Леон Смитт.

Записки призрачных хранителей: обратная сторона реальности



скачать книгу бесплатно

Часть 1. Обратная сторона реальности. Место, где все началось

День 1

…Виртуальная камера плывет по безлюдному городу, показывая перспективу разрушенных зданий, разбитые витрины, горы металлолома на дорогах… Пост-Апокалипсис. Все выглядит пустынным и заброшенным… за исключением двух мрачных силуэтов, которые идут, опираясь друг на друга, в сторону рассвета. Один из них – подросток, предположительно 15 лет, одетый в грязную рваную одежду и со странным светящимся зеленым ожерельем на шее. Его лицо скрыто бейсболкой, так что зритель не может видеть его. Рядом с ним идет странное существо, похожее на дракона, только ростом чуть выше обычного человека. В этом мире (или, по крайней мере, в том, что от него осталось) он был известен как «покемон».

Было не ясно, как долго и куда эти двое выживших могли вместе идти, в мире, где не осталось никого и ничего. Странное существо шло все медленней и медленней, на глазах теряя равновесие…

– Аран… – существо, наконец, заговорило, – извини, я не могу встать… ты дашь мне руку?

…Мальчик кормил странное существо супом в каком-то здании (или, по крайней мере, в том, что осталось от него), в то время как сама тварь лежала в постели не в силах встать.

– М-м, это здорово, спасибо… Ха-ха. Я даже не могу сказать, насколько я соскучился по горячей еде.

Дракон без посторонней помощи взял тарелку супа своими израненными лапами, а затем добавил:

– Ты тоже должен подкрепиться. Ты вообще ел?

…Красная луна освещала городской пейзаж, где мальчик сидел на коленях и обнимал руками своего умирающего товарища.

– Мне немного холодно, но теперь я чувствую себя лучше…

Жизнь маленького дракона медленно угасала. Он говорил все тише и тише.

– Звезды… они так красивы… почему я никогда не замечал этого раньше…

Существо сделало паузу, а затем продолжило:

– Аран. Послушай меня. Я старался как мог, но… Я не могу победить в этой борьбе. Мне очень жаль, но… Я думаю, что пришло время для меня, чтобы уйти. Я думал, что мы могли бы, наконец, жить вместе в мире… Но, похоже… Мое время истекло. Ты должен вернуться назад к себе… в миры людей.

Лицо мальчика было все еще скрыто, но было ясно видно, как его слезы падали на шею дракона.

– Не плачь по мне, Аран. Мне очень жаль… Прости, что я нарушил свое обещание и оставил тебя одного. Нет необходимости хоронить меня… Я не хочу, чтобы ты через это проходил.

– Я… Я засыпаю… До свидания… Аран…

Вдруг мальчик коснулся зеленого ожерелья, и оно еще ярче засияло изумрудным цветом.

Умирающий дракон использовал последние силы, чтобы прошептать слова:

– Нет… стой… Стой!!!

* * *

«Готовы ли Вы принести себя в жертву, чтобы спасти Зекрома? “Да” / “Нет”».

Я снова и снова перезагружаю игру, и каждый раз, доходя до этой сцены, понимаю, что не могу ни сделать выбор, ни получить ответ на свой вопрос. Почему все кончается именно так? Почему я не в силах ничего изменить? Как бы старательно я ни проходил эту игру, раз за разом, пытаясь спасти несуществующий мир, выбор всегда одинаков.

Готовы ли Вы принести себя в жертву, чтобы спасти дракона? Почему меня это так волнует? Можно подумать, все мое дальнейшее существование зависит от этого выбора. Это же игра в конце концов! Всего лишь игра…

* * *

Дисплей монитора портативной игровой приставки от «Нинтендо» смотрел на меня, словно живой.

Когда я познакомился с видеоиграми в первый раз, то тогда мне казалось, что персонажи на самом деле существуют по ту сторону экрана. Что они имеют свои собственные мысли и желания, амбиции, чувства, могут любить и страдать. Как будто это не они – куча пикселей и полигонов, а сам я – кусок какой-то системной ошибки программного кода, это я состою исключительно из «нулей» и «единиц». Вероятно, это потому, что компьютерные игры составляли 90 % от моего общения с внешним миром. Приключенческие игры, западные или японские ролевые игры, квесты от первого или третьего лица, интерактивные художественные, визуальные романы, иногда «стрелялки».

Интересно, почему я забочусь о них так сильно? Ведь люди в компьютерных играх не существуют! Они все лишь плод моего буйного воображения! Ошибки в программном коде или баг ядра, зажившего собственной жизнью.

* * *

Если кто узнает эти мои мысли, я уверен, он решит, что я абсолютно безумен, и посоветует обратиться к психиатру. Доктор, несомненно, поставит мне кучу сложных диагнозов и, возможно, выпишет направление в дурдом. Это точно. Никто не поймет, почему молодой и богатый человек в свои двадцать лет будет тратить свою жизнь на что-то вроде этого. Я уверен, что любой нормальный парень на моем месте предпочел бы реальную жизнь, а не виртуальную. Ведь открываются такие перспективы – любящая семья, верные друзья, успешная работа и, вероятно, автомобили, женщины, деньги. К сожалению, все это меня мало беспокоит. Кроме, пожалуй, семьи. Причина, почему я люблю играть в игры с десятками различных окончаний, которые требуют более ста часов в среднем игрового времени, заключается в том, что только там я могу чувствовать себя кем-то особенным, таким, каким мне не быть в реальной жизни.

Как, например, я мог бы быть супергероем и сделать счастливыми всех людей на Земле? Каждый раз я вхожу в новую игру с ожиданием, что всего лишь в течение нескольких недель или месяцев сделаю еще один мир немного (или много) лучше, и каждый раз, когда я заканчиваю очередную игру, ее добавляю к своей гиковской коллекции игр с теплым чувством удовлетворения. Каждый раз… но не сейчас.

И проблема даже не в том, что я не имел доступа к моей коллекции игр, благодаря тому, что был далеко от дома на «супер-мега-вип-элитном» морском судне. Просто почему-то не было абсолютно никакого желания сделать это.

«Интересно, что за странные разработчики придумали такой конец для детской игры? Вероятно, один из них решил, что наиболее эффектная концовка – это трагическое завершение путешествия двух друзей. Он, вероятно, думал не о том, насколько это травмирует детей, а о том, что такой конец наиболее правдоподобен. Убить главного героя. Что может быть более эффектным? Зачем вообще надо было вводить в игру сюжетный режим?»

Я выключил консоль и поднялся с кровати. Я был в маленькой одноместной каюте. В ней помещались небольшой столик с буклетом-описанием путешествия, шкаф для багажа и крошечный туалет с раковиной. Почти как тюремная камера. Не самый комфортный салон для VIP-круизного судна (потому что ну кому выгодно заботиться о курьерах), но я, в принципе, не возражал.

«Странно, как дневной свет из иллюминатора делает обстановку еще мрачнее. Прямо как мое настроение, хе-хе».

Я подошел к зеркальной двери и посмотрел на будущего «Робинзона»: в зеркале отразился робкий, как будто чего-то боящийся юноша, похожий на подростка. Вычесанная прическа, большие карие глаза, сутулость, худоба, полусонный взгляд… в тот момент я выглядел как герой какого-то проходного аниме, а не Робинзон.

– Ха, я по-прежнему прекрасно выгляжу! – иронично сказал я себе. – Ну, ничего, это ненадолго. В будущем мне еще предстоит обрасти, ощетиниться и, кто знает, может быть, похудеть еще больше, и начать просверливать дырочки в ремне. Благо, есть чем.

Я нащупал в кармане рюкзака подаренный сестрой швейцарский ножик.

…И все-таки, почему сценаристы вдруг решили так поступить? Может, они таким образом хотели донести детишкам факт неизбежности смерти? Или чтобы спасти близкого тебе друга, тебе нужно обязательно принести себя в жертву? Хотя, скорее всего, они просто хотели сделать финал таким, чтобы он врезался в память игрокам, и, как известно по человеческой психологии, отрицательные эмоции запоминаются намного лучше положительных. И все-таки это не есть… удовлетворительно.

Глобальный европейский релиз последней части «Покемонов» задерживался, и теперь понятно, почему. У «Нинтендо», фирмы, выпускающей свои консоли, всегда была очень жесткая цензура по поводу контента (содержимого) в своих играх, особенно тех, которые могут психологически навредить неокрепшим организмам. Один раз это уже произошло с одной игрой, и похоже, что то же самое происходило и с этой. Но… мне трудно было поверить, что это вообще могло когда-нибудь случиться с «Покемонами»… да и вообще, что в «Покемонах» вообще можно встретить подобную сцену. Интересно, кто писал сценарий на этот раз? Шекспир?

С другой стороны, в японских играх всегда все заканчивалось хеппи-эндом… так, может быть, стоит просто выбрать «да» или «нет» наугад, и все вдруг станет хорошо? Хотя, если подумать… то вряд ли, чудес не бывает».

Разочарование от концовки впилось мне в сердце и все никак не отпускало. Но было понятно, что если не можешь изменить ситуацию, то хотя бы надо изменить свое отношение к ней. Я прихватил свой вещмешок, положил туда все, что считал необходимым, и решил немного прогуляться по палубе.

«В конце концов, свежий воздух еще никому не вредил», – подумал я.

Было рано, пассажиры еще спали, и мои шаги тихим эхом отдавались по длинному коридору. Я все шел и шел, пока, наконец, не увидел в иллюминаторе поднимающееся в рассвете солнце. Я направился по направлению к свету и, заметив дверь, идущую на палубу, машинально открыл ее.

Холодный воздух дунул мне в лицо.

«Ух… как хорошо…»

Все плохие мысли и разочарования сразу улетучились от предвкушения скорых перемен.

«Ничего… пусть пока моя голова остается набитой всякой чепухой. Как только я прибуду на место, то все это останется позади. Там я смогу уйти подальше от моих пустых проблем. Там я забуду об играх. Там все начнется по-новому».

* * *

Атлантический океан. 11 часов по местному времени.


Пока народ на лайнере медленно просыпался и выходил на палубу, я молча глядел вдаль. Точнее, в сторону, где предположительно находилась Америка. Заветный континент пока что не был заметен даже на горизонте. Но зато передо мной открылся живописный пейзаж.

«Я был в середине синего мира».

Я вдруг вспомнил эту фразу из какого-то романа, прочитанного очень давно. Вид передо мной был очень похож на то, что описывал главный герой: гладь океана простиралась вдаль насколько мог видеть глаз, и летнее солнце переливалось на ее поверхности. Ясное небо синело высоко над землей. Оно было настолько глянцевое и яркое, что я даже опасался, как бы оно вдруг не пролилось на наш корабль.

Прямая линия горизонта тонким росчерком разделяла море и небеса.

«Так, спокойно… Думаю, что работа курьером стоила того, чтобы увидеть такое зрелище. По крайней мере, один раз в жизни».

Ветер, полный запаха океана, осторожно дул мне в лицо.

Постепенно я начал слышать шум людей и веселый звук детских голосов.

– Эм, простите меня, мистер…

«Кстати, о детях…»

Я обернулся и заметил небольшого мальчика с портативной консолью в руках. Тоже от «Нинтендо», правда, модель немного старее.

Сам же мальчик был одет в рваную…

«Так, стоп, у меня, кажется, уже галлюцинации начинаются».

Присмотревшись, я понял, что никакой рваной одежды на самом деле на нем не было. Он был одет в легкий джемпер, бейсболку, джинсы и кроссовки. Пожалуй, только джинсы были немного порваны, но я быстро понял, что это просто мода такая.

– Привет, малыш. Чем могу помочь?

«Малыш» все хотел что-то выговорить, но смущался. Наконец, набравшись храбрости, он произнес:

– Не могли бы вы… продать мне пару «светлячков»?

«“Светлячков”? А, точно».

Я настолько глубоко ушел в себя, что даже забыл, что моя многострадальная консоль была до сих пор у меня в руках.

На языке геймеров «светлячки» означают особый вид «покемонов», обладающих запредельными характеристиками или способностями по сравнению с обычными. Со времени появления первых игр этой серии на свет, дабы постоянно поддерживать интерес пользователей, разработчики стали изобретать новые виды обмена «покемонов» между игроками, и, как правило, «светлячков» было очень сложно поймать, и это требовало нехилого задротства. Зато, наконец, поймав хотя бы одного, можете похвастаться перед друзьями и заставить их, таким образом, вам завидовать. Ну, или…

– Ну, почему бы и нет? Если хочешь, можешь вообще всех забрать.

«Все равно они мне больше не понадобятся».

– П-правда?! Спасибо!!!

От неслыханной радости парень так широко улыбнулся, что на секунду я испугался, как бы он сам не превратился в «светлячка».

Достав свои консоли, мы начали виртуальную торговлю. Судя по тому, что у него была старая версия «Нинтендо», на ней так же была более ранняя версия игры. Однако торговля «покемонами» поддерживалась между всеми консолями и играми этой серии, посему нам не составило особого труда обмениваться виртуальными чудиками.

Во время нашей «торговли» молодой «тренер» (владелец «покемонов») обмолвился, что летом на его день рождения родители обещали подарить ему новую версию игры и что он ждет не дождется, когда, наконец, ее получит. Судя по всему, мальчик тоже был из богатой семьи, и на каникулы родители его взяли с собой в круиз.

– Знаешь… – задумчиво произнес я, подыскивая правильные слова из моего иностранного лексикона, – я бы тебе посоветовал пока не начинать играть в новых «Покемонов».

– Правда? Но… почему?

– Ну… новая часть вышла… не очень хорошей, так что тебе лучше попросить себе что-нибудь другое на свой день рождения.

– А… обидно…

Улыбка сразу же исчезла с лица паренька, и тот потупил взгляд.

«Черт, не надо было его разочаровывать… хотя… с другой стороны, это лучше, чем потом на всю жизнь получить психологическую травму. А может, это просто я такой впечатлительный».

После пары минут неловкого молчания я почувствовал, что необходимо срочно сменить тему.

– Кстати, а где твои родители?

Мальчик все еще молчал.

– Эй, эм… – на этот раз смущался уже я, – я тебя что, как-то обидел?

– А? Не, все норм. Просто мне немного надоели мои предки.

«О как. Забавно».

– Интересно. И чем же?

– Они мне постоянно твердят: «Джон, ты должен хорошо учиться в школе и посещать свои секции, и делать и то, и это…», а я просто хотел, чтобы от меня отстали. И когда я, наконец, стану взрослым…

Я чуть не рассмеялся. Заметив мою усмешку, Джон покраснел и отвел глаза.

– Прости, я тебя, наверное, смутил. Просто, ты понятия не имеешь, что значит быть взрослым.

– Правда? Почему?

– Ну, когда ты вырастешь, на тебя навалится ворох проблем, которые придется решать самостоятельно, и они будут посерьезней, чем школа и секции. Например, тебе придется самому себя обеспечивать и думать о том, кем ты будешь в жизни, и заниматься всякой надуманной фигней… А, впрочем, неважно, сам потом поймешь. Кстати, о взрослости, тебя не смущает, что такой дядя, как я, сидит тут и играет в детскую игру?

– Но… ведь «Покемоны» вовсе не для детей! – обиделся юный тренер, – я сам видел, как по телевизору взрослые устраивают между собой состязания! И когда я вырасту, то обязательно тоже приму в них участие и у всех выиграю!

– Правда? Ты в этом уверен?

– Конечно! Я в своем классе всегда игрок номер один!

«Вот это наивщина…»

– А почему вы вдруг решили подарить всех своих “светлячков”, мистер?

– Я бросаю играть в «Покемонов». Староват я уже для них, да и тренер из меня никудышный.

– Ну вы и странный, мистер… какой же вы старый, если выглядите как подросток?

Пока мы болтали о насущных вещах, незаметно наступил полдень.

– Я бы хотел поговорить с вами еще, но, боюсь, что папа меня снова отругает, если я не успею к обеду!

– Ладно, давай. Кстати, зови меня Леон, а то «мистер» звучит как-то не подобающе.

– Окей! А я Джон, приятно было познакомиться! Еще увидимся, мистер Лев! И спасибо за светлячков!

Малыш скрылся в толпе прогуливавшихся по палубе людей, многие из которых тоже потихоньку начали возвращаться в салон, чтобы успеть на обед. Мне оставалось только тяжело вздохнуть. Мое настоящее имя было Леонид, однако, чтобы никто из иностранцев не догадался, что я русский (ввиду не очень хорошей репутации нашей страны), я взял себе псевдоним, просто выкинув «ид» на конце. Правда, вскоре об этом пожалел, потому что мое новое имя звучало не только донельзя пафосно, но и еще было созвучно со «львом» на английском языке. Со зверем, на которого я не походил ну никак.

«Интересно, этот мелкий решил таким образом пошутить или намеренно имя мое перепутал? Впрочем, неважно. Кстати, я ничего не забыл? Ах да!»

Я изъял картридж из консоли.

«Что ж, кажется, я отдал “светлячку” всех моих более-менее ценных «покемонов», из чего следует, что картридж вряд ли будет сколько-то стоить, если я попытаюсь продать его где-нибудь на “Авито” или “Ибее”, и почему-то я сомневаюсь, что, когда игра официально выйдет на Западе, она соберет сильно высокие оценки. А значит…»

Я взял картридж в руку и широко замахнулся, чтобы выбросить его за борт, но…

«Нет, все-таки мне надо узнать, чем это закончится», – подумал я.

* * *

Ближе к вечеру мое настроение и вправду улучшилось, и я вернулся на палубу уже с альбомом для рисования. Один живописный пейзаж за бортом сменился другим. Теперь вместо «голубого мира» моим глазам предстал «оранжевый»: солнце уже было готово вот-вот сесть за линию горизонта, оно отражалось в зеркале воды так, как будто бы их было два. Вокруг пылающего шара образовался разноцветный ореол. Глаза слезились от яркого света, но это настолько красиво, что сложно было отвести взгляд.

* * *

Когда я вернулся к себе в каюту, мне позвонили друзья и мама. По иронии судьбы, они так же посоветовали забыть обо всем и хорошо провести время. Причем подразумевалось, конечно же, чтобы я, наконец, завел себе девушку.

«Надо же, какой сюрприз…» Похоже, что еще никто не догадывался об истинной цели моей поездки.

Слава богу, в ближайшую неделю я въезжаю в зону, в которой нет интернета и телефонной связи. Наконец, смогу побыть один. Окончив телефонные разговоры, я лег на кровать и снова погрузился в себя.

«Что ж, похоже, это все. Теперь все, что мне понадобится, упаковано в мою походную сумку. Не представляю, как я им скажу, что я больше их никогда не увижу. Последние две недели в поездке, и я на месте. Дальше действую согласно плану.

…Начать все с чистого листа? Я все пытаюсь себя в этом убедить. Хотя, может быть, «тетя-психолог» была права, и это просто попытка сбежать от проблем. Оставить их все позади. А что, разве это невозможно? Что плохого в том, чтобы жить одному, быть свободным от обязательств, благ и вообще всего этого мира условностей?

…С другой стороны, а стоит ли это того? В конце концов, у меня ничего такого серьезного не произошло. Ну поссорился с отцом, ну нагрубил преподу, ну порвал с универом, разочаровался… можно подумать, что кому-то мои проблемы не знакомы, а особенно тому, кто тоже из какой-нибудь богатой семьи… стоит ли из-за этого вот так вот пускаться во все тяжкие и сжигать за собой все мосты? Может… ну всю эту затею? Поеду с этим «пикап-мастером», немного отдохну и вернусь?.. Или, может быть, это все лишь искушение?

…Я слишком много думаю».

Очевидно, из-за шторма наш корабль начало качать. Мои глаза начали слипаться все больше и больше, и в итоге я уснул.

* * *

Тьма расстилается у меня перед глазами. Я очнулся в середине пустоты. Бездна. Она расползается во все стороны. И я посреди нее. Я не ощущаю расстояния, его просто не определить. Я ищу глазами свет, но даже не чувствую, движется ли мое тело. Внезапно почудились голоса. Какие-то нервные переговоры, споры, крики… все это слилось в какофонию, и я чувствовал, как от этого у меня начинает раскалываться голова. Под моими ногами пропасть. Мне не на что опереться. Я падаю. Все глубже и глубже. Голоса усиливаются, и к ним присоединяется какой-то гул, как будто сирена. Я чувствую, что моя голова скоро взорвется…

Нет, все не так… Наоборот: тьма приближается ко мне, с ужасающей скоростью, без звука, голосов больше нет, как будто никогда и не было… Она пронзает меня насквозь. Я не могу ее вынуть, она полностью просочилась внутрь. Я ничего не чувствую. «Я превращаюсь во тьму!» Тьма становится мною, я становлюсь тьмой. Она раздавливает меня… я задыхаюсь… Вот как все умирают.

Я умираю.

Я мертв.

* * *

…Я проснулся в холодном поту.

«Ого, ну надо же такому присниться… Вот что бывает, когда перенервничаешь по какому-нибудь пустяку. Или это из-за… да нет, не может быть, я же уже выздоровел, по идее…»

– Первый сон Раскольникова какой-то…

Я приподнялся и опустил ноги в воду. Как назло, я забыл разуться, поэтому носки и кроссовки моментально промокли…

– …и надеюсь, что последний.

«Стоп. В воду?!»

Я быстро огляделся и обнаружил, что в каюте прибывает вода.

«Откуда?!»

Я вскочил, выбежал в коридор, и страшная догадка посетила меня: корабль уходит на дно! Вода была везде.

– Эй???!!!

Я заорал на весь салон, но никто не ответил.

Я быстро, как только мог, собрал свои пожитки, накинул куртку и помчался на палубу, шлепая по холодной воде.

* * *

Когда я выбежал наверх, дождь хлестал как из ведра и прямо над головой раздавались раскаты грома. В свете молнии мелькнули силуэты шлюпок с пассажирами и матросами в них. До сих пор не понимаю, как я умудрился проспать эвакуацию. Однако это меня сейчас не волновало. Меня вообще ничего не волновало. Меня охватило такое отчаяние, что я уже ничего не соображал, как и не отдавал себе отчет в собственных действиях.

Ноги сами понесли куда-то, и я наткнулся на последнюю оставшуюся спасательную шлюпку. Кое-как запрыгнув на нее с сумкой, я достал походный нож, перерезал тросы и шлепнулся на воду.

Я греб изо всех сил и даже начал догонять остальную группу пассажиров. Я почти успокоился и уже убедил себя, что все будет хорошо… как вдруг поднялся сильный ветер, и я обнаружил, как меня начинает сносить в сторону от остальных.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4