Лариса Теплякова.

Ключи к чужим жизням



скачать книгу бесплатно

– Ты еще не разделась? – нетерпеливо поторопил он её, обернувшись.

– А ты мне не поможешь? – Анна призывно улыбнулась. Ей захотелось ощутить его крупные руки на своей коже. Вино слегка вскружило Анне голову. Желание медленно вызревало в молодой женщине.

– Помнишь, как в излюбленном всем народом фильме – сама, сама! – скомандовал Эдуард.

Анна послушно разделась, а затем Эдуард уложил её, так, как требовалось ему по замыслу картины.

– Ты – утомленная вакханка. Тот, кто желанен тебе, напротив. Смотри податливо. Думай – я есть только то, что ты хочешь. Вот-вот, то, что мне надо! Глаза, румянец. Даже соски поднялись и затвердели! Умница моя! Замри!

Эдик говорил, как режиссер, выстраивающий мизансцену, – серьезно и безапелляционно. Анна знала его манеру работать. Она только осторожно спросила вполголоса:

– Хороший заказ?

– Более чем. Несколько картин для нового ресторана.

– Какая честь! – пошутила Анна. – И где же я буду своим телом способствовать наилучшему пищеварению граждан?

– В Амстердаме, дорогая, в Амстердаме. В Голландии. Все, за дело!


Но плодотворно поработать над заказом Эдику в тот день не удалось. В дверь мастерской требовательно позвонили.

– А, черт! Кто там ещё? – возмутился Эдуард. – Ты закрыла дверь?

– Да.

Эдик придвинул ширму, отгораживая свою утомленную вакханку от суетности всего мира, и пошел открывать. Анна сменила позу, накинула халат, потянулась за глянцевым журналом.

Анна не могла видеть вошедших, но догадалась по их голосам, кто они. Сомнений не было – пришла жена Эдуарда вместе с детьми.

– В чем дело, Зина? – голос Эдуарда звучал раздраженно, но не громче обычного тона. – У меня заказ, я работаю! Я занят, черт возьми!

– Ты всегда занят, – с нервозной веселостью в голосе отвечала ему Зинаида. – А мне надо уехать дня на три. Иногда и ты мог бы позаботиться о детях.

– Я работаю, – настойчиво твердил Эдуард. – Неужели нельзя как-то иначе решить вопрос с детьми? Ты ведь мать…

– А ты отец, – запальчиво напомнила ему жена. – И что в том плохого, если дети посмотрят, что творит их папочка? Это даже пойдет на пользу им и тебе. А кто там у тебя за ширмой спрятался? Натурщица?

Послышалось ходкое цоканье каблучков, и через мгновение миниатюрная, ухоженная женщина возникла прямо перед Анной. Хорошо зная творения своего друга, Анна с первого взгляда на неё поняла, что именно этот мотив несколько кукольного лица улавливался в обликах некоторых женских персонажей, созданных художником.

– Подрабатываете натурой, милочка? – с легким вызовом и превосходством в голосе спросила Зина.

– Да, в свободное от основной работы время, – спокойно, с достоинством ответила Анна. – Денег, знаете, часто не хватает. Так что позирую творческим людям, когда приглашают.

– Это не вы послужили моделью для известной скульптурной композиции «Рабочий и колхозница»? – Зина откровенно провоцировала, вызывала на скандал. – Вы Мухиной не позировали?

– Нет, это не я, – миролюбиво улыбнулась Анна и добавила, выдержав паузу. – Но я знаю кто.

– Кто же? – искренне удивилась Зина.

– Моя бабушка.

Вы немного заблудились во времени.

Жена художника не стала парировать выпад. То ли запал у неё истощился, то ли она его приберегала для мужа. Зина лишь небрежно скользнула взглядом по крупной фигуре Анны, и Анна, перехватив его, поняла, что ситуация для Зины не нова. Она даже и не встревожена по настоящему. Каблучки её дробно застучали назад.

Из-за ширмы Анна невольно услышала незначительное продолжение супружеского диалога. Ничего скандального, даже без колкостей. Обычный, пресный супружеский обмен уступками и мнениями. Каждый что-то выторговывал, но всё же приспосабливал свою позицию к позиции партнера. Затем Зина зацокала по направлению к выходу.

– Зизи! – вдруг с досадой окликнул свою жену Эдуард, словно вспомнил, что же он ещё не успел сказать ей на прощание.

Ответа не последовало. Лишь глухо хлопнула входная дверь. Видимо, детали для Зины не имели значения. Она добилась чего-то важного для неё.

Пока Анна неловко одевалась за ширмой, в её мозгу звенел этот оклик Эдуарда – «Зизи!» Короткое, интимное имя удивительно подходило миниатюрной Зине. Значит, и с женой изобретательный муж играл, метко подбирая ей имена по своему настроению. Значит, участницы игры чередуются, а сама забава неизбывна. Это у неё, у Анны, всё имеет место быть в первый раз. А у даровитого Эдика, возможно, даже не во второй, и не в третий. Все старо, как мир. Их треугольник оказался банален, как и многие.

Выйдя, Анна увидела две растерянные симпатичные детские мордашки и обескураженного Эдика.

– Ну, что с ними делать? – сказал он то ли себе, то ли ей.

– Что делать? Чай пить! – весело откликнулась Анна. – Здравствуйте, ребятки! Я иногда помогаю вашему папе. Работа на сегодня закончена, давайте к столу! Любите конфеты?

– Шоколадные? – деловито уточнил мальчик. Он был старше своей сестренки на год-два.

– А вот сейчас посмотрим. Давай, помогай мне.

Анна усадила детей. Эдуард тоже примкнул к ним. Он выглядел обмякшим, усталым, голодным мужчиной. Зина ловко сбила весь его богемный апломб.

– Ну, вот и славно! Кушайте, а я теперь пойду! Мне пора! – засобиралась Анна.

– Анюта, я завтра этих гавриков пристрою к бабушке, – извиняющимся тоном пообещал Эдуард, подавая ей у входа пальто. – А ты приходи в это же время. Придешь?

– Не могу обещать, но постараюсь, – неопределенно ответила Анна.

На улице падал редкий снежок и тут же таял под ногами. Первое зазимье. Анна вспомнила, как бабушка именовала октябрь месяцем-свадебником. Красивое название. Мудрый смысл. В преддверии долгой зимы очень хорошо обрести свой отдельный семейный очаг. Со многими это случается вполне естественно, а вот у неё, у Анны, никак не выходит.

Воздух заметно выстудился. Анна спешила домой, но все же она остановилась купить на лотке несколько газет с объявлениями о вакансиях на различных предприятиях. Ей нестерпимо захотелось перемен.

* * *

Любые волнения в своей жизни Анна привыкла делить с близкими подругами. От этого отрада утраивалась, а печаль дробилась натрое и постепенно измельчалась вовсе. Перемалывалась в муку.

Первой она позвонила Марьяне. Эмоционально обрисовав происшествие в мастерской Эдуарда Ивлева, Анна с волнением ждала её суждения.

– По крайней мере, нескучно, Анечка, – певуче откликнулась подруга. – И картины у него получатся замечательные, я уверена.

– Так что, ты считаешь, мне продолжать позировать ему дальше?

– Люди сходятся и расходятся, а картины остаются, – также нараспев загадочно сказала Марьяна. – Доведи работу до конца.


– И на фига тебе такой кордебалет с участием этой Зины-корзины? – по-простецки сказала Светлана, когда услышала рассказ Анны. – Не трать на этого Эдика свои годы, Анька. Оглянись вокруг!

– А как же заказ для голландского ресторана? Ведь уже начали…

– А картины надо завершить! – резюмировала Светлана. – Мы ещё будем гордиться тобой. А Эдику потом дашь отставку.

Глава 6
Мастера вызывали?

Блондинка назначила мне время визита к ней – десять утра, четверг. Я с удивлением поймал себя на том, что волнуюсь, словно мне предстояло первое свидание. В некотором смысле это так и было.

Я рано проснулся в тот день. Тщательно вымылся, вдумчиво оделся. Едва ли ремонтных дел мастера так щепетильно относятся к своему рабочему облачению, но у меня так вышло. Видимо, подсознательно мне очень хотелось произвести на блондинку приятное впечатление.


Знакомый подъезд. Мое объявление на прежнем месте. Лестница, четвертый этаж. Обычная дверь. Но отворила мне её незаурядная женщина.

– Мастера вызывали? – простовато спросил я.

Словесного ответа не последовало. Распахнув дверь квартиры, она продолжала начатый с кем-то разговор по телефону. Трубку радиотелефона Светлана держала в левой руке, а грациозным жестом правой руки она пригласила меня внутрь помещения. Движением правой кисти, очень похожим на то, которым тормозят попутные автомобили, Светлана как бы указала мне место стоянки в прихожей, ограничивая тем самым мое возможное самостоятельное передвижение по комнатам. Следующий за этим легкий кивок и улыбку я истолковал, как просьбу извинить её и немного потерпеть.

А я и не спешил. Небольшая заминка пришлась мне очень кстати.

Дело в том, что в первые мгновения рядом с ней я вдруг ощутил пустоту в своей голове и какую-то странную мякоть в центре тела. Мои внутренности предательски плавились и превращались в желе. Я был застигнут врасплох такой детальной материализацией во плоти своих скрытых фантазий. Светлана стояла предо мной в коротких трикотажных шортиках и в умопомрачительной маечке. Что-то типа костюмчика для аэробики. Её длинные, стройные ноги были открыты моему взору, и вряд ли раньше мне приходилось видеть столь близко более совершенные экземпляры человеческих нижних конечностей. Их кожа казалась отшлифованной, а колени – изящно выточенными.

Небольшая грудка была откровенно обтянута тонким трикотажем. Её форма отлично прорисовывалась, потому что лифчик отсутствовал. Свои светлые волосы красавица небрежно сколола на затылке, и они выбивались тонкими прядками справа и слева. Отсутствие порядка в прическе не нарушало общего впечатления. Благодаря этому открылись прямые плечи и сильная шея. Таким образом, я смог окончательно убедиться, как обворожительна пластика и привлекательна природная красота этой молодой женщины.

На противоположной стене висело небольшое зеркало. Я увидел в нем свое побледневшее лицо и постарался придать ему больше серьезной сосредоточенности и даже суровой озабоченности. Это мне помогло собраться. Импульс от лицевых мышц пошел внутрь. Я постепенно овладел собой в полной мере.

– Я извиняюсь, – хозяйка квартиры, наконец, сочла нужным обратиться ко мне. – А ты вовремя пришел, молодец. Не люблю ждать. Ну, заходи сразу в ванную. Вот она, моя машина. Ты располагайся, приступай, разбирайся, а я должна сделать ещё несколько звонков. У меня сегодня день такой загруженный – специально отгул на работе взяла.


Я решительно развернул агрегат и начал отвинчивать крепеж задней панели. Через пару минут работы я спохватился, что надо было, пожалуй, вначале запустить стиральную машину на холостом ходу, но уже не стал снова вкручивать винты. В конце концов, у каждого мастера свои методы. Главное, найти и исправить дефект. В общем, я продолжил свое исследование. Методично.

Тем временем Светлана общалась с разными людьми посредством телефонной связи. Я внимательно вслушивался. Речь велась по поводу какого-то помещения. У одних она выясняла, как оформить его в аренду и незамедлительно подключала других для решения этого вопроса.

– Ну, как дела? – спросила она, заглянув ко мне почти через час. – Поддается моя голубушка?

– Скоро будет полный порядок! – пообещал я. – Заработает, как миленькая!

– Да, без неё, как без рук! Ничего не успеваю! – сказала Светлана.

– Ты, хозяйка, видно, деловая женщина. Чувствуется хватка, – я решился вывести её на разговор, и смело обратился к ней на «ты». Ведь она сама задала этот приятельский тон.

– Да где там! – весело возразила Светлана. – Пытаюсь только открыть свое маленькое дельце. Такие времена, отставать нельзя, хотелось бы попасть в струю. А вообще-то я пока архивариусом работаю. Смешно моя должность называется, да?

– Да, забавно, – согласился я.

– Подруги нашли мне эту работу. Это так, временно. Ты ведь тоже, пожалуй, не мастеровой? – вдруг спросила она.

– С чего это ты взяла?

– Вижу, – лукаво ответила она. – Руки выдают. Одежда. Прическа. Одеколон. Ты, скорее всего, инженер какой-нибудь. Сейчас многие из них не у дел. Все ищут приработок.

– Ну, наблюдательная ты, хозяйка! – я изобразил искреннее удивление её прозорливостью. – Даже приятно, черт возьми, ощутить такое внимание к своей персоне. Тем более что оно исходит от очень красивой женщины.

– Спасибо! – поблагодарила она. Обычное слово прозвучало в её исполнении особенно. Азартно. Жизнелюбиво. Самоценно.

– Ну, ведь ты тоже, пожалуй, в юности не мечтала стать архивариусом, а? – продолжил я беседу.

– Я когда-то отлично танцевала, – призналась она. – С восьми лет занималась. Были, были кое-какие мечты в юности.

– И что же помешало?

– Ветер в голове. Непостоянство. Неопытность.

– И что же?

– А что, интересно бабские байки слушать? – рассмеялась она.

– Да, мне так работается легче, – соврал я, поощряя её к продолжению. – Некоторые любят в тишине трудиться, а я так наоборот. Вот увидишь, всё сделаю в лучшем виде. Рассказывай, хозяюшка, потешь!

– Меня Светланой зовут, – представилась она.

– А я Александр. Саша.

– Я помню. В твоем объявлении так и было написано.

«Вот и познакомились», – усмехнулся я про себя.

– Ну, так что, Светлана? – говоря это, я обернулся. Она стояла рядом, за моей спиной, прислонившись к косяку. Я увидел, что Светлана успела накинуть просторную рубашку. Наверно, у мужа позаимствовала. Ей всё шло.

– Однажды в десятом классе я с подругой Мариной была на большой выставке кулинарного искусства. Мне так понравилось! Такая красота! И мы, две дурехи, решили стать кулинарами. После школы пошли в училище. Родители меня не остановили. Они у меня люди простые. Кулинаром – так кулинаром!

– Я тоже в детстве мечтал работать на кондитерской фабрике и есть шоколад каждый день. Но вовремя одумался, – соврал я.

– А я вот не одумалась. После училища нас направили в пекарню. Это такой адский труд! Работа в три смены. Одни и те же булочки каждый день. Жара неимоверная. И никакого творчества. Оказалось, что стряпня не такое уж приятное занятие. Одни ожоги и жесткий план.

– Ушла?

– Конечно! Но зато я стряпаю отменно! Кислое тесто такое замешу, что потом мои пирожки вместе с пальчиками проглотишь!

– Не сомневаюсь. А что потом?

– Курсы бухгалтеров, – она рассмеялась. – Но поработать не удалось. Вышла замуж, дочь родилась. Я с ней дома сидела. Потом девчонки мои помогли мне устроиться. Сейчас я архивариус в заводском техотделе.

– Девчонки – это кто? Подружки?

– Да, подружки, – голос её наполнился трогательной теплотой.

– Подружки – подлюжки! У меня так жена иногда шутит, – подначил я свою собеседницу.

– Не-е-т, мои не такие, – мягко возразила Светлана. – Они мне, как родные сестры.

– А что та Марина? – поинтересовался я. – Так и осталась в пекарне булочки печь?

– Нет. Она парикмахером стала. Отличным, кстати.

– Тоже вовремя одумалась.

– Да. Маришка всегда всех пацанов в классе стригла. Они возьмут у родителей деньги на стрижку, а Марина их бесплатно подстрижет, и деньги в сохранности!

– Любопытно! На пиво, жевачку и сигареты? – усмехнулся я.

– Ну, кому на что, – задумчиво сказала Светлана. – Так, заболтал ты меня, Сашенька. Как там моя машина, стирать будет?

– Будет, – заверил я. – Но при одном условии.

– При каком?

– Если ты свои лифчики на косточках не будешь бросать в неё безоглядно, – доверительно и дружелюбно предупредил я.

– А что? – спросила она без тени смущения.

– А вот, – и я показал ей две металлические дужки, которые мне удалось извлечь из барабана несчастного агрегата. – Надо белье класть в специальный мешочек для стирки или вообще в тазике ручками. Договорились?

– И все?

– Нет. Ещё я тебе спираль нагревателя заменил. Твоя-то, смотри, на что стала похожа.

Я продемонстрировал ей деталь, необратимо покрытую слоем мерзкой накипи.

– Да, грустное зрелище, – согласилась Светлана.

– Я тебе посоветую, время от времени делать профилактику. Бери обычную лимонную кислоту и засыпай вместо порошка. Потом установи высокую температуру и включай машину. Дешево и сердито, – гордо завершил я.


Я поставил стиральную машину на место и вышел из душной тесноты подсобного помещения. Тех, кто проектировал эти крохотные кельи, стоило бы самих держать подолгу в подобных ванных комнатах и кухнях.

– Слушай, спасибо тебе огромное! – поблагодарила Светлана. Фраза прозвучала душевно и энергично. Приятно.


Мы стояли друг против друга. Её глаза сверкали и лучились. Эти лучи взрезали обычный спектр дневного света. Происходило преломление. Дифракция. Черт знает, что происходило. Вокруг неё мерещилось свечение, и воздух казался чуть теплее обычного. Светлана мягко переплавляла чужую волю, подчиняла себе. И это не тяготило, а приятно взбудораживало. Рядом с ней возникала уверенность, что все получится и сложится. Как следователь, я отлично знал, что именно такие харизматичные личности могут увлечь за собой многих. Такие особы способны подвигнуть человека, как на большие свершения, так и на серьезные преступления. Мне приходилось вести всякие дела. Я убеждался не раз, что поговорка «ищите женщину» – не напраслина. Я, бывший следователь, знал это точно.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5