Лариса Ренар.

Открывая новую себя. Твой путь к счастью, могуществу и любви



скачать книгу бесплатно

– А как я пойму, было ли ему интересно со мной?

– Если он начинает спрашивать, когда вы встретитесь в следующий раз, и не отпускает тебя, пока ты не назначишь следующее свидание, опять же дня через два-три, – с видом эксперта вещала Алла.

– Слушай, а зачем мы это обсуждаем? Он вообще-то едет по делам.

– Верю, верю, – насмешливо проворковала Алла. – Но, как я помню, в начале знакомства женщина более равнодушна, независима и самодостаточна и принимает ухаживания как истинная королева, позволяет мужчине потерять голову, оставаясь спокойной и недоступной.

– Легко говорить, когда и вправду равнодушна, а когда тебя начинает трясти от одного его голоса и хочется тут же оказаться с ним в постели?

– Да, – покачала головой Алка, – случай тяжелый! Чтобы голос мужчины так действовал, с этим я сталкиваюсь впервые. Сколько ты с ним виделась?

– Ну, может, полчаса, – начала я вспоминать. – Но знаешь, это было похоже на вспышку, словно прошел ток.

– Да, природа мудра, – согласилась Алла. – Страсть возникает, когда совпадает генетика, и тогда включается программа продолжения рода и отключается любая критика.

– Поэтому говорят: любовь зла, полюбишь и козла.

– Не любовь, а влюбленность, – поправила меня Алла. – Феромоны выделяются, и все влюбляются.

– И откуда ты все знаешь? – поразилась я.

– Читаю научные статьи в Интернете, – улыбнулась Алла. – Но важно перевести влюбленность в любовь – поднять энергию из центра страсти в сердце, а потом в голову, и тогда ты будешь управлять событиями, а не события – тобой.

– Чью энергию – его или мою?

– Твою ты будешь поднимать сама, а чтобы он почувствовал любовь, надо дать ему время. Как я помню, мужчине требуется восемь-десять платонических свиданий, причем его пребывание здесь засчитывается как одно свидание. Слушай, – вдруг Алка остановилась на полуслове, – ты же сама мне все это рассказывала.

– Да, – согласилась я, – рассказывала, но стоит влюбиться, забываешь все моментально, мозг отключается полностью.

– А зачем природе твой мозг? Ей важно, чтобы люди плодились и размножались, а не анализировали, что происходит.

– И как же мне превратить свое желание в любовь?

– Попробуй поднять энергию звуком.

– Звуком?

– Вибрация звука пробуждает энергию и помогает ее поднять.

– Алка, – я с изумлением смотрела на нее, – ты же сама твердила, что все мои практики – полная ерунда и трата времени, и вдруг учишь меня, как поднимать энергию звуком?

– Пока ты прохлаждалась в Шамани, я съездила на женский семинар и осознала, что во многом ты была права. Кстати, ты заметила, что я теперь только в юбках и платьях хожу? Брюки перекрывают набор энергии от Земли, а широкий подол, особенно до щиколоток, помогает сохранять устойчивость и усиливает способность держать энергию.

– Да, устойчивость мне сейчас необходима. Причем во всех смыслах… Какие звуки мне произносить?

– Медленно втягиваешь воздух носом, на задержке дыхания поешь звук «А» и делаешь медленный выдох.

Поешь до тех пор, пока не почувствуешь вибрацию и тепло в матке, а затем так же поешь звук «И», поднимая энергию вверх. Почувствовав, как в голове начинает проясняться, поешь звук «У», вновь опуская его в матку, заполняя ее.

– Если я сейчас запою, весь офис сбежится, – испугалась я. – Торжественно обещаю попробовать дома. Я давно мечтала заняться вокалом.

1904

«Я давно мечтала заняться вокалом», – подумала я, проходя на следующее утро мимо рояля. Может, сейчас подходящий момент? А то, если я буду целый день посвящать развитию сексуальной энергии и мечтам о Камилле, сойду с ума. И через неделю его встретит странная дама «со взором горящим».

Коробка с нотами сиротливо пылилась в кладовке, ожидая, когда же про нее вспомнят и распакуют. Я стала перебирать ноты, ища что-нибудь посвященное распевкам. И вдруг из моей старой нотной тетради выпал лист, явно подписанный тетушкиной рукой.

Тонирование для поднятия энергии

До – Лам

Ре – Вам

Ми – Рам

Фа – Ям

Соль – Хам

Ля – Ом

Си – Аум

Повторяешь три раза. Вибрация звука воздействует на тело и на разум, помогает активизировать энергию каждой чакры и растворяет все блоки, мешающие подняться твоей энергии.

«Откуда тетушка знала, что мне это понадобится?» – с изумлением подумала я и тут же, открыв рояль, попробовала все повторить. Словно пузырьки наполнили тело, и захотелось танцевать. Напевая вальс «Сказки венского леса», я закружилась по комнате. Я почувствовала, как тело оживает, как постепенно вальс превращается в странный ритуальный танец первобытной женщины. В какой-то момент я перестала контролировать свои движения, а просто отдалась потоку энергии. И уже не я приказывала телу, как двигаться, а тело руководило мной. Я стала лишь оболочкой, повторяющей движение энергии. Меня не было, остался только танец. В какой-то момент мне захотелось рыдать, потом смеяться, а потом, просто улыбаясь, раствориться в движениях.

Я почувствовала, что вышла за пределы тела, что энергия переполняет меня. В изнеможении я опустилась на ковер и легла и еще какое-то время чувствовала волны энергии, проходившие сквозь тело, и волны удовольствия. Когда я встала, взглянула на часы, то застыла – неужели прошло почти два часа? Не поверив, я решила сходить на кухню и проверить. Проходя мимо зеркала, я остановилась как вкопанная. Неужели эта горячая, раскрасневшаяся женщина со сверкающими глазами и сияющей кожей – я? Я вся светилась.

2004

– Ты вся светишься! – резюмировала Алла через семь дней.

– Еще бы мне не светиться! Дыхание маткой, распевание звуков и танцы творят чудеса, а если к этому прибавить маски для лица и предвкушение встречи, то было бы странно оставаться кислой и невзрачной.

– Теперь я понимаю, что нам пыталась объяснить Наталья, ведущая женского тренинга, когда говорила, что наиболее конкурентоспособные женщины – это те, кто светятся. А светятся только наполненные. Теперь я вижу, что это так.

– Да, мне очень нравится это состояние, – согласилась я. – Хочется парить, творить, любить и делиться со всем миром. А на тренинге вам не говорили, почему мы его теряем?

– Говорили. Потому что мы вечно суетимся, несемся куда-то как бешеные, беспокоимся о всякой ерунде, в общем, проявляем активность где надо и где не надо. Это мужчине нужна активность, чтобы хорошо себя чувствовать, а женщину наполняет покой.

– Да уж, покой нам только снится! – резюмировала я, и мы рассмеялись. – А я думаю, почему мне так нравится лежать на пляже и ничего не делать, а всех мужчин это безумно раздражает.

– Вот-вот. Не понять им тонкой женской организации. Ведь им же все потом отдадим. Так нет же, втягивают нас во всякие авантюры, а потом удивляются, почему мы такие обессиленные, – поддержала меня Алла. – Так что, если поедешь куда-нибудь отдыхать, полежи и за меня на солнышке, а я за тебя постою на трудовой вахте.

– Боюсь, что стоять придется долго, может, сразу уволиться? – задумалась я.

– И чем же ты будешь заниматься?

– Пока не знаю, очень хочется понять, в чем мой талант!

– А пока ищешь свой талант?

– Пока – созерцанием и созданием прекрасного.

– Очень женское занятие, – похвалила Алла, – и с чего ты начнешь?

– С себя. Накрашусь и буду собой любоваться, – ответила я, доставая косметичку. – Главное – себя не критиковать.

1904

«Главное – не критиковать себя», – подумала я, смотрясь в зеркало в субботнее утро. Всю неделю я наслаждалась покоем, музыкой и танцами, в промежутках повторяя практику по набору энергии. И с нетерпением ждала выходных, гадая, как Камилль найдет мой дом. Но прошел день, прошел вечер, но в гости так никто и не пришел. В воскресное утро я уже встала поздно и решила, что хватит бесполезных ожиданий и лучше погулять по горам, чем еще один день мучиться в ожидании. Я собралась и вышла на улицу. Зелень травы и белые вершины Альп завораживали контрастом. Я вдохнула полной грудью и услышала рядом голос:

– Потрясающий вид!

Обернувшись, я увидела рядом Камилля, глядящего на мою грудь, слегка прикрытую легкой блузкой.

– Вы о Монблане?

– Да, – перевел он взгляд на Монблан. – А вы о чем подумали?

С досады я прикусила губу.

– Об этом и подумала. Вообще-то я ждала вас вчера, – перешла я в наступление.

– Вы меня ждали? Как приятно! И долго?

– Вы несносны, – бросила я и быстро пошла в сторону гор.

– Варвара Васильевна, не сердитесь, – догнав, Камилль взял меня за локоть, пытаясь остановить. Сердце забилось сильнее, но я вырвалась и продолжила свой путь. – Мне уехать? – почти прокричал Камилль, но я не ответила. Пройдя еще несколько шагов и в душе надеясь, что он идет за мной, я обернулась и увидела, что никто и не старается меня догнать. «Дура!» – стала я себя ругать и, еще сильнее расстроившись, пошла по горной тропинке. Постепенно злость и обида на себя прошли, и, завороженная красотой природы и спокойствием, я почувствовала, что проголодалась, и решила вернуться домой.

Подойдя к дому, я уловила запах сырного фондю. И хотя фондю больше подходило для зимнего холодного дня, чем для майского вечера, но пахло очень аппетитно. Зайдя в дом, я увидела, что Камилль хозяйничает на моей кухне, нарезая колбасу и раскладывая корнишоны.

– А где моя кухарка?

– Я ее отпустил, – невозмутимо ответил Камилль. – Для женщины должен готовить мужчина. Мне кажется, Варвара Васильевна, вы голодны и горячее фондю с красным вином – именно то, что вам необходимо после прогулки по горам. Я только нарежу батон, и можно садиться. Идите мойте руки.

Я опешила и пошла мыть руки, размышляя, нужно ли мне позвать полицию, убежать из дома или остаться и посмотреть, что будет. Еще ни один мужчина в моей жизни не готовил для меня, и было в этом что-то завораживающее и глубинное. «В конце концов, на маньяка он не похож», – успокоила я себя, решив сделать выговор кухарке.

– Я думала, вы уехали, – единственное, что я могла выдавить, вернувшись в столовую. На столе горели свечи, отражаясь в рубиновой глубине красного вина, налитого в бокалы. Тонкие ломтики ветчины и колбас были украшены каперсами, корнишонами и маслинами. А в керамической фондюшнице кипел расплавленный сыр.

– Что вы, я наконец-то приехал туда, где меня ждут, – невозмутимо ответил Камилль.

2004

«Я наконец-то приехал туда, где меня ждут…» Это было первое, что произнес Фабиан, выйдя из зоны прилета. Я примчалась в аэропорт за полчаса до прибытия самолета, что было мне абсолютно несвойственно. Особенно если учесть, что наряд я выбирала часа два, отвергая один за другим все варианты. То слишком серьезно, то слишком откровенно, то слишком скучно, то слишком радостно. И понимая, что если я не приму решения, то придется ехать голой, я в отчаянии еще раз окинула взглядом свой гардероб и наткнулась на белый костюм. Открытый топ с шелковым шарфом в черный горох, завязывающийся на шее в пышный бант, и белая юбка, спадающая каскадом, с одной стороны, были женственными, но в то же время гордо сексуальны. Белые с черным очки и белые открытые туфли казались вполне деловыми, и, довольная собой, я наконец-то помчалась в аэропорт.

Международный аэропорт был полон людей, и вот наконец-то среди прилетевших показался Фабиан, осматривающийся рассеянным взглядом. Увидев меня, он радостно улыбнулся и, произнеся первую фразу, как-то застенчиво замолчал.

– Мне кажется, вам везде рады, – опешив от такого приветствия, выдавила я.

– Да, рады как инвестору, работодателю и выгодному жениху, – усмехнулся Фабиан, – а не как человеку.

– Разве? – усомнилась я.

– Вы первая, на кого мой титул и мои замки не произвели никакого впечатления.

«Да, – подумала я про себя, – иногда отсутствие пиетета действует сильнее, чем его демонстрация». Но вслух лишь сказала:

– Всегда более интересен сам человек, а не его титулы.

– Да, меня вы тоже больше заинтересовали как личность.

«А не как женщина», – добавила я про себя, тут же расстроившись: и где же результат моих недельных стараний по накоплению энергии! Но, судя по провожавшим нас восхищенным взглядам мужчин, пока мы шли до стоянки, Фабиан или лукавил, или был особо устойчив к женским чарам. Что неудивительно для человека, окруженного блестящими девушками. Сев в машину, я совсем скисла, но решила поддержать разговор:

– И чем же я вас заинтересовала как личность?

– Как я уже говорил, мне хотелось расширить сеть своих отелей и своих услуг. И идея с тренингами мне показалась интересной. А чему будут посвящены ваши тренинги?

Мои мысли лихорадочно заметались. Всю неделю я готовилась к приезду мужчины, а не партнера, делала разные практики, но подумать о темах тренингов совсем забыла. И я брякнула то, что волновало меня больше всего в данный момент.

– Пониманию себя, своего предназначения, своего пути. Мне кажется, когда знаешь, чего хочешь, жизнь обретает смысл и наполняется радостью.

– Я всегда думал, что такие вопросы больше волнуют двадцатилетних, а не сорока-пятидесятилетних, таких как мои клиенты, состоятельных и состоявшихся.

– Я тоже раньше так считала. Но именно в сорок-пятьдесят, когда человек имеет все, к чему стремился: власть, деньги, положение, – оказывается, что его ничто не радует. Иногда ему кажется, что всю жизнь он реализовывал чужие желания и исполнял чужие мечты.

– Да, это чувство мне знакомо, хотя мне лишь тридцать пять. Жизнь слишком предсказуема и рутинна. Меня не интересуют деньги, меня не привлекает власть, мне не нужна известность. Все это у меня уже есть.

– Только нет того, ради чего или кого жить? – тихо спросила я.

– Да, у меня пропали желания.

– Это заметно, – не удержалась и съязвила я.

– Неужели? – вполне серьезно забеспокоился Фабиан. – И что, мадам психолог, утомление от жизни лечится?

– Вообще-то отсутствие смысла жизни вызывает депрессию. – И с совершенной наглостью я добавила: – Но я попробую помочь.

1904

– Я могу чем-то помочь? – спросила я, пытаясь поучаствовать хотя бы в сервировке стола. Но Камилль отрицательно покачал головой и отодвинул стул, приглашая меня сесть за стол. Фондю было восхитительным, совместное действие всегда объединяет людей, а особенно совместное принятие пищи. Что-то в этом есть сокровенное и интимное, а если еда приготовлена мужчиной, то все приобретает еще большее значение.

Постепенно я расслабилась и, утолив первый голод, начала задавать вопросы:

– Что же за великая битва вас ожидает?

– Битва, которая изменит ход истории, – ушел от прямого ответа Камилль. – Но у меня еще есть время, чтобы подготовиться. Вообще-то я готовлюсь к ней всю свою жизнь. Когда я родился, мои родители решили, что меня ждет великое будущее, и, вдохновленные этой идеей, чрезмерно увлеклись моим воспитанием. Как я уже говорил, мой отец был испанцем, а мама – принцессой древних инков. Они учили меня истории, языкам, и, самое главное, они учили меня владению энергией. Они знали, что без сильной энергии не захватить и не удержать власть. Я много путешествовал по разным странам, изучая практики, связанные с накоплением и преобразованием энергии. Но самое большое влияние на меня оказал мой дед по матери. Он был известным знатоком друидических практик и учил меня соединению со стихиями – Землей, Огнем, Водой и Воздухом. Каждая из стихий наделяет человека определенными качествами. Земля – стабильностью, терпением, упорством и заботливостью, Огонь – увлеченностью, экспансивностью, творчеством и энергичностью, Вода – текучестью, растворением, плавностью и приспособляемостью, Воздух – безграничностью, непредсказуемостью и быстротой.

– Да, я помню, моя тетушка мне говорила: без Земли не будет творения, без Воды – соединения, без Огня – озарения, без Воздуха – развития. – И я загрустила, вспомнив тетушку.

– Непростая у вас тетушка, Варвара Васильевна, – заметил Камилль.

– Да, тетушка у меня – чудо, и еще она говорила, что женщина растворена в стихиях и черпает у них энергию. И что у женщины проявлены четыре состояния: Любовница и Девочка, Хозяйка и Королева. И каждое из этих состояний связано с определенной стихией.

– Согласен с вашей тетушкой. Мужчине намного сложнее соединиться со стихиями и наполниться их силой. Женщина с ними уже по праву рождения.

– А зачем вам сила стихий? – Я была совершенно заинтригована.

– Чтобы обрести страсть, вдохновение, силу, любовь и ясность. Без них любая битва будет проиграна.

– Как странно, – подумала я, – что мы ищем одно и то же.

2004

– Мы ищем одно и то же! – вырвалось у меня, когда Фабиан, уже сидя в ресторане, стал рассказывать, что он ищет что-то, что могло бы вдохновить его. Мы ели сырное фондю и пили красное вино. Я была удивлена выбором Фабиана, когда на мой вопрос, где бы он хотел поужинать, он попросил отвезти его во французский ресторан с фондю.

– Мне казалось, в России надо пробовать что-то из русской кухни, а не заказывать типичное французское блюдо, – удивилась я.

– Я везде пробую фондю, во всех странах, – ответил Фабиан на мое недоумение. – Я делаю сравнительный анализ кухни разных стран. Ищу то, что меня удивит и вдохновит.

– И как результаты поисков?

– Пока тщетно, на подвиги не вдохновляют ничто и никто.

– Да, ждать от фондю вдохновения как-то необычно.

– Я жду вдохновения не от фондю, а от той, с кем я его делю.

– Никогда не думала, что фондю может стать каким-то тестом.

– Я смотрю, насколько человек умеет наслаждаться обыкновенными вещами, смаковать каждое мгновение, каждый глоток, каждый кусочек. И вообще фондю – это взаимодействие; мы едим из одной чаши, есть те, с кем сразу устанавливается ритм, и в их компании легко и приятно, а есть те, с кем постоянно конкурируешь за кусок, и возникает напряжение, и понимаешь, что с этим человеком отношения не сложатся. И многое-многое можно понять в совместной трапезе, когда делишь одно блюдо на двоих.

– Я прошла тест? – все, что я могла спросить, радуясь, что мы успели утолить голод раньше, чем Фабиан стал рассказывать свою теорию, а то после этого мне кусок в горло точно не полез бы.

– Вы прошли его в первое мгновение, когда я увидел вашу лучезарную улыбку и почувствовал, что с вами мне настолько легко и спокойно, как давно ни с кем не было. – Это было почти похоже на признание в любви, и я уже заликовала, но тут Фабиан добавил: – Мы с вами сработаемся. – Это было похоже на ушат воды, тут же охладивший мое ликование.

– Да, я тоже надеюсь, – выдавила я, подумав про себя: «Самодовольный индюк, посмотрим-посмотрим, чем сердце успокоится!»

– Какая у нас программа на завтрашний вечер? – как ни в чем не бывало продолжил Фабиан. – Конгресс закончится около семи, и я готов провести остальное время с вами.

– Вечером мы поедем на блюзовом корабле по Неве. Сейчас белые ночи, и город безумно красив. Вы любите блюз?

– Да, программа мне нравится. Но еще больше мне нравится, что мы столько времени проведем вместе.

«Наверное, он издевается», – решила я и приказала себе быть стойкой к его комплиментам, не принимая их за чистую монету. Скорее всего, его так долго учили эффективным коммуникациям, или, по-человечески говоря, умению общаться, что у него уже на автомате выскакивают комплименты.

– Что же, я постараюсь показать вам самые интересные места.

– Хм, самые интересные места, – протянул Фабиан таким тоном, что я покраснела. – Звучит интригующе. Может, приступим сейчас к их изучению?

– Уже поздно, и вы устали после полета. Я отвезу вас в гостиницу и подъеду завтра вечером, в семь. – Я постаралась ответить спокойно, сделав вид, что не поняла его намеков. «Не поддавайся на его провокации», – твердила я себе всю дорогу в гостиницу, пытаясь сохранять спокойствие и рассказывая про достопримечательности, мимо которых мы проезжали.

– Вечер был чудесный! – поблагодарил Фабиан, целуя меня два раза в щечки по французской традиции, отчего у меня по коже забегали мурашки. «Странная традиция, позволяющая целоваться незнакомым людям», – подумала я.

2004

– Вечер был чудесный. – Камилль на секунду задержался в формальном прощальном поцелуе, тем самым превратив его в чувственный.

– Да, мне тоже понравилось: мужчина все приготовил, сервировал и даже убрал посуду, – стараясь казаться спокойной после поцелуя, сказала я.

– Это я стремлюсь произвести впечатление. Но часто готовить не обещаю.

– А что обещаете?

– Холить и лелеять, – слишком серьезно произнес Камилль.

– Звучит многообещающе, и когда начнете? – Испугавшись серьезности момента, я все попыталась перевести в шутку.

– Завтра, если позволите вас снова увидеть. Я приехал в Шамани на три дня и хотел бы провести их с вами.

Мои мысли лихорадочно заметались. С одной стороны, я помнила тетушкины наставления, что не стоит встречаться каждый день, но с другой – ведь он же приехал всего на три дня. И, поглощенная битвой своих желаний и знаний, я растерянно молчала.

Заметив мое замешательство, Камилль стал меня успокаивать:

– О, простите, вы меня неправильно поняли. Я остановился в гостинице. И я не хотел бы испортить вашу репутацию.

– Я уже большая девочка и тем более вдова, так что мою репутацию трудно испортить, – засмеялась я.

– И хотя вы меня безумно влечете, но мне запрещено, – продолжил Камилль.

– Что запрещено?

– Сексуальные отношения.

– Я не собираюсь с вами спать, – возмутилась я.

– Я не хотел вас обидеть, но я хочу быть честным. До конца битвы мне придется хранить целибат, чтобы накопить достаточно энергии.

– И когда же конец битвы? – все же заинтересовалась я, шокированная его откровенностью, но и немного разочарованная.

– Я могу прийти завтра в семь и все вам рассказать? – с мягкой улыбкой спросил Камилль и так же мягко добавил: – Всему свое время! Позвольте событиям идти своим чередом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19