного военного флота не должна была превышать 35 %, а подводного – 45 % от совокупной мощи флота Великобритании. В случае нарушения этого соглашения Германия должна была предупредить Лондон.


[Закрыть]
.

Однако в дальнейшем Англия и Германия пришли к соглашению, по которому Германия имеет право, «если этого от нее потребуют обстоятельства, довести тоннаж своего подводного флота до уровня тоннажа английского подводного флота.

Одной из задач английской делегации, выехавшей в Германию, было «получение информации относительно тех обстоятельств, которые заставляют Германию считать необходимым увеличение своего подводного флота».

В момент подписания англо-германского морского соглашения водоизмещение английского подводного флота составляло 50 тыс. тонн. К началу 1939 года оно составляло примерно 70 тыс. тонн. Тоннаж германского подводного флота к тому моменту составлял 25 тыс. тонн1414
  «Правда», 1 января 1939 г.


[Закрыть]
, то есть, даже меньше, чем было предусмотрено соглашением.

Заявление германского правительства о том, что оно намерено создать подводный флот, равный по общему тоннажу английскому подводному флоту, оказалось неожиданностью для Лондона. Там бытовало мнение, что Германия вполне удовлетворена соотношением сил подводных флотов, которое сложилось к концу 1938 года. В хорошо информированных кругах это требование Германии расценили как первый шаг к каким-то новым дипломатическим мероприятиям германского правительства, и что Германия, предъявляя такое требование, хотела помочь Муссолини, оказав влияние на ход его предстоящих переговоров с Чемберленом.

Английская печать подчеркивала, что в случае согласия английского правительства с требованием Германии последняя получила бы значительное превосходство в подводном флоте, поскольку она уже сейчас фактически имела 71 подводную лодку, в то время как Англия обладала 69 подводными лодками. Так как тоннаж английских подводных лодок значительно больше тоннажа германских лодок, то Германия, в случае, если она добьется паритета, будет иметь возможность построить еще 60, или 70 новых подводных лодок. Таким образом, по тоннажу английский и германский подводные флоты будут равны, а в количественном отношении Германия будет иметь в 2 раза больше подводных лодок, чем Англия.

По данным морского обозревателя газеты «Дейли телеграф энд Морнинг пост», германский подводный флот состоит из 15 подводных лодок водоизмещением по 700 тонн, 24 – по 500 тонн и 32 – по 250 тонн. В то же время большинство английских подводных лодок имеет по 1 800 и 1 100 тонн водоизмещения1515
  «Правда», 2 января 1939 г.


[Закрыть]
. Как известно, переговоры закончились для сторон безрезультатно, и Гитлер сам, в одностороннем порядке денонсировал это соглашение 28 апреля1939 года. Однако сам факт действий Германии, направленных на увеличение своего флота, не мог не насторожить Москву.


5 января 1939 года полномочное представительство СССР1616
  Так в период с 1918 по 1941 г. назывались посольства СССР в других странах, сокращенно – полпредства; посол назывался полномочным представителем или полпредом.


[Закрыть]
в Берлине посетили бывший посол Германии в СССР Рудольф Надольный1717
  Рудольф Август Надольный в 1933 г., вскоре после прихода Гитлера к власти, был назначен послом в СССР. 17 марта 1934 г. в беседе с членом коллегии НКИД СССР Борисом Стомоняковым весьма неодобрительно говорил о политике Гитлера в отношении Советского Союза: «Надольный, как обычно, говорил о внешнеполитических ошибках гитлеровцев, неизбежных после переворота такого масштаба, об изживании этих ошибок руководителями национал-социалистов, и прежде всего Гитлером, о предубежденности Кремля к гитлеровской Германии, объясняемой, по его мнению, прежде всего горечью из-за крушения надежд Москвы на то, что Германия будет вторым советским государством, о необходимости постепенно отряхиваться от пережитого и вернуться на рапалльский путь и (Документы внешней политики СССР. М., 1971, Т. XVII, C. 191). В личной беседе, состоявшейся вечером 28 марта 1934 г. в помещении германского посольства в Москве между Надольным, наркомом обороны СССР Ворошиловым и заместителем наркома иностранных дел СССР Крестинским была достигнута неофициальная договоренность. Надольный приветствовал предложение Литвинова как свидетельство советского доверия к Гитлеру, выразил, однако, сомнение относительно возможности его принятия. Советские представители заявили ему совершенно определенно, «что отрицательный ответ на… предложение будет понят… как доказательство того, что у Берлина имеются агрессивные намерения против Прибалтийских государств». Надольный заверил, что он хорошо понимает, как германский отказ будет истолкован Москвой, поэтому «он лично будет настаивать перед германским правительством на принятии… предложения» (ДВП СССР, т. XVII, С. 215–220). По этой причин е отставка Надольного в июне 1934 г. была воспринята как доказательство агрессивных намерений Гитлера в отношении Восточной Европы.


[Закрыть]
и экономический советник германского посольства в Москве Густав Хильгер1818
  Г. Хильгер родился в 1857 г. в Москве в семье немецкого фабриканта. С 1923 г. и до июня 1941 г. был сначала сотрудником, а затем советником посольства Германии в СССР. Хорошо говорил по-русски. Являлся сторонником мирных добрососедских отношений Германии с СССР. После войны рассказал о том, как готовились и подписывались советско-германские договоры 1939 г. и секретные протоколы к ним.


[Закрыть]
От имени правительства Германии визитеры предложили возобновить, прерванные в марте 1938 года, еще до Мюнхена, переговоры о предоставлении Германией Советскому Союзу кредита на 200 млн. марок. По результатам этой беседы полпред Алексей Федорович Мерекалов отправил сообщение в Народный комиссариат1919
  Так в период с 1917 по 1946 г. в СССР назывались министерства, а Правительство СССР, соответственно, – Совет Народных Комиссаров.


[Закрыть]
иностранных дел (НКИД) СССР2020
  Архив внешней политики России (далее – АВП РФ), ф. 059, оп. 1, п. 294, д. 2036, л. 5.


[Закрыть]
.

8 января член Политбюро ЦК ВКП(б), нарком внешней торговли СССР Анастас Иванович Микоян телеграфировал Мерекалову, что он может сообщить правительству Германии, что Советское правительство согласно возобновить переговоры на базе улучшения ранее выставленных Германией условий, и что переговоры желательно вести в Москве2121
  АВП РФ, ф. 059, оп. 1, п. 295, д. 2038, л.6–7.


[Закрыть]
. 11 января полпред сообщил заведующему отделом экономической политики МИД Германии Эмилю Вилю и Хильгеру о согласии Кремля на возобновление переговоров по кредиту. Виль высказал надежду, что потребности Германии в сырье будут удовлетворены по списку, переданному советскому торговому представительству в Берлине 22 декабря 1938 года2222
  АВП РФ, ф. 082, оп. 22, п. 93, д. 7, л. 23–24.


[Закрыть]
.

Никаких особых причин для возобновления кредитных переговоров у Германии не было. Во-первых, идеологические противоречия между национал-социализмом и коммунизмом никуда не исчезли, и, во-вторых, немцам самим денег не хватало. В Москве не скрывали, что кредитные средства намерены потратить на закупку оборудования для производства вооружений, либо самих вооружений, которых у немцев было не густо – они же к войне готовились, и не просто к войне, а к войне с Советским Союзом. Однако в Берлине, почему-то сами предложили возобновить прерванные весной прошлого года переговоры. Вряд ли Гитлер был столь глуп, чтобы помогать своему будущему противнику. Возможно, предложение возобновить переговоры является, во-первых, свидетельством того, что в 1939 году Гитлер воевать с Советским Союзом не собирался, и, во-вторых, это было первым шагом к улучшению отношений.


10 января советский полпред в Англии Иван Михайлович Майский направил пространный доклад наркому иностранных дел СССР Максиму Максимовичу Литвинову:

1. 1939 год Уайтхолл2323
  Нарицательное обозначение правительства Великобритании.


[Закрыть]
и его сторонники встречают в депрессии. Исчезли радужные надежды прошлого февраля, когда Чемберлен уверенно заявлял, что вскоре он «умиротворит» Европу и будет создана длительная эпоха всеобщего благополучия в рамках «пакта четырех»2424
  15 июля 1933 г. в Риме между Англией, Францией, Германией и Италией был подписан Пакт согласия и сотрудничества, вошедший в историю под названием «Пакт четырех». Это была попытка противопоставить Лиге Наций блок четырех великих держав, которые стремились подчинить себе Европу, в том числе, и Советский Союз. Однако из-за серьезных противоречий, выявившихся между Францией и другими участниками пакта еще на стадии его обсуждения и подписания, в частности, колониального вопроса, Франция пакт не ратифицировала, и он никогда не вступал в силу.


[Закрыть]
. Пропали и те, уже куда менее амбициозные ожидания, которые он связывал с мюнхенской капитуляцией. Никто больше не вспоминает о «мире в наше время», который Чемберлен привез из Мюнхена, и сам он говорит сейчас об англо-германской декларации, скорее, извиняясь, чем торжествуя. У консерваторов наступило отрезвление. Острого кризиса, грозящего падением кабинета в ближайшее время, нет, и Чемберлен может легко продержаться до очередных парламентских выборов, ожидаемых нынешней осенью, но есть процесс хронического истощения организма.

2. Больше всего для отрезвления правящих кругов Англии от Мюнхена сделали Гитлер и Муссолини. Предав Чехословакию, эти круги надеялись такой ценой купить спокойствие на ближайшие несколько лет, полагая, что, в крайнем случае, принеся в жертву еще и Испанию, они окончательно «утолят» аппетиты агрессоров в том, что касается непосредственно Франции и Англии. На деле получилось совсем иначе, именно так, как предупреждало Правительство СССР, как позднее говорила и писала английская оппозиция. Мюнхен не принес спокойствия, а лишь развязал аппетиты агрессоров.

Три события минувших трех месяцев сыграли особенно большую роль в деле отрезвления в Лондоне: колониальные требования Гитлера и Муссолини, еврейские погромы в Германии2525
  9 ноября 1938 г. в Париже польский еврей Гершель Гриншпан застрелил третьего секретаря германского посольства Эрнста фон Рата. Это стало поводом для «Хрустальной ночи» – еврейских погромов, которые прошли 9–10 ноября 1938 г. по всей Германии и Австрии. Полиция не препятствовала этим погромам. После Хрустальной ночи, которая положила начало Холокосту, продолжилось экономическое и политическое преследование евреев: на них была наложена астрономическая контрибуция в 1 млрд. марок.


[Закрыть]
, резкая кампания немецкой прессы против Англии, начавшаяся сразу после подписания мюнхенской декларации и продолжающаяся по сегодняшний день. Сейчас к этим трем моментам, по-видимому, присоединится четвертый – морское строительство в Германии, в частности, ее желание удвоить свой подводный флот.

Эти многочисленные и разнообразные затруднения расстраивают даже самых преданных сторонников премьер-министра. Особенно их тревожит та легкость, с которой агрессоры каждый день выдумывают новые и часто совсем неожиданные «требования», «проблемы», «жалобы» и т. д., становящиеся затем предметом дипломатических конфликтов и эвентуально-военных столкновений2626
  Эвентуальный – возможный при соответствующих обстоятельствах.


[Закрыть]
. Под этим углом зрения сильнейшее впечатление в Англии произвела акция Муссолини по вопросу территорий2727
  30 ноября 1938 г. в парламенте Италии начались внешнеполитические дебаты. Когда министр иностранных дел Г. Чиано упомянул о «естественных стремлениях» Италии, группа депутатов-фашистов, а также толпа фашистов, собравшихся у здания парламента, начали кричать: «Тунис! Корсика! Савойя!». Эти требования к Франции, отражавшие агрессивные планы Муссолини, были немедленно поддержаны итальянской печатью. Франция считала свою позицию достаточно прочной и не пошла на уступки Италии.


[Закрыть]
.

Все усиливающиеся слухи об аннексии Мемеля и Данцига, несмотря на заверения Гитлера Чемберлену в Мюнхене, что Судеты – его последнее территориальное требование в Европе, действуют в том же направлении. Даже ярые консерваторы сейчас возмущены бесконечными аппетитами Гитлера и Муссолини. В результате Уайтхолл все больше убеждается в том, что нельзя идти бесконечно по пути «умиротворения» и что близок момент, когда надо будет решительно сказать: «До сих пор и не дальше!» Если Гитлер и Муссолини пойдут на какие-либо шаги, непосредственно и серьезно затрагивающие интересы западных демократических держав, не исключено, что те ощетинятся. Так, по крайней мере, чувствуется в Англии.

3. Именно для того, чтобы избежать этой необходимости и всех вытекающих отсюда последствий, соратники Чемберлена в последнее время прилагают лихорадочные усилия к тому, чтобы повернуть острие германской агрессии на восток. Повторяется нечто подобное тому, что происходило в Англии зимой 1932/33 годов, когда Саймон2828
  Джон Олсбрук Саймон – английский государственный деятель, в разное время возглавлявший МИД и МВД, служивший канцлером казначейства Англии.


[Закрыть]
и другие лидеры из кожи лезли вон для того, чтобы столкнуть СССР с Японией на Дальнем Востоке.

Пресловутая «украинская проблема» гораздо больше муссируется в Англии и Франции, чем в Германии. Круги, близкие к Чемберлену, сознательно раздувают «украинское направление» германской агрессии, стремясь подсказать Гитлеру именно такой ход. Не исключено, что Лондон и Берлин сейчас ведут по этому поводу какие-либо более обязывающие и конкретные разговоры. Но движение на воссоединение с Польшей на Советской Украине просто немыслимо, поскольку там полностью разрешены национальный и земельный вопросы. Кроме того, народ хорошо помнит германскую оккупацию 1918 года. В данный момент «украинская» агитация в Англии пошла на убыль. Гитлер вряд ли всерьез думает о Советской Украине как о задаче непосредственного будущего, ибо он не хочет рисковать большой войной.

4. Несмотря на явный спад мюнхенских настроений, вряд ли Чемберлен уйдет в отставку: с планом «умиротворения» тесно связана его политическая репутация. Поэтому он будет цепляться за власть любыми способами. Альтернативы его правительству по-прежнему нет, что сильно облегчает Чемберлену его маневры.

5. Чемберлен неисправим. Вынужденная переориентация кабинетом своей внешней политики приведет к уходу Чемберлена. Но при нынешнем партийно-политическом положении и взаимодействии различных факторов в стране весьма непросто найти ему преемника. Поэтому, с каждым днем политически все более хирея, правительство Чемберлена, тем не менее, имеет много шансов еще долго тянуть свое существование, если, конечно, Гитлер и Муссолини не выкинут в ближайшее время какого-либо исключительного коленца, которое круто изменит всю ситуацию2929
  АВП РФ, ф. 06, oп. 1, п. 5, д. 35, л. 3–7.


[Закрыть]
.

Из телеграммы Майского Литвинову можно сделать осторожный вывод: в политике английского правительства намечаются робкие перемены, обусловленные пониманием того, что с Гитлером договориться невозможно, что он рано или поздно найдет предлог, чтобы обмануть, или обманет без предлога. Это тем более важно, что такое понимание стало приходить раньше, чем Германия, нарушив мюнхенские договоренности, полностью оккупирует Чехию – до этих событий оставалось еще более двух месяцев.


12 января на новогоднем приеме в своей резиденции Гитлер сам подошел к Мерекалову, и коротко и доброжелательно поговорил с ним3030
  АВП РФ, ф. 059; оп. 1, п. 294, д. 2036, л. 17.


[Закрыть]
. Предыдущих полпредов – Якова Захаровича Сурица и Константина Константиновича Юренёва фюрер не жаловал. Несмотря на то, что беседа фюрера с полпредом носила откровенно протокольный характер, она была еще и демонстративной – не исключено, что и сам прием, состоявшийся через 12 дней после Нового года, был устроен именно для этой беседы. На это обратили внимание все присутствующие, и назавтра об этой короткой беседе говорили во всех мировых столицах, обсуждая, что это – знак или послепраздничный каприз непьющего фюрера?

Это был знак. Гитлер, регулярно, словно по расписанию, выступал то в рейхстаге, то на съездах своей национал-социалистической партии. О том, когда фюрер соизволит выступить, знали заранее, и его речь во всех мировых столицах ждали с замиранием сердца: от того, что и с какой интонацией он изречет, зависело, что вы будете завтра делать – побежите с ружьем в окоп, или сможете ненадолго перевести дух. Гитлер, похоже, уже в начале января знал, что и как он скажет о Советском Союзе через месяц, и был уверен, что в Москве это оценят по достоинству.

Советские газеты о таком важном событии, как прием главой иностранного государства полномочного представителя Страны Советов, сообщить своим читателям постеснялись.


16 января американский поверенный в Москве У. Керк сообщал госсекретарю США Корделлу Хэллу, что согласно конфиденциальной информации, полученной от сотрудника германского посольства, в результате переговоров, происходящих в Берлине, в ближайшем будущем будет заключено торговое соглашение между СССР и Германией, предусматривающее расширение германо-советской торговли. Предлагаемое соглашение не имеет политического значения3131
  Foreign Relations of the United States. – Vol. 1 – Wash., 1956. – Р 312–313.


[Закрыть]
. Керк ошибался: Кредитное соглашение между СССР и Германией будет заключено только через семь месяцев, 19 августа и оно будет иметь огромное политическое значение.


В третьей декаде января появились новые свидетельства весьма непростого экономического положения Германии. Сначала Гитлер 20 января уволил с поста председателя Рейхсбанка Ялмара Шахта – творца «германского экономического чуда». Председателем Рейхсбанка был назначен Функ3232
  Вальтер Функ Нюрнбергским трибуналом был приговорен к пожизненному заключению. В мае 1957 года его освободили по состоянию здоровья.


[Закрыть]
, сохранив и пост министра хозяйства. Шахт остался министром без портфеля. Объединение руководства министерства хозяйства и Рейхсбанка было официально объяснено необходимостью «дальнейшей централизация экономической и финансовой политики»3333
  «Правда», 21 января 1939 г.


[Закрыть]
.

В парижских и лондонских дипломатических кругах широко комментировали отставку Шахта с поста председателя германского Рейхсбанка и назначение на его место Функа. По мнению этих кругов, отставка Шахта свидетельствует о том, что руководители Германии встали на путь еще более крупных вооружений и новых военных авантюр. Это решение лидеров германского фашизма тем более знаменательно, что финансовое положение Германии в результате бешеной подготовки к войне и авантюристической внешней политики стало катастрофическим.

Как известно, с целью сокрытия истинных размеров расходов на вооружения Берлин, начиная с 1934/1935 финансового года, прекратил публикацию бюджетов. Между тем, по подсчетам английских журналов «Экономист» и «Банкер», доля расходов на вооружения в расходной части германского бюджета возросла с 15 % в 1932/1933 году до 70 % в 1937/1938 году. Всего в 1933–1938 годах на вооружение было потрачено 47,1 млрд. марок (примерно 9,4 млрд. марок или 3,8 млрд. долларов в год. – Л.П.).

Одним из источников финансирования германских вооружений являйся усиленный выпуск бумажных денег: к концу 1938 года Рейхсбанк выпустил в обращение бумажных денег на сумму 8,6 млрд. марок против 4,2 млрд. марок в конце 1933 года. Это означает, что германский фашизм фактически уже вступил на путь инфляции. Шахт высказывался против того, чтобы и в дальнейшем продолжать форсировать инфляцию.

Французская газета «Ордр» писала, что уход Шахта является для Франции и Англии предостережением… Вероятно, что в конечном счете Гитлер и его окружение считают более выгодным действовать вначале в западном направлении, используя обстановку, которую создает сейчас своими действиями Италия. Газета передавала слух о подготовке в Германии негласной мобилизации, которая начнется 15 февраля.

Уход Шахта вызвал крайнее разочарование авторитетных финансовых и банковских кругов Англии. По единодушной оценке английской печати, отставка Шахта с поста председателя Рейхсбанка – это признак крайних финансовых и экономических затруднений Германии. Этот факт, по мнению газет, следует рассматривать как подготовку Германии к открытой инфляции, к дальнейшему ухудшению условий жизни германского народа и к еще более рискованным внешним авантюрам3434
  Там же, 22 января 1939 г.


[Закрыть]
.

Функ развернулся довольно быстро. В опубликованном 2 февраля отчете Рейхсбанка говорилось, что за одну неделю пребывания Функа на посту председателя Рейхсбанка количество находящихся в обращения бумажных денег увеличилось на 54 миллиона фунтов стерлингов (примерно на 630 млн. рейхсмарок). Общее количество бумажных денег, находящихся в обращении, на 39 % превысило цифру за тот же месяц 1938 года. Золотой запас и валютные резервы Рейхсбанка резко сократились, и не превышают 6,5 млн. фунтов3535
  Там же, 5 февраля 1939 г.


[Закрыть]
(примерно 75,8 млн. марок или 30,3 млн. долларов. – Л.П.).


25 января Литвинов принял нового английского посла Уильяма Сидса в связи с предстоявшим вручением им верительных грамот. Сидс отметил, что друзья Советского Союза в Англии обвиняют английское правительство в холодном отношении к СССР. Он имеет от английского правительства поручение сделать все, что в его силах, чтобы рассеять такое впечатление. Уайтхолл хотел бы «знать и благожелательно рассматривать точку зрения Советского правительства по международным проблемам»3636
  Documents on British Foreign Policy. 1919–1939. Third series. Vol. 4. P. 25.


[Закрыть]
. Нарком к этим заявлениям посла отнесся скептически, хотя и признал, что англичане начинают, наконец, понимать иллюзорность надежд на восточное направление гитлеровской агрессии3737
  АВП РФ, ф. 06, оп. 1, п. 4, д. 34, л. 16.


[Закрыть]
.


30 января состоялось заседание германского рейхстага. Сперва был принят закон о продлении правительству полномочий до 1943 года.

Затем с длинной речью выступил Гитлер. Сначала, анализируя события 1938 года, он заявил, что если бы тогда он не поставил вопроса разрешения проблемы Австрии и судетских немцев, мир не знал бы Мюнхена. Фюрер поблагодарил Чемберлена и Муссолини за их содействие в разрешении австрийского и чехословацкого вопросов.

Гитлер заявил, что из-за того, что после мировой войны у Германии отобрали колонии, она попала в чрезвычайно тяжелое экономическое положение. Необычайно резко Гитлер заявил, что Германия не может жить без колоний, которые нужны Германии как источники сырья и рынки сбыта.

Гитлер заявил, что к Англии и Франции у него нет никаких претензий, кроме колониальных. Фюрер заверил, что Италии Германия поможет независимо от того, где бы и с кем она не вела войну. Особенно Гитлер подчеркнул значение германских и итальянских вооруженных сил и общность их интересов. Отношения Германии со всеми другими странами Гитлер назвал дружественными. Особо тепло, кроме Италии, Гитлер говорил о Японии, испанских мятежниках и Манчжоу-Го.

В речи Гитлера содержались очень резкие выпады по адресу США, но он ни слова не сказал об отношениях Германии с СССР и Китаем. В речи Гитлера видное место заняли резкие антисемитские высказывания, нападки на церковь и угрозы клерикалам строгими карами, если они будут критиковать фашистское государство и его руководящих лиц3838
  «Известия», 1 февраля 1939 г.


[Закрыть]
.

В конце января Гитлер еще не был готов к тому, чтобы открыто заявить о своих агрессивных планах по отношению к Польше, поэтому он, впрочем, как и всегда, маскируя свои намерения, рассыпался в любезностях: «Мы только что отпраздновали пятую годовщину заключения нашего пакта о ненападении с Польшей. Едва ли среди истинных друзей мира сегодня могут существовать два мнения относительно величайшей ценности этого соглашения. Достаточно только спросить себя, что случилось бы с Европой, если бы это соглашение, которое принесло столь значительное улучшение, не было бы подписано пять лет назад. Подписав это соглашение, великий польский маршал и патриот [Пилсудский3939
  Юзеф Пилсудский – польский государственный и политический деятель, первый президент возрождённой Польши, основатель польской армии, Маршал Польши, культовая для Польши фигура.


[Закрыть]
] оказал своему народу такую же важную услугу, какую руководители национал-социалистского государства оказали германскому народу. В течение тревожных месяцев прошлого года дружба между Германией и Польшей являлась одним из решающих факторов в политической жизни Европы»4040
  Нюрнбергский процесс… Т. 1, С 177.


[Закрыть]
.

Как же так? Главный идеологический противник коммунизма, два с половиной часа говорил о чем угодно – о колониях, о Чехословакии и Австрии, о США, Японии, Италии и находящейся Бог знает, где опереточной Манчьжоу-Го, об экономике, о церкви и евреях – куда ж без них, и ни слова не сказал про своего главного врага – Советского Союза. Тем самым Гитлер очень удивил Сталина: после потоков брани, которые фюрер регулярно изрыгал по адресу Страны Советов, то, что он не упомянул ее ни с хорошей, ни с плохой стороны означало едва ли не похвалу. Гитлер уже в январе 1939 года начал подавать Сталину сигналы, что Германия хотела бы видеть в СССР не врага, и, если и не друга, то хотя бы стороннего наблюдателя.

1 февраля Дафф Купер в газете «Ивнинг стандард» прокомментировал речь Гитлера. По словам Дафф Купера, знает мало таких фактов, когда одна страна давала бы другой стране такие неограниченные гарантии, какие дал Гитлер Италии. Речь Гитлера является «подстрекательством к агрессии». «Как долго, – пишет Дафф Купер, – будет продолжаться нынешнее положение вещей, и как долго отдельные периоды европейской истории будут устанавливаться в соответствии с интервалами между речами господина Гитлера? Не наступила ли пора, чтобы кто-нибудь ответил Гитлеру от имени английского правительства? Необходимо предупредить Гитлера, что он уже получил достаточно и что существует предел уступкам и терпению. Надо убедить Гитлера, чтобы он пришел со своими жалобами на конференцию или сообщил о них обычными дипломатическими путями. Надо ему напомнить, что 4 месяца тому назад он поклялся, что у него нет больше территориальных притязаний в Европе. Позволительно теперь спросить: почему же он в таком случае считает, что Германия должна увеличить спои вооружения?»4141
  «Правда», 2 февраля 1939 г.


[Закрыть]
.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28