Лаурелин Макджи.

Струны любви



скачать книгу бесплатно

Что же, Ланс всегда был оптимистом… То есть нет – он просто замечательно притворялся таковым. После его смерти Лейси по совету психолога тоже попробовала притворяться. Увы, не очень-то получалось. А если что-то и получалось, то радость ее была явно искусственной. Например, она делала вид, будто радуется новой книге Нила Геймана или сэндвичу с беконом, но на самом деле грустила – ведь рядом с ней не было того единственного, с кем можно было бы поделиться вкусной едой или же прочитать отрывки из книги, которые ее зацепили. Впрочем, иногда это работало. Как, например, сегодня: ей действительно очень понравились группа и их музыка – необычная, интересная… и расслабляющая.

– Ну что, ведь правда они замечательные?! – Лейси вздрогнула, услышав у правого уха пронзительный голос Кэт. – Давай выпьем еще!

Лейси задумалась. Она была готова задержаться в клубе из-за музыки, но Энди же ждала ее дома рано и трезвой…

– У меня завтра утром важная встреча, так что я, наверное, скоро уйду, – ответила Лейси. Кроме того… Хоть Фолкс пока не ответил, но это могло случиться в любую минуту, а она хотела поговорить с ним спокойно, без шума и посторонних вокруг. – Спасибо тебе за приглашение и за то, что показала мне такую классную группу. Как она называется?

– «Блу Хиллз». Может, еще по коктейлю? Давай, а? А то ты же никогда не веселишься… – Кэт надула губы.

– Нет-нет. Лучше не надо. – Лейси встала, собираясь уходить.

В этот момент музыканты закончили песню и сразу же начали другую. Звуки мелодии, нежные и эмоциональные, заставили Лейси взглянуть на сцену. А потом вокалист запел, и ее поразил его голос, звучавший с искренней болью и даже с надрывом. Но именно слова песни заставили ее забыть обо всем на свете, сесть и дослушать до конца.

 
Самолет из Бостона.
Зимнее утро.
Мир исчезает подо мной,
Я улетаю
 
 
Далеко за горизонт
В высоту.
Солнце встает за спиной,
А я улетаю
 
 
Далеко от этого мира,
Чтобы создать еще один.
Прощаюсь с этой галактикой ради новой,
Надеюсь найти гармонию.
 

Эта композиция поразила ее в самое сердце. Мелодия была завораживающей, аранжировка – прекрасной, а текст являлся чудесной метафорой. Песня была не столько о полете, сколько о том, что чувствует человек, стоящий на пороге больших перемен. Человек, который знает, что прошлая жизнь превращается в тень под ногами, а его уносит куда-то ветер перемен. Уносит далеко от этого мира, в новую галактику…

Лейси казалось, что песня о ней. Впрочем, так, наверное, мог бы сказать почти каждый. И это было признаком настоящего таланта – выразить свои эмоции так, чтобы они затронули сердце каждого. Группа была не просто хорошей, а отличной.

Лейси внимательно посмотрела на вокалиста. У него были светлые волосы, – наверное, крашеные, – которые он зачесал вверх на манер Джеймса Дина. Щеки же, как у всех современных фолк-музыкантов, поросли короткой щетиной, а голубые глаза казались очень выразительными.

В общем, парень выглядел весьма сексуально. Одежду он подобрал по-модному небрежную, брюки, на вкус Лейси, были слишком уж обтягивающими, но все равно он ей очень понравился.

«Так, это что-то новенькое…» – промелькнуло у нее. Ведь последний раз она обращала внимание на мужчину… Ох, после Ланса ей никто не нравился. Может, она начала потихоньку возвращаться к жизни? Или же все дело в том, что этот парень прекрасно знал, чем привлечь девушек на концерте?

Лейси продолжала таращиться на него. Когда же он обвел слушателей взглядом, то заметил ее – и вдруг подмигнул. Она ужасно смутилась, но все-таки улыбнулась ему и тотчас отвела глаза – не хотела, чтобы ее неправильно поняли.

И в тот же момент Лейси увидела музыканта, который играл на банджо. У нее сразу пересохло в горле, и она услышала стук собственного сердца. Этот парень тоже притягивал взгляд, но был не таким загадочным и недоступным, как вокалист. Он казался… совершенно реальным, настоящим. И очень простым. Его пальцы словно летали над инструментом, и, судя по сосредоточенному виду, он был полностью погружен в музыку. Вокалист делал шоу, а этот парень играл для себя. И в каком-то смысле его представление было даже интереснее, чем шоу блондина. Конечно, оба они выглядели классно, но, в отличие от певца, парень с банджо был не столько сексуален, сколько красив. У него были темные чуть взлохмаченные волосы, ямочки на щеках, которые не могла скрыть бородка-эспаньолка, как у Джонни Дэппа, и карие глаза, проникновенно смотревшие на струны.

Внезапно он оторвал взгляд от своих пальцев и поднял голову. В следующее мгновение их взгляды встретились, и Лейси невольно вздрогнула – его взгляд был необычайно горячим и пристальным. И ей даже почудилось, что он смотрел прямо ей в душу. Но что же он увидел в ее глазах? Нет, конечно, не похоть, а что-то другое… Очевидно, то самое, что, как казалось самой Лейси, давно уже в ней умерло.

Его взгляд был слишком интимным и потому тревожил ее. Пробуждал странные, давно забытые ощущения.

Лейси вздохнула и заставила себя отвернуться. Она была не готова к такой буре эмоций. И вообще, ей давно пора идти домой.

Повернувшись, Лейси увидела перед собой бокал, который, конечно же, поставила Кэт, хотя она и заявила, что пить больше не будет. Лейси в задумчивости посмотрела на спиртное. Если сейчас пойти на поводу у Кэт, то последует и еще один бокал, а в итоге она начнет спьяну флиртовать с сексуальными парнями на сцене – ужасная перспектива! И дело ведь не только в завтрашнем визите в свадебное агентство…

Перехватив взгляд сидевшей рядом незнакомой девушки, Лейси кивком указала на свой бокал и сказала:

– Угощайся, а мне уже хватит. – Девушка с благодарностью улыбнулась и взяла бокал. – Спокойной ночи, Кэт. – Лейси вынула из кармана кошелек и бросила несколько купюр на барную стойку. – Увидимся на работе в понедельник.

– Спокойной ночи, противница веселья, – пробурчала Кэт.

Лейси молча кивнула ей, затем встала и пошла к двери. По пути она обернулась и в последний раз взглянула на группу. Вокалист стоял на коленях с микрофоном в руках. Эту позу он наверняка отрепетировал перед зеркалом. Но парень, играющий на банджо, продолжал смотреть на нее. Он едва заметно улыбался, и ямочки на его щеках играли. Лейси поспешно отвернулась, опасаясь, как бы на нее вновь не нахлынули эмоции, которых она так боялась.

«Противница веселья»? Нет, скорее ее следовало назвать «противницей чувств». О боже, раньше она была совсем другой. Ей нравилось проводить время за веселой беседой в баре и общаться с коллегами. А теперь она уже не представляла, как можно беседовать с людьми и получать от этого удовольствие.

И теперь у нее на первом месте стояла карьера. Что ж, ничего удивительного… Ведь надо на что-то жить. Почти все свое время Лейси посвящала звукозаписи и своим песням, а общение со знакомыми свела до форумов в Интернете. Личных встреч она вообще старалась избегать.

Добравшись до дома, Лейси уселась в кресло и открыла браузер. Ее любимый форум, сообщество анонимных авторов песен, стоял домашней страницей. Только тут она могла спокойно общаться с людьми, потому что никто из них не знал о ее горе. Лейси сообщала о себе только то, что считала нужным, и потому никто и не пытался ее жалеть и утешать. Именно это ей и требовалось.

На сайт она наткнулась случайно уже после смерти Ланса, когда поняла, что не может побороть депрессию обычными способами. И дело вовсе не в том, что она отвергала традиционную терапию. Нет, у нее было несколько встреч с психотерапевтом, но в итоге Лейси решила обратиться к великим людям, у которых училась мудрости с самого детства; то были Дженис Джоплин, Бетховен, Кобейн, Сильвия Плат, Эдгар По и Эми Уайнхаус. Эти люди не сидели на кушетке и не говорили о своих бедах. Они переживали их в музыке и в стихах, и Лейси такой подход нравился гораздо больше. Творчество могло исцелить лучше любого врача.

Конечно, она не собиралась (как многие из ее кумиров) рано отправиться на тот свет. Нет, ничего подобного. Но все эти люди сочиняли свои самые лучшие вещи, когда им было хуже всего. Лейси хотела, чтобы с ней произошло нечто подобное. Ей хотелось выплеснуть свое горе в гениальной песне, которая осталась бы вечным памятником их с Лансом любви. Она чувствовала: если у нее это получится, то ей станет легче.

Но пока что она не создала никакого шедевра и потому лелеяла свое горе – дабы каждая капля тоски по любимому воплотилась в том, что она когда-нибудь создаст. Ее одиночество, ее смятение и, если быть честной до конца, злость на судьбу могли стать основой для прекрасной песни. Да, все части мозаики у нее имелись. Вот только вдохновение никак не приходило…

Лейси просмотрела несколько тем форума. Одна из ее любимых называлась «100 %Печаль», и ей она доставляла какую-то странную противоестественную радость. Форумчане выкладывали там мрачные истории, например – о паре, которая разбилась в ночь перед свадьбой. Именно сюда заходили люди, у которых никак не получалось написать по-настоящему унылую песню. Вдохновившись, они настраивались на нужный лад, а потом, если все хорошо, садились и сочиняли что-нибудь печальное… и модное.

В подобном чтении действительно было что-то противоестественное – ведь Лейси слишком хорошо помнила те ужасные мгновения, когда она нашла своего жениха мертвым. Такого она не пожелала бы и врагу. Но она все равно постоянно заходила в этот раздел.

А может, ей впрямь нужна помощь психиатра?

Еще одна тема, на которой она часто зависала, называлась гораздо проще: «Пиши или умри». Это название очень хорошо передавало ее отношение к творчеству. Если бы такой жестокий выбор действительно существовал в реальности, то получилось бы, что ей следовало бы отправиться вдогонку за Лансом.

Дзынь!.. Это пришло личное сообщение. Наконец-то! Лейси ждала этого весь вечер. «Привет. Только что получил сообщение. Что случилось?» И подпись – ФолксНеУмер27. Ее лучший виртуальный друг. Нет, не так. Слово «виртуальный» обесценивало бы их дружбу. Фолкс и Лейси, вернее – ЛюбовьБезПесен, как ее звали на форуме, – и впрямь были настоящими друзьями, но только в другом мире. Кстати, неплохая тема для песни!

«Был занят со своей группой?» – напечатала Лейси. Теперь, когда Фолкс появился в Интернете, ей не хотелось сразу писать о проблемах. Она обожала болтать с ним о разных вещах – важных и не очень – и каждый день с нетерпением ждала, когда наступит вечер и у них появится время для очередной беседы.

То, что она подружилась с музыкантом, тем более таким талантливым, было естественно. Фолкс посылал ей свои тексты и аккорды, и она порой давала ему советы. Песни у него были замечательные – он умел простым языком говорить об очень сложных вещах, и многие его истории звучали весьма эмоционально. Поэтому ей очень нравилось с ним общаться – иначе просто быть не могло.

Только непонятно, почему у нее в последнее время так стучало сердце, когда они переписывались.

«Да. Мы готовимся к туру. Но ты не ответила на вопрос. Что случилось?»

Ох, такая реакция казалась совершенно неестественной. Она ведь ничего о нем не знала… Не знала, как выглядит ее друг, откуда он, как его зовут, прикрывает ли рот ладонью, когда зевает…

Она не ответила на вопрос и спросила: «А с кем ты едешь в тур?»

Лейси тотчас пожалела, что задала такой вопрос. Форум ведь был анонимным сообществом – это условие и сделало его успешным проектом, а модераторы зорко следили, чтобы правила никто не нарушал; они скрывали личные данные пользователей, чтобы сделать ресурс комфортным местом общения. Люди тут говорили на равных, а это чувство неизбежно исчезало, если один собеседник мог узнать что-нибудь из личной жизни. На форуме писали как известные музыканты, так и те, кто только шел к своей славе. А также те, которые о ней даже не мечтали. Но полная анонимность была необходима. Никакой личной информации. Чтобы стать членом форума, музыкант обязывался не распространять о себе никаких сведений и не просить их у других. Иначе неизбежно возникли бы судебные иски (клевета и прочее) и всякие неприятные слухи. Музыканты на форуме могли только помогать друг другу советами, вот и все.

ФолксНеУмер27 знал, что ЛюбовьБезПесен работала в какой-то студии звукозаписи – и ничего больше. Вопрос же насчет тура, вполне естественный среди друзей, на форуме звучал двусмысленно. Лейси знала, что модераторы могли читать личную переписку и, конечно, делали это время от времени. Кто знает, какой вопрос покажется им слишком личным? Это решали только они сами, никаких четких правил не существовало.

«Хватит увиливать. Выкладывай новости, Любовь!»

Из всех знакомых ей людей она могла поговорить о записи в студии только с Фолксом. И только он мог ее понять. Потому Лейси отбросила страхи насчет анонимности и ринулась в бой: «Студийное время, которое я забронировала для себя на январь, перенесли на пораньше. Одна группа отказалась от записи».

«Что ж, прекрасно! Я очень за тебя рад». Форум как раз и создавался для таких «красивых» моментов. Его создатели надеялись, что музыканты будут чаще поздравлять друг друга с успехом, если останутся анонимными.

«Как ты можешь говорить такое? Неужели думаешь, что я смогу за месяц выдать два десятка хитов? Ты же в курсе, что мне пока нечего записывать».

Кстати, Фолкс был единственным человеком, знавшим об этом. И опять-таки – благодаря анонимности, существовавшей на форуме. Только здесь, где ее никто не судил, не жалел, не советовал начать пить антидепрессанты, Лейси могла раскрыть свой большой секрет. Могла сказать, что уже давно (после смерти Ланса) она не писала новых песен. Ее творческий «канал» был заблокирован. Абсолютно.

Каждое утро после Самого Ужасного Дня (этот день был единственным в ее жизни, а не одним из многих) Лейси брала в руки свою любимую старенькую гитару, которую купила в пятнадцать лет и назвала Лаки[2]2
  Lucky (англ.) – удача.


[Закрыть]
, так как надеялась, что та принесет ей удачу, и садилась на широкий подоконник, за которым шумела Тремонт-стрит. Пытаясь сочинить песню, она брала аккорды и ждала, когда к ней придут слова – те самые, которые могли бы передать терзавшую ее боль. Но слова застревали в горле, превращаясь в комки неспетых стихов. В конце концов ей становилось трудно дышать, и она откладывала гитару.

«Знаю, – ответил Фолкс. – Сколько времени у нас в запасе?»

Ах, она так и знала! Этот безликий собеседник всегда поддерживал ее и постоянно протягивал ей руку помощи.

«Десять недель», – с дрожью в пальцах напечатала Лейси.

«Спокойно. Мы справимся».

«Правда?» Ей очень понравилось, что он написал «мы», давая понять тем самым, что ее проблемы – и его тоже. Наверное, она обманывала себя, но сейчас это не имело значения.

«Конечно, справимся. Только нам надо сменить тактику. Надо вести себя агрессивнее».

Агрессивнее? Черт возьми, она ведь и так всеми силами старалась выжать из себя хоть одну песню. Фолкс прекрасно знал об этих ее попытках. И он не хотел преуменьшить проблему – просто пытался ее успокоить и поддержать. Однако ситуация от этого не менялась, и Лейси призналась в своем главном страхе.

«Я боюсь, Фолкс. Что если мои попытки останутся бесплодными? Что если вдохновение навсегда ушло от меня?»

«Оно вернется. Я знаю, что ты боишься, но мы справимся. Я тебе помогу».

«А как именно?» Она ждала ответа и с улыбкой смотрела в экран.

«Пока не знаю, но я готов на все».

В ту ночь, когда она уже легла в постель, слова Фолкса, вспыхнувшие на экране, еще долго танцевали под ее прикрытыми веками. На душе у нее было почти спокойно, а сердце билось в такт с ритмом песни, которую она слышала в клубе – песня эта продолжала звучать даже в ее сне.

Глава 4

– Знаешь, организатор свадьбы меня просто пугает… – проговорила Энди, глянув через плечо; она сидела в автобусе впереди сестры.

– Пусть пугает, – буркнула Лейси; она уже жалела, что отправилась вместе с Энди.

Прошло уже больше года с тех пор, как она сама готовилась к своей свадьбе, и в последние месяцы боль утраты вроде бы начала стихать. Но сейчас, когда ехала в свадебное агентство вместе с сестрой, вновь ожили воспоминания о том, как они с Лансом готовились к торжеству…

Лейси тяжело вздохнула, тщетно отгоняя мысли о друзьях-музыкантах, которых они с Лансом позвали играть на свадьбе, и о тех цветах, которыми она хотела украсить столы. Хорошо, если ее боль воплотится в песне, – но вдруг ее прорвет в самое неподходящее время, например, в тот момент, когда они с сестрой будут слушать организатора свадебных торжеств?

Лейси понимала, что ее пугало. Но чего же боялась Энди?

– Ты напрасно боишься, – сказала она сестре. Энди промолчала, и Лейси добавила: – Слушай, я смотрела много фильмов про свадьбы, в том числе и тот, с Дженнифер Лопес. И бывала на многих свадьбах. Черт, я даже играла на них так часто, что стала настоящим профессионалом. Поэтому ответственно заявляю: организаторы просто помогают. Помогают как умеют, так что бояться их не стоит. Если тебя так трясет, то это, скорее всего, от нервов, а не от свадебного агентства. Нервы же в твоей ситуации – это вполне естественно.

Лейси надеялась, что ее слова прозвучали убедительно. Ей действительно хотелось успокоить сестру. Организатор, которого нашла Энди, был не так уж плох. Она прочитала отзывы о нем на свадебных форумах и обнаружила, что его рекомендовали чаще всех остальных.

Так что Энди лукавила, обвиняя организатора во всех своих страхах; на самом деле она боялась не его, а отзывов о свадьбе в глянцевых журналах. Что ж, без этого не обойтись, если твой жених – один из самых богатых бизнесменов города.

К счастью, Лейси не в первый раз встречала несчастных девушек, которые считали, что на их свадьбе все должно быть идеально. Она знала, как с ними общаться, потому что часто пела на свадьбах. Конечно, ее сестра не обязательно станет такой кошмарной невестой, но Лейси была готова ко всему.

– Я так не переживала, пока не встретила Тима, – сказала Энди. – Понятно, ему хочется сделать все как лучше. Но все-таки он меня пугает…

Однако Лейси не верила сестре. Если бы этот организатор и впрямь был таким ужасным, то не стал бы столь популярным. Но спорить ей не хотелось, и потому, закрыв глаза, она молчала всю оставшуюся дорогу. Когда они подъехали к своей остановке, сестра ткнула ее локтем, но в этом не было необходимости – ведь Лейси вовсе не спала. Проглотив раздражение, она взяла Энди под руку, и они пошли вверх по мощеной дорожке, ведущей в салон «Бостонские невесты». Лейси вновь вспомнила, как планировала свою собственную свадьбу – она тогда тоже тряслась от страха и ужасно боялась, что все пойдет не так. Кроме того, ее одолевали в те дни очень неприятные вопросы… «Неужели это навсегда? – спрашивала она себя. – Неужели до самой смерти с одним человеком?» Однако она прекрасно знала, что хотела именно этого, она точно знала, что Ланс – Тот Самый Мужчина…

Лейси покрепче сжала руку сестры, чтобы приободрить ее. И себя тоже. Наверное, им обеим сейчас не помешало бы немного приободриться.

Они еще не дошли до конца лестницы, когда дверь наверху вдруг распахнулась и раздался громкий голос:

– Ну, наконец-то! Почему так поздно? Мы так ничего не успеем!

Лейси невольно вздрогнула и уставилась на мужчину, стоявшего в дверном проеме. Он был примерно ее роста – около пяти футов. Волосы же светлые и идеально уложенные. Плюс тщательно отглаженный костюм и очки в черной оправе. Наверное, именно так должен был выглядеть дворецкий в фильме о каком-нибудь итальянском дизайнере. Но грубые слова, слетевшие с его губ, были бы гораздо уместнее в одном из фильмов Тарантино.

– Ну, что я тебе говорила? – прошептала Энди, ускоряя шаг. Повысив голос, она сказала: – Тим, мне кажется, что мы, наоборот, пришли даже раньше… – Приблизившись к нему, она улыбнулась и поцеловала его в щеку.

Мужчина украдкой стер помаду и, покосившись на Лейси, проворчал:

– А кто эта блондинка?

– Моя сестра. Разве я не говорила, что приду с ней?

Лейси невольно поморщилась. Ее сестра говорила с ним слишком уж вежливо. Но, с другой стороны… Это все-таки был лучший специалист в городе.

– Но вы не сказали, что она блондинка. – Тим устремил взгляд на Лейси.

– Вы тоже блондин, – заметила та.

Мужчина помрачнел и, проигнорировав это замечание, снова повернулся к Энди.

– Ваша сестра разрушит всю цветовую схему. Я выстроил ее вокруг ваших волос. Вы твердо намерены пригласить ее на свадьбу?

Лейси в изумлении раскрыла рот. Неужели этот Тим предлагал вычеркнуть ее из списка приглашенных из-за того, что у нее волосы не того цвета? Может, он так шутил? Бывают же люди со странным чувством юмора…

– Да, Тим, твердо решила. И это не обсуждается, – ответила Энди.

Лейси же была настолько поражена, что на время лишилась дара речи.

Тим драматично вздохнул и заявил:

– Что ж, тогда надо будет все переделать. Заходите.

Машинально накручивая на палец прядь волос «неподходящего» цвета, Лейси следом за сестрой и Тимом вошла в обшитую деревом комнату. Низкие столы были завалены альбомами, а на полу лежали дорогие ковры. Хозяин офиса шел и морщился с каждым шагом – как будто эти ковры били его током. Остановившись у одного из столов, он раскрыл какую-то папку.

– Вот, смотрите…

Сестры тотчас же склонились над фотографиями.

– Так это вы организовывали свадьбу Джен Янкович? – спросила Лейси, увидев на одной из фотографий известную бостонскую светскую львицу. Об этом событии в свое время писали все местные газеты.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное