Лейкин Вячеслав.

Первое апреля



скачать книгу бесплатно

Н. Ф. Ребята, вы с ума посходили. Леонид Сергеич ему голову снимет. Да и нам не поздоровится.

Олег. А мы-то тут при чём?! Человек решил пошутить – первое апреля всё-таки – и понёс макулатуру директору на подпись. Схватил и понёс. Мало ли какая ерунда у нас на столах валяется.

Света. Олег Витальевич, но это же некрасиво.

Олег. Красота, друг мой, самая расплывчатая категория эстетики. Ещё покойный граф Лев Николевич…

Н. Ф. Ну вот что, мальчики, давайте закругляться. А то мы сегодня дошутимся. Валерий, ты бы хоть меня-то предупредил.

Валерий. Не успел. Я Валентину Сергеевну к этим отчётикам хотел пристроить.

Валя. Меня? Ах ты, гад!

Валерий. Кровь за кровь, как говорится.

Олег. Плоть за плоть.

Валя. Издеваться над бедной девушкой, которая живот положила на общее благо.

Олег. Животик.


Входит Николай Николаевич без отчётов. Оглядывает всех, видимо, хочет что-то сказать, но не говорит, подходит к своему столу, садится, сидит без движения, смотрит перед собой.


Света. Николай Николаич, что с вами?

Н. Ф. Не лезь. Не видишь, человеку не до тебя.


Николай Николаевич достаёт из кармана склянку, из склянки таблетку, проглатывает её, начинает писать.


Н. Ф. Кажется, всё в порядке.

Олег. Что значит – «всё в порядке»? У нас ещё тьма дел. Какие будут соображения?

Валерий. Предлагаю по сотне с носа.

Игорь. А у кого?

Валя. У меня. Как обычно. Нина Фёдоровна?

Н. Ф. У меня со всеми нашими делами третий уж день обед не варен. Семёныч меня убьёт.

Валерий. Ничего, потерпит. Небось, не впервой.

Света. У меня вообще-то курсы.

Валерий. С тебя полсотни. По малолетству.

Света. Только я маме должна позвонить.

Олег. Мой вариант: кофе и пирожные…

Валерий. Может, кефирчику?

Олег. Кофе и пирожные не покупать. Возьмём булку хлеба…

Игорь. А на сдачу водки и палку копчёного сыра.

Н. Ф. Игорь, ты изо всего готов трактир устроить.

Валя. Что купить – моя забота. Приглашать кого-нибудь будем?

Валерий. Лично мне и нас хватает.

Н. Ф. Может, я успею слетать домой?

Валерий. Ваше «слетать» всегда в один конец.

Валя. Нет-нет, сразу ко мне.

Игорь Пивко тоже бы не помешало. Тем более у меня рак…

Н. Ф. Ты уже достал своим раком.

Света. Олег Витальевич, а вы споёте?


Николай Николаевич вдруг сползает на пол, лежит без движения.


Н. Ф. Так. Доигрались.

Света. Николай Николаич, что с вами?

Валя. Надо воды принести. (Выходит.)

Н. Ф. Слушайте, надо же что-то делать. Николай Николаич, вам плохо? У него приступ. Надо звонить.

Олег. Я позвоню. (Набирает номер.) Алло, «скорая»? Здесь человеку плохо. Да никто вас не дурачит. У человека приступ. Не знаю. Лежит. Около сорока. Из учреждения. Ему на работе стало плохо. Рыбаков Николай Николаевич. Садовая, дом пятьдесят девять.

Конечно, встретят. Спасибо. (Вешает трубку.) Пойду встречать.

Валерий. И я с тобой.


Олег. и Валерий выходят, входит Валя со стаканом воды. Света берёт у нее стакан, суетится вокруг Николая Николаевича.

Света. Николай Николаич, выпейте воды. Ну пожалуйста.

Валя. Надо его на стулья положить. (Сдвигает стулья.)

Н. Ф. Ф-фу, как скверно, как нелепо. Игорь, что ты уставился?! Помоги быстро!


Укладывают Николая Николаевича на стулья.


Игорь. Может, искусственное дыхание сделать? Я умею.

Н. Ф. Какое дыхание? Совсем его хочешь доконать? Наверняка сердечный приступ. Он ни на что раньше не жаловался?

Валя. На нас.

Света. Надо позвать кого-нибудь, кто понимает. Может, Гулько из планового. У неё что-то такое было в прошлом году.

Н. Ф. Звать никого не надо. Сиди, жди, приедут.

Света. Они по часу иногда. Одно название, что «скорая». Я позову.

Н. Ф. Сиди, я сказала, и не тарахти. Без тебя тошно.

Света. Но надо же что-то делать! Он же умрёт!

Н. Ф. Да замолчишь ты, наконец, дурёха! Навязалась на мою голову.

Игорь. Кажется, идут.


Входят Олег, Валерий и две женщины: Врач и Сестра. Врач садится возле Николая Николаевича, берет его запястье.


Врач Так. Понятно. Как это произошло?

Олег. Я же вам говорил: неожиданно. Сидел, работал и вдруг упал. И всё. Мы сразу же позвонили вам.

Врач Может быть, потрясение какое-нибудь? Стрессовая ситуация?

Свете Он перед этим был в кабинете…

Н. Ф. Сиди и молчи. Без сопливых. Значит, так: сидел, писал, вдруг упал без чувств. Полная неожиданность для всех.

Врач Адрес известен?

Игорь. Он на Канонерской живёт. Я письмо у него на столе видел. Канонерская, шесть. Квартиры не помню.

Врач (Сестре.) Лена, позвоните, пожалуйста, в Приморскую поликлинику. Пусть карточку найдут.

Сестра (Набирает номер.) Регистратура? Это «скорая». Нам нужна карточка Рыбакова. Николай Николаевич. Канонерская, дом шесть, квартира неизвестна. Ждём.

Н. Ф. Что с ним?

Врач. Тяжелейший приступ.

Света. Вы его спасёте?

Врач. Попробуем.

Сестра Вера Ивановна! (Протягивает трубку.)

Врач (В трубку.) Слушаю. Никто вас не разыгрывает. Что вы там, с ума посходили? Звонила сестра, а теперь я. Нашли? Да, Николай Николаевич. Понятно. Какое предсердие? Ясно. Минуточку. (К присутствующим.) Он что, недавно у вас?

Н. Ф. С Нового года.

Врач Понятно. (В трубку.) Ещё что-нибудь? И тоже лежал? Спасибо. Тяжелейший приступ. Прямо на работе. Судя по всему, в реанимацию. Если успеем. Благодарю вас. (Вешает трубку.) Так, а теперь быстро. И очень аккуратно. Пошевеливайтесь, молодые люди, здесь каждая минута на счету. Леночка, бегом в машину. Готовь внутривенный и кислород.


Игорь., Валерий и Олег выносят Николая Николаевича. Сестра и Врач уходят.


Н. Ф. Фу, как гадко! Как нехорошо. Ведь говорила, оставьте человека в покое. Предупреждала. А теперь не расхлебать. Сейчас пронесут его – и начнётся. Языки эти поганые…

Валя. Нина Фёдоровна!

Н.Ф. Что – «Нина Фёдоровна»?

Валя. Не причитайте. Без вас тошно.

Н. Ф. Без меня, может быть, и тошно, а с вами, Валентина Сергеевна, и того тошней.

Света. Может, обойдётся. Известны ведь случаи…

Н. Ф. Они потому и известны, что редки.

Света. Надо выяснить, какой у него телефон.

Н. Ф. Зачем?

Света. Позвонить, предупредить.

Н. Ф. Ну, вот что, Светлана. Давай договоримся: ты – никто. Мышка на побегушках. И сейчас в твоих побегушках никто не нуждается.

Валя. Нина Фёдоровна, повторяю, не суетитесь. Случилось несчастье. В таких случаях принято соблюдать достоинство, а не верещать и не бросаться на людей.

Н. Ф. Ты мне будешь указывать?! Ты?! Убила человека и морали читает…


Входят Олег, Валерий, Игорь.


Игорь. Увезли.

Н. Ф. Довеселились.

Олег. Кто же знал, что он такой нетренированный.

Игорь. Ну бывает, что человек шуток не понимает. Но не до такой же степени.

Н. Ф. Куда его увезли?

Валерий. А действительно, куда? Надо было спросить.

Игорь. Жив будет – отыщется.

Олег. Да, пережали малость. Гитара эта ещё…

Игорь. Да он просто перетрудился. Виданное ли дело: с утра и до вечера, как заведённый. Пишет, пишет…

Н. Ф. Правильно, перетрудился. Очень много работал. Сердце не выдержало нагрузок. И больше никакой информации, понятно? Никаких шуток не было. Ничего не было. Работал и вдруг упал. Приехали, увезли и всё!

Игорь. А докладная? Он же жаловаться пошёл.

Света. Никому он не жаловался, уверена. Просто припугнуть хотел.

Олег. И припугнул. Надо заметить, изрядно.

Н. Ф. В общем, так: у нас несчастье, несчастный случай. И не болтать почём зря. Игорь, ты понял?

Игорь. Да понял. Чуть что – сразу Игорь.

Валерий. А теперь надо предотвратить ещё одно несчастье.

Н. Ф. Валерий, что ещё? О чем ты?

Валерий. Потому что если мы сегодня не соберёмся и не отметим сдачу отчёта, это будет трагедия. Нет, ну в самом деле, ну нехорошо получилось. Но ведь случилось уже. И ничего уже не переменить. А жизнь между тем продолжается. Олег Витальевич, у вас есть ощущение, что жизнь продолжается?

Олег. Я бы сказал – уверенность.

Валерий. Вот видите, даже уверенность. А праздников так мало, а будни так черны. Так что давайте всё-таки соберёмся, а? Соберёмся и тихо, печально выпьем, негромко поговорим о возвышенном, медленно попляшем под Шопена…

Валя. Меня сейчас вырвет от этого дурака.

Валерий. Что-о?!

Олег. Валюша, что с тобой? Может, тебе тоже «скорую» вызвать?

Валя. Как вы тут всем надоели, паяцы доморощенные. Один – серый, другой – белый, два весёлых гуся.

Игорь. Валя, ты что? Сама же всех дурачила. И Николая Николаича в первую очередь.

Валерий. Нет, мне это даже нравится. Одного угрохала, теперь на других бросается.

Олег. Мальчуган, не заводись. Возьми себя в руки.

Н. Ф. Действительно, Валерий, какие могут быть пирушки. Нам ситуацию надо расхлёбывать, а не плясать.

Валерий. Я про другое, Нина Фёдоровна. Они с Олегом отношения выясняют, а нам отрыгивается. У неё пост, а мы воздерживайся. Пошли они в баню.

Олег. Старик, ты хоть по живому-то не режь.

Валерий. Ладно – «по живому». Кто всё начал?

Олег. Что – «всё»?

Валерий. То самое. Кто нашего чудака во второй корпус послал?

Олег. Уж если на то пошло, то добивал его ты.

Игорь. Мужики, вы чего? Со столба упали?

Валерий. Если мы со столба, то ты – знаешь, откуда? Со своим дегенераком.

Н. Ф. Вы все и впрямь с ума посходили. Нашли время дрязгаться. Все его дёргали. Все. И Олег, и Валентина, и ты, Игорь. Все. Кроме меня.

Валя. Ага! Кроме неё. Праведница какая! Да вас и на месте-то не бывает целыми днями.

Н. Ф. Кого?! Меня?!

Валя. Тебя. То комиссия, то коллегия, то местком. Да ещё по магазинам с торбой наперевес.

Н. Ф. Ах ты, дрянь!

Валя. А я, дрянь, вкалываю за неё. И все мы – дряни – вкалываем. А как премию делить, так согласно купленным билетам.

Н. Ф. Так, одна высказалась. Кто следующий?

Игорь. Я считаю, Валентина права. Надо по справедливости.

Н. Ф. По справедливости тебя гнать отсюда надо поганой мешалкой. А мы тебя терпим.

Игорь. Своё дело я, между прочим, делаю. А хамить никому не позволю.

Н. Ф. У-тю-тю, как мы испугались. Даже Светку испугать толком не сумел. Пока соплями размахивал да рожи корчил, Олег вон Витальевич пальчиком повилял…

Олег. А вам не кажется, Нина Фёдоровна, что предметы эти вас абсолютно не касаются?

Валя. Значит, это правда?! Ах, гад! А кто клялся, кто мне говорил…

Олег. Наши с тобой разговоры быльём поросли.

Валерий. Бельём они поросли.

Олег. Ты-то хоть не лезь, чучело. Ходил, зудил, слюни до полу – «Валюшечка, душечка». Обломилось, гражданин Солодов.

Валерий. Так. Красивый разворот. Всё правильно: выдоил приятеля, можно и в морду плюнуть.

Олег. Тебя доить – потом рук не отмыть.

Валерий. Умывать руки – твоё основное занятие. Да ещё на готовеньких харчах разъедаться. Милое дело: работаем вдвоём, а диссертацию пишет один.

Олег. Ты фантаст, парень.

Валерий. Я – фантаст, зато ты – реалист. Поэтому у меня сквозняк за пазухой, а у тебя каждый второй результат – мой, каждый второй абзац с меня сдут.

Валя. Светка, ну как тебе нравится наш дружный коллектив?

Н. Ф. Вы хоть Светлану-то не вмешивайте в дрязганье ваше.

Валя. А чего её жалеть? Мышка на побегушках – так она тебя называет?

Н. Ф. Светочка, не дай тебе бог дожить до её лет и остаться одной. Впрочем, с её повадками…

Валерий. Ошибочка, Светочка. Она кандидатика поджидает. Свежей выпечки. Награбит, защитится – можно и уводить из семьи.

Олег. Не слушай его, Светлана. Это в нём зависть гноится. Зависть бездельника к трудяге, неудачника к победителю, местечкового донжуана…

Валерий. К похотливому козлу.

Олег. Как ты сказал, подонок?

Валерий. Повторить?

Валя. Сейчас будет кино.

Н. Ф. Не стравливай их, потаскуха!

Света (Кричит, схватившись за голову.) А-а-а!


Входит Николай Николаевич. Он широко улыбается.


Ник. Ник. О-о, да вы никак уже празднуете. С первым апреля, друзья мои! С праздником, дорогие мои сослуживцы! Ну как, здорово я вас разыграл? А вы думали: Николай Николаич – присяжный чудак, сухарь заплесневелый. Ведь думали? А я тоже люблю пошутить. Что вы на меня так смотрите? А, понятно, «скорая помощь». Ну это проще простого: у меня сестра жены на «скорой» работает. Я с ней и договорился. Она пожаловалась вчера, что вот, мол, как первое апреля – так и дёргают их по-пустому. Я и договорился. А ловко получилось, согласны? А то флюорография, сумка зелёная, рак в кармане на аркане… Так что жив Николай Николаич. Жив, здоров и весел, чего и вам желает. Кстати, о веселье. Вы ведь, я слышал, у Валентины Сергеевны сегодня собираетесь? Может, примете в свою компанию, а? Хватит нам ссориться. Как в одном мультфильме сказано: «Ребята, давайте жить дружно». И в самом деле, давайте жить дружно.


Конец.

Не думайте про белых обезьян


Восемнадцать эпизодов из пьесы, послужившей сценарием для фильма

1

Ресторанный офис (Хозяин Гаврилыч и его любимец халдей Вова – между прочим, будущий зять Гаврилыча)


Гаврилыч. Всё у нас будет круто и классно.

Обратной дороги нет. Это ясно.

На днях присмотрел подходящий подвал

и даже название подобрал:

«Райское местечко». Чем не кафе?

Начнёшь мечтать – и уже подшофе.

Впечатляет.


Вова. А сможем?


Гаврилыч. Сомнения прочь!

Не просто сможем – обязаны смочь.

Тем более сплошь хорошие вести:

Завтра будешь на новом месте

жить – служить, никакого риска.


Вова. А прописка?


Гаврилыч. Готова уже прописка.

В общем, думаю, будешь доволен.

Так что вперёд! А здесь ты уволен.


Вручает Вове пачку денег.


Вова. Ничего себе пачка!


Гаврилыч. Бери, бери!

Осмотрись, бутафорию подбери

И давай запускайся на полных парах ты,

но чтоб всё по уму, а не с бухты-барахты.

Ну, там, облицовка, паркет, обои…

А осенью, смотришь, и мы за тобою.

2. Гиблое место (Подвал и мансарда)

Вова. и дворничиха входят в подвал.


Дворничиха. Гиблое место…


Вова. Лягушки, что ли?


Дворничиха. Скажешь! Лягушки живут на воле.

А здесь комары и всякая мразь:

мыши, крысы, сырость и грязь.

Я бы туда ни за так, ни за деньги.


Вова. Хватит болтать!..


Дворничиха. Осторожней, ступеньки…


Вова. А что было раньше в этом подвале?


Дворничиха. Под винный погреб его сдавали

еще при царе…


Вова. О’кей, отлично!


Дворничиха. А после я тут служила лично.

Здесь сахар хранили, консервы, крупы…


Вова. А нынче вода и крысиные трупы…

Да, представляю, как в этом подвале

вы в свое время наворовали!..


Дворничиха. Зря вы такое… Не все воруют.


Вова. Все! Насосутся, потом жируют.


Дворничиха. Что же, по-вашему, честным людям

нет у нас места?


Вова. Ладно, не будем!

А теперь на чердак навострим сандали…

Мне там под офис квартиру дали.


Дворничиха. На чердак не пойду!


Вова. А причина какая?


Дворничиха. У художника там была мастерская.

И был этот тип так обижен судьбой,

что пил и беседовал сам с собой.

В психушку свезли. Ну, сошел с ума…

А голос остался. Слыхала сама.

Уж раз ты в больнице, то весь и лечись там!

Нечистое место!..


Вова. Ладно, почистим!..

3. Гостья из психушки

Вова и Даша.


Вова. Откуда вы взялись?


Даша. Вы врач?


Вова. Ну что вы!


Даша. А кто?


Вова. Отзываюсь на имя Вовы.


Даша. Вы из милиции?


Вова. Нет, с ресторана.


Даша. А сюда зачем?


Вова. Я живу здесь.


Даша. Странно…


Вова. Какая сюда занесла вас орбита?

Ведь дверь-то в мансарду была забита.


Даша. По крыше пришла и влезла в окно.


Вова. И сколько вы здесь?


Даша. Да не очень давно.


Вова. Вы что, из больницы сбежали, что ли?


Даша. Ага.


Вова. Где болит?


Даша. Да уж нету боли,

Прошло… Между прочим, меня звать Дашей.


Вова. Ну и что будем делать с каморкой нашей?


Даша. Мне некуда деться


Вова. А что случилось?


Даша. Нездешняя я. В институте училась…


Вова. А сюда как попала?


Даша. Знакомый позвал,

художник… Здесь был ужасный развал,

а я следила за чистотой…


Вова. А в больницу с чем?


Даша. Ну прямо святой!

Не зараза, не бойся. Просто крыша сползла.

Неудачный роман. Влюбилась в козла…

Вот тебе не хотелось отбросить коньки?


Вова. Коньки?


Даша. Ну копыта. Допустим, с тоски?

Не хотел себе репу раскроить кирпичом?


Вова. Ты что, с дуба упала?.. А я тут при чём?


Даша. Извини, перегрелась. Не по делу галдеж…

Хочешь, пол здесь помою, если тряпку найдёшь?


Вова. Слушай, как же ты жить собираешься, мать?


Даша. Молодую-красивую невозможно сломать!

4. Вова и пожарные

Вова. и пожарные качают воду из подвала.


Диспетчер (Рация)

Примите вызов: Мучной, дом три.

Горит чердак во дворе, внутри.


Старший Понял. Едем.

(Помощнику.)

Надо бросать.


Помощник Сворачивай шланги! Хватит сосать!


Вова. Как это «хватит»?!


Старший У нас работа.


Вова. А это, братва, не моя забота.

Я вас сюда не задаром позвал.

Мне нужен сухой абсолютно подвал!

А вы мне поёте о всякой фигне!..


Старший Но там же пожар!

Помощник Там крыша в огне!..


Вова. Это, парни, пустой базар!

Я не лох платить за чужой пожар.


1-й пожарный Ладно, закончим, тут ерунда.


2-й пожарный Туда, где горит, успеем всегда!..

Как там, скоро?!


Голос из подвала Пошел песок!


Старший (В окно)

Всё! Закругляйтесь!


Из подвала Последний сосок!


Старший Парень, мы сделали всё, что могли.


Вова. Ладно, спасибо, что помогли.


Помощник Кто нам платит, тот – господин.


Старший (Из машины)

Ежели что, звони: ноль-один!

5. У Гаврилыча дома

Гаврилыч, дочь его Лариса и Вова.


Гаврилыч. Ну ты – молоток! Гигант, право слово!

Я верил, что сможешь, но чтоб до такого!..

При полном раздрае, под жуткие цены

и воду ссосал, и обделал стены!

За десятерых один наворочал!

Не зря я тебя в Бонапарты прочил.


Вова. Нормальное дело. Без шума, без риска…


Гаврилыч. Нет, просто находка жених твой, Лариска!

Ну, без передышки! Учитесь, людишки!


Лариса За это и любим, что без передышки…


Гаврилыч. Бесстыдница! Как же, вполне современно!

Возьмись за неё, брат!..


Вова. Возьмусь непременно.


Лариса Конечно, возьмешься. Ведь я тебе нравлюсь?


Вова. А то?! Только прежде с подвалом управлюсь.


Гаврилыч. Гляди вот – на свадьбу кормлю гусака.

(Показывает в угол на клетку с гусем.)

А худо ли? Жрёт и на всех свысока…

(пауза)

Мироныч звонил. Надо срочно к нему.

Он всё подобрал…


Вова. Второй сорт не возьму.


Гаврилыч. С чего бы? Нормально на первых порах…


Вова. Нет, сразу под люкс!


Гаврилыч. (Мгновенно приходя в ярость)

Разрази тебя прах!


Вова. Уж делать так делать! И хватит халтуры!..


Гаврилыч. Ох, видно, моей ты не знаешь натуры!

Сопляк! Калабашка! Видали героя?!

Я вырыл тебя и обратно зарою!

Кому ты дерзишь? Возражаешь кому?!

Да вместо тебя я любого найму!..


Вова. О’кей, нанимайте! Пусть пляшут под дудку!

Мне пофиг!


Гаврилыч. Смотри-ка: завёлся не в шутку.

Не слишком ли круто рванулся на старт?!

А впрочем, он прав. Ну стратег! Бонапарт!

Едва похвалил, а его уже пучит.

А что будет дальше?


Лариса Скандалить отучит.


Гаврилыч. И ты за него?! Подмели и одели!

Ну ладно, вернёмся к вопросу о деле.

Давай до Мироныча. Там у него

Найдёшь черта в ступе – навалом всего!

Но с толком, а то он подсунет добра…


Вова. Все будет о’кей. Ну, приветик! Пора.


Лариса Ты что, не останешься?


Вова. Нет, не могу.

Мансарду еще обустроить… Бегу…


Лариса А завтра нельзя?


Гаврилыч. Не смущай мужика!

Сказал, что не может, – и всё! И пока!

6. Снова мансарда

Художник Гена, Ху-Пунь, Даша и Вова.


Гена. Какие люди! Здравствуйте!


Вова. Привет.


Гена. Мы незнакомы?


Вова. Думаю, что нет.


Гена. Я ситуацию немного не рублю,

но, знаешь, я тебя уже люблю

и рад, что расписался в этой пульке,

и это – главное! А прочее – сипульки!

Ну помнишь, брат, у Станислава Лема

Такая есть загадочная схема:

Нырнёшь в словарь узнать про этих тварей,

А там: «Сипульки – смотрим: сипулькарий».

Открыл на «сипулькарии» – ан, дульки! —

Тебя послали вспять: «Смотри: сипульки».

(Берёт со стола лимон.)

Возьмём лимон. Обыкновенный цитрус.

А почему он кислый? В чём тут хитрость?

Молекулы? Частицы? В чём секрет?

Ни в чём! Одни сипульки! Полный бред!


Вова. Согласен: полный бред. Смесь мусора и пыли!..


Гена. А хочешь семечек? Мы семечек купили…


Вова. Ты кто?


Гена. Не знаю. Есть немало мнений.

Ну, что-нибудь на «г». Говно, а может, гений.

А в общем, – Гена…


Вова. Здесь нужда тебе какая?


Гена. Здесь у меня, дружище, мастерская.


Вова. Так ты художник?


Гена. Местный Донателло.


Вова. Который из психушки?


Гена. Было дело…


Входит Даша.


Даша. Что, познакомились? И славно.

Здравствуй, Вова!

(Гене.)

А где Ху-Пунь? Зови сюда немого.


Гена. кричит наверх, где открыто окно на крышу.


Гена. Э-гей! Ху-Пунь! Кончай сшибать верхушки!


Вова. Вы что же, все слиняли из психушки?


Гена. Ну, в общем, да. А что же там хорошего?

Уныло, грязь и кормят слишком дешево…


С крыши по лесенке слезает Ху-Пунь – лысый щуплый человечек в костюме для восточных единоборств, в очках с очень толстыми линзами и с замочком, висящим на проколотых губах.


Даша. Не беспокойтесь, Вова, мы – нормальные.

Ну, может быть, немного аномальные.

(Показывает на Гену.)

Вот он лечился от алкоголизма.

А как там лечат – жуть: укол да клизма!

Сбежал и снова пьёт, как подобает гению.

Ху-Пунь попал по недоразумению.


Вова. Заметно.


Даша. Дал обет молчания. Но с Богом

Он говорит подолгу и о многом…

А иногда свои нам посылает мысли.


Вова. Понятно. И давно вы здесь зависли?


Даша. Неделю. Даже две.


Гена. Да полторы едва ли.


Вова. Ну вот что: я кафе здесь делаю в подвале.

Так, может, среди вас помощников отыщем?

Вы мне – ударный труд, а я вам —

харч с жилищем.

И если я пойму, что я – среди нормальных,

То будет всё о’кей, дождётесь премиальных.


Гена. А ежели – не в кайф?


Вова. А будете лениться,

Я вызову ментов – и здравствуй,

психбольница!..

7. В подвале

Троица и Вова.


Вова. Здесь самое место жареной куре.

Но не абстрактно, а всё как в натуре.

Чтоб слюнки взахлёб, то есть полная течка!

И крупно: «Кафе “Райское местечко”»!


Даша. А если назвать «Трактир “Пегас”»?

И кратко, и звонко, и радует глаз!


Гена. «Пегас» – это скучно. Напыщенный слог.

А ежели «Райский» назвать «уголок»…


Даша. А если «Эдем»? Не гульба в ресторации,

а именно сад! Всюду нимфы и грации.

Ручей!.. А в кустах затаился сатир…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3