Леди Эм.

Поющая во тьме



скачать книгу бесплатно

– Продолжим. Как твоё имя?

– А-ани'.

Снова схватил её, удерживая под водой чуть дольше прежнего. Отпустил. У девушки уже зуб на зуб не попадал.

– Запомни, у тебя теперь нет имени. Ты – никто. Ты – ничто. Ты грязь под ногтями, от которой нужно избавляться. Ты – назойливая муха, которую я могу прихлопнуть прямо сейчас, а могу забавляться часами, отрывая крылышки. Ты – рабыня, и больше ничего. Помнишь меня?

Рабыня отрицательно покачала головой.

– Опять неправильный ответ. Похоже, тебе нравится захлёбываться ледяной водой.

Вновь толкнул её под воду, наблюдая, как из рта и носа вырываются пузырьки воздуха. В глазах плескалось нечто, похожее на страх. Но недостаточно сильный. Её тело будто сопротивлялось само по себе. Лекс рывком вытащил её из воды.

– Я – Лекс, помнишь меня? Помнишь переход Исх-наар?

Девушка кашляла, пытаясь избавиться от воды, попавшей в легкие. Её сильно трясло.

– Может, ты меня и не помнишь. Сейчас – нет. Но вспомнишь, это я тебе обещаю.

Он сжал руку в кулак и ударил справа. Голова, будто державшаяся лишь на веревочке, мотнулась в сторону. Девушка ударилась об угол ванны, из рассеченной кожи потекла кровь. Лекс наклонил голову: еще немного, и попал бы в висок. Пожалуй, нужно быть осторожнее и бить расчетливее. Иначе игрушка сломается прежде, чем он сумеет ею наиграться. Поднялся на ноги, снял рубаху, насквозь пропитанную водой и вышел. В сторону метнулась Мейрим. Похоже, она подслушивала под дверью. Лекс скривился: все слуги одинаковы, и прошёл в столовую.

– Ясмина!

В комнату вбежала молодая девушка.

– Подавать вам на стол?

Лекс кивнул головой, вытянулся на стуле, предвкушая вкусную еду. Но его прервали. Запыхавшийся Бобур с порога выпалил скороговоркой, что за лекарем посылает Данир, его беременной жене сильно поплохело. Лекс чертыхнулся, собрал в котомку самое необходимое и вышел во двор. Там его ждал слуга, приехавший в лёгкой повозке. Слуга нещадно стегал лошадей. Они неслись со всех, а из их разинутых ртов вырывались хлопья пены. Видно, дело было серьёзное. Жена приятеля Лекса, Амисса, никогда не могла похвастаться отменным здоровьем, а с беременностью её состояние еще больше ухудшилось. Лекс опасался, что она не сможет доносить ребёнка до положенного срока.

Выглядела она и в самом деле плохо. И без того тонкая, бледная кожа казалась прозрачной в свете вечернего солнца. Она корчилась от боли, обхватив руками живот. Лекс осторожными касаниями ощупал живот, развел ноги в стороны, осмотрев промежность. Успокаивающе похлопал Амиссу по руке и принялся доставать из котомки пузырьки и бутылочки. После Лекс крикнул сиделку, объяснив ей, что и когда давать госпоже.

– Амисса, тебе нужен отдых и только. Не утруждай себя нагрузкой. Никакой.

С нажимом на последнее слово произнёс он и вышел к ожидавшему за дверьми приятелю.

Данира можно было бы назвать приятным, если бы не развязная улыбка и чуть злобный прищур. Высокого роста, мускулистый, с тяжёлым, будто вытесанным из камня лицом, он казался почти таким же иноземцем, как Лекс.

Светло-зеленые, почти прозрачные глаза контрастировали с темными волосами, чем неизменно привлекали к себе женское внимание. Иногда Лекс задавался вопросом, почему он всё ещё поддерживает связь с этим прохиндеем. Он был из того сорта приятелей, что всегда рядом на кутежах, но в момент истинной опасности подожмут хвост. Однако он поначалу выручил Лекса, снабдив его изрядной суммой денег. Более того, он отказывался принимать деньги обратно, отвечая с типичным для него хохотком, что они ещё успеют расквитаться. Из-за этого Лекс чувствовал себя вечно обязанным приятелю и сносил его общество, как мог.

– Долгих тебе лун, Лекс.

– И тебе, Данир.

– Слуга сказал, что оторвал тебя от еды.

– Точнее я и куска не успел в рот положить.

– Пойдем, исправимо это.

Приятели уселись за обильно накрытый стол. Лекс не стал терять время зря и первое время от него не было слышно ни звука. Зато Данир говорил за двоих, как обычно хвастаясь.

– Знаешь, Данир, оставил бы ты свою жену в покое. Ей осталось совсем немного времени. Если ты не умеришь свой аппетит, она потеряет ребёнка.

– Увы, дружище. как только она открывает свой маленький ротик и начинает нашёптывать мне всякие непристойности, я не в силах удержаться. Горячая штучка. Женившись на ней, я получил в распоряжение готовую на всё шлюшку и хорошую супругу в одном лице.

– И всё же. Тебе не хватает бордельных шлюх?

– Я успеваю и там, и там. Но если ты так настаиваешь, то сейчас мы отправимся к нашей любимой гостеприимной тётушке.

Тётушкой в городе называли хозяйку одного из борделей, пользовавшегося популярностью. В борделе существовали чёткие правила: получаешь только то, за что платишь. Ничего сверх оговоренного. Девушки были и красивые, и уродливые, и просто старательные. Лекс время от времени посещал этот бордель, утоляя вполне естественную потребность. Не отказался он и на этот раз, решив, что обойдётся лишь просмотром пары танцев. Внутри борлеля, как всегда, царил приятный полумрак. У входа гостей сегодня встречала сама Тётушка. Поприветствовала их поимённо и пожелала приятного времяпрепровождения. Ходили слухи, что она помнила имена всех своих многочисленных любовников и клиентов. Когда-то она и сама была одной из самых высокооплачиваемых шлюх, скопила денег, выкупив саму себя у хозяина, и открыла свой собственный бордель. Пусть город был невелик, но здесь она была богиней, богиней всех шлюх.

Данир и Лекс направились в залу, уставленную низкими столиками. В этой зале приходилось принимать полулежащее положение. На столиках дымились пряные травы, рекой лилось вино. Звучала приятная музыка, и на возвышении посреди зала извивались в чувственном танце девушки. Приятели попали на самое начало представления. Девушки были ещё почти полностью одеты, под просторными туниками лишь угадывались очертания соблазнительных тел.

Лекс и Данир пригубили вино, появившееся в их бокалах будто по волшебству: так незаметно сновали по залу слуги. Музыка чуть ускорила темп, и девушки скользнули вниз, растворяясь среди посетителей. К столику Лекса и Данира приближались две девушки. По пути они избавлялись от лишней одежды. Одна светловолосая, вторая с темными длинными косами. Данир приподнялся и притянул к себе светленькую, пышнотелую девицу. Та призывно улыбнулась и неспешно отбросила в сторону лиф, приблизилась к Даниру и принялась танцевать, соблазнительно покачивая бёдрами.

Лекс наблюдал за темноволосой. На ней оставалась лишь коротенькая юбочка, грудью была обнажена. Девушка раскачивались из стороны в сторону под музыку, прикрыв глаза. Подняла руки и будто бы невзначай коснулась своей груди, отступила на один шаг, повернулась вокруг себя, приблизилась к Лексу. Девушка начала двигать бедрами и ласкать собственную грудь. Гладила её, покручивала соски, слегка пощипывала… Из полураскрытого рта доносились едва слышные стоны. Лекс, завороженно смотрел на искусительницу. Сейчас она стояла совсем рядом, возвышаясь над ним. Она открыла глаза, кокетливо посмотрела на Лекса и улыбнулась. Продолжая поглаживать грудь одной рукой, вторую она запустила под юбочку и принялась ласкать себя внизу.

Лекс ощутил слегка сладковатый, пряный запах турия. Заметил слугу, обходившего зал с дымящимся кусочком смолы на небольшом блюдце. В разных концах зала другие слуги проделывали тоже самое. Похоже, уйти, просто понаблюдав за девушками, не удастся. Уже сейчас Лекс чувствовал, как по телу разливалось приятное томление, а низ живота ещё больше отвердел. Девушка скользнула на колени Лексу, тот потянулся к её губам, но девушка отклонилась от поцелуя, вставая и протягивая руку. Лексу ничего не оставалось кроме как последовать за ней в небольшую комнату.

– Особые пожелания? – поинтересовалась девушка, расстёгивая на Лексе рубашку.

– Нет, выдохнул он ей в губы и крепко сжал ягодицы, прижимая девушку к себе. Девушка была профессионалка, за считанные секунды расправилась с одеждой Лекса и, опустившись на колени, принялась целовать и посасывать кончик его члена. Лекс расслабился и позволил девушке управляться с ним так, как она пожелает, Лишь немного придерживая её голову и изредка заставляя её ускорить темп.

– Довольно, – выдохнул Лекс, заставляя девушку подняться. Развернул её к себе спиной и толкнул на кровать. Девушка подчинилась, призывно прогнула спину, подняв кверху круглую попку. Лекс скользнул правой рукой по мягкой коже бёдер, раздвинул складки губ и погрузил палец внутрь девушки, с удовольствием отмечая, насколько она мокрая. Второй рукой намотал на руку косу и потянул на себя. Под косой на шее увидел черную татуировку. Перед глазами сразу пронеслась вчерашняя картина в конюшне, черноволосая рабыня с татуировками во все руки. Ненависть черным облаком взметнулась в душе. На какой-то краткий миг ему показалось, что под ним сейчас не шлюха из борделя, а та самая рабыня. Он сильнее дёрнул волосы девушки, заставляя её приподняться и с силой насадил на свой член. Девушка подчинилась, Лекс начал яростно двигаться внутри неё. Шлюха застонала ещё громче.

– Тварь, – прошептал Лекс. В замутненном рассудке билась лишь одна мысль – растоптать, унизить, причинить боль. Оттолкнул девушку и с силой шлёпнул её по ягодицам, потом ещё раз и ещё. Девушка зашипела от боли, проворно отползла, дотянулась до веревки, висящей у изголовья и дёрнула. Тотчас же раздался резкий трезвон. И пока Лекс ошарашено осознавал, что произошло, в комнату вошли двое стражей внушительных размеров.

– В чем дело?

– Клиент сказал ничего особенного, но…

Шлюха повернулась, демонстрируя охранникам задницу, на которой алело пятно от удара.

– Вы знаете правила. Получаете только то, за что платите. Райя не из тех, кто обслуживает таких клиентов. Вам придётся уплатить ей в любом случае. Если хотите, мы покажем вам нужных шлюх.

Лекс поморщился. Большинство из таких девиц являли собой довольно печальное зрелище. Постоянные синяки от энергичных побоев клиентов, попытки скрыть их под слоем косметики, чтобы выглядеть привлекательно. Увы, даже постоянные втирания специальных мазей не спасали профессионалок. Такие быстро выходили из строя. Одна из ярых любительниц жестокого обращения из этого борделя и вовсе напоминала ходячий труп. Пожалуй, для каждой найдется свой любитель. Но Лексу не хотелось этого. Просто шлюха напомнила ему Ани?, и он не смог совладать с собой.

– Нет, – отрицательно качнул он головой. – Не хочу менять девушку. Пусть остаётся эта, буду помягче с ней.

Стражи вопросительно посмотрели на шлюху, та после непродолжительного раздумья согласно кивнула головой. Стражи покинули комнату. Но скорее всего остались стоять неподалеку, готовые ворваться в любую минуту. Шлюха же улыбнулась и приняла соблазнительную позу.

– Раздвинь ноги и ласкай себя.

Девушка покорно повиновалась. Лекс принялся смотреть, как шлюха трёт клитор, засовывая иногда внутрь себя пальчик.

– Хорошо, продолжай. Не останавливайся.

Он обошел кровать, взобрался над девушкой, нависнув над её головой, поднеся к её рту возбуждённый член.

– Открой рот.

Шлюза повиновалась. Лекс ввел напряжённый член и начал двигаться.

– Ласкай себя быстрее.

– Ещё быстрее.

– Ещё.

Лекс двигался, как безумный. Разрядка была бурной. Девушка попыталась отстраниться, но Лекс удержал её на месте.

– Глотай, шлюха.

Когда с девицей было покончено, Лекс швырнул на пол плату за услуги, и направился к выходу. Искать Данира не было смысла, он скорее всего развлекался с той пышнотелой девицей, а может и не с ней одной. Жаль только, что приехал он сюда вместе с приятелем, в его повозке. Придётся нанимать возницу.

Лекс вышел на улицу, оставив бордель с его искушениями позади. Была уже ночь, тёплая и светлая из-за двух лун. Лекс всей грудью вдохнул ночной воздух и медленно побрёл в сторону дома. В голове ещё шумело из-за большого количества креплёного вина и дыма отборного турия. Пожалуй, прогулка пойдёт даже на пользу. Улицы были пустынны, только в некоторых заведениях светились окна и слышалась отдалённая музыка. Изредка тявкали собаки, переругиваясь между собой. Лекс сел на придорожный камень и поднял глаза в небо, щедро усеянное чужими созвездиями. Прошло около шести лет, а он всё ещё изредка чувствовал тоску по родному дому, выворачивающую душу наизнанку. Казалось, это было так давно или этого не было вовсе. Строгий отец, красивая соседская девушка, торопливые и неумелые занятия любовью, долгие странствия и неизменное возвращение к родному очагу, ласковое тело любимой, мечты об ином будущем… Ильназ Лексант эн-Рамид из Намирра. Боги, что от него осталось? Короткое имя, будто прозвище пса, тело, наполовину изуродованное шрамами и память, наполненная болью и отчаянием. У того, другого, впереди было будущее, у Лекса же не осталось ничего, кроме дороги из страдания и жестокости, ведущей прямо в бездну. Он пройдёт этой дорогой и утащит в пасть небытия ЕЁ. Вслед за собой.

Глава 3

Утром Лекс сидел в столовой, ожидая завтрака. Служанка запаздывала.

– Ясмина! – нетерпеливо крикнул он. – Где тебя носит?

Вместо неё появилась Мейрим с уставленным тарелками подносом.

– Почему ты накрываешь на стол? Где Ясмина?

Мейрим расставила тарелки, наполнила бокал бодрящим напитком. Отошла немного назад:

– Я отправила Ясмину прислуживать у пекаря. Жить она будет у родителей жениха.

– Вот как? Свадьба назначена лишь через несколько месяцев, и помнится, Ясмина отказала пекарю в просьбе работать на него.

– Всё изменилось. Там ей будет безопаснее.

Лекс недоумевал, к чему клонит служанка.

– Безопаснее? В доме, где она провела всю свою жизнь, ей ничего не грозит.

Мейрим вздохнула, собравшись с духом, и твёрдо произнесла.

– Я не уверена в этом. Только не после того, что видела.

Лекс со стуком поставил бокал на стол.

– То, что ты видела, касается только меня и этой … рабыни. Я приказываю Ясмине вернуться и прислуживать так же, как прежде.

Мейрим покачала головой.

– Ясмина была рождена рабыней, но я уплатила за её свободу ещё прежнему хозяину. Она – свободный человек, и вольна уйти в любой момент.

Лексу нечего было возразить на это. Он яростно пилил ножом кусок мяса на тарелке.

– Как ты собираешься справляться со всем хозяйством?

– У вас появилась новая рабыня. Надеюсь, она годна хоть на что-то. Сейчас я отправила её убирать на заднем дворе.

– А не слишком ли много ты на себя берёшь, Мейрим?

Женщина застыла. Такое обращение к ней было хозяина было незнакомо.

– Если я вам не угодила, вы вольны поступить так, как вам заблагорассудится. Прошу прощения, Господин.

При этих слов Мейрим глубоко поклонилась, чего ни разу не делала с самого момента появления Лекса в этом доме, и, пятясь, покинула комнату. Лекс пожевал жёсткий кусок мяса и выплюнул. Мейрим хорошо справлялась со всем, но готовила довольно скверно. Готовкой всегда занималась её дочь, Ясмин. Ко всем прочим заботам теперь добавилось ещё и это.

Лекс покинул дом, вошёл в небольшое здание рядом с домом, отведённое под работу лекаря. В одной из комнат хранились труды по медицине, рабочие заметки, лекарства и инструменты. В другой комнате он принимал больных. Была ещё одна комната на случай, если придётся на некоторое время оставить несчастного лежать под присмотром. Лекс крикнул Бобура, занимавшегося ремонтом изгороди, приказав ему привести новую рабыню. Приказ был исполнен немедленно. Рабыня вошла и встала, глядя на Лекса пустым, ничего не выражающим взором. Лекс недоумевал. Он надеялся, что она была сильно опоена, но действие наркотика уже должно было сойти на нет. Надо бы осмотреть рабыню.

– Подойди.

Лекс внимательно осмотрел глазницы, гортань рабыни. Та безмолвно повиновалась. Ничего указывающего на опаивание наркотиками нет. Неужели она и вправду заторможена по причине слабоумия? В это верилось с трудом. Нет, он отказывался в это верить. Что за удовольствие измываться над той, чей рассудок витает в недосягаемой дали? Она должна знать и осознавать всё, что он с ней собирается сделать.

– Раздевайся.

Рабыня скинула лёгкую тунику на пол. Лекс развернул её, осмотрев спину, по которой он вчера прошелся цепью. Синяки расползлись на большую часть спины, но серьезных повреждений не было. Более того, он ожидал увидеть синевато-чёрные пятна, однако синяки выглядели так, будто им уже была неделя. Похоже, рабыня была крепче, чем он думал. Ссадины и царапины на теле не кровоточили, через день от них не останется и следа.

– Одевайся. Сядь, – Лекс указал рукой ей на место.

Рабыня села на утрамбованный земляной пол в углу. Лекс задумчиво прошёлся по комнате. Он мог бы, разложив её на столе, вскрыть ей грудную клетку и посмотреть, как бьётся её сердце, мог бы сломать руку или ногу и вынуть раздробленные осколки костей из ран, мог бы вывернуть все пальцы и потом вставить их обратно. Но он не мог вскрыть ей душу, заглянуть ей в голову, найти причину поломки и исправить. Может, в тех книгах, что собирал Фариз и он сам, найдётся хоть что-то? Он пробежался глазами по полкам, взял одну книгу и углубился в чтение.

Время шло… Лекс перебирал одну книгу за другой, оказавшихся бесполезными. В некоторых описывались приступы безумия, бешенства, одержимости… В других описывались случаи слабоумия, но то, что видел перед собой Лекс, не подходило ни под одно из этих описаний. Он был бессилен. Всё это время рабыня безучастно сидела на месте, изредка меняя позу, не давая онеметь ногам. Лекс швырнул последнюю книгу через всю комнату. Бесполезно! Он – хороший мясник, но никудышный знаток душ.

– Убирайся! – прорычал он в сторону рабыни. Та, будто только этого и ждала, проворно выскользнула из комнаты. Оставалось только одно – навестить старого Мемета, одного из лучших лекарей в городе. Мемет невзлюбил Лекса с самого начала. Он едва не плевался, завидев его. И сейчас, едва Лекс переступил порог его дома, презрительно скривился.

– Долгих лун, мудрейший.

Мемет в ответ пробурчал что-то непонятное и прихлебнул чая из чашки.

– Я пришел к вам за советом.

– Я тороплюсь, у меня нет времени на болтовню.

Мемет крикнул слугу, велев ему собирать инструменты.

– И всё же. Боюсь, если кто и в силах помочь мне советом, то это только вы. Покойный Фариз всегда благосклонно отзывался о вашей твёрдой руке и цепком разуме.

Это было правдой лишь отчасти. Фариз говорил, что вперёд мастерства у Мемета родилась спесь и жадность. Лекс нагло льстил. Мемет польщённо улыбнулся, продолжая попивать чай.

– Я купил рабыню. По словам торговца, она как и все другие были опоены хемалем. Однако прошло уже два дня, а она до сих будто не в себе.

– Работорговцы! – желчно выплюнул Мемет. – Они даже брехливее иноземного пса. Единственное, что я могу посоветовать, это внимательнее осматривать товар перед покупкой. Возможно, её опоили другим наркотиком…

Лекс терпеливо выслушал, как старый лекарь перечислил все те признаки, по которым можно распознать действие наркотика. Отрицательно покачал головой:

– Нет, не похоже.

– В таком случае ничем не могу помочь.

Мемет выжидающе посмотрел на Лекса, давая понять, что разговор окончен. Что ж, похоже настало время прибегнуть к другому способу. Лекс достал из кармана драгоценный камень, прозванным лунным из-за прозрачного оттенка с переливами в разные цвета. На родине Лекса такие камни стоили недёшево, но здесь, в Хендале, они были большой редкостью и очень высоко ценились. Лекс сделал ставку на жадность Мемета и не прогадал. Тот проворно схватил камень, положенный перед ним, полюбовался игрой цвета и восхищённо поцокал языком.

– Может, есть ещё какой-нибудь способ узнать наверняка, в своём уме рабыня или нет?

Мемет ласково погладил камень пальцем.

– Дорого обошлась рабыня?

– Недёшево.

Мемет вздохнул:

– Единственный, кто сможет тебе если не помочь, то хотя бы ответить на твои вопросы, это жрец храма солнца.

– Храма солнца? – удивился Лекс. – Не знал, что в Хендале, и тем более здесь, есть такие храмы…

Мемет почтительно коснулся пальцами двух лунных полумесяцев, висящих на шее. Лекс машинально повторил его движение.

– Поверь мне, мальчик, та небольшая часть горожан, что знает об этом храме, предпочла бы никогда не иметь причин для обращения туда.

Скорбные складки вокруг губ Мемета прорезались ещё сильнее, он будто постарел на глазах.

– Сын Солнца, так называют верховного жреца привечает в этом древнем храме убогих и слабоумных. Он и его последователи живут на пожертвования от тех, кому пришлось расстаться со своими близкими по понятным причинам. Не спрашивай у меня, как его найти. Я не знаю дороги. Но тебе повезло, один раз в месяц есть возможность попасть туда. Завтра на рассвете жди на южной окраине города, у высохшего колодца. Один из служителей приведёт к Храму.

– Благодарю вас. Долгих лун вам, Мемет.

– Лекс, закрой лицо, когда поедешь. И не трепись. Это не то место, посещением которого нужно хвастать. Будет лучше, если об этом вовсе никто не узнает.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное