Лариса Петухова.

Пространство Хрустальных Дворцов



скачать книгу бесплатно

– Да поняла я все, поняла, не тупая. Тогда скажи хотя бы только одно – он симпатичный?

– Еще какой! – ответила я.

– Yes!!! – Иннка чуть ли не подпрыгнула на своем стуле.

Я посмотрела на часы – пора, такси подъедет в любую минуту.

– Ну что, на коня? – Иннка допила последние глотки кофе, я последовала ее примеру. Мы с вещами спустились вниз и через минуту подъехало такси.


Львов встретил нас дождем, пронзительным ветром и почти зимним холодом.

– Вот видишь, я же говорила, что Западная Украина —это тебе не Херсон, тут почти всегда дождь, не то, что у нас. А ты шмоток летних набрала, как будто в Сочи собралась, – громко комментировала события Иннка, пробираясь между людьми по платформе Львовского вокзала в сторону стоянки такси.

Я отстала от нее с моими вещами метров на пять, но это ее абсолютно не смущало, она продолжала свой монолог, даже не удосужившись посмотреть, где же я находилась – то на самом деле.

Я тащилась сзади, пропуская ее слова мимо ушей. Моей единственной целью было – не упустить ее из виду и не потеряться. Иннка знала Львов, как свои пять пальцев, а я здесь была в первый раз. Что – же касается летних вещей, так это у нее ими был забит до предела ее элегантный чемодан на колесиках довольно внушительного размера. По – этому она и психовала – боялась, что теплых вещей будет недостаточно, чтобы покорить половину Ужгорода. Ну а громоотводом, как всегда, являлась я.

Мы делали пересадку во Львове во – первых потому, что из Херсона не было прямого поезда до Ужгорода и во – вторых из – за того, что здесь жила Иннкина подруга детства, и каждое лето Иннка навещала ее до или после поездки к отцу. Это лето – на мое счастье – не было исключением.

Такси везло нас по мокрому городу. Я зачарованно смотрела в окно и не могла насмотреться. Я узнавала этот город, он был моим до мозга костей, сейчас я хорошо понимала, что обозначает выражение дежавю. Я точно когда – то уже здесь была. И точно очень любила этот город когда – то.

Узкие улочки, величественные храмы создавали ощущение, что время здесь остановилось. Булыжные мостовые, церкви, костелы в стиле ренессанса переносили тебя в средневековую Европу.

Может быть, мне так хорошо было здесь еще и потому, что Львов когда – то принадлежал Польше. А к Польше у меня было особое отношение.

Мои родители оба – поляки. Они познакомились, когда еще были детьми, выросли вместе в деревне Константиновка, под Николаевом.

Еще до революции за какую – то провинность в эту деревню пересылали из Польши дворянские семьи на вечное поселение. Таким образом сформировалась на территории Украины польское поселение, где поддерживался язык, традиции страны и католическая вера.

Маминых родителей я не помнила, они умерли, когда я была совсем маленькой. А вот моя польская бабушка по папе – Ясинская Юзефа Станиславовна – или просто бабушка Юзя – это мой лучший друг…

Вернее, она была моим другом до прошлого года, а точнее до 15 мая 1978 года, когда на рассвете в нашей городской квартире раздался телефонный звонок.

Звонила моя тетя Лида – папина сестра. Бабушка умерла во сне – просто ушла от нас, никого заранее не предупредив. В то утро я подумала, что больше никогда не буду смеяться, мне тогда показалось, что жизнь потеряла всякий смысл.


Такси подъехало к площади Адама Мицкевича – одной из центральных во Львове, сделало почти полный круг почета по площади, в центре которой находился памятник поэту, и завернув в арку старинного четырехэтажного дома, остановилось возле первого подъезда.

По широченной мраморной лестнице мы поднялись на второй этаж. В дверях квартиры номер три торчала записка. Инка сразу сообразила, что это – нам.

«Девочки, извините, я скоро буду. Ключ в четвертой квартире у тети Маши. Инна, ты ее знаешь. Располагайтесь, как дома, холодильник к вашим услугам. Таня», – прочитала Иннка вслух и двинулась в сторону четвертой квартиры.

Через пять минут после короткого разговора с соседкой о том о сем мы вошли в Танины хоромы.

И это действительно были хоромы – что – то величественное, из прошлого века. И опять – появилось это странное ощущение – мне знакомо все это!

– Давай, пока хозяйка не вернулась, я покажу тебе квартиру, – сказала Иннка.

Мы оставили вещи в прихожей и начали осмотр. Здесь было на что посмотреть: высокие – метра четыре, не меньше, лепные потолки с ангелочками, деревянные массивные двери высотой в полтора человеческих роста, широкие подоконники со ставнями на каждом окне в каждой комнате, а комнат – четыре, не считая гостиной и библиотеки. Старинная мебель из красного дерева в прекрасном состоянии, дорогие натуральные ковры. В гостиной – старый камин и над ним – большой портрет молодой женщины в полный рост – поразительной красоты. Я остановилась возле камина и долго не могла отвести взгляд от портрета.

Что, нравится? – спросила Иннка, – еще бы, это – семейная реликвия. Эта женщина – дальняя родственница Таниного отца, он у нее из княжеского рода, представляешь.

Я не ответила, мысли в голове путались, мне казалось, что где – то когда – то раньше я уже видела это лицо.

– Ладно, пошли дальше, а то не успею тебе все показать, – Иннка потянула меня в другую комнату.

Направо в конце квартиры был узкий коридор, который заканчивался небольшой проходной комнаткой с маленьким окошком. В комнате этой было две двери, одна из них была закрыта на ключ.

– Эта дверь ведет в другой подъезд, – быстро сказала я Иннке.

– Да, это бывшая комната для прислуги, для удобства, чтобы не беспокоить хозяев, прислуга заходила в квартиру через другой подъезд. А ты откуда знаешь?

А действительно, откуда я знала?


Часа через два пришла Таня – девушка небольшого роста, кругленькая и в очках – полная противоположность своей подруги детства. Они обнялись и расцеловались – было видно, что обе действительно были рады этой встрече.

– Татьяна, – протянула мне руку для приветствия маленькая хозяйка большого дома.

– Елизавета, но можно просто Ляля, – сказала я и ответила на ее рукопожатие.

Таня мне понравилась сразу: она была смешливой, простой в обращении, очень обаятельной и домашней. Ее родители были учеными, оба работали во Львовском университете, часто ездили по всей стране, возили студентов на археологические раскопки.

Татьяна заразилась от родителей их страстью – она училась на втором курсе исторического.

– Мама с папой уехали на прошлой неделе, – рассказывала Таня, вытаскивая из холодильника колбасу, сыр, помидоры, огурцы и что – то еще. – Так что вы можете здесь жить хоть до конца лета, мне веселее будет. Инн, помидоры так съедим или сделаешь салат?

Но Иннка уже достала из старинного буфета всю необходимую посуду и уже вовсю строгала на дощечке маленькими кусочками зеленый лук к салату.

– А, ну да, – наконец заметив кулинарные манипуляции подруги, произнесла Таня.

Она уселась поудобнее видимо на свое законное место за столом и с облегчением передала бразды правления в руки приезжей подруги.

А Иннка была в своей стихии. Эту квартиру она знала, как свою собственную. На большом овальном столе уже стояли хрустальные фужеры, тонкие фарфоровые тарелки кремового цвета с маленькими голубыми цветочками, серебряные вилки и ножи. Ну и, конечно, еда – наспех, но со вкусом приготовленная Иннкой.

– И как это у нее так получается – всегда и во всем быть элегантной? Точно, в прошлой жизни была королевой, – думала я.

Таня принесла из другой комнаты бутылку красного вина и протянула ее Иннке.

– Можешь открыть?

Красавица с умным видом принялась рассматривать этикету.

– Да не напрягайся ты так, – засмеялась малышка, – вино хорошее, французское, папе его иностранцы подарили, но родители не пьют, ты же знаешь.

– Зато мы пьем, – сказала Иннка и разлила вино по бокалам, – ну что, с приездом что – ли?

– И с началом летних каникул!

– Ура! – хором произнесли мы.


Мы с Иннкой прожили во Львове целую неделю. Бродили по узким старинным улочкам, поднимались на Высокий Замок и со смотровой площадки любовались этим величественным городом, который лежал под ногами и был виден отсюда весь, как на ладони. Мы заходили в древние костелы и на коленях неистово молились Богу и крестились по – католически: слева —направо. Иннка, наверное, в шутку, я —всерьез. А после этого в маленьком кафе пили крепчайший кофе из миниатюрных чашечек – совсем по – европейски.

Словом, мы наслаждались жизнью и иногда даже в голову приходила мысль – а может воспользуемся Таниным предложением и останемся здесь на целый месяц?

Ну нет – нужно было ехать в лагерь: Карпаты – это тоже здорово!


На электричке мы доехали до Ужгорода довольно быстро. От вокзала до университета, где был назначен сбор отъезжающих в лагерь, ехали на автобусе. Там произошел небольшой инцидент, который здорово подпортил мне нервы.

Всю дорогу Иннку раздражал мой рюкзак, не удивительно, ее новый чемодан, естественно, выглядел гораздо лучше. Она постоянно язвила по этому поводу и довольно громко – в ее стиле. Но в последний раз перешла все границы.

– Твой рюкзак, Лялька, перегородил весь проход, ты не можешь его немного подвинуть, чтобы люди могли спокойно ходить по автобусу, – громко проговорила она и выразительно посмотрела на симпатичного парня спортивного сложения, который сидел на задней площадке. На самом деле – это ее чемодан стоял на проходе и усложнял передвижение. Но что ты будешь ей доказывать? Бесполезно!

– Иннка, отстань от меня и не забивай мне мозги всякой ерундой, надоело, – так же громко ответила я и отвернулась к окну. Боковым зрением заметила, что парень с задней площадки внимательно слушал нашу перебранку. Рядом с ним на сидении лежал рюкзак еще похлеще моего, но парня это абсолютно не смущало.

Я часто прощала Иннке ее выходки, почти всегда, знала, что все это – наносное и в принципе никак не влияло на наши с ней отношения. Вот и сейчас я постаралась расслабиться, забыть о вздорном характере подруги и тихо спокойно помечтать, глядя на плывущие за окном незнакомые пейзажи.


При выходе из автобуса оказалось, что парень с задней площадки тоже доехал до пункта своего назначения.

– Ляля, – услышала я за своей спиной, когда уже спускалась по ступенькам, – давайте я Вам помогу, кажется, Ваш рюкзак немного усложнил Вам жизнь. Он подхватил это неуклюжее яблоко раздора, не дождавшись моего согласия. Его собственный рюкзак – раза в два больше моего – находился у него за плечами и, похоже, не причинял ему никаких неудобств.

– Меня зовут Александром, ну а с вами двумя я уже заочно познакомился, – улыбнулся он. – По – моему, мы с вами едем в один лагерь.

– Очень может быть, – кокетливо глядя на него, ответила Иннка. Несмотря на то, что он нес мой рюкзак, у нее даже не возникло мысли о том, что он обращался ко мне, а не к ней.

– Вы из какого города, Саша?

– Я из Ленинграда. Мы здесь должны быть вдвоем с моим другом – Володькой, но он приехал в Ужгород раньше меня, а я вот только сейчас добираюсь.

– Ну и вполне своевременно, – сказала Иннка, – сбор назначен на одиннадцать утра.

Во дворе Ужгородского университета было полно народу, стояло четыре новеньких автобуса с надписью « Экскурсия» на лобовом стекле. У главного входа в универ находился небольшой стол, покрытый красной скатертью. Около него туда – сюда сновал шустрый молодой человек с громкоговорителем.

– Товарищи, попрошу подходить к столу и регистрироваться, – кричал громкоговоритель во все горло, – кто уже зарегистрировался, проходите на посадку…

Мы прошли на регистрацию. На нашу долю выпал автобус номер три, а Александру полагалось ехать в первом.

Саша, снова подхватив мои вещи, отвел нас с Иннкой в тень высокого тополя, растущего здесь – же, во дворе университета.

– Пожалуйста, подождите меня здесь, я сейчас вернусь, – сказал молодой человек и пристально посмотрел при этом мне в глаза.

Нет проблем, – быстро ответила Иннка.

Я молчала и почему – то не могла отвести взгляд от его черных глаз.

Затем внимательно наблюдала, как он снова вернулся к столу и о чем – то мило беседовал с деловой строгой блондинкой, отвечающей за регистрацию.

Мне нравился этот парень. Он был очень хорош собой: у него было атлетическое тело, уверенная красивая походка, высокий рост, темные вьющиеся волосы и черные внимательные глаза. Но главное – не это. Он был каким – то настоящим, к нему сразу чувствовалось доверие. Или это только мне так казалось? Похоже, что нет.

Через пять минут он вернулся к нам и снова посмотрел на меня таким – же долгим взглядом, как будто пытался вспомнить, где же он видел меня раньше.

– Я еду с вами в третьем, – проговорил он с улыбкой.

– Что Вы ей сказали? – спросила Иннка.

– Что вы без меня рюкзак до автобуса не донесете.

Я все так – же молчала, как истукан. Похоже, что я была здесь вообще лишней. Что это было со мной? Такого раньше никогда не было.


Мы подошли к автобусу, когда он был уже почти полностью укомплектован.

– Проходите назад, там есть свободные места, – показал нам в конец автобуса мужчина средних лет, сидящий на передней площадке, видимо, наш руководитель.

Сзади было четыре сплошных сидения, без перегородок. Иннка прошла, естественно, первой и села посередине, я – возле нее. Рядом с каждой из нас осталось по одному свободному месту.

– Ляля, ты не возражаешь, если я сяду здесь у окошка? —показал Александр на сидение возле меня.

– Ну конечно, садись, почему спрашиваешь?

– Мы уже перешли на ты, – подумала я.

В последнюю минуту, когда двери| уже закрылись и наше транспортное средство начало медленно выруливать из университетского двора, произошла такая сцена: молодой человек небольшого роста с двумя увесистыми сумками бросился чуть – ли не под колеса автобуса, кинул свои вещи на землю, принялся энергично махать руками и всячески старался показать водителю, что его забыли. Шофер резко затормозил. Парень взобрался с вещами на переднюю площадку и с облегчением перевел дух.

– Ну слава Богу, – сказал он ни к кому конкретно не обращаясь, – думал уже в самом деле останусь здесь – в Ужгороде.

– Молодой человек, вы откуда? Вас в списках нет, у нас полный комплект, – подозрительно посмотрел на него руководитель.

– Так и не может быть, – ответил студент, – меня Света только что дописала, я знаете – опоздал… И потом, она сказала, что в этом автобусе есть еще один незапланированный ленинградец, так что я уж как – нибудь с ним.

– Ну ладно, – вздохнул руководитель, – проходите назад, там есть свободное место.

– Да Вы не волнуйтесь, я много места не займу, – извинился коротышка.

– Да Вы – то ладно, – критически оглядел парня преподаватель, – а сумки Ваши куда девать? Багажник уже забит. Ну хорошо, оставляйте их возле водителя, – устало добавил он, – и проходите назад, пора ехать.

Автобус со второй попытки отчалил от университетского двора.

– Володька, иди ка сюда, – позвал друга Александр с задней площадки.

А привет, Саш, я так и понял, что это именно ты отбился от ленинградцев и затесался Бог знает куда.

Это я – то отбился? Ты в Ужгороде уже три дня и умудряешься, как всегда, дико опоздать к отъезду, вон чуть не убился под колесами автобуса. Ну да ладно, об этом потом.

– Девочки, – обратился Саша уже к нам, – это мой друг Владимир, мы учимся в одном университете, только я на биологическом, а он на философском.

Очень приятно, – хором ответили мы с Иннкой.

Очень хотелось смеяться, но было неудобно, я, как могла, себя сдерживала.

Володя сел к окну, рядом с Иннкой.

– Люблю пунктуальных людей, – ехидно сказала ему та.

– В самом деле? Я тоже, – не задумываясь ответил Сашин друг, – мне сразу показалось, что у нас с Вами много общего.

– Ну, ну, – глубокомысленно изрекла Иннка, глядя на Владимира свысока.

Понятно – он был явно не в ее вкусе, да и настроение у нее было испорчено из – за того, что Саша сел рядом со мной.


Мы ехали по городу и все смотрели в окно. Ужгород чем – то напоминал мне Львов. У всех городов Западной Украины есть что – то общее: их античность, может быть. Закарпатье называют краем старинных замков, в этом городе и в его пригородах их много и все они разные. Но, несмотря на свое средневековое величие, Ужгород показался мне как – то по – домашнему уютным. Здесь было много цветов, они обвивали каменные заборы усадеб, вились, тянулись вверх и доставали до самых крыш аккуратных двух – этажных кирпичных домов. Это было красиво. Теперь я понимала, почему Иннка была так влюблена в этот край.

Наконец после трех – часовой езды по Закарпатью с небольшими остановками возле полуразрушенных древних строений и кратких экскурсий – мы въехали на территорию лагеря.

«Добро пожаловать» – гласил большой плакат, прикрепленный сверху, над воротами.


Студенческий лагерь «Скалка» был расположен в естественной высокогорной долине, со всех сторон окруженной Карпатами. В лагерь можно было попасть только по одной дороге – по которой мы сейчас приехали. Она была очень узкой – два автобуса, наверное, не разминулись бы – и довольно крутой. У меня дух захватывало, когда мы свернули с трассы и начали резко подниматься вверх – все выше и выше.

Недалеко от лагеря текла горная река – быстрая и опасная. Но она была внизу – в ущелье. Через ущелье был переброшен пешеходный канатный мост. Он не являлся еще одним дополнительным подходом к лагерю, это была просто туристическая тропа, никак не связанная с цивилизацией.

Лагерь был окружен кирпичным забором. В центре была большая заасфальтированная площадка, где мы сейчас находились и где стояли автобусы. Справа от нас – загороженная танцплощадка, со сценой. Рядом с ней – круглый амфитеатр под открытым небом, который был похож на наш – институтский, только сидения у него были все деревянные и без спинок Видимо, здесь проводились лагерные сборы. Слева находилось небольшое кирпичное здание – скорее всего столовая.

И перпендикулярно ко всем этим строениям вверх тянулись четыре аллеи с палатками.

Возле каждой палатки когда – то давно были посажены плакучие ивы. Деревья были старыми и высокими, их ветки склонялись почти до самой земли, в некоторых местах даже прикрывали эти маленькие брезентовые домики и защищали их от солнца и от дождя.

Палатки были двух и четырехместными, нам с Иннкой повезло – досталась двухместная. Мебели в нашем временном жилье было немного – две металлические кровати с новенькими матрасами, два стула и две прикроватные тумбочки. Из – за отсутствия шкафа одежду в сумках пришлось засунуть под кровать.

Сказывалась усталость путешествия, Мы с Иннкой сладко растянулись – каждая на своей кровати – и закрыли глаза. Ах, какое блаженство! В открытую дверь беспрепятственно проникали все лагерные звуки – суета и суматоха первых минут распределения, чей – то смех недалеко от нас, кто – то совсем рядом настраивал гитару и пытался тихонько петь, громкоговоритель продолжал свои указания, но сейчас уже совсем другим тоном – спокойно и по – домашнему. И все эти звуки перекрывались другими – блаженными и успокаивающими душу – пением птиц на разные голоса, журчанием горной реки глубоко в ущелье и шуршанием листьев от легкого ветерка.

Глава 2 Полина


Руководителем нашего отряда оказался мужчина средних лет, который ехал с нами в автобусе, – Сергей Павлович Лещенко – преподаватель философии Ужгородского университета. Внешность его была довольно непримечательной: он был чуть выше среднего роста, худощавый и подтянутый с короткими русыми волосами, зачесанными назад, со светло – серыми глазами, умными и проницательными. И несмотря на напускную строгость он был добрым и скромным человеком. Как – то совсем незаметно и ненавязчиво Сергей Павлович объединил и сдружил многих из нас и сделал так, что это лето запомнилось нами надолго, может быть, на всю жизнь.


Открытие лагерной смены было назначено на завтра, предстоял праздничный ужин, большой костер и танцы. А остаток сегодняшнего дня мы посвятили знакомству с территорией лагеря. После ужина нас собрали в

амфитеатре.

Пока начальство знакомило нас с правилами лагерного общежития, я рассматривала студентов, которые сидели вокруг меня на деревянных скамейках амфитеатра и с которыми нам с Иннкой предстояло прожить вместе ближайший месяц. Ребят было раза в два больше, чем девчонок, что уже само по себе было хорошо. Публика слушала выступающих невнимательно – все переговаривались, знакомились друг с другом и вообще, как это принято на подобных собраниях, по возможности валяли дурака. Атмосфера немного изменилась, когда директор лагеря начал говорить о графике предстоящих экскурсий – тут народ притих и начал прислушиваться. И это было понятно – величественные синие горы притягивали и звали к себе.


Вскоре наша с Иннкой палатка, несмотря на ее маленькие размеры, оказалась местом сбора довольно большой компании.. Саша и Володька у нас почти прописались, кроме них к нам на огонек постоянно заглядывал Сергей Павлович – якобы для того, чтобы поговорить с Володькой на философские темы. На самом деле, как мне казалось, ему было просто интересно с нами. Часто приходил Виктор – громкоговоритель – светловолосый симпатичный парень, обладавший прекрасным чувством юмора и лучистыми голубыми глазами. Виктора всегда сопровождал его лучший друг Станислав по кличке Кость. Кто и когда дал ему эту кличку, было неизвестно, но она ему очень шла, и никому по – этому в голову не приходило пользоваться его настоящим именем. Кость был очень маленького роста, с густой шевелюрой черных нечесаных волос, хитрым лукавым взглядом и постоянной готовностью разразиться своим заразительным смехом при очередном шедевре, выданном его остроумным другом и кумиром – Виктором.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное