Лена Терехова.

Из жизни женщины… Несколько женских историй



скачать книгу бесплатно

© Лена Терехова, 2017


ISBN 978-5-4474-9598-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Об Авторе

Терехова Елена Анатольевна (авторский псевдоним Лена Терехова) родилась 3 ноября 1971 года в городе Купино Новосибирской области. Стихи и прозу пишет с ранних лет, с 2014 года член Общественной организации Российский Союз писателей, номинант премий «Поэт года», «Наследие», «Русь моя» Выпустила три сборника стихов, две книги в прозе.

Лена Терехова – один из самых «читаемых» авторов в сети Интернет, особую популярность ей в свое время принесло стихотворение «Берегите своих матерей», которое буквально разлетелось по сети и было переведено на ряд иностранных языков и даже положено на музыку самодеятельными музыкантами. Роман «И все в шоколаде» еще на стадии публикаций на портале "Стихи.ру" вызвал очень неоднозначную реакцию у читателей, отзывами на него до сих пор пестрят сайты электронных изданий. Эта книга была издана отдельно и ее уже можно приобрести как в электронном, так и в печатном виде.

Автор тесно сотрудничает с городскими и сельскими библиотеками своего региона, читатели неоднократно отмечали живой стиль и яркое описание героев произведений.

Проживает она в городе Междуреченске, по профессии – обозреватель, работает в местной городской газете.

Вашему вниманию предлагается очередной сборник, в который вошли и прозаические и поэтические работы автора, с некоторыми из них читатели уже успели познакомиться, а некоторые издаются впервые.

Приятного прочтения!

Ответственный секретарь Кемеровского регионального отделения «Русского литературного клуба» Светлана Минина

Ничья

«Как я? Чувствую себя замечательно, веду хорошо, в общем все великолепно! Иного ответа не дождетесь».

(статус из сети Интернет)

Арина очень хотела любви. Она мечтала о том, чтобы рядом с нею был красивый, сильный и любящий мужчина, и, конечно же, обладающий определенным положением в обществе, имеющий на лицевом счету энную сумму, которую он с радостью в глазах тратил бы на ее маленькие причуды. Хотелось элементарного внимания, поцелуев, цветов, походов в кафешки и кино, но мечты так и оставались мечтами.

Ей уже двадцать. Многие подруги в этом возрасте замужем (а кто-то и разведен), некоторые имеют детей, да и те, у кого еще не блестело на безымянном пальчике золотое колечко, обязательно были с кем-то. Всех вокруг любили, но только не ее.

Почему жизнь так несправедлива? Она красивая, умная, умеет поддержать беседу, и чувством юмора ее природа не обделила, но противоположный пол обращал внимание на менее красивых и умных, а она по-прежнему оставалась одна.

«Нет, я не одинока, просто я не общаюсь с кем попало», – пыталась она убедить саму себя, но, увы, впустую. Ни она, ни окружающие в это не верили, и от этого только все сильнее ощущались одиночество и полное отсутствие женского счастья.


«Никому не нужненькая», – написала она однажды на своей страничке в Интернете и в этом вся ее суть. Именно так – никому не нужна, ни родителям, у каждого из которых давно устроена своя личная жизнь, ни родственникам, ни подругам, ни (что больше всего напрягало) парням. Одиночество. Это ее карма, ее удел. Спасают лишь книги, мир грез, в который она погружается ежедневно, чтобы отвлечься от мира реального. Здесь она может помечтать о путешествиях в неизведанные дали, о бескрайних просторах Вселенной, и о нем, том, совершенном, который однажды заключит ее в свои объятия и назовет своей.

– Ты самая замечательная на свете, ты умнее и лучше всех. Посмотри на тех, кто окружает нас – они все ничтожны, а перед тобой будет лежать весь мир, – с самого детства внушала ей мама. Она верила каждому ее слову и ждала той минуты, когда мир распластается у ее ног, но этого все никак не происходило. Мир стоял непреклонной скалой, а она витала в нем позабытой соринкой.

Свою мать Арина всегда считала совершенством. Она пыталась во всем подражать ей, в чем-то даже дублировала. Благо, природа распорядилась так, что внешне она была практически одно лицо со своей матерью, многое в своем характере унаследовала от нее, многому научилась, внимая ее советам. «Я дочь самой лучшей матери», – с писала она на своей стене в соцсети «ВКонтакте». И это было сказано в большей части не от того, что она гордилось своей родительницей, а вопреки тому, что знали и говорили о ней люди. А послушать было что! Про нее из-за прошлого матери тоже много чего говорили и хоть слова ранили до глубины души, она предпочитала бодриться и не показывать. насколько ей плохо: «Говорите обо мне почаще, ваше внимание мне очень льстит», – пыталась она посредством того же всемогущего Интернета разочаровать своих реальных и мнимых врагов, но себя-то, увы, не обманешь…


Все детство Арины прошло в подглядывании и подслушивании за взрослыми, ей нравилось быть тайной частью той жизни, которую обычно не выставляют напоказ. Ох, как много она могла бы поведать миру, если бы была чуточку поболтливее! Впрочем, эта черта некоторое время тоже присутствовала в ее характере, но от нее быстро помогли избавиться одноклассницы. Некоторым девчонкам в классе не слишком понравилось, когда она, пытаясь таким образом завоевать себе признание класса, распустила парочку нелицеприятных слухов о тех, за кем уже вовсю бегали мальчишки. Зачем она так поступила – сейчас уже трудно сказать. Может, какой-то из тех мальчишек был героем ее юных грез, а, может, хотелось выделиться из толпы, но закончилось все довольно печально – на заднем дворе школы те, кого она пыталась очернить надавали ей хороших пинков по пухлой попе и пригрозили, что в следующий раз вышибут зубы.

– Они тебе все равно не нужны, ты язык за ними прятать не умеешь, – закончила экзекуцию самая дерзкая в классе девица – Наташка.

Арина побрела домой униженная и потерянная. Даже пожаловаться было некому – в тот период времени родители развелись, отец жил своей жизнью, мать занималась устройством своего женского счастья, сестра же была слишком мала, а подруг у нее не было. Были подружки, из разряда тех, с кем можно на перемене булочку слопать, а вот подруг, которые помогут, поддержат и вытрут сопли – не было.

Тем ни менее, урок пошел впрок – видеть, замечать, узнавать и при этом молчать она теперь научилась.


Ночью она проснулась от какого-то тихого сдавленного вскрика. Несколько мгновений ничего не понимала, а потом до нее дошло – мама сегодня не одна. Опять пришел он, тот, по чьей воле они теперь живут не дома, а в этой тесной однокомнатной съемной квартире. Она осторожно приподняла голову с подушки – так и есть, взрослые занимаются ЭТИМ, совершенно не замечая ничего вокруг. Мать абсолютно голая, с распущенными волосами стоит на коленях, а этот тип держит ее за плечи и вгоняет в нее сзади свой болт. Вот они обессиленные откидываются на подушки и не замечают, что на них со второго яруса двухэтажной детской кровати смотрят два горящих синих глаза…

Эта картина долго стояла у нее перед глазами, вызывая какое-то странное двоякое чувство от тошноты до сладкой истомы внизу живота. Друг матери приходил в их дом нечасто, она узнавала, что сегодня у них будет ночной гость по поведению родительницы – та с самого утра наводила в квартире идеальный порядок, надолго пропадала в ванной и на кухне, перестилала постель и без конца хваталась за телефон. А потом появлялся он. Иногда с каким-нибудь тортиком, иногда без ничего и сразу же с порога, не обращая внимания на присутствие детей, запускал руку женщине под юбку. Она хихикала, шутливо отбивалась и весь вечер птичкой порхала вокруг него.

Их, девчонок, в дни свиданий чаще всего отправляли к отцу, там, увы, ничего особо интересного подглядеть не получалось. Мачеха, как бы они к ней не относились, в их присутствии таких вещей себе с отцом не позволяла и неудовлетворенное любопытство Арина компенсировала сплетнями, которые с превеликим удовольствием слушали и дорисовывали до логического конца престарелые родственницы как со стороны отца, так и со стороны матери.


Время шло, жизнь менялась, Арина взрослела. Она уже давно жила в другом городе, у нее был новый дом, новые одноклассники, новый папа и новые сестра с братом, но старые привычки только крепли в ней, мужали, что ли, если так уместно выразиться по отношению к девушке. Она вытянулась до модельного роста, но, увы, как бы родственники не восхищались ее природной красотой и грацией, лишний вес не спрячешь. Крутые бедра с намеками на целлюлит, торчащий животик и жирок на хребте желанную профессию фотомодели отметали напрочь, а природная лень поспособствовала тому, что не довелось с шиком и высоко задранным, хоть и приплюснутым, курносым носом поступить в институт. Отдать ей должное, Арина неплохо рисовала и это в свое время дало ей надежду, что она сможет стать великим архитектором. Пускай не институт, но хотя бы Кузбасский техникум архитектуры, геодезии и строительства – она согласна и на это. Престиж профессии не сравнить ни с какой другой! Но, увы, одних навыков рисования на уровне двух-трех классов художественной школы, еще не достаточно, чтобы получить заветный диплом. Аттестат выпускницы со средним баллом всего лишь 3,84 – это все равно, что полный ноль, ведь в студенты сюда приходили те, у кого этот самый балл был близок или равнялся «пятерке», здесь недоучки были не нужны… 8 августа 2014 года стало провальной датой в ее биографии… Факультет «Строительство и эксплуатация зданий и сооружений» так и остался в недосягаемых мечах… Пришлось довольствоваться лишь скромным педагогическим училищем, носящим пафосное звание «колледж», но по сути своей оставшимся той же самой «шарагой», которое все считали местом пристанища лодырей, чья судьба была с озлобленной душой идти в детский сад, чтобы воспитывать чужих детей, по их же собственным словам – сопливых, капризных и тупоумных. Правильно мамулечка писала в свое время подруге в Хабаровск, дочь у той смогла поступить в архитектурный ВУЗ на «бюджет»: «Нам, чтобы этого достичь, нужно математику подтягивать и от лени избавляться». Эх, послушалась бы да меньше времени тратила на вымышленных врагов, глядишь и жизнь повернулась бы совсем иначе. Однако, дело сделано и с судьбой нужно мириться – плачь не плачь о потерянной выгоде, а нужно искать плюсы и в других сторонах медали. Шмыгнув носом, Арина пересмотрела свои приоритеты.

Она еще надеялась, что сделает карьеру хотя бы в этой профессии, как-никак педагог-дефектолог, спрос на таких специалистов велик, потом, со временем, сможет продолжить учебу в престижном ВУЗе, пусть заочно, но все же обретет вожделенный диплом о высшем образовании и утрет этим нос некоторым личностям. А пока все было как-то очень уж беспросветно.


Отчим оказался человеком со странностями. С одной стороны, он вроде бы от души старался жить на благо семьи, но с другой стороны так поставил себя в доме с первого дня своего в нем существования, что решающее слово всегда оставалось за ним. Мать лишь томно вздыхала, глядя на него и практически никогда не перечила. Конечно, ссоры случались, но чаще мать предпочитала не спорить, покой в доме ей был дороже всего, порой даже интересов собственных детей. Прожитые годы нашли свое отражение не только в поведении, но и во внешности родительницы – глаза провалились, щеки впали и вся она стала не той грациозной, уверенной в себе красавицей, а лишь ее блеклой тенью, сжавшейся в нервический комок.

Не нравился Арине отчим, этот мужик, вошедший в жизнь матери и пытавшийся выстроить свои препоны в их устоявшихся отношениях.

– Заткни этих кобыл, – орал он, когда они с сестрой ссорились.

– Валите в огород, коровищи, траву полоть, разложили в моем доме свои ляжки, пошевеливайтесь, нечего тут на халяву рассиживаться, – барским жестом выпроваживал он девчонок.

– Вы не бабы, вы – свиньи, – громогласно провозглашал он в очередной раз, – дома сидите, ни сварить, ни убрать толком не можете, матери совсем не помогаете, дармоедки!

Случалось, что терпение у матери лопалось и тогда она пыталась вступиться за дочерей, но в такие моменты ссора перерастала в бурное выяснение отношений и не всегда это заканчивалось гладко. Все зависело от количества промилей в организме мужчины.

Если он был трезв, то побеждала в споре мать. Тогда отчим предпочитал молча уходить, демонстративно хлопая дверью и жить пару дней в бане, не переступая порога дома. Мать носила ему еду, заискивала и просила не валять дурака.

Вариант второй происходил при минимальном содержании алкоголя. Отчим так же хлопал дверью, но уходил не в баню, а к друзьям, отключая при этом телефон и пропадая из поля зрения семейства на несколько дней. Мать сходила с ума от беспокойства, обзванивала всех знакомых, больницы, морги, бегала по деревне, разыскивая дорогого мужа. Он возвращался довольный и грязный, она облизывала его с ног до головы, кормила собственноручно приготовленными деликатесами и укладывала в чистую постель, не забывая предложить в качестве награды и себя.

Третий вариант был из числа далеко не безобидных. Хорошо «приняв на грудь», отчим становился совсем другим человеком – пьяный, вонючий, с выпученными глазами и пеной на губах. В такие минуты о мирном разрешении конфликта даже не приходилось думать. Несколько раз матери уже прилетала довольно внушительная оплеуха, поэтому в те дни, когда новый «папик» был изрядно навеселе, она предпочитала находиться в комнате дочерей и лишний раз не выходить оттуда, чтобы не действовать ему на нервы.

– Мама, может быть вам лучше расстаться? – не раз спрашивала младшая сестра Арины.

– Я не могу, всегда отвечала мать, – я люблю его. Да и как мы будем жить? Кому я нужна с таким выводком? И дом наш придется продать, и все имущество поделить. Нет, дорогая, это мой крест. Вы скоро разлетитесь, у вас начнется своя жизнь, и у нас постепенно все образуется.


Да, дочери раздражали мужа, он их терпеть не мог, но важно было сделать все для того, чтобы они не смогли упрекнуть ее в том, что она бросила их отца ради вот этой, новой, жизни. В той, старой, у них были имена, их никто не называл свиньями и кобылами и ее саму никто и никогда не смел трогать даже пальцем. Однако, сделанного не вернуть, теперь главное изменить прошлое таким образом, чтобы оно не нанесло вред будущему.

Мать стала часто и подолгу «откровенничать» с Ариной:

– Ты многого не помнишь, но так сложились обстоятельства, что твой отец в свое время отказался от нас и мы вынуждены были уйти.

По ее словам, отец, увлекавшийся алкоголем и слабохарактерный мужик, попал под влияние прожженной вертихвостки, которая так промыла ему мозги, что однажды, придя с работы, он выставил за дверь жену и детей, а уже через неделю привел эту стерву с ее выводком в их дом.

– Помнишь, как мы скитались по съемным квартирам, без средств к существованию, без надежды на будущее? Ваш отчим появился в моей жизни лишь через полгода, поддержал, помог, с ним мы снова обрели дом.

Беседы становились все задушевнее и откровеннее и скоро не только Арина, но и сама мать уже верила в каждое сказанное ею слово. Наверное, в те минуты она смогла бы спокойно пройти испытания полиграфом. Арина забыла все – и ночные посещения любящих «дядь», и недельные проживания в новой семье отца, пока мать искала кандидатов на устройство личного счастья и многое еще. Забыла или просто захотела забыть… Зато теперь она точно знала, кто виновен во всех ее бедах – мачеха! Нужно сделать все, чтобы у отца открылись, наконец, глаза, и эта тварь навсегда с позором убралась из их дома!

Да, так она и сделает. Она избавится от нее, непременно избавится! Арина – дочь и внучка, родная кровь отца и бабки, кому поверят больше – ей или этой чужачке? Ответ очевиден.


Планы Арина вынашивала наполеоновские, она даже не ожидала, что в ней пропадает такая искусная интриганка. Для начала они зачастили в гости к отцу и бабке.

Милые улыбки, перешептывания с мачехой на кухне – полная идиллия со стороны, но как только они возвращались домой, то сразу же ныряли в Интернет и начинали строчить полные желчи послания ей и отцу. Как только следовала ответная реакция, Арина тут же делала обиженное лицо и с невозмутимым видом провозглашала: «Это не мы! Наши страницы оказались взломаны. Мы сидели за вашим компом? Сидели! Вот твоя жена, дорогой папочка, специальную программу установила, чтобы наши логины-пароли сохранить, а потом все взломать, зайти и от нашего имени все эти гадости тебе и себе написать. И все для того, чтобы нас рассорить и от тебя отвадить. Посмотри, какая сволочь живет рядом с тобой!»

Повторялось это регулярно, на протяжении нескольких лет и по началу даже приносило свои плоды, но постепенно отцу надоело устраивать постоянный разбор полетов, только бабка Нюся безоговорочно верила «любимым маленьким девочкам» и при каждом удобном случае пилила неугодную сноху. Даже после того, как сестры «лоханулись» и послали очередной пасквиль не с компьютера, а с телефона матери, бабка не перестала гладить их по попе и верить в их сверхчистоту и непорочность. Она готова была отказаться от собственного сына, но ни в коем случае не обидеть резким словом или подозрением «несчастных деточек».

На отца же больше не действовали ни милые ужимки, ни дрожащие губки, ни полные слез огромные синие глаза. Пришлось тащиться восвояси не солоно хлебавши. «Ничего, я еще отыграюсь, – поклялась себе Арина, – проиграно сражение, а не война. Уже все до единого родственники на нашей стороне, папаша и его женушка стали изгоями в собственной семье, а он так долго не сможет. Он еще приползет к нам!»


Да, все осталось по-прежнему, привычка подглядывать за взрослыми никуда не делась. А пока следишь за чужой жизнью, как правило не складывается своя собственная. Для хамства много ума не надо, а вот для отношений он лишним не будет, но обычно, когда дело касается самого себя, мы менее предвзяты.

Арина часто задумывалась, в чем причина ее одиночества. Она даже не предполагала, что может сама отталкивать от себя людей, своим высокомерием, предвзятостью и даже открытой агрессией. Обидит, бывало, человека, получит сдачи и успокаивает себя умными мыслями из чужих голов: «Как смешно наблюдать за человеком, который пытается тебя обидеть. Он словно обезьяна в зоопарке, которая кидается какашками. Ты за стеклом, а у нее все руки в говне». Мудро? Возможно. Но почему-то за стеклом она видела себя, хотя в основном была на месте злосчастной обезьяны.

Мечты о победе в извечном споре с окружающими и с самой собой наводили на новые мысли, а мыслительный процесс без жратвы – трудное дело. Задумываешься и жрешь. Ну откуда в таком случае взяться фигуре? Она могла, погруженная в свои мысли или интересную книгу запросто умять целый торт или огромную шоколадину, а потом, глядя на ненавистные бока, убеждать себя в том, что она гармонична, своеобразна и без ума от своей внешности. Жаль, не внушишь своих мыслей мужикам!

Впрочем, однажды почти случилась почти любовь…


В этот год она как раз заканчивала школу, а тут у них по соседству поселилась новая семья, приехавшая из Алтая. Младший сын, Никита, сразу же понравился ей. Он был не просто смазливый паренек, а еще и не глупый, ладно скроенный и спортивный. Правда, младше ее почти на два года, но для соседских отношений это же не помеха, правда?

Они по долгу болтали у забора, гуляли, обсуждали последние новинки музыки и кино. А однажды он поцеловал ее. По-настоящему, как опытный мужчина. Прижал к стене сарая, сжал ее груди и впился губами в ее рот… Его губы жадно терзали ее податливое тело, язык щекотал напряженные соски, а пальцы пробирались сквозь тонкую ткань трусиков к самому центру ее женского естества… Ноги Арины подкосились. Не помня себя, она расстегнула «молнию» на его джинсах…


Когда все закончилось, ей казалось, что она не дойдет до дома, настолько ее переполняли чувства:

«Неужели я влюбилась? Неужели это моя первая любовь? – писала она на тетрадном листке, – ну а даже если это и так? Наверное, уже давно пора произойти в моей жизни такому важному событию». 27 июня. 27.06. Эта дата стала отправной точкой все ее новой жизни. Теперь она разделилась на «до» и «после» этой даты. 27.06. Эти волшебные цифры теперь стали ее логинами, паролями, секретными вопросами. 27.06. Теперь у нее была своя годовщина. Годовщина первого поцелуя.

«Мне бы только увидеть его еще разок. Я даже готова начать бегать по утрам, ведь он занимается спортом и это шанс встретить его на утренней пробежке… Ник, я так мечтаю все повторить!»

Она жила мечтами весь остаток лета, лаская свое тело ночами под легкой простыней и выгибаясь навстречу самому пику наслаждения, но больше страстных минут между ними не было, казалось, что он избегает встречи с ней, став холодным и далеким. А осенью она уехала в свою «шарагу» он – в свою (чтобы в будущем стать медбратом, или в лучшем случае – фельдшером) и все, что теперь связывало их – редкие телефонные звонки или переписка в интернете. Опять одна. Соседки по комнате обжимаются с парнями, ходят на свидания, им дарят цветы, а она читает книжку, ест пирожные и пишет умные речи на стенах обсуждений. Хоть какая-то видимость общения…


Через некоторое время она, плюнув на гордость и репутацию, зарегистрировалась на сайте знакомств. Думала, что к ней валом повалят свободные (и не очень) парни, но в большинстве своем писали озабоченные придурки, которых ничего, кроме ее фоток «без» не интересовало, да еще те, которые интересовались ее любимыми позами в постели да тем, с какого времени она стала заниматься сексом и с кем. И почему-то все они считали своим долгом намекнуть ей на ее кавказское, еврейское или азиатское происхождение. «Я чисто-русская!» – возмущалась она, но в душе все больше и больше шевелился червячок сомнения и невольно хотелось задать несколько уточняющих вопросов матери и бабушке. Не так давно она уверовала в то, что стала «избранной» представительницей «высшей расы ариев», а тут сплошь намеки на «грязную» кровь. Эх, мама-мама! Негоже «великим арианам» так пачкаться! Обидно, еще как обидно. Только соберешься взлететь, покружить, посмотреть с высоты птичьего полета на никчемных людишек, покапать по-птичьи им на головы, а тут тебя уже с небес на землю приопустили и ткнули прямо носом туда, где определили твое место…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4