Лейла Рин.

В объятиях мести



скачать книгу бесплатно

© Лейла Рин, 2017


ISBN 978-5-4490-1148-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Потеря дорогого сердцу человека – это всегда больно, а если это происходит перед главным праздником года, то это крах вселенной.

В пылу своей ненависти Кэтрин готова сжигать всё на своём пути. Но появление Дэррека поменяет её взгляды на жизнь. Ведь у него свои причины ненавидеть её… и любить.

Так что же в итоге получится из этого коктейля?

«Я чувствую, что это Рождество станет для нас незабываемым. Определённо. Произойдёт чудо. И оно будет только нашим.»…

Глава 1

Многогранные снежинки спускаются с неба, танцуя, кружась и сияя в лучах утреннего солнца. За неделю до рождества погода решила нас побаловать невероятно ясными денёчками. В ожидании праздников магазинчики, булочные и уютные кафешки преобразились. Разноцветные гирлянды, еловые веточки, шишки, подарки, гирлянды… – я обожаю это время. В воздухе появляется какое-то волшебство, начинаешь верить в нечто новое и чудесное.

Внезапно стекло заволокло белоснежным пятном, и послышался глухой стук. Я вздрогнула, сердце учащённо застучало, но проморгавшись посмотрела на улицу. Там стояла весёлая и раскрасневшаяся от мороза Нина, уже подготовившая второй снежок. Моя дорогая подруга, улыбнувшись, помахала рукой. Сегодня открываются рождественские ярмарки, и мы по ежегодной традиции собрались с самого утра бежать в самый центр всеобщего сумасшествия, чтобы спустить в сумме нашу полугодовую зарплату на подарки и всякие безделушки.

Да, мы можем себе это позволить. Жизнь с родителями имеет свои плюсы. Два года назад мы окончили университет и сейчас работали в одной лаборатории помощницами, конечно, оплата небольшая, но много ли нужно нам, молодым, красивым и свободным?

Ответ: Много!)

Я спрыгнула с подоконника и побежала собираться.

На первом этаже уже с самого утра кружилась мамуля. По дому разносился аромат свежей выпечки с нотками ванильного мандарина. И это был самый любимый запах в мире. Так пахнет дом и родительская любовь, самая искренняя и безвозмездная.

Конечно, ма уже вовсю потчевала Нину свежайшими печенюшками с мандариновым джемом и горячим шоколадом с молоком и корицей, аромат которой неизменно присутствовал на нашей кухне. Особенно перед праздниками.

– Ма, не закармливай её. Иначе она не выдержит и половины нашего рождественского марафона. А тащить на себе её придётся мне. Пожалей меня, пожалуйста.

В ответ Нина шутливо надула свои розовые пухлые губы и игриво шлёпнула меня по попе.

Я развернулась и чмокнула её, намеренно смазав блеск для губ.

Маме не очень нравились наши проявления чувств. Она никогда прямо не заговаривала со мной на тревожившую её тему, но полагаю, что прекрасно понимала, насколько сильна наша дружба. Но мне не требовалось её понимание, я была благодарна за то, что она не взбунтовалась на нас, а просто пыталась не замечать.

Это поступок действительно любящей матери, которая, несмотря на непонимание и протест в душе давала мне полную свободу и право совершать собственные ошибки.

А на деле же все было не такой уж и ошибкой. Мы с Ниной очень любили друг друга. С детства были вместе, так сказать с самого горшкового возраста. Первая любовь, первый секс, первое предательство и расставание, первые радости и победы – мы все это пережили вместе. И всегда поддерживали друг друга, были рядом.

А потом был университет, общежитие и новые чувства. В отличие от меня, Нина к тому времени уже успела разочароваться в парнях и вовсю крутила романы с девушками. Она рассказывала мне о близости, нежности и понимании, которое возможно только между девочками, потому что никто кроме нас самих не поймёт, ЧТО нужно девушкам. А я всегда сидела, слушала эти рассказы и не понимала этого. Ну как можно променять стоячий болт на влажную гайку?

Но Генри помог мне понять.

На втором курсе я случайно столкнулась в коридоре со звездой университета, Генри Лайзелли. Он был неприлично красив, учился на пятом курсе, великолепно играл на гитаре и ходил только в сопровождении толпы визжащих поклонниц.

И вот за всей своей головокружительной и ослепляющей популярностью ему не удалось заметить худенькую меня, нагнувшуюся, чтобы завязать настырный шнурок, который всё время выбивался из узла. Генри споткнулся о мою спину, сильно ударив по ней ногой, и рухнул с оглушительным шумом прямо передо мной.

Его недовольная гримаса сменилась самодовольной ухмылкой сразу, как только он увидел моё испуганные и недоумевающие глаза с широко раскрытым ртом.

– Воу! Таким оригинальным способом девушки со мной ещё не пытались познакомиться. Ты – первая.

– Вообще-то, нет. Я тоже не собиралась с тобой знакомиться. Я просто… я завязывала шнурок.

И, несмотря на всю силу моего к нему влечения, да эта лихорадка не обошла и меня стороной, я встала и, резко развернувшись на 180 градусов, ушла прочь, гордо виляя своей мясистой попой. И это произвело на него нужный эффект.

Он встретил меня у выхода после пар и предложил встретиться. Так и закрутились наши отношения. Вместе с этим моя Почта стала приёмником писем с угрозами от его поклонниц. Но это меня совершенно не волновало. Да и вообще, как можно переживать о чем-то, когда рядом стоит ходячий секс, от одного взгляда которого ты уже мокрая, ноги трясутся, а сердце грохочет, как у девственницы.

Но первый секс у нас, мягко говоря, не очень удался. К моему огромному удивлению. Да чего там, это было ужасно: какое-то нелепое театральное сношение под его фальшивые «оу, ее, бейба, ага!». Похоже, парень смотрел слишком много фильмов для взрослых. Стоит ли говорить о том, что разрядка последовала лишь у него?

…Думаю, нет.

Но я была счастлива. Постепенно привыкла даже к его нелепым комментариям, смогла расслабиться и даже получать удовольствие от всего этого цирка. Ведь я была девушкой самого известного и популярного в универе парня. Неплохой бонус.

Мы провстречались достаточно долго, чтобы я смогла ощутить опустошающую, разрушающую и разрывающую душу боль от предательской выходки Генри.

Это был день его выпуска. Мы были вместе уже 8 месяцев. Как его девушка, я, конечно, была приглашена на закрытую выпускную вечеринку у Генри дома.

Мы пили и веселились, а потом он объявил:

– Ну а теперь, ребята, обещанное шоу.

Он взял меня за руку. Моё сердце колотилось, я ожидала предложения руки, как минимум.

– Пойдём, – шепнул он мне на ухо.

– А, как же шоу?

– Поверь, самое интересное мы не пропустим.

Он отвёл меня наверх, в свою комнату. Я впервые в ней оказалась. Она была большая, просторная и светлая, даже белоснежная. Везде висели фотографии Генри. Разных размеров. И их было слишком много. Окно закрывала тяжёлая тёмно-зелёная тяжёлая штора с золотой вышивкой. Ужасно пафосная и безвкусная. В центре стояла большая круглая кровать с чёрными шёлковыми простынями. Снизу она освещалась зеленоватой подсветкой. Кто бы сомневался. Все, как в дешёвых мыльных операх. Но определённый стиль тут тоже прослеживался. Если убрать несколько ненужных вещей, то получится очень даже неплохо.

Генри дёрнул мою руку, притянув к себе. Его губы нежно коснулись моих, язык властно прорвался внутрь. С нарастанием возбуждения наши поцелуи становились все более жадными и страстными. Он схватил меня за попу, спустил руку вниз к колену, поднял его, затем резко кинул меня на мягкую, прохладную и гладкую постель.

Это что-то новенькое, подумала я. Сегодня Генри прямо на вершине своей актёрской игры. Но я не понимала тогда, насколько же была права. Это была очень жестокая игра.

Вопреки остальным 15-тиминутным утехам, этот марафон продлился около получаса. И за это время он буквально выжал меня всю, как лимон. Не сказать, что совсем не понравилось, но меня преследовало неприятное ощущение того, что я будто попала в один из его любимых фильмов для взрослых, и это очень сбивало с толку и мешало сконцентрироваться. Чего не скажешь о нём.

Когда все закончилось, мы оделись, но Генри не стал спускаться со мной вместе. Я вышла в коридор, свернула к лестнице и наткнулась на выпученные на меня взгляды толпы, которая бешено завопила, как только я попала в их поле зрения. Где-то на заднем плане, за всеми гостями, послышался голос Генри.

– Кэт, я давно хотел тебе предложить это, но нужны были веские аргументы.… Чтобы убедить тебя.

Толпа расступилась и я увидела в экране огромного телевизора уже голого Генри, сидящего не постели, на которой мы только что занимались театральным сексом.

– Сегодня мои друзья встречают тебя, как будущую звезду. Я решил всерьёз заняться этим бизнесом, и это был наш премьерный с тобой ролик. Пока такой коротенький, но мы всё настроим.

Все громко засмеялись, захлопали и закричали. Я не могла понять ничего. Мне было так стыдно. Они все видели нас, они видели все то, что должно оставаться только между двумя.

В слезах я прибежала в нашу комнату в общаге. Нина уже спала, но мой топот и громкие всхлипывания разбудили её. Я рассказала ей все в мельчайших подробностях, захлёбываясь солёными реками, стыдом и унижением. Она не стала причитать или твердить «а я говорила». Нет. Она просто отвела меня в ванну, наполнила её тёплой водой, добавила мягкую душистую пену, помогла раздеться и усадила меня в неё. Сама же сделала тоже самое.

Мы сидели напротив друг друга, я в слезах, с распухшим лицом, она серьёзная как никогда.

– Я просто не понимаю, как можно было так поступить?

– Кэтрин, милая моя девочка, – Нина придвинулась ко мне вплотную и прижала к своей объёмной, тёплой и нежной груди. – Я же просила тебя быть осторожной. Мне невыносимо видеть твою боль.

Её рука гладила моё голое плечо. Постепенно, даже незаметно для меня самой, рука Нины опустилась на мою грудь, лаская и теребя набухший сосок. Выпитое на вечеринке вино под действием тёплой воды и нежности подруги ударило в голову.

Я почувствовала непреодолимую тягу к ней….

Так и случился наш первый дружеский секс. Признаться, наутро я чувствовала такую неловкость, какую не испытывала даже стоя у лестницы в доме Генри после секса на публику. А вот Нина напротив, была полна лёгкости и позитива.

– Нина, – я попыталась начать нелёгкий для меня разговор.

– Ой, только не надо мне этих: «мы совершили ошибку».

– Но…

– Кэтрин, мы вместе с самого детства. Я знаю о тебе все, я видела тебя всю, подумаешь, теперь я побывала и внутри. К чему придавать ТАКОЕ значение обычной близости. Это все было между нами и раньше. Я тебя просто утешила, что и должна была сделать любящая подруга. Не думай, что теперь посажу тебя на ошейник отношений. Мне важнее всего наша дружба, а когда в ней присутствует секс, – она посмотрела на моё вытянувшееся лицо. – Хорошо. Пока ты не готова принять эту новую себя. Просто запомни, я никогда не предам нашу дружбу и не переведу её в ранг отношений. Это слишком ценная связь.

– Спасибо.

Предыдущая ночь сделала меня знаменитостью в университете. Казалось, что уже весь мир посмотрел наш с Генри секс. Я не знала, куда себя деть от назойливых взглядов и двусмысленных шуток. Генри же, напротив, ходил повсюду гордым павлином и совершенно искренне не понимал причины моей злости и обиды.

Так я постепенно начинала понимать, насколько парни толстокожи и как далеко им до нашей тонкой и нежной души. И это понимание все ближе толкало меня к Нине, привязывая и засасывая в этот загадочный новый для меня женский мир.

Как она и обещала, мы не стали встречаться, не позволили себе разрушить нашу крепкую дружбу. У нас были отношения, у каждой свои. Нина продолжала выбирать девушку мечты, а я просто искала свободных отношений, но всё же с парнями.

И как это обычно бывает, на первых порах молодые люди просто порхали от такой идеальной, понимающей и неревнивой девушки, как я. Но когда степень их привязанности переходила на более сильный и высокий уровень, появлялось и стремительно нарастало недовольство, растерянность и непонимание сложившейся ситуации. И как следствие, активные попытки приструнить меня, привязать к себе. А затем, когда мне начинала надоедать эта канитель, следовал жёсткий и однозначный разрыв, без малейших шансов на воссоединение.

Моменты особой радости или же, наоборот, депрессии мы проводили с Ниной вместе, в постели. Казалось, что никто лучше нас не понимает, что нужно каждой. Так и укрепилась наша женская дружба, став чем-то бОльшим, почти родственным….

– Эй, ты куда пропала? – Нина махала рукой у моего лица.

Мы стояли на заснеженной улице у самой обочины дороги.

Машины дружным и шумным потоком неслись каждая по своим делам. Неподалёку виднелась остановка.… И там уже почти уезжал наш автобус. Мы со всех ног бросились бежать, махая руками и крича «Стой!». Наши ладони были сплетены, щёки раскраснелись. Снежинки вместе с ветром кружились вокруг нас. Было весело, как в детстве.

На автобус мы успели, в последний момент, запрыгнув в него. А как иначе? Когда мы вместе, сама природа не сможет нам противостоять, а тут всего лишь автобус.

Мы стояли перед огромным стеклянным зданием торгового центра. Несмотря на то, что ещё было утро, будний и рабочий день, людей на распродаже уже было, как в улье. Все жужжали, шуршали и буквально летали от лавочки к лавочке, от бутика к бутику. Мы были переполнены волшебным ожиданием.

– Кэтрин? Тебе тоже кажется, что скоро, совсем скоро с нами произойдёт какое-то чудо?

Магазины, наряженные и раскрашенные, сверкали и пестрили новогодними афишами. Вход сувенирной лавки «Сувенирочка» был украшен необычной электрической гирляндой. Свет в круглых лампочках постепенно нарастал, а потом взрывался радужными маленькими фейерверками. На витринах булочной «Тётушка Роззи» разместилась сверкающая голограмма с бегущим по снегу оленем и снегопадом. Бутики подороже и элитней были украшены более скромно и презентабельно, в тонах своих эмблем, но тоже не были лишены праздничного духа.

Но самая главная красота была в центре. Там возвышалась огромная живая ель, метров двадцать в высоту, ровная и красивая. Огромные игрушки украшали пушистые ветки, сверкающие огни переливались радужным светом, освещая длинные иголки. С потолка свисали огромные блестящие звёзды, олени и прочие фигуры. А какой от неё исходил хвойный аромат, это непередаваемо. В воздухе летал огромный красно-рыжий проекционный дракон, дышащий виртуальным племенем. Всё было выдержанно в алых тонах грядущего года и переливалось золотым светом. А зелень ели контрастировала с ними.

Мы с Ниной бежали в сторону нашего любимого бистро «Вкусный Румяный Бэн».

– Да-а-а. Я чувствую, что это Рождество станет для нас незабываемым. Определённо. Произойдёт чудо. И оно будет только нашим. …Только нашим, Нина.

В кафе, как и везде, было не протолкнуться, но мы нашли единственный свободный столик. Он стоял немного отдельно от основного зала, около стеклянных перил, сквозь которые прекрасно просматривались блестящие огромные звезды, снежинки и шары. А чуть выше нас красовалась яркая резная золотая звезда на верхушке ели. И словно он ждал именно нас. Мы быстренько устроились за столом, выбрали любимые супер румяные бэнбургеры, фирменное кофе с шариком ванильного мороженого, и стали ждать заказ.

– Я тебе приготовила незабываемый подарок, Кэтрин, – глаза Нины озорно поблёскивали в свете ламп.

– Ты всегда дразнишься, Заноза. Вот возьму сейчас и скажу, а вернее покажу, что для тебя Я приготовила.

– Ладно, ладно. Я молчу, – Нина закатывалась от смеха. – Знаешь, – продолжила она, немного успокоившись. – У меня, кстати, новый сосед на этаже. Очень симпатичный молодой человек. Пресс стальной, попа – орех, а лицо, – Нина мечтательно закатила глаза вверх, пародируя меня. – Просто неземное. Глаза голубые, яркие такие, как небо, отлично бы подошли к твоим серым. Блондин. Девушки нет, парня, кстати, тоже. Рост 185 сантиметров, и там, – она опустила глаза вниз. – Походу тоже всё отлично. Во всяком случае, сквозь шорты прилично так прорисовывается. Короче, надо вас обязательно столкнуть. И я пригласила его сегодня к нам на ужин, познакомиться. Может у нас у всех, что и получится.

– Втроём? – я не верила своим ушам. Но Нина всегда умела удивлять.

В ответ она лишь хитро улыбнулась.

– М-м-м. Мне нравится ход твоих мыслей, подруга. Сколько лет я не слышала от тебя подобного направления? И как же звать этого твоего нового явно супер соседа?

– Только представь себе, Э-э-эрик, – Нинка растянула его имя, практически пропев.

– Ну, посмотрим, что умеет этот принц.

Принесли наши бэнбургеры. Свежие и горяченькие. У Бэна всегда только самые лучшие закуски.

Немного перекусив, мы сгребли в охапку все свои пакеты с покупками и бодро направились к выходу из торгового центра.

К нашему удивлению на улице уже сильно стемнело, и витрины магазинчиков пестрили сияющими яркими гирляндами. Несмотря на мороз, погода всё равно была отличной, поэтому мы решили пройтись до дома Нины пешком.

Мы шли по снежному хрустящему одеялу и спорили о том, что приготовим сегодня на ужин.

– А я говорю, сёмга по-каталонски и Цезарь с вином отлично подойдут. А на десерт я купила клубнику и взбитые сливки.

– Фу, это банально. Давай мороженое и топлёный шоколад. Кстати, надо маме позвонить, а то будет меня ждать на ужин, а я останусь с горячим мускулистым десертом.

Достав из кармана мобильный я набрала мамулю.

– Алло, мам. Я сегодня у Нины.

– …

– Нет.

– …

Глава 2

Оглушительный свист и автомобильный гудок перебили мамин голос. Я резко повернулась к источнику шума….

Лучше бы я этого не делала. Я огляделась вокруг. Нины нигде не было. В один миг весь мой мир рухнул. Творилось что-то ужасное. Яркие гирлянды магазинов стали раздражать, фары машин слепили. Я быстро пробивалась через толпу любопытствующих, сбежавшихся к месту аварии. И всё же ещё не разрешала себе поверить в очевидное.

… – Как это произошло?

… – Молодой человек, вы что, не видели человека на дороге?

… – Девушка, да она под колёса сама прыгнула!

… – Да вы что?!

… – Несчастная любовь?

… – Да нет, она отпрыгнула от велосипедиста!

… – Велосипед зимой?! Да вы шутите!

Хоровые возгласы людей сливались в общий гул, застревавший пробками в ушах. Я со злостью всех расталкивала. Хотелось кричать и топать: «Пропустите меня к ней!».

На асфальте лежала моя Нина. Светлые волосы покрывала красная кровяная пелена, образовавшая жуткую лужу на снегу. Длинные чёрные ресницы лежали ещё на румяных щеках. Розовая шапка с котиком и маленьким помпоном слетела, пакеты валялись вокруг её хрупкого тела. Громко завизжав, я бросилась к подруге, пыталась прощупать пульс, но бесполезно. Его не было.

– Скорую! Скорую!

Я шарила по снегу:

– Где мой телефон?! Где мой телефон?!

– Уже вызвали.

– Полиция приехала.

В следующий миг что-то дёрнуло меня поднять голову. Я не думала, мысли уступили место панике и боли. Около машины, сбившей Нину, стоял парень лет тридцати, в чёрном строгом пальто, классических брюках и ботинках, начищенных до блеска. На пальце блестел огромный золотой перстень с тёмным камнем. Чёрный каскад волос, видно, что усердно и аккуратно уложенный, подчёркивающий идеальный овал лица. Он явно не скупился на свой внешний вид.

– Ты! – Я кинулась на него. – УБИЙЦА!!! Ты убил её! УБИЛ! КАК Т ВООБЩЕ МОЖЕШЬ ТУТ ТАК СПОКОЙНО СТОЯТЬ И БОЛТАТЬ ПО ТЕЛЕФОНУ! Как будто ничего не произошло… Ты убил человека! Ты понимаешь это?!

Я изо всех сил лупила кулаками по его твёрдой груди, хотя прекрасно понимала, что это её не вернёт. Парень же просто стоял стеной и не двигался, и ни слова не сказал мне в ответ. Эта холодность вводила в ступор и бесила ещё больше.

Подоспевший наряд полиции оттащил меня от него. Эхо от моих воплей разносилось по всей улице. Я упорно сопротивлялась, ногами пытаясь достать до этого ублюдка.

Приехавшая скорая уже закрывала чёрный непрозрачный мешок, в котором лежала моя Нина. Полицейский подошёл и стал задавать мне какие-то вопросы, но я не слышала его.

– Мисс! – Он потряс меня за плечо. – Что вы можете сказать по делу? Вы видели велосипедиста?

– Что? Кого? – Я махнула головой, попыталась сконцентрироваться на нём и его вопросах.

– Свидетели утверждают, что девушку едва не сбил велосипедист, поэтому она отскочила на проезжую часть.

– Вы вообще в своём уме? Какой велосипед зимой? Я не видела никого. В этот момент я отвернулась, чтобы поговорить с мамой по телефону. А когда … – слёзы наполнили глаза, горло сдавливало. Больше я ни слова не смогла ему сказать.

Полицейский подозвал медсестру, а сам отправился опрашивать остальных свидетелей. Миловидная блондинка подошла ко мне с какой-то таблеткой и стаканом воды.

– Выпей.

Я с недоверием покосилась на жёлтый кружок у неё на ладони. Она закатила глаза.

– Это просто успокоительное.

Я послушно выпила.

Когда закончился опрос этого типа, он спокойно прошёлся по дорожке, сел в свою дорогую тачку и собрался уезжать. Но не тут то было. Я его там уже поджидала.

– Думаешь, тебе всё сойдёт с рук?

Он молчал. Его чёрные глаза пристально смотрели на меня. Лицо не выражало никаких эмоций, словно каменное. Идеально ровные линии и изгибы, и ни малейшего намёка на изъяны. Возможно, мне так казалось из-за полумрака, царившего в машине.

– Я не спущу тебе с рук это убийство! Её кровь навсегда останется на твоих грязных руках!

Он продолжал молчать. И это подстёгивало к дальнейшему наступлению. Меня переполняла боль, злость и бессилие. Собравшись с последними силами, я глубоко вдохнула и обильно выплюнула прямо ему в лицо, попав на тонкий заострённый нос. Это ухоженное личико мгновенно вытянулось, огромные глаза стали ещё больше, но даже теперь он ничего не сказал. Просто провёл рукавом пальто, стирая плевок. Внутри меня всё искрило, как оголённые провода от влаги.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3