Ленар Гимазутдинов.

Дикое племя. Убивать легко



скачать книгу бесплатно

– Послушайте, – его голос трусливо дрогнул. – А вы уверенны, что вам нужен именно я?

Мужчина молчал, но и не двигался. Хороший знак!

– Хотя, конечно же, – продолжал мямлить Матвеев. Слова давались ему с трудом. – Вы же настоящий профессионал и не могли ошибиться. Но мне интересно… Хотелось бы знать, от кого вы?

Снова тишина. Матвеев все же, приободрился, его пока не убивают, значит, можно продолжать.

– Я просто хотел сказать, что мы могли бы договориться. Я не знаю, сколько вам заплатили, но я дам вам гораздо больше… Не представляю, за что меня решили убить?! Может… Сергей Степаныч? Только тут я не виноват! Я верну ему все деньги! Это не воровство, поверьте мне… Я их просто немного задержал…, – не увидев ни единой реакции со стороны киллера, толстяк решил переменить тему. – А может, вы от Соловьева? Так я и здесь не виноват! Мне приказали наслать на него налоговую… Я сам ни за что не сделал бы этого и, поверьте, мне очень жаль, что на него завели уголовное дело… Я переживал из-за этого целую ночь… есть даже перестал… Я с удовольствием помогу ему… Возьму к себе, например… Или вы от отца той девочки? Поверьте мне, это не было изнасилованием! Она сама захотела… Ведь я предложил ей четыреста долларов… Она сама их не взяла! Кроме того, если бы я знал, что ей всего тринадцать лет, то я бы ни за что… Поверьте мне! – голос у Матвеева, уже начавший было набирать уверенность, снова стал дрожать, он вдруг понял, что договориться не удастся и пришли за ним по серьезному делу. Попятился назад, через пару шагов, ощутив спиной холодную стену. Почему они такая холодная?! На улице жара! – Я дам вам денег! Сколько захотите… Если вы от Ибрагимбекова, то знайте, это не я его брата… Это… это… мои компаньоны… Я дам вам все их адреса и телефоны… Я все скажу! Только не убивайте!

– Надо же, – тихо проговорил мужчина. – Еще несколько минут назад я не испытывал к тебе никаких чувств… Ты, как ненужное радио…

– Не надо, – вяло простонал толстяк, выставляя перед собой руку. – Я дам вам денег…

– Сколько?

– Вот, – Матвеев быстро вытащил бумажник из кармана, вынул оттуда все деньги и протянул мужчине. – Здесь много!

– Что в портфеле?

– Там… Там их нет… Точнее, немного есть, конечно же… Но это не мои… Это моих компаньонов… Я их должен вернуть…

– Кошмар, – киллер забрал деньги. – Какой же ты хомяк! Сдохнуть от тоски можно…

– Я просто… Я не это… Они…

– Ладно, мне пора. Заговорились что-то…, – мужчина двинулся к выходу и вдруг резко остановился, посмотрев на свою жертву. – Ах, да… Чуть не забыл. – И выстрелил ей прямо в лоб.

Пуля не успела насладиться полетом. Расстояние до цели было всего два метра. Хотя, она заметила, что человек был невероятно толстым. Ей казалось, что жир должен застилать все тело жертвы, но, пролетев ее голову насквозь, удивленно обнаружила, что в мозгах и вокруг них жира нет. Так же лобная кость оказалась совершенно обычной. Не потребовалось никаких лишних усилий, чтобы пробить ее.

В итоге, оказавшись в стене, в сплющенном состоянии, решила, что задание оказалось даже слишком легким, явно не соответствующим ее амбициозным планам. Но самое главное разочарование было связано с чувством полета, а точнее, с отсутствием такового. Да, тут еще и вкус крови, оказался действительно солоноватым, как и говорили, но с очевидным привкусом металла. Возникло ощущение, что попробовала себе подобного. «Фу! Какая гадость! – подумала она, сплевывая. – Паршивое задание! Паршивое…».

Матвеев упал не сразу, словно задремав на мгновение. Успел подумать, как это ни странно, не о будущем и даже не о настоящем, как принято у нормальных людей… Последней его мыслью была о курице в холодильнике… Кто-то же теперь ее съест и не поперхнется при известии о его смерти! Как несправедлив этот мир! Больше не думал. Темнота резко свалилась на него. Медленно упал перед открывшейся дверью, сползая по стене. Солнечный луч брызнул на его лицо, уже в последний раз отразившись в его розовых щеках и, через секунду, дверь захлопнулась, погружая подъезд в темноту…


Боцман увлеченно кормил своих рыбок в аквариуме. Он смотрел на них, как на собственных детей, умиленно улыбаясь. В определенном смысле, его можно понять. Ему недавно исполнилось сорок восемь лет, но у него до сих пор не было детей. Более того, ему ни разу в жизни не встречалась женщина, которая могла бы заговорить на эту тему. Это и не удивительно – Боцман половину своей жизни провел за колючей проволокой. Зона нисколько не исправила его, и он по-прежнему ежедневно нарушал закон. Правда, теперь он научился делиться прибылью с милицейскими чиновниками, и вдруг выяснилось, что его персона гораздо нужнее всем именно на свободе, чем за решеткой. В общем, стареющий уголовник мог чувствовать себя абсолютно безнаказанным и, что самое важное, кристально честным гражданином своей страны. Это необычное чувство забавляло его извращенный мозг. Долгое время вне тюрьмы очень сильно изменили его: он привык к роскоши, полюбил красиво и дорого одеваться, появились всевозможные личные пристрастия… В целом, жизнь открылась ему с совершенно другой стороны. И ему это безумно нравилось! Но годы все же брали с него положенную арендную плату. Ему хотелось чего-то большего, точнее, значимого, чего-то родного, близкого, кровного… Возможно в нем проснулся отцовский инстинкт, может, хотелось, как все, завести свою семью, но… Он не признавался себе в этом, боясь подобных желаний, как серную кислоту, случайно пролитую ему в горло, или просто стесняясь их. Но главное – это работа, которая не давала возможности обзавестись семьей, она не давала даже возможности думать об этом! Смертность в рядах его коллег превышала все мыслимые нормы. Или чего стоит хотя бы шантаж в виде давления на него через его предполагаемую семью! С ума сойти! От одной только мысли, что его детей могут разрезать на кусочки ради его денег, приводила в бешенство и дикий ужас… А вот рыбки – другое дело! Рыбки были, и он любил их, как своих собственных детей. Ведь никому не пришло бы в голову использовать их, с целью надавить на него. Так выгодней и безопасней.

Скорпион сидел в кресле и без особых эмоций смотрел на своего руководителя. Он мог бы подумать о том, что Боцман рехнулся, но отказывал себе в этом, потому что решительно наплевать на этого странного, лысого и, в общем-то, чужого человека. Единственное, чего хотелось, чтобы они скорее перешли к главной теме его приезда. Но приходилось терпеть выходки расчувствованного шефа. Боцман всегда любил отвлекаться от главных дел.

– Смотри, как они едят! – восхищенно говорил он, глядя на рыб. – Обожаю их! Жутко люблю кормить их. Есть в этом что-то такое… Понимаешь, их жизнь полностью в моих руках… Я могу сделать с ними все, что захочу. Правда, это интересно?

– Возможно, – скучающим голосом, ответил Скорпион.

– Ты не понимаешь! Представь себе, этот мир я создал сам, – хозяин дома указал на аквариум. – Вся эта растительность, разноцветные камни, подсветка, игрушечные дворцы – моих рук дело! Этих рыб я вывел сам, растил их, когда они были еще мальками. Я создал этот маленький, подводный мир и все это живет и дышит! При этом полностью зависит от меня! Я, как миниатюрный бог, вершитель судеб! Ты разве не находишь это невероятным?!

– Ну… Если ты бог, тогда конечно интересно и… неожиданно… Не думал, что ты изменился настолько…, – так же инертно отреагировал гость.

– Вот именно! Мне кажется, что высший смысл существования для всего человечества – правление мирами! Каждый должен создать свой мир и править им! Вот и нами, скорее всего, кто-то правит… Ему, конечно же, труднее, чем мне, но и он, наверняка тоже начинал с чего-то маленького. Возможно, он так же, как и я, разводил рыбок. Кто его знает? Ты никогда не думал об этом?

– Нет, – Скорпион уже не скрывал своих истинных чувств к разговору.

– Ладно, – Боцман, словно пришел в себя и задумчиво потер руки. – Давай поговорим о тебе…, – и прошел по роскошному ковру к своему столу. – Ты неплохо справился. Никаких замечаний… Возьми. – Он бросил пухлый конверт на стол. – Немного, но и дело… так себе… Будешь работать лучше, и зарабатывать сможешь больше. Без вопросов?

Скорпион удовлетворенно кивнул и встал, засовывая конверт в карман брюк.

– Звони, если что…, – проговорил он.

– Может, останешься? Я хотел показать тебе своих пираний, вернее, как они ужинают.

– Спасибо за честь, но у меня дела.

– Зря, между прочим. Зрелище отвальное!

– У тебя я вижу много собственных миров. Справляешься?

– Как иначе?! – хозяин дома развел руки в стороны. – Я же – Боцман!

Глава 13

На первый взгляд детсад мирное и спокойное заведение. На самом деле, если оказаться среди детей, первое, что приходило на ум – наказание за смертные грехи! Это не шутка. Оказывается, эти маленькие чудовища безумно обожают громко кричать, быстро носиться по всей территории детсада, пронзительно плакать, часто проситься в туалет, жаловаться на всех подряд, просовывать пальцы во все имеющиеся щели и застревать в них, ломать игрушки, не слушаться воспитателей, валяться в пыли, не переставая шмыгать носом, кидать палки в осиные гнезда, подслушивать разговоры взрослых, с утра заявлять, что не хотят в детсад, а вечером, что не хотят домой, ковырять в ушах карандашом, издеваться над пойманной бабочкой, отрывая ей крылья и заниматься еще кучей дел, которые являются основным смыслом их существования. Тот, кто назвал детей цветами жизни, в реальности никогда их не имел! Дети на восемьдесят процентов состоят из проблем и только на двадцать из полного спокойствия и удовольствия, преимущественно – это время их сна. Неужели так и должны выглядеть цветы? Однозначно трудно ответить на вопрос, почему люди заводят детей? Многие делают это, потому что так делают все. Другие, искренне поверив в легенды, про те самые «цветы». Разочарование наступает, как правило, в течение месяца, после рождения ребенка, когда этот «цветок» громко и безостановочно плачет и писается круглыми сутками. Первыми приходят в себя мужчины, в дальнейшем полностью отдавая воспитание детей в руки своих жен. Есть люди, у которых рождение ребенка, происходит совершенно случайно. Потому, что во время рекламы презервативов они переключаются на другие каналы. Но есть и другая категория людей, которая прекрасно осознает, что рождение детей – это, прежде всего, большая ответственность. Именно у таких родителей дети вырастают культурными, воспитанными и человечными. Печально, что таких детей в нашей жизни крайне мало. По-видимому, в мире по-прежнему делают детей по привычке – так принято.

Вначале Скорпиону казалось, что он попал в тихое место, подобно райскому парку с тихой речкой неподалеку, и его работа в детсаде покажется отдыхом после тяжелых будней на стороне. По прошествии двух недель пришлось срочно осознать, что попал в ад, пусть и в миниатюре. Уж лучше работать на сталелитейном заводе и ковать железо пока горячо! К постоянному шуму быстро привыкаешь и не замечаешь его, к переменному привыкнуть невозможно. Дети могли полчаса везти себя абсолютно спокойно, затем, вдруг взорваться криками, плачем или диким визгом. Вздрагиваешь. Невольно смотришь в их сторону – нельзя допустить, чтобы с ними что-нибудь случилось. Как на войне! Точнее, на минном поле. В любую секунду ждешь взрыва. Постоянное ощущение опасности. Так недалеко стать неврастеником. Можно сменить работу, но как объяснять Боцману, почему ты сбежал? Из-за детей?! Курам на смех! Никто не поверит! Или, что еще хуже, затерроризируют до конца жизни. Приходилось терпеть. Хотя, стоит признать, это не самое страшное, с чем ему приходилось сталкиваться в жизни, особенно, если вспомнить бомбы, летящие в него откуда-то с небес, с явным намерением больше не выпустить его с территории еще незнакомых горных пейзажей…

Во время очередной суматохи среди детей, он чинил игрушечный грузовик. День подходил к концу. Все работники детсада с нескрываемым нетерпением ждали приезда родителей. Саша поморщился от очередных выкриков, продолжая возиться с пластмассовыми колесами. Через минуту к нему подсела Аня, отрехая свой халат и на ходу поправляя прическу.

– Что на этот раз? – он не отрывался от своего занятия.

– Откопали огромного червяка! – улыбнулась она. – И мальчики, конечно же, начали пугать девочек. Честно говоря, даже мне немного страшно было. Он такой склизкий… Фу!

– Слушай, этот детсад – ужас какой-то! Как ты здесь работаешь?!

– Приходится, – девушка потерла свои уставшие ноги.

– Как с нервами?

– Сейчас уже лучше. Когда только начинала было плохо. По ночам постоянно снилось, что с детьми что-то случилось… В общем, тогда чуть не сошла с ума.

– А мне приснилось, что эти детки на меня напали, и я никак не мог отбиться от них, – Саша серьезно посмотрел на нее, ожидая услышать в ответ смех. – Представляешь?

– Ничего, – ободряюще улыбнулась она и положила ему руку на плечо. – Скоро пройдет.

– Я просто хотел уточнить, болен я или нет.

– Многим и пострашнее снились сны.

– Тогда, я спокоен.

За воротами послышался сигнал автомобиля. Подъехали первые родители. Через несколько секунд на территории детсада появилась семейная пара, с довольными улыбками разыскивая среди стаи детей своих родных и любимых. Те, с громкими криками, весело подпрыгивая, побежали к ним навстречу. Мальчик и девочка. Врезались в них со всего маху, заставляя тех отступить назад и успокаивать развеселившихся детей. Остальные маленькие обитатели детсада, прекратив все игры, заворожено следили за открытыми воротами, ожидая появления своих мам и пап. Жутко захотелось вот так же с криками и немыслимыми прыжками подлететь к ним и крепко обнять, чтобы они попросили пощады. Родители, прибывшие ранее, уже успели попрощаться с воспитателями, устроиться в машинах и отправиться домой. Оставшиеся дети поначалу грустно смотрели им вслед и, забывшись, вновь продолжали играть. И так, до следующего сигнала очередных родителей. Когда в ворота вошла женщина, сдержанно кивая воспитателям и спокойно ожидая появления своего ребенка, Саша невольно прекратил починку, не имея никаких сил оторвать от нее взгляда. Женщина оказалась чрезвычайно привлекательной: длинные черные волосы, красные губы и элегантная обтягивающая одежда, откровенно подчеркивающая крепкую и стройную фигуру своей хозяйки. По крайней мере, это то, что изначально бросалось в глаза. К ней подбежала девочка, лучезарно улыбнулась и обняла ее. Женщина для этого успела присесть на корточки. Ее лицо совсем чуть-чуть осветилось грустным движением губ. Показалось, что дочь – это единственная радость в ее жизни. Они взялись за руки и, о чем-то переговариваясь, направились к машине.

– Что… понравилась? – ехидно поинтересовалась Аня, внимательно посмотрев на него.

– Ревность? – нейтрально буркнул Саша.

– С чего вдруг?

– Вот именно. С чего?

– Я не ревную! – настойчиво выпалила она.

– Жаль.

– Почему?

– Как же? Если ревнуешь, значит, нравлюсь. Приятно, все-таки, нравится людям, особенно девушкам.

– Вот как?

Он посмотрел на ее ноги, девушка не переставала массировать их.

– У меня такого уже давно…, он осекся. Рановато для откровений. – Ножки устали?

– Да, сегодня детки были особенно шустрыми.

– Не знаю… Я слышал, что в таких случаях нужен массаж.

– Ты его мне сделаешь? – она слегка изогнулась, подражая кокетливым девочкам.

– Я умею.

– Действительно?

– Любой скажет, что умеет, если увидит такие ножки.

– Значит, если мужики видят женские ножки, тут же начинают врать?

– Точнее, готовы на все, ради них.

– Ты тоже?

– Я не совсем похож на них… Но массаж точно могу сделать.

– Ну, давай, делай.

– Прямо здесь?

– А где?

– Поехали ко мне.

– Я не езжу к незнакомым мужчинам домой.

– Тогда, к тебе. Я езжу к незнакомым женщинам.

– Часто?

– Я имел в виду, что способен на это.

– Ко мне нежелательно, – проворковала она. – У меня дома брат, родители…

– Понимаю. Тогда, в следующий раз, когда познакомимся, – он протянул ей руку. – Кстати, Саша. А вас?

– Мне пора, – она игриво ударила его по руке. – А-то вон дети опять начинают шуметь.

Она поднялась, одарила его довольным взглядом и направилась к детворе.

Ближе к вечеру Саша подъехал на такси к двухэтажному дому. Сам дом не выглядел новым, скорее потертым, словно бумажник инженера, но все же вполне ухоженным. Расплатился с таксистом, подошел ко входной двери и нажал на кнопку звонка. Ожидал услышать современную трель, напоминающую пение соловья, но послышалось лишь давно устаревшее «динь – дон». С той стороны долго не откликались, что дало возможность внимательно осмотреть окрестности вокруг дома. Радовало обилие травки, ярких цветков и шумных от свежего ветра деревьев. Когда показалось, что на пальце появится мозоль, за дверью послышалась возня и настороженный старушечий голосок:

– Кто?

– Саша. Маргарита Павловна, я звонил вам в обед по объявлению.

– А – а…, – протянули там и дверь тут же открылась, бормоча старыми и мощными замками. На пороге появилась, как и ожидалось, старушка, окидывая гостя недоверчивым взглядом. При этом, она по-доброму улыбалась, будто встречая любимого внука. «Внук» тоже не остался в долгу и приветливо улыбнулся, как пионеры, когда собирают макулатуру, и собрался было уж сразу же назвать ее бабушкой, но… отложил до первой же возможности. Со старушками не все так просто. Сложные создания. Чуть что сразу бегут в милицию или к соседям и докладывают, что удалось разведать про тебя. И все это с улыбкой. Коварные! С ними нужно построже! И постоянно быть наготове, в любой момент, ожидая удара высушенной палкой в спину.

– Проходите, Саша, – заговорила старушка, открывая дверь шире. – Я ждала вас.

– Спасибо, – он прошел в дом, вдыхая типичный запах, обитающий исключительно в местах проживания пенсионеров.

– Саша, проходите на второй этаж, я там сдаю комнату, как и договаривались.

Гость взглядом нашел лестницу и направился по ней в комнату, в сопровождении хозяйки.

– Долго рассказывать, как мне достался этот дом, – говорила она, скрипя половицами позади. – Да, и скучно это, но я решила сдать верхнюю комнату потому, что она совершенно мне не нужна. Кроме того, пенсия у нас, у стариков сейчас маленькая… Не проживешь… Да, вы не волнуйтесь, Саша, комнатка уютная: кровать, веранда… даже телевизор есть, мне-то он не нужен.

– Это хорошо, – он остановился в центре своего будущего обиталища и осмотрелся.

– Видите, как здесь хорошо! – улыбалась бабушка, все больше превращаясь в рекламного агента. – А какой вид из окна! Какой свежий воздух! Вы чувствуете?

– Да… Я именно из-за воздуха решил здесь пожить. Люблю природу… Да, и работаю неподалеку.

– А где вы работаете, если не секрет?

– В детсаде.

– Надо же! Вы воспитатель!

– Ну… вообще-то…

– Потрясающе! – старушка хлопнула в ладошки. – Мужчины так редко бывают воспитателями! Я, между прочим, сразу поняла, что вы добрый и порядочный человек. Поверьте, я никогда не ошибаюсь в людях!

– Верю… Я действительно с виду очень хороший человек, и обычно произвожу на людей хорошее впечатление. У меня доброе лицо. Люди совершенно не ожидают от меня ничего плохого. Кстати, редкий дар для моей профессии.

– Профессия у вас просто замечательная!

– Вы даже не представляете насколько…

– Хорошо. Значит так: туалет и ванная на первом этаже. Плата вносится за месяц вперед. Да и…, – старушка стала серьезнее. – Надеюсь, девушек вы сюда водить не будете?

– Надеюсь, буду, – спокойно ответил гость.

– Ну, что вы, Саша?!

– А если мы полюбим друг друга? Встанете между нами?

– Если только вы полюбите…

– Только так!

– Если только так…

– Именно так, – твердо кивнул он, сейчас более всего, напоминая честного коммуниста, рассуждающего о любви к своей родине и партии.

– Ну, если только так, тогда разумеется. Уж поверьте мне, Саша, я знаю, что такое любовь. Перед ней никаких границ!

– Никаких.

– Тогда, договорились! – она пронзала его своими острыми стрелами. – А деньги с собой?

– Пожалуйста, – Саша протянул ей свернутые бумажки. – Здесь, за три месяца.

– В таком случае, добро пожаловать в мой дом, Саша! – и она вновь расцвела в улыбке.

– Спасибо, Маргарита Павловна, – отдавая деньги, он утвердился во мнении, что прошел последний экзамен успешно. Вздохнул, теперь уже, как человек только что пришедший в свой дом, и бросил сумку на кровать.

– Я оставляю вас, – старушка попятилась назад, крепко сжимая в руках купюры. – Обустраивайтесь.

Он кивнул и вышел на балкон. Обустраиваться не было никакого желания. Хотелось просто подышать свежим, не городским, уже вечерним воздухом. Возможно, окажись с ним сейчас женщина, она тут же начала бы перекладывать вещи из сумок в шкаф, кругом протирать пыль, проветрила помещение, нарвала в саду цветов и установила их в банке с водой на столе в центре комнаты. Но ее не было. Мужчины крайне ленивы и им, в общем, наплевать, насколько уютно и чисто вблизи кровати. Лишь бы была кровать и крыша над головой. Хотя, нет… Лучше чтобы и уютно и с женщиной… Он стоял и смотрел в окно, слушая уже редкие чирикания птиц, готовившихся ко сну. Трель сотового телефона прозвучала несильно выделяясь из общего птичьего хора.

– Да, – ответил он. Несколько раз кивнул головой. – Завтра подъеду.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13