Лебэл Дан.

S-T-I-K-S. Долгая дорога в стаб



скачать книгу бесплатно

Но всё равно взгляд то и дело начинал соскальзывать на кобуры представителей закона и я продолжал прикидывать варианты. Помотал головой, чтобы очистить бестолковку от дурных мыслей. Странное что-то со мной творится – в одиночку, с травмированной спиной, собрался воевать с пятёркой вооружённых полицейских. Совсем страх потерял? Или тут в чём-то другом дело?

Шалва собрался довольно быстро, выглянул из подсобки, кивнул головой себе за спину и снова скрылся. Прозрачный намёк я понял и последовал за ним. В подсобке оказалась ещё одна дверь ведущая наружу. Перед её открытием Шалва вытащил откуда-то сбоку дробовик и взял его в руки.

– Ты рюкзак нэси, – он показал в сторону здоровенного баула. – А я прикрывать буду если что.

– Ты в людей стрелять собрался? – опешил я от такого поворота событий.

– Нэт, только в психов. Мнэ жизнь дорога и защищать её я буду любой цэной. Пошли!

Я подхватил рюкзак и не спеша просунул руки в лямки. Чуть скривился, размещая его на спине.

– Болээшь? – участливо поинтересовался нежданный товарищ.

– Со спиной совсем плохо.

– Барсучьим жиром мазать надо, – поделился со мной народной мудростью Шалва, на что я просто хмыкнул, сообщил о своей готовности, и мы вышли из придатка к остановке. На удивление, Шалва умел пользоваться дробовиком. Я понял это, посмотрев на то, как он его держит в руках и как двигается вместе с ним. Хорошо, если так, нам такие люди в напарниках нужны.

Мы вышли и двигались так, чтобы между нами и отрядом полиции постоянно была или остановка, или кусты, что росли по эту сторону дороги. Шалва предупредил, что разрешение на оружие у него есть, но, насколько мне известно, сейчас оно бы не помогло. Нельзя носить оружие в заряженном состоянии, да даже просто в собранном состоянии транспортировать его нельзя.

По пути к машине Шалвы я всё разглядывал попадающихся прохожих, пытаясь выявить агрессию на ранних стадиях. Или нам повезло, или просто без каких-то обстоятельств агрессия не проявляется. Все встреченные нами люди либо просто убегали, завидев дробовик в руках Шалвы, либо застывали соляными статуями и провожали нас долгим взглядом. Как происходил процесс «отмирания» я не разглядывал – некогда.

Машиной напарника оказалась бежевого цвета «Нива» немного странной формы – я такой не помню почему-то. Вся зауженная и немного длиннее по сравнению с тем стандартом, что сохранился в памяти. Уселись, после чего Шалва передал дробовик мне, спросив, умею ли я им пользоваться. Получив утвердительный ответ, он кивнул и завёл автомобиль. Машина завелась с пол-оборота, мерно зашумела двигателем, после чего Шалва сдал задним ходом и поехал через двор.

– Тут срэжэм нэмнога, – пояснил он свои действия. – Нэ хочу по главным улицам ехат. Если вэздэ так, то можэм и застрять – пробки будут.

Немного поразмыслив, я согласился с выводами напарника. Только вот нормально выехать со двора нам не дали. В арке выезда застряли две машины, а самих водителей на месте не оказалось.

– Обратно едем? Или машины отгоним? – вынес я на обсуждение новый план.

– Попробуем отогнать.

Обратно нэ хочу, точно застрянэм.

– Тогда я наружу. Прикрывай, – передал дробовик хозяину.

Я выполз из «Нивы» и не спеша подошёл к первой машине – красного цвета «семёрке». Заглянул на место водителя, наклонился к рулевой колонке – ключей нет. Но это не особо страшно ВАЗы, если не последних моделей, и без ключа зажигания нормально заводятся.

– Есть монтировка? – крикнул я напарнику. Тот молча кивнул, и через полминуты передал мне требуемое.

Вскрыл пластик рулевой колонки, нашёл нужные провода, выдрал их из замка зажигания. После чего сверился с памятью, и соединил чёрный провод с розовым, а синий с коричневым. И оставшимся красным проводом коснулся чёрно-розового соединения, предварительно поставив рычаг коробки передач в нейтральное положение. Затрещал стартёр, двигатель чихнул и заработал. Вот так вот. Я хоть и без памяти, но навыки из прошлой жизни не пропьёшь. Хотя, как и говорил раньше – ВАЗы без ключа заводить разве что младенец не умеет.

Сдал назад, приткнув «семёрку» в приподъездный скверик, безбожно задавив всю цветастую растительность. Бабки ругаться будут нещадно – столько трудов пропало. Хотя нет, поправил сам себя, точно ругаться не будут. Не до того им будет, совсем иные заботы у них начнутся – где бы мяса сочного найти, да побольше.

Вылез из машины, и проверив, прикрывает ли меня Шалва, направился ко второй – какому-то иностранному джипу. Шалва добросовестно исполнял роль прикрывающего, внимательно осматривая окрестности. До джипа я не дошёл буквально пару шагов – снова странный голос в голове и волосы на затылке будто приморозило. Поняв, что это может означать, дёрнулся в сторону, но, видимо, не особо резво.

Грохнул выстрел, и в лобовом стекле стоящей передо мной машины образовалась внушительная дыра. Я упал на землю, уходя от следующего выстрела, и помимо взвывшей от чрезмерных нагрузок спины, ощутил, как горит огнём левая лопатка. Твою мать, дробью палили и в меня что-то прилетело.

Снова выстрел, за ним следующий, но уже с другой стороны – это Шалва наконец вступил в бой. Думать и анализировать некогда, надо как можно скорее искать укрытие. Я перекатился на живот и с максимально возможной скоростью пополз к ближайшему укрытию. Им оказалась бетонная клумба того самого скверика по которой я варварски проехал минуту назад.

– Я попал в нэго! – радостный крик напарника застал меня скрючившимся в три погибели.

– Точно?

– Да, – на этот раз крик Шалвы раздался уже рядом, и я выглянул из укрытия.

Выглядел мой напарник возбуждённым и излишне радостным. А так нельзя – никто не говорил, что стрелок один. Или что через короткий промежуток времени не появится второй, или даже третий.

– У тэбя кровь тэчёт, – Шалва помог мне подняться.

– Сильно?

Тот молча снял с меня окровавленную одежду, осмотрел рану.

– Нэ особо, но пэрэвязать надо. Только врэмени на это нэт.

Противореча своим словам, он достал аптечку, быстро скатал тампон и туго перевязал рану, оставив свободными мои руки.

– Это так, на пэрвое врэмя. Потом, нормально надо будэт сдэлат, а сэйчас надо срочно уходыт.

Тут я с напарником был согласен на все сто процентов. Нашумели мы изрядно, и сюда может пожаловать полиция – тут до проезжей части всего ничего. Звук выстрелов там точно слышали. Вот пожалуют сюда сотрудники правопорядка, и что? Опять запрут за решётку, а я туда больше не хочу. Да и психов, как мне кажется, с каждой минутой становится всё больше и больше.

Ладно, нечего рассиживаться, необходимо заняться делом.

Глава 4
Жизнь вторая. Не все йогурты одинаково полезны

– Джип проверить надо, – поднявшись, я засеменил к мешающей машине.

Стрелок вторым выстрелом тоже явно целился в меня, поскольку попал прямо в капот джипа, и не успей я упасть, то явно уже встречался бы с новой парочкой бомжей. Разворотило капот джипа не сказать, чтоб так уж сильно, но пробить ему двигатель он всё же умудрился. Об этом свидетельствовала лужа масла, натёкшая на асфальт. Заведётся он в таком состоянии? Нам проехать-то пару-тройку метров надо.

Проверять не пришлось – в машине ключей не было, а как её заводить без них не знал ни я, ни Шалва. Поковырялся в памяти пытаясь выудить хоть какую-нибудь информацию – глухо, как в танке.

– Трос принэсу. Выдэрнэм, – напарник принял решение и быстро зашагал к своей машине.

Зацепили трос, дёрнули, а когда джип с трудом начал движение, со стороны проезжей части донеслась частая автоматная стрельба. Шалва её тоже услышал. Я это понял по тому, как мотор «Нивы» взревел, и сцепка из машин очень быстро проехала мимо меня. Шалва не церемонился и о сохранности своей «ласточки» уже не помышлял. При резкой езде задним ходом он то ли не увидел зад припаркованного «лендровера», то ли просто не стал заморачиваться. Незамедлительно послышался звук столкновения, с разбившихся фар посыпался разноцветный пластик, и невозмутимый водитель деловито вылез из машины, даже не взглянувший на повреждения. Я на такое отношение только головой покачал. Хозяин – барин, что тут скажешь?

Отцепив трос, закинули его в багажник и наконец-то выехали со двора.

– Куда едем? – пристёгивая ремень безопасности, поинтересовался я.

– Вниз, на набэрэжную. Оттуда на мост. Самая короткая дорога из города, – выруливая на улицу, Шалва вертел головой в разные стороны.

Рванули через пустой перекрёсток прямо, мимо двухэтажных домиков, среди которых кроме вездесущих магазинчиков даже встречались жилые. Всё старое, обветшалое, резко отличающееся от двора, где я возродился в этот раз.

– Старый район? – поинтересовался я, когда мы проехали мимо здания позапрошлого века.

– Да. Почти всё под снос пойдёт. Новостройки будут.

Ещё один перекрёсток. Этот намного оживлённее, чем предыдущий. Перевёрнутый белый ПАЗик – рейсовый автобус с номером маршрута 56, и с пассажирами внутри. А ещё – врезавшийся в него тяжёлый КАМАЗ. Пока пролетали перекрёсток, я успел увидеть, что живые в автобусе были. Не все, конечно – при таком обилии крови на окнах выживших бывает немного. А перекрёсток мы именно что пролетели – Шалва выдавливал из двигателя «Нивы» всё возможное. Я же, вжавшись в кресло, держался за ручку над окном и смотрел на дорогу, молясь всем богам, чтобы мы не врезались во встречную машину. Напарник был довольно неплохим водителем – я успел оценить, такое сразу в глаза бросается. Это даже на рефлексах всё – садишься в машину к неизвестному водителю и первые пять минут только и делаешь, что анализируешь его манеру вождения. А потом либо успокаиваешься и занимаешься своими делами, либо напряжённо всматриваешься в дорогу, параллельно пытаясь найти у себя педаль тормоза. И так весь путь.

Нормы и правила движения автотранспорта в городе пропали совсем – абсолютно все встреченные машины ехали с многократным превышением скорости и, как следствие, не все из них доезжали до пункта назначения.

– Дэржись! – раздался запоздалый крик Шалвы.

Мне кричать было не надо, я и так видел, что на нас, несётся грузовая «Газель», с улыбающимся во весь рот придурком за рулём. В последнее мгновенье Шалва резко крутанул рулём, и нас вынесло на встречную полосу. А водитель «Газели», так и не справившийся с задачей по протараниванию, как ехал по прямой, так и въехал в попавшийся ему по пути магазин «Красно-Белое». Звон разбитого стекла, скрежет сминаемого металла и крики раздавленных людей – всё это через секунду осталось позади, потому как наш водитель и не думал снижать скорость. Как по мне, он даже прибавил слегка.

– Ты не думал снизить скорость? Разобьёмся же нахрен! – я больше не мог молчать.

– Если нэ успээм до моста, мы тут и останэмся, – не отрывая взгляда от дороги, прокричал водитель нашего болида. – Город совсэм с катушэк съэхал.

У меня было много контраргументов и можно было вступить в дискуссию, но отрывать сейчас внимание Шалвы от дороги я счёл неуместным. Пусть уж рулит, а то отвлечётся, и всё, привет, очередной подвал с бомжами. Я пошарил глазами в безнадёжной попытке найти на приборной панели надпись «AirBag», и тяжело вздохнул.

Ещё один перекрёсток с красивым трёхэтажным зданием справа, на котором большими вензельными буквами было написано «Драматический театр». Весь мир – театр, а люди в нём актёры, так вроде бы было у классика? Только вот мир немного изменился, и теперь весь мир – дурдом, а люди в нём те ещё психи. А пройдёт немного времени – и психов не останется, а будут лишь урчащие твари, желающие только одного – живого человеческого мяса.

– Куда?! – заорал я, видя как Шалва, не снижая скорости, несётся в тупик.

Видимого проезда не было – справа гаражи, слева – стоянка и муниципальное здание, а прямо – мусорные баки, за которыми на массивных бетонных тумбах тянулась теплотрасса. Отвечать мне водитель не стал, просто немного снизил скорость и направил машину между краем гаража и опорой теплотрассы.

Мы всё же втиснулись, ободрав бока «Нивы» и лишившись обоих зеркал заднего вида. Ничтожная цена за такой трюк.

– Тут проезда на дорогу для машин нет! – быстро оглядев двор, досадливо крикнул я.

– Знаю! Дэржись! – последовала команда от доморощенного Шумахера и, поняв, на что именно решился Шалва, я крепче ухватился за ручку и немного поджал ноги.

Перед нами стояла обычная пятиэтажка, которая тянулась вправо и через метров двадцать поворачивала налево. Потом был узкий проход, только для людей – через него разве что только мотоцикл проехал бы. А вот слева был забор из обычного профильного листа, и именно на него направил наш болид Шалва.

Звук удара от встречи бампера с тонким листом металла, скрежет ломающихся тонких балок, к которым он был прикручен, и мы с полуметровой высоты выпрыгиваем на проезжую часть. Между двором и дорогой оказался перепад высот. Со двора это было незаметно, и сейчас этот самый перепад я почувствовал на себе в полной мере.

«Нива» воткнулась в дорогу, а я крепко приложился о пластиковую панель, и даже заблаговременно пристёгнутый ремень меня не уберёг. В голове от удара зашумело, перед глазами замелькали разноцветные мошки, а машину по инерции пронесло дальше по дороге.

«Всё, отъездились» – вяло проникла мысль в голову. Но я ошибался. Двигатель не заглох. Более того, машина, скрипя всем, чем только можно, продолжала движение. Я повернул голову к водителю и попытался сфокусировать взгляд. Попытка не прошла – окаянные цветные мошки продолжали летать перед глазами, застилая взор.

Начинало подташнивать, и где-то на периферии сознания накатывала боль от ноющей спины и плеча. Ко всем остальным моим бедам прибавилось ещё и сотрясение мозга. Плохи дела твои Болт, плохи.

Машину мотнуло влево, и я сообразил, что мы повернули на очередном перекрёстке. В глазах немного прояснилось и получилось разглядеть окружающую действительность. Ехали мы не по дороге, а по брусчатому скверу, предназначенному только для пеших прогулок. Опять Шалва дорогу срезает?

Внезапно водитель выругался и резко надавил на тормоз. Я по инерции качнулся вперёд, но на этот раз не ударился. Послышался гулкий удар о капот и ещё одно ругательство Шалвы на незнакомом мне языке. Мы сбили заражённого, не психа, а именно перерождённую тварь, что выскочила под машину.

– Он сам под машину бросэлся, – зачем-то попытался оправдаться передо мной напарник.

– Шалва, друг, – говорить у меня тоже получалось с трудом. – Тут кроме нас с тобой людей больше нет. Только твари, так что вывози нас отсюда, и давай как можно быстрей.

Тот вместо ответа снова газанул, и мы затряслись по брусчатке дальше. С каждой секундой голова всё больше прояснялась, и мне удавалось рассмотреть новые детали. Одна такая деталь меня очень сильно напрягла – брусчатка впереди заканчивалась метров через сто, и создавалось впечатление, что дальше обрыв или очень резкий перепад высот. Снова прыгать на машине не хотелось совершенно, поэтому я повернулся к водителю и прохрипел:

– Что впереди?

– Лэстница.

Ответ меня сначала озадачил, а потом привёл в ужас. Какая нахрен лестница?! Машины по лестницам не поднимаются, да и не спускаются тоже. Прохрипеть что-то внятное у меня не получилось – мы как раз доехали до этой самой лестницы.

Мраморные колоны и такая же лестница шириной метра четыре, ведущая вниз, к мосту, и всё это сделано исключительно для людей, не для машин. Но, Шалву это не остановило, и он, практически не снижая скорости, покатил вниз. Тряска была такой сильной, что я сжал зубы, иначе их переломало бы друг о дружку. Машина пыхтела, скрежетала, и казалось, вот-вот развалится на части. Но каким-то чудом мы добрались до конца лестницы.

Шалва и тут не остановился. Он снова ударил по газам, и «Нива» влетела на пешеходный мост через реку. Мост на вид выглядел крепким, с бетонными опорами, уходящими в реку, и для проезда автомобиля на нём вполне хватало места. Несуразность я заметил и осознал через пару секунд – примерно на середине реки пешеходный мост заканчивался и начинался новый, только автомобильный. Вроде бы нам легче – можно нормально ехать, а не как мы до этого, но не всё было так просто.

Новый автомобильный мост начинался метра на четыре выше, чем заканчивался пешеходный. Либо удар головой был достаточно сильным и у меня просто обман зрения, либо дурдом под названием «Континент» способен на многое.

– Так и должно быть? – указывая пальцем вперёд, поинтересовался я.

Шалва будто очнулся от спячки, встрепенулся и резко нажал на тормоз. Машину повело вправо, и мы несильно ударились в парапет моста. Остановились, и мотор сам собой заглох.

– Чэго это? – вопрос водителя вызвал у меня нервный смешок.

– Это я у тебя спрашиваю, чего это?

– Тут так нэ было, – поскрёб себя по макушке Шалва.

– Тогда не было, сейчас есть. Что делать будем?

– Надо осмотрэться, – вылезая из машины, ответил напарник.

Я последовал за ним. Осмотрелись, но понятнее, что именно произошло, не стало. Прикинули, как можно добраться до верхнего моста. Если подогнать машину и встать на крышу, то можно попробовать дотянуться. Я, понятное дело, для таких акробатических трюков не гожусь, так что выбор пал на Шалву.

Мотор «Нивы» долго сопротивлялся и не хотел заводиться, но отборный мат на неизвестном мне наречии и выпученные глаза водителя сотворили чудо – мотор чихнул и затарахтел. Странно с перерывами, но до границы мостов мы доехали.

Как оказалось поднять себя вверх на руках Шалва не в состоянии. Он хоть и здоровяк, но не гимнаст, да и тучен продавец шаурмы не в меру. Шалва схватился за верхний мост руками, подтянулся… и на этом всё! Затащить себя наверх у него не получилось.

– Можэт спрыгнэм и до другого бэрэга доплывём? – внёс новое предложение озадаченный кавказец.

– Смеёшься? Тут до воды метров двадцать. Разобьёмся к чертям!

– Тогда на слэдующий мост надо, – вынес новое предложение Шалва.

– А мы сразу не могли к следующему?

– Хотэлось бэз пробок, – пожал он могучими плечами.

– Ясно, – я тяжело вздохнул. – Погнали тогда, нечего время терять.

Как я там раньше говорил? Хочешь рассмешить бога… ну и далее по тексту. Никуда мы не погнали – автомобиль не выдержал всех жизненных передряг, что выпали на его долю в последние полчаса и сломался. Окончательно. Машина даже не завелась, и как я потом заметил, под самой «Нивой» натекло изрядно масла с тосолом. Хана бибике, короче.

– Пешком идём? – с тоской осведомился я, когда мы прошли немного по мосту в обратном направлении.

– Нам жэ надо просто на тот бэрэг?

– Нам надо подальше от города. А так да, для начала нам надо перебраться на тот берег.

– Можно на лодкэ, – внёс новую мысль Шалва. – Тут в киломэтрэ лодочная станция есть, – он пальцем указал направо от моста.

Прикинул «за» и «против», ничего невыполнимого в плане я не нашёл и согласно кивнул. Мы прошли мост и спустились к берегу реки. После чего я затребовал передышки – спина разнылась, голова кружилась, щека тянула, а лопатка, куда угодила дробинка, почему-то жутко чесалась. Полный набор незабываемых ощущений, правда, не самых приятных.

Посидев с минуту на парапете, я оценил дальнейший путь. Идти нам предстояло по городскому пляжу, что снижало и так небольшую скорость передвижения – асфальтовых дорожек здесь не было, только галька. А время с каждой секундой уходит, я это просто печёнкой чуял. И этот нежданно прорезавшийся внутренний голос всё шептал и шептал, требуя, поторопиться.

– Может, мы наверх поднимемся и по асфальту пойдём? – с тоской поинтересовался я.

– Совсэм плохо? Выглядишь ты нэ очэнь.

– Такое чувство, что сейчас рассыплюсь на отдельные фрагменты. Ну, так что скажешь?

Что он думает по этому поводу, ответить Шалва не успел – послышался грохот сминаемого металла, ещё один громкий звук, такой, что казалось, будто что-то проломило кирпичную стену. А затем прямо перед нами, с высокой насыпи, что отделяла берег от остального города, пролетел многотонный грузовик. Вслед за красной «Сканией» летел прицеп-рефрижератор, который до столкновения с домом наверху был с ней одним целым. Влетев в берег и практически смяв всю кабину, машина по инерции перелетела через себя, и тут на неё сверху упал рефрижератор.

Визг и грохот стоял оглушительный, потом в этой куче металлолома что-то вспыхнуло и ещё раз грохнуло. Мы машинально пригнулись, и как оказалось не зря – крупный обломок, бывший недавно куском обшивки, пролетел над нами.

– Нэт, идти надо низом. И надо торопиться, – вынес общее решение Шалва, и мы поковыляли по пляжу.

Триста метров, именно столько по моим подсчётам я смог выдержать. Прекрасно понимая, чем грозит промедление, я заставлял себя идти шаг за шагом, скрипя зубами и костеря весь белый свет. Но и сила воли не безгранична – на очередной коряге я споткнулся и разлёгся на гальке. Всё, больше я не ходок. Хоть тут меня грызите, хоть стреляйте, но дальше я не пойду.

Напарник, трезво оценив ситуацию, перетащил меня к кустам.

– Я один до лодки сбэгаю. Потом на нэй сюда подплыву, – Шалва уже придумал план.

Не самый плохой, на мой взгляд, план. Чего нам двоим бежать сломя голову, если один из нас тот ещё бегун? И не будем тыкать пальцем в сирых и убогих.

– Отлично придумано, – только и просипел я в ответ. – Ты только осторожнее там, пали в любого не раздумывая.

Шалва опять кивнул и трусцой поспешил куда-то вдаль. Я неспешно принял горизонтальное положение. Хорошо-то как. Никуда спешить не надо, пусть хоть и ближайшие пятнадцать минут, спина успокоилась, лопатка тоже не свербит – лепота.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении