Леонид Богданович.

Око Элиона. Сети Зепара



скачать книгу бесплатно

– Так ты тоже принадлежишь людям Бойдана? – ляпнул я.

– В некотором роде. – Далибор немного смутился. Было видно, что мой вопрос ему не понравился.

– Красный лагерь самый сильный из существующих здесь и самый богатый. А я всегда нахожусь там, где есть больше наживы. Но я не стремлюсь сужать свой кругозор. У меня много знакомых во всех трех лагерях и в каждом есть друзья. – ответил он, как будто оправдываясь.

– Расскажи про остальные лагеря. – попросил я.

– Есть еще Братский лагерь и Свободный лагерь. Лидер Братского лагеря Дарион, собрал своих сподвижников откровением, которое якобы показало ему путь к свободе. Но они поклоняются идолу. Зепар – так по-моему они его называют. Сначала казалось, что это все обкуренный бред, поскольку на болоте растет болотная трава, которая здорово срывает крышу. В колонии чуть ли не каждый встречный любитель затянуться болотником, но все равно никто не курит больше, чем жители Братского лагеря. И тут неожиданно оказалось, что их божество на самом деле обладает некой силой, поскольку приближенные Дариона, не говоря о нем самом, обрели некое могущество, которое с интересом изучают маги других лагерей. Так богатство Братского лагеря, торгующего травкой, увеличилось еще и за счет торговли магическими свитками. На деньги Дарион смог нанять очень приличную охрану и теперь и у Братского лагеря есть отличные стражи. В целом лагерь медленно, но набирает численность, за счет тех рабов-рудокопов, которым посчастливилось сбежать от Бойдана. Братский лагерь – это секта, и ее члены активно вербуют всех, поскольку им постоянно не хватает людей. И вот ведь вопрос – куда люди деваются?

Я пожал плечами: – Тебе лучше знать.

– Возможно, но я не знаю. – продолжил он, – Да и Любогост, мой друг, что попал в эту секту, тоже ничего не говорит. Вообще то у них там есть довольно забавные обычаи, но мне просто претит сама структура сектантства, и потому тебе я не советую к ним идти.

– Понятно. А что на счет Свободного лагеря?

– О! Это больная мозоль Бойдана! – рассмеялся он, – У Красного лагеря очень натянутые отношения со Свободным, поскольку там тоже добывают магическую руду. Единственное, что устраивает Бойдана – это то, что маги Воды, заручившись поддержкой бывшего генерала армии царя, существенно ограничивают объем продажи руды и не торгуют ею напрямую с королем. Так что Бойдан пока держит контроль поступлений всех земных благ из внешнего мира в своих руках. Он конечно, нервничает вообще по поводу возможности обойти его и с удовольствием раздавил бы магов Воды, но тамошний генерал так вымуштровал своих наемников, что они представляют серьезную угрозу всякому кто посмеет конфликтовать с ними. За счет этого и держится хрупкое равновесие.

– Ясно. А что представляют из себя люди Свободного лагеря? – продолжал я допытывать своего спутника. Мне была крайне важна любая информация.

– Это маги Воды, их наемники, и шайка воров и бездельников во главе с их предводителем Лемьяром.

– Что-то не пойму… у Бойдана бандиты, в Свободном лагере воры…

– Когда барьер поглотил всю эту территорию и заключенные избавились от многих стражей царя, среди самих заключенных произошел раскол.

Те, кому была неприятна власть Бойдана, а Бойдан не самый приятный человек, примкнули к Лемьяру. Но Лемьяр то понимал, что Бойдан просто его уничтожит, и потому сам прибежал к магам Воды. Маги Воды оказались людьми терпимыми и разрешили существовать ворам вместе с наемниками, в обмен на выполнение мелких поручений. А так маги Воды не особенно напрягают воров, и те живут вольготно.

– А у тебя и в Свободном лагере есть друзья?

– Естественно. – улыбнулся он, – Друзья здесь – это самое ценное, что можно найти в этой проклятой долине. Но надо уметь правильно выбирать себе друзей, иначе есть вероятность погибнуть от ножа того, с кем еще вчера делил свою пищу.

– А почему маги Воды ограничивают продажу руды и не торгуют напрямую с королем? – пропустил я мимо ушей это замечание.

– У них есть какой-то план по поводу использования магической руды для освобождения из колонии. Они ее собирают в огромную гору в подземном хранилище. Лакомый кусок надо сказать, да только охраняют ее и маги, и наемники, и даже воры. Все они искренне верят в план магов.

– А ты не веришь?

– Я верю только когда вижу. А ты я смотрю, не успел попасть в колонию, а уже думаешь о том, как бы отсюда выбраться? – ухмыльнулся Далибор, посмотрев на меня.

Я утвердительно кивнул. Пока все мои движения отдавали нудной болью, но я настырно разминал свое тело, хотя это стоило больших усилий.

– Все же, я советую тебе присоединиться пока к Красному лагерю. – резюмировал он, – Ты неплохой парень, это я вижу, и если не говорить о том, что у тебя небольшой шанс дойти до остальных лагерей, то даже если ты до них дойдешь, в Братском лагере очень небольшой шанс состояться человеком, хоть что-то из себя представляющего, а в Свободном лагере выставляют очень высокие требования для новичков.

Тем временем, мы спустились в долину и шли по дороге между редких деревьев. Вдруг Далибор остановился и наклонился к самой земле.

– Отлично! – воскликнул он, – Пять минут назад тут пробежала стая волков. Мне как раз нужны шкуры. Я вынужден с тобой расстаться, поскольку направляюсь охотиться в лес. Советую тебе не выходить за пределы стен лагеря, не обзаведшись доспехами и оружием, в противном случае ты рискуешь стать обедом для здешних хищников.

– Но как ты узнал, что здесь пробегали именно волки, да еще и пять минут назад? – уткнувшись чуть ли не носом в землю, полюбопытствовал я.

Далибор, снова усмехнувшись, ответил:

– Тебе надо многому учиться, чтобы выжить здесь. Учись всему и у всех кто чему-либо учит. Конечно, тебе придется платить за обучение рудой, но поверь, чем больше ты будешь знать, тем больше у тебя будет руды, а это единственная признаваемая валюта в здешних местах. Иди по тропинке до моста, а оттуда до лагеря рукой подать.

Сказав это, Далибор бесшумно растворился среди леса. Я шел и чувствовал как усталость и голод принялись за свое скверное дело. Благо предлесье было просто устелено крупными спелыми ягодами. Соорудив нечто подобия плетеной сумки из широких листьев какого-то жесткого растения, я, наскоро утолив голод, собрал ягод и грибов про запас, не зная наверняка, когда мне удастся нормально перекусить. В лесу, среди густых зарослей, я видел двух парней, которые видимо, вышли на охоту за дроморнисами, но, старательно обходя их стороной, я избавил себя от ненужного пока мне общения с незнакомцами. Очень скоро, идя по тропинке, я вышел к мосту, на котором скучали двое стражников. Их миновать мне не удалось бы, если я хотел попасть в крепость. Мое появление несколько взбодрило их.

– Э… привет. – подойдя к мосту поздоровался я.

– Слышь, кляча! – обратился ко мне один из них, – Ты что это тут шастаешь? Неужто Зенка дал тебе отгул?

– Да. – соврал я, не понимая о чем вообще идет речь, – Это же Красный лагерь?

Я указал пальцем на огромную крепость, находящуюся в трехстах метрах от нас. Стражи переглянулись, и у второго на лице расплылась гадкая ухмылка.

– Нет, – ответил он, – это Свободный лагерь, а Красный находиться далеко на востоке.

И они оба заржали. Я нерешительно стоял перед ними, понимая, что надо мной просто издеваются, чем стал их раздражать.

– Что встал как осел? – заорал на меня первый страж.

– Так я пройду? – спросил я, аккуратно ступая на мост.

– Давай вали уже отсюда, доходяга!

И получив пинок в мое не такое уж и мягкое место, я кубарем перебрался на ту сторону моста. Злость кипела в груди, но, собрав рассыпавшиеся грибы и ягоды, я шел к лагерю под хохот стражников, понимая что не найду ничего кроме быстрой смерти, вздумай я конфликтовать с ними.

Огромный частокол из массивных пород неизвестного мне дерева, был лишь наружным кольцом защиты каменной крепости. Тяжелые ворота были широко открыты, и у них стояло еще два стража. Они вполне могли видеть, что недавно приключилось со мной, и я предчувствовал новые унижения. Сделав злобное лицо, я подошел к ним.

– Стой! – ожидаемо проорал страж, – Куда это ты собрался?

– В лагерь. – ответил я.

– А почему ты думаешь, что я пропущу тебя?

– А почему ты должен не пропустить меня? – спросил я, несколько грубо.

– Вот вы все такие! – разозлился страж, – Думаете, что раз прямиком из тюряги так все можно? Забудь сосунок! Здесь все гораздо жестче!

– Ладно-ладно, не кипятись! – ответил я, – Что тебе нужно?

– Может быть при тебе наверняка полно руды? – почему-то предположил он, – Скажем, двадцать кусков плюс обещание вести себя паинькой, так же как и при мне!

– Паинькой?! – не выдержал я, – Да я взорву этот лагерь вместе с тобой к чертям собачьим!

Не успел я осознать всю глупость мною сказанного, как острая боль обожгла мне плече и бедро, а затем я услышал глухой стук металла о мой череп и провалился в спасительную темноту. К сожалению, беспамятство длилось недолго. Сознание вернулось, а вместе с ним и боль, к которой добавилась еще и головная. Чьи то руки обыскивали меня, и вскоре я услышал:

– Да у него ничего нет! Тьфу!

Меня снова саданули по ребрам. Я пополз от стражей к реке, стараясь побыстрее увеличить разделяющую нас дистанцию. Доползя до реки, я окунул голову в холодные воды. Это привело меня в чувство. Осмотрев свое тело, я обнаружил две ужасно выглядевшие рваные раны от меча. Кровавый след тянулся по песку за мной от самых ворот. Я понял, что если быстро не остановлю кровотечение, то потеряю сознание, но уже навсегда. Мой взгляд упал на травы, что буйно росли у воды, и я увидел то, что мне нужно. Кровяной тростник, восстанавливающий потерю крови, рос в соседстве с лечебной травой. Я сорвал траву с широкими листьями, и сковырнув ногтями верхний слой так, чтобы на поверхности листа выступила прозрачная жидкость, приложил его к ране. Проделав эту операцию столько раз, сколько это было необходимо, чтобы закрыть всю длину ран, я почувствовал невероятное жжение в тех областях. Чтобы не стонать от боли, я засунул в рот кровяной тростник и начал пить с него сладковатую красную жидкость. Процесс заживления начался. Кровь перестала бежать из ран, свернувшись, как только я приложил к ней траву, а сами раны потихоньку стягивались. Теоретически, если бы я проделал это чуть раньше, когда валялся без сознания, то даже шрамов бы не осталось, а так, мое тело навсегда будет украшено с легкой подачи пера стража. Он вряд ли хотел убить меня, судя по тому, что не одна из важных артерий не были задеты, но и помогать мне не старался явно. Валяясь у реки в опасной близости от вдруг ниоткуда прилетевших шершней, я стал понимать всю важность сказанного Далибором мне. Решив, что в следующий раз спорить буду только уверенный на сто процентов в том, что смогу дать отпор, я потихоньку стал перемещать свое многострадальное тело к тени деревьев, росших чуть западнее входа в лагерь. Доковыляв до них, увидел что ни одному мне по нраву эта тень. Там находилось трое парней, каждый из которых был вооружен киркой и мотыгой. Не нужно было быть семи пядей во лбу, для того, чтобы догадаться кто это. Рудокопы, или иначе чижи, как их назвал Далибор, сидели вокруг костра, на котором весело булькала какая-то похлебка.

– Можно составить вам компанию? – спросил я, подойдя поближе.

В ответ я услышал долгое молчание, а затем один из них, что выглядел старше, сказал:

– Садись. Это стражник так тебя отделал?

Я кивнул, присаживаясь у дерева и опираясь на него спиной.

– А что ты через южные ворота сунулся? Давно же все знают, что лучше через северные.

– Ну, видимо я ко всем знающим этим не отношусь. – постарался улыбнуться я, – А вы в город идете, с вами можно?

– Выглядишь ты так, что у меня у самого руки чешутся тебе оплеуху отвесить. – недовольно произнес чиж.

– А что не так? – устало спросил я.

– Да ты ж зарос весь! Рвань на тебе несусветная! Грязный! – начал перечислять все мои недостатки он.

– Так где ж мне батя одежду взять? Может, ты одолжишь? – спросил я.

– Чего? – возмутился он, – Никто тебе ничего одалживать не будет. Одежду можно купить у Челка в лагере. Для этого конечно поработать надо, чтобы руда водилась. Но тебя такого в лагерь не пустят. Отправят назад на рудники!

– Выручи отец! – попросил я, – Очень мне внутрь надо!

– Да всем вам желторотым очень надо! – фыркнул он, – Много вас тут таких объявляется, да только мрете вы как мухи, не запомнишь даже всех! Так что можешь мне не представляться, вдруг скоро представишься?! – черно каламбурил он.

– Так что мне делать? Дай совет!

– Ну, наперво, – ответил он очень довольный тем, что к его словам прислушиваются, – вот тебе бритва. Сходи, побрейся. Во-вторых, сними с себя эту рвань и помойся. Потом приходи сюда, скажу дальше что делать.

Поблагодарив его за участие, я отправился назад к реке. Солнце скатывалось к горизонту, окрасив ее воды в красный цвет, который из-за магического барьера, временами становился лилово-синим. Света, чтобы видеть свое отражение еще хватало, и я начисто сбрил густую бороду с усами и бакенбардами, убрал свисающую челку, и как можно короче остриг волосы, придав им некое подобие порядка. Затем я снял с себя остатки рубашки и укоротил штаны, превратив их в шорты. Обувь снимать не пришлось, поскольку ее давно на мне не было. Из реки на меня смотрел молодой человек среднего роста, ширококостный, но настолько худой и измученный, что казалось, он прожил уже дюжину веков. Песок быстро отдавал тепло, предав день полностью принимая сторону ночи, и я стал замерзать. Поспешив обратно к веселому костру хмурых рудокопов, я присел поближе к оживляющему теплу, отдав бритву назад ее хозяину.

– Это другое дело! – похвалил мою работу щедрый чиж. – Теперь слушай дальше. Завтра мы пойдем в лагерь, через северные ворота. Там на смену Лихой заходит. Он сразу хоть руду не берет, но не обольщайся слишком. Потом он заставит все отработать, но все равно это будет меньше, чем возьмут на южном входе. С нами ты не пойдешь. Не хочу, чтобы из-за тебя у нас проблемы возникли. Сам будешь решать, как в город попасть. Смотри, увяжешься с нами, получишь киркой промеж глаз!

– Спасибо дружище! – еще раз искренне поблагодарил я, – Только не пойму, что ты ко мне столь щедр?

– Долг платежом красен. – ответил он, – Попадешь в лагерь, там и поговорим.

Несмотря на то, что котел был больших размеров, никто из рудокопов и не подумал поделиться со мной пищей, поэтому я, запив голод речной водой, примостился у костра, подставив на согревание спину, и заснул здоровым сном впервые за долгое время. Спал я не долго. Ближе к рассвету костер, оставленный всеми без присмотра потух, и я проснулся от дикого, как мне показалось, мороза, пробирающегося по моим костям прямо к сердцу. Рудокопы, согретые одеждой, сладко спали, а я, чтобы не околеть, начал пританцовывать на холодном песке. Осознав, что это бесполезное занятие, отправился к реке в поисках сухого валежника. У реки небольшой прохладный ветерок ввел меня в такое отчаяние, что я чуть не убежал снимать одежду с рудокопов, но, пересилив себя, продолжил свои поиски. Минут через десять мои поиски увенчались полным успехом. Огромный ствол сваленного ураганом дерева наполовину лежал в воде, собирая на себя все ветви и сор, сплавлявшиеся вниз по течению. К рудокопам я вернулся с огромной охапкой горючего материала. Работа была проделана немалая, и я согрелся. Бросив все это в потухший костер, и старательно раздувая краснеющие угли, чем разбудил чижей, я только сейчас понял, что тело лишено даже малейших признаков боли или стеснения в движениях. Убрав с кожи листья лечебной травы, ожидаемо увидел свежие шрамы, которые уже не кровоточили. Я не мог не радоваться этому факту. Единственно, что меня сейчас мучило, так это нечеловеческий голод. Огонь опять запылал, охотно делясь своим теплом, но я уже не мог заснуть, и сидел перед ним, временами плотоядно посматривая на троих товарищей, представляя какие отличные щи из них могли бы получиться.

Быстрокрылые птахи отпели свои песни, приветствуя новый день, а солнце встало так высоко, что его лучи начали обжигать, когда мои лежебоки стали собираться в лагерь. Песок по своему обычаю тут же переметнулся на сторону дня, полностью отрицая свою причастность к деянию ночи, и стоять на нем голыми пятками опять стало невыносимо. Мы проделали довольно большой путь, обходя лагерь, и я смог оценить его размеры. Я шел несколько позади рудокопов, чтобы не нервировать их, и потому был избавлен от необходимости участвовать в бое с двумя дроморнисами, на которых они нечаянно наткнулись. Исход битвы был не в пользу птиц по причине их малочисленности, и спустя небольшую заминку, мой авангард достиг северных ворот. Я же отстал от них еще больше, поскольку не мог себе позволить больше ни секунды ходить голодным. Кое-как разорвав зубами большую ляжку дроморниса, я, как дикий зверь, впился в нее, отрывая и проглатывая не прожевывая. Остановился я только тогда, когда мой желудок стал давать сигнал, что понимает что за пищу он получил. Умывшись в реке, огибающей лагерь, я наконец сам подошел к северным воротам.

У ворот стояли тоже двое, но один из них выделялся массивной фигурой и мощными доспехами, с большим количеством металла и с огромным боевым арбалетом за плечами. По всей видимости, это и был Лихой.

– Так-так-так! – приветствовал он меня, – Идем в лагерь?

– Верно. – напрягшись ответил я.

– А ты точно рудокоп? – засомневался он, – Ну-ка скажи, кто у вас там главный в шахте?

– Я… – начал я лихорадочно вспоминать имя, оброненное стражем, встретившим меня на мосту.

– Что?! – правая бровь Лихого изогнулась в дугу.

– Зенка! – вспомнив, выпалил я.

– Верно! – рассмеялся он, – А то я подумал, что ты хочешь сказать, что ты главный в шахте! А-ха-ха! Зенка этого ой как не любит!

Я молчал, боясь произнести хоть слово.

– Да ты не бойся малыш! – успокаивающим тоном произнес он, – Никто тебя обижать не собирается! За вход положено платить рудой, но если ее нет у тебя сейчас, то ты можешь отдать мне ее позже!

– Это правда? – обрадовался я, – Я сколько стоит вход?

– Всего то десять кусков! – весело сказал он, – Это не много, ведь верно же?

– Да, наверное… – засомневался я, – Ну я пошел?

– Да-да! Иди! – дружелюбно ответил он, – Только не забудь, завтра ты должен будешь отдать мне сорок пять кусков руды.

Холодный озноб прошиб меня. Я повернулся к Лихому, который насмешливо смотрел на меня.

– Что это значит? Ты же сказал десять кусков? – сглатывая ком в горле, спросил я.

– Да ты успокойся! Все верно! – начал объяснять он, – За тебя десять. За то, что я жду день пять. И тридцать за твоих друзей, что прошли здесь чуть раньше тебя бесплатно. Это же были твои друзья верно? Они сказали, что ты платишь за них. Но если это не так, то я верну их сюда и мы все на месте исправим! Так как?

Что-то в его вкрадчиво успокаивающем тоне было не так, и я решил не прибегать к его столь радушно предложенным услугам.

– Нет-нет! Все правильно! Плачу я. Я только не понял на счет пяти кусков… – начал выкручиваться я.

– Ну… – протянул он, – Ты ведь должен признать, что это я иду тебе навстречу! Я ведь несу по сути потери. За то, что я жду день, я беру половину платы за вход. А тут получается, что только восьмую часть! Понимаешь! Теперь до тебя дошло?!

Мне ничего не оставалось кроме как согласиться с железной логикой Лихого и не менее железным бердышом, пристегнутым к его поясу. Так я оказался должен сорок пять кусков магической руды, при том, что понятии не имел где их взять. Я мог легко догадаться, что за несдержанное обещание здесь могут убить. Тем не менее, цели я своей достиг. Я был в лагере, а это значит, что мог встретиться с магами, с которых собирался потребовать плату рудой! Настроение мое улучшилось, и я побежал разыскивать вход в крепость.

Внутри кольца было тесно от грубых, наскоро построенных деревянных хибар рудокопов. Практически в каждой находился человек. Это я отметил сразу, поскольку заранее продумывал вариант предстоящего ночлега. Свернув от входа налево, я выбежал к рынку, на котором шел нешуточный торг. Здесь магическая руда обменивалась жителями лагеря на всевозможные вещи, еду и конечно же оружие. Понаблюдав с минуту за людьми, я сразу же выделил несколько человек, у которых доспехи были такие же, как и у Далибора. Это могло означать только то, что сам Далибор принадлежал к какой-то определенной классовой группе. Про стражников говорить не приходилось. Их было видно издалека, и я старательно прятал свою персону от случайного их внимания. Единственная разница между ними заключалась в том, что на ком то были тяжелые, более надежные доспехи, а на других попроще, но тоже достаточно хорошие. Большая часть остальных людей была рудокопами. Их легко можно было отличить по весьма специфичной одежде: штанам и куртке из грубого серого материала. Кроме того, у каждого за спиной была пристегнута кирка. Единственный непонятный для меня персонаж находился в самом центре рынка. Одет он был абсолютно иначе, чем все остальные: широкая свободная одежда зелено-желтых цветов, имела железные нашивки, закрывающие правую сторону тела от возможного удара. Кроме того, лысая голова была испещрена татуировками, так же как и руки, на запястьях которых красовались боевые браслеты с зажимами для оружия. Он только что освободился от груза двух мешков, забрав у человека в красном доспехе какую-то мелкую вещь, и раскурил сигарету. Очень скоро одурманивающий аромат явно наркотической травы, разлился над всем рынком. Это было, по меньшей мере, странно для бойца опьянять себя наркотическим веществом, и я уже собрался подойти к нему в надежде, что удастся чем-нибудь поживиться, как вдруг мое внимание упало на моего старого знакомого – рудокопа, что так милостиво одолжил мне свою бритву.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8