Lee Sarko.

Экспедиция Жизни и Смерти



скачать книгу бесплатно

© Lee Sarko, 2017


ISBN 978-5-4485-3292-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Посвящается мамам.



ПРОЛОГ

Глазели в основном со второго этажа, рассредоточившись по коридору и делая вид, что просто любуются деревьями.

Во-первых потому, что она пришла не одна. Совсем рядом, чуть слева и позади, вышагивало высокое создание. Крепкая мускулистая фигура с широкими плечами, кожа – чёрная, словно облитая смолой, из одежды – только набедренная повязка, белая с золотыми пластинами и зелёным шнуром, и сандалии. На запястьях – простые золотые браслеты. Внешне он выглядит как человек, разве что голова шакалья. Очень изящно сидит, нельзя не отдать должное. Навострённые длинные уши не шевелятся, будто создание позирует художнику или скульптору. Впрочем, он сам словно бы и не шевелится – только ноги идут следом за девушкой.

Сама по себе она, может, и не привлекла бы внимания. Одета просто – чёрный гольф с горлышком, заправленный в штаны, штаны, в свою очередь, заправлены в высокие сапоги на тонкой подошве. Наверх на гольф накинута короткая куртка с множеством кармашков. Издалека, да ещё и со второго этажа, было сложно разглядеть лицо, но ничего особенного. Бледная, волосы чёрные, едва достают до плеч и слегка вьются. В руке она держит полупустую сумку и по ходу размахивает ею. Выглядит очень довольной. Похоже, даже улыбается. А если присмотреться ещё внимательнее, говорит на ходу. Правда, ей никто не отвечает – создание-шакал абсолютно бесстрастно.

А ещё она несла посох. Во второй руке. Это, собственно, и была вторая причина, по которой на неё глазели. Посох просто так ни у кого появиться не мог, тем более у девчонки, которой на вид не больше шестнадцати лет. Она несла его, будто он был обычной палкой, чуть покачивая. В навершии слабо светился голубой огонёк – сфера накопления.

– Кто доверил ей посох? – спросил высокий и очень худой парень, рассматривая незнакомку через стекло.

– Может, он нерабочий? – предположил его друг, задумчиво потирая подбородок.

– Светится, – кивнул высокий.

– Мало ли что, – отозвался второй.

Они помолчали. Недалеко от них трое ребят помладше перешёптывались и твердили друг другу, что «гений», «способна поднять целое кладбище», «впервые в истории» и тому подобные превозношения. С другой стороны долетали реплики вроде «дочка одного из высших, вот её и пустили», «сама ничего не умеет» и «мы её научим не наглеть».

Девушка прошла двор и скрылась под козырьком.

– Ну так что? – высокий повернулся к другу и по обыкновению накинул на голову капюшон.

Друг сразу понял, о чём речь, и начал озвучивать досье. Он знал несколько больше, потому и не делал спешных выводов.

– Родом из Бешаталя, училась в Школе Тела. Закончила с блеском, собиралась отправиться в долгое и познавательное путешествие, открывать новые знания и земли и помогать простому люду, но её настойчиво убедили закончить сначала обучение у нас. Кстати, её переводят на шестую ступень.

– Почему на нашу? Должна быть четвёртая, – подсчитав годы, заметил парень в капюшоне.

– Отец так решил, – пожал плечами друг. И он был прав – вряд ли кто-то ещё мог это решить, кроме директора.

– Тогда другой вопрос: почему она сразу не пошла учиться к нам?

– Это вопрос к ней.

Опять на несколько секунд воцарилось молчание.

– Пошли знакомиться, что ли, – вздохнул сын директора, – раз уж она теперь будет учиться с нами.

ГЛАВА 1. Радушный приём

Девчонка обнаружилась на первом этаже в холле. Она сидела на одной из чёрных скамеек, положив посох поперёк колен, и что-то рассказывала трём детишкам ещё с начальной ступени. Все здания начальной ступени, то есть общежитие для младших детей и два учебных корпуса, находились на противоположном конце сада, но ребята оттуда часто прибегали в общежитие к старшим в свободное время, мечтая, как однажды сами переедут сюда. Один из них, самый смелый, присел рядом с новенькой на скамью, двое других – девочки – стояли и опасливо поглядывали на посох. Они с детства знали, что посох каждый некромант начинает создавать, как только окончит семь ступеней Некроситета, и совершенствует его в течение всей жизни.

– …конечно, можно, – кивнула новенькая, отвечая на вопрос девочки, и протянула на ладони что-то чёрное. Малышка протянула руку в ответ и приняла пассивного паука. Он еле двигал ногами и скорее не сам переполз, а его просто перетряхнули из одной ладони в другую.

– Ты сама его собрала? – спросил мальчик, вытягивая шею.

– Нет, я его нашла. Но добавила важных функций, конечно. Знаешь, где такие водятся? Это…

– Дети, – раздался взрослый голос, и младшие повернули головы. Конечно, они узнали старших, которые сейчас возвышались над ними и смотрели на гостью. Мальчик покорно встал. Уважать старших – этому их тоже учили с детства. Тем более что сам мальчик был тайным фанатом некроманта в капюшоне и мечтал быть таким же высоким и костлявым, когда вырастет. А одной из девочек, возможно, этот красавец даже тайно нравился… а может, не этот, а его друг. Факт тот, что парочка известная во всех корпусах, а раз они намекают, лучше уйти.

Девочка ссадила паука обратно в руку новенькой, и все трое откланялись. Девушка с посохом посмотрела вверх любопытными глазами.

Первый стопроцентно соответствовал образу некроманта. Длинный чёрный балахон его был перевязан поясом, подчёркивающим худобу. Из широких рукавов торчали костлявые руки, а из ворота высовывалась такая же тощая шея. Острые черты, высокие скулы и рекордно малое количество белых волос, зачёсанных назад. Восточного типа, из Альмуты или, может быть, Вальта. Или даже провинции Скатар, там все ходят почти без волос. Глаза светло-салатовые.

Осмотрев первого, она перевела взгляд на второго, который как раз занял место мальчишки. Этот – голубоглазый, черноволосый, стриженый, как горожанин, до образа друга ему далеко. Одет, правда, во всё чёрное, но вещи простые – брюки, сапоги, рубашка с длинными рукавами. На безымянном пальце правой руки – костяное кольцо, на внутренней стороне которого наверняка выгравированы буквы. Из нагрудного кармана торчит хвостик дохлой мыши, а на шее на плотном ремешке красуется человеческий череп размером с ноготь на большом пальце.

– Сам сделал? – глаза у девушки загорелись, она уставилась на череп. Парень покачал головой.

– Нет, к сожалению. Это подарок. Ты новенькая из Бешаталя, верно?

– Да, – она кивнула. Теперь её можно было рассмотреть внимательнее. Правда, всё равно ничего особенного – кроме, разумеется, посоха и того чудовища, что сейчас стояло недалеко от входной двери – ребята не увидели. Она выглядела как обычная жительница столицы провинции Рагес: голубые глаза, чёрные волосы, бледная кожа. Правда, её волосы слегка вились и заворачивались под разными углами, но это не было такой уж редкостью, особенно если в предках кто-то из западных. Длинные ногти выкрашены чёрным лаком, на одном из них что-то нарисовано – не рассмотреть. Паук сидит на плече.

– Я тоже оттуда, – кивнул парень. – Игнис. Шестая ступень.

– Я Мин, – представилась девушка. – Тоже шестая. Значит, будем учиться вместе.

Она выжидательно уставилась на парня в капюшоне.

– Меня зовут Дарк, – сказал он. – Про тебя уже ходят слухи. Если ты на уровне высших некромантов, зачем тебе учиться?

– Ерунда, – она махнула рукой. – И всё это выдумки. Я на обычном уровне Школы Тела. Просто… просто они боятся, что…

– Мистра Катра, – их перебил звучный голос высокого мужчины, который только что спустился с лестницы. Он покосился на парней, потом перевёл взгляд на девушку. – Прошу в кабинет.

– Анубис! – тотчас громко велела она. – За мной.

Шакалоголовая тварь подчинилась и спокойным, размеренным шагом направилась за хозяйкой. Директор развернулся и стал подниматься вверх по лестнице. Друзья переглянулись.

– Твой отец очень вовремя, – Дарк присел на скамью.

– Он такой.

– Зачем тебе мышь? – друг наконец удосужился поинтересоваться. Хвост он видел и раньше, но каждый раз вопрос откладывался из-за более важных событий.

– Да я думал тебе мозг отдать, – вздохнул Игнис. – Ну, не тебе – твоему безмозглому Преториусу.

Дарк скривился, но возражать не стал. Друг был прав, существо получилось неважным. За него поставили зачёт, и казалось, что волноваться нет смысла. Но смысл всё-таки был.

Фактически Преториус был ползучим и очень гибким позвоночником с приделанным к нему черепом мыши. Смотрелась конструкция нелепо – учитывая, что позвоночник был человеческий. Но назад пути не было: когда приблизился зачёт, прекрасный череп собаки, заготовленный загодя, набрался каких-то потусторонних эманаций и начал разговаривать. Он озвучивал обрывки фраз, где-то и когда-то произнесённых находящимися в Некроситете людьми. Может быть, теми, кто проходил мимо комнаты Дарка по коридору. Или же просто выборочно. Порой высказывания выходили на редкость странными, и Дарк, чтобы потом не получить нагоняй за шпионство, аннулировал голову и утилизировал черепки. А к позвоночнику приделал то, что первое попалось под руку.

К сожалению, после того как химероид создан, заменить какие-то части чрезвычайно трудно. Особенно голову – если снять её, теряет все силы и тело, и части остаётся только выбросить. А парню не хотелось терять столь ценный, прекрасный гибкий позвоночник, где не было ни одного повреждённого элемента. Когда ещё будет разрешённый выезд на кладбище! Поэтому дальше дело было за совершенствованием.

Однако почти сразу после зачёта начались проблемы. Во-первых, Преториус грыз. Он грыз всё, что могли осилить мелкие мышиные зубы, а они осиливали почти всё. Измельчённые вещи высыпались через дыру в его нижней челюсти и чертили извилистые дорожки, что служили скорбным знаком для Дарка, который обнаруживал их в своей комнате.

Вторым недостатком химерала была, в общем-то, случайность. Учитывая, что Преториус ползает быстро и ловко, как змей, создатель решил привязать его к артефакту и хранить тот в комнате. Таким образом создание не смогло бы выходить наружу и наносить вред остальным. Дарк поместил специальное заклинание-якорь в кольцо и положил его на верхнюю полку – может быть, не верил, что тварь туда заползёт. Но Преториус заполз, и более того – влетел в это кольцо головой, и оно накрепко приросло к нему. Дарк с Игнисом вдвоём не смогли его снять. Так что теперь юркий позвоночник с мышиной головой имел возможность ползать там, где ему вздумается. Конечно, никому это не нравилось, и сейчас друзья безуспешно пытались найти способ что-то изменить, избегая развоплощения.

Вообще обычно химералов можно было обучать, но Преториус и от этого был застрахован – у него не было мозгов.

– Мышиный мозг? – Дарк сокрушённо покачал головой. – Не думаю, что он станет умнее.

– Может, спросить у Мин? Допустим, она приложила руку к созданию своего Анубиса. Должна в этом смыслить.

– Если сейчас я вернусь в комнату и не найду эту тварь там, – мрачно заключил худой некромант, – никого ни о чём спрашивать не придётся.


****

В Некроситете было принято селить учеников в отдельные комнаты, давать всем личное пространство. Мин определили на четвёртый этаж, где располагались комнаты для шестой ступени: женское крыло, предпоследняя дверь слева по коридору. За последней никто не жил, а вот за соседней обреталось милое воздушное создание классической красоты Альмуты. Новенькая увидела её в коридоре – соседка сидела на резной скамье и мечтательно смотрела в стену. Выглядело это, надо сказать, прекрасно – беловолосая, тонкая, как и Дарк, девушка казалась случайно присевшей на лавку паутинкой, которая исчезнет, стоит лишь дунуть. Мин это тоже отметила, поэтому не удивилась прячущемуся за углом черноволосому мальчишке, который аккуратно выводил на листе альбома изящные линии, бегло поглядывая на оригинал. Она просто прошла мимо, отметив про себя, что рисунок выходит неважный, проигрывая оригиналу с треском, и поравнялась с красавицей.

– Привет, – поздоровалась Мин. Ясно же, что жить им рядом, часто встречаться, да ещё и ступень одна. Нужно сразу налаживать контакт.

Девушка словно очнулась ото сна – она удивлённо моргнула, медленно повернула голову и подняла взгляд. Позы при этом не изменила. «Знает, что её рисуют», – решила Мин.

– Здравствуй, – хрустальный голос разлетающихся льдинок.

– Красиво сидишь. Вот как раз и…

Но тут беловолосая заметила Анубиса. Из груди её вырвался восхищённый вздох. Мальчишка за углом, бросив предыдущее творение, яростно чертил в блокноте совсем другие линии.

– Потрясающе! – выдохнула девушка, вскакивая со скамьи. – Это твой?! Он удивительный! Где ты его взяла? – походя она разглядывала исполинскую фигуру с разных сторон, ощупывая или пробуя ногтём.

– Мой, – польщённо кивнула Мин. – Я его сорок дней делала! Зовут Анубис.

Красавица остановилась и выпрямилась, повернула голову к создательнице.

– Создала сама?

– Ясное дело. Комната 18 – вон та, правильно?

– Да… – девушка скользнула взглядом в указанном направлении, потом задрала голову и изучила лик Анубиса, потом опять посмотрела на Мин. – Ты сказала, сорок дней?

– Сорок. Ну, у меня были пособия и хорошие советчики… и повезло с материалом. Правда, некоторые детали нужно было долго сращивать, энергии много тратилось, да и над головой пришлось изрядно потрудиться, но вообще я им довольна. Пока ещё не подводил.

Девушка непонимающе смотрела на Мин сверху вниз – новенькая оказалась ниже почти на полголовы. Можно было подумать, что она не понимает языка, на котором говорит собеседница. Потом она, не меняя выражения лица, осторожно представилась.

– Меня зовут Китара.

– Я Мин, – удостоверившись, что Китара всё-таки не потеряла дар речи, она развернулась. – Приятно познакомиться. Я пойду, мне нужно ещё расположиться в комнате и… и поговорить немного с вашим директором, – последнее она произнесла недовольно. Правда, уже только для себя, ну и Анубиса, конечно. Химерал послушно следовал за ней, Китара так и стояла в коридоре, глядя им вслед. Потом помотала головой, колыхнув волосами-паутинками, и решительным шагом направилась в общую комнату шестой ступени. Ей тоже нужно было кое с кем поговорить.

Мин задвинула засов на своей личной двери – по крайней мере, личной на два года, – и с наслаждением растянулась на кровати, стоящей по центру комнаты. Помещение большое, на келью монаха не похоже ни капельки. Большое двустворчатое окно, высокий потолок, широкий шкаф во всю стену, ширма, скрывающая просторный рабочий уголок с обширным столом и множеством ящичков, дверца в личную уборную. В общем, прилично. Да уж, спасибо друидам – если бы не состязание с ними, не видать бы ученикам такой роскоши.

Всё дело было в беспрерывной гонке, которую вели два известнейших на весь мир магических училища – Некроситет и Друидар. Впрочем, история началась даже не с этого.

Долгое время провинции Туманного края жили в спокойствии и согласии. И восточный Скатар, где люди привыкли обходиться без волос – на их теле можно было отыскать разве что брови и ресницы, порой с большим трудом; соседствующие с ним Альмута и Вальт, населённые тонкими беловолосыми жителями; срединный Рагес с самым крупным городом края – Бешаталем, – полный черноволосых и голубоглазых людей; западные Кладар и Териор и, конечно же, Претория – небольшая по размеру, но захватившая часть востока и часть запада провинция, протянутая вдоль неприступного и невероятно высокого горного кряжа. Здесь же располагалась и школа некромантов – Некроситет.

Создали его давным-давно, почти тысячу лет назад, люди, систематизировавшие знания об управлении тёмной энергией. Порой среди людей рождались те, кто мог необъяснимым образом её чувствовать, оживлять павшие тела, беседовать с духами давно ушедших. Но самое главное – упокаивать расшалившихся порождений Смерти. Проще говоря – нежить. Ведь энергия, если уж она образовалась, просто так без дела в воздухе висеть не будет. Она отправится в свободный полёт и обязательно найдёт, куда вселиться. Например, в произвольно взятый скелет. Или в павшего зверя. А если её слишком много, она тело ещё и подправит, превратив в нечто совершенно невероятное и опасное.

Первые некроманты сплотились именно в ответ на угрозу. Они развеивали страшных существ, вытягивали из них силу и приспосабливали её для полезных дел. Например, чем скелет лошади хуже живой лошади, если точно так же тягает плуг, да ещё и не спит, и кормить его не надо? А сторожевой собачий скелет – разве что лаять не умеет, но костями гремит исправно. А то и научится воспроизводить заунывный звук – правда, обычно заказчики от такого отказываются, потому как у самих с непривычки сердце из груди выскакивает. В общем, во благо народа, не ради злых дел, а для спасения.

Шли годы, рос Некроситет, ширился, накапливал знания. Открывались в разных провинциях Школы Тела – для обычных людей без дара, но тоже полезные знания давали: мумификация, посмертное вскрытие, таксидермия. И всё было хорошо, пока однажды не случилось землетрясение: крутой склон Великого Позвоночника треснул и оттуда вырвались жуткие каменные создания непонятной природы. И не живые они, и не мёртвые, не упокоить их и не развеять. Натерпелась тогда Претория, едва раскрошили каменных исполинов, несколько деревень были разрушены, Некроситет основательно подпортился, да и людей полегло немало. Но был во всём этом, как ни странно, и плюс.

Оказывается, по ту сторону непроходимого хребта, что звался в Туманном крае Великим Позвоночником, издревле жили люди. Край их звался Солнечным, хребет они величали Чёрным Змеем, провинцию Претория зеркально отражала загорная Аранея, и на таком же расстоянии от горы и довольно близко к новоявленному выходу стояла в этой провинции своя школа. Друидар.

Когда из горы стали выходить агрессивные каменные духи, выходили они в обе стороны. Как в Туманный край, так и в Солнечный. Обе стороны понесли потери, обеим несладко пришлось, но по окончании всего обнаружилось, что теперь в хребте есть тоннель. Основательно пробитый коридор, широкий и высокий, с неровными стенами и уходящими в разные стороны и порой под немыслимыми углами лазами. Разумеется, люди сразу же полезли в проход, чтобы узнать, что там, по ту сторону. Исследователи, путешественники и просто любопытные и с той, и с другой стороны веками грезили о том, чтобы перебраться, но никому это не удавалось.

Как ни странно, соседи не стали обвинять друг друга в нападении – сразу стало очевидно, что никто не виноват. А заключили они мир, наладив торговлю и назвав общий тоннель единым именем – Логово. Давно это было, никто и не помнит, почему именно это слово выбрали. Люди-то поначалу и языка друг друга не понимали, но потом выяснилось, что слова встречаются похожие, да и в принципе речь не очень отличается. Сейчас уже даже акцента не слышно, хотя нации не смешались и по-прежнему живут по разные стороны склона, лишь на время выезжая через Логово в соседние провинции.

Вот тут-то и началась гонка. Некроситет и Друидар, как водится, стали соперничать. Сначала пытались выяснить, у кого в силе преимущество, но не смогли. В Друидаре целительству обучали, беседам с животными и растениями, ну а некроманты ясно чем занимались. Тогда затеяли они вражду. В Солнечном крае поднятием мертвецов отродясь никто не занимался, не рождались у них люди с таким даром, вот и появились всякие словечки: «мерзостный», «с душком», «вонючая работа» и прочее. Некроманты в ответ величали оппонентов «толстыми чистоплюями» и «цветочкоедами». Однако и этого надолго не хватило.

Солнечный-то солнечный, а и там блуждающая тёмная энергия была. И даже побольше, чем в Туманном. А всё почему? Просто не было у них специалистов. Справлялись кое-как, при помощи острой стали и отчаянных смельчаков, но разве ж это выход? А как некроманты приехали – так даже обрадовались, сколько тут свежей и интересной работы. Солнечным даже стыдно стало их дразнить. В ответ они отправили к соседям своих друидов. В Туманном крае, конечно, и травники были, и знахари, но разве откажется кто в здравом уме от волшебников-врачевателей, что порой даже самый острый недуг возложением рук снимают? И ещё они умели выводить злобное насекомое с огорода или просить славные помидорчики стать размером с хозяйскую голову. Вражда была бессмысленна, вместо неё между двумя краями, а чуть позже – и между двумя школами воцарились взаимное уважение и добрососедское участие.

Но угомониться маги всё не могли. Они придумали, в чём их соперничество не принесёт никому вреда. Стали вести долгие споры о том, у кого лучше качество образования. Ежегодно отправляли друг к другу специальные комиссии и хвастались, кто чего за это время нового да хитрого придумал. И так надрывались, что из Школ не образовательные учреждения сделали, а конфетки. Качество этого самого образования превысило сто процентов. Контроль знаний проводился на высшем уровне, к каждому ученику был налажен индивидуальный подход, любым вопросам уделялось особое внимание. Руководящему составу, преподавателям и ученикам создавались фантастические условия, а бюджет училищ всё рос и множился, и вскоре стал позволять строить удобнейшие лаборатории, оранжереи и прочие необходимые в школах залы. Специалисты получались на славу, и давно уже не было случая, чтобы вышел из Некроситета или Друидара непрофессиональный друид или некромант.

Правда, и отбор вёлся строгий, далеко не каждый мог попасть в высшее учебное заведение. Но это того стоило. За последние полвека ни одного ученика не было отчислено ни с одной ступени. И настолько школы стали популярны и известны, таким уважением пользовались волшебники и колдуны в обществе, что негласно Туманный край прозвали землёй некромантов, а Солнечный – землёй друидов. Народу простого подавай: «Был у некромантов?» – «Вчерась только вернулся, на рынок ездил». Или: «Слыхал, из-за горы какие вести?» – «От друидов, что-ль?» Так и повелось.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6