Лариса Малмыгина.

Неприкаянная душа. Фантастический роман



скачать книгу бесплатно

Глава 3. Домовой

Как-то незаметно прошел месяц. Жанну прооперировали, и чувствовала она себя, вроде бы, неплохо. Хороший уход в онкологическом стационаре, разумеется, не бесплатный – наше постоянное внимание сделали свое дело: сестра стала улыбаться. Я молилась за нее и даже несколько раз посетила церковь. Жанночку выписали из больницы, сказав, что она практически здорова. Поднатужившись, Лена, Ксюша и Аллочка приготовили званый ужин, на который приехали Олег с женой Олей да Алинка с мужем Артуром. Сергей, как всегда, был в командировке, а я, как обычно, представляла старшую пару Смирновых в единственном числе.

Почувствовав на себе внимание взрослых, Жанночкины внуки воодушевились и мгновенно преобразились в краснокожих хулиганов. Получив милостивое разрешение от доброй бабушки, плоды зарегистрированной любви разделись до трусов и, издавая дикие вопли, опрокидывая все, что попадалось на пути, неистово поскакали на клюшках и швабрах, даровито изображая лихих наездников. Изловчившись, самый старший из «индейцев» схватил за хвост серую кошку, намереваясь содрать с нее скальп. Но излишне строптивая жертва не согласилась с его воинственными намерениями: она истошно заголосила, талантливо подражая своему мучителю. Я искоса взглянула на милое семейство сестрицы, стараясь найти в лицах родственничков хоть малую толику жалости к пушистой страдалице.

– Ах вы, маленькие фашисты! – возмутилась Алинка, искренне обожавшая животных.

– Отпустите Мурку, – несмело одернула племянников покрасневшая от стыда Аллочка.

– А ты не лезь не в свое дело, – огрызнулся один из зятьев, светлоокий Толик, показывая золовке веснушчатый кулак.

Мальчишки застыли в недоумении, не зная к чьему компетентному мнению стоит прислушаться, но злополучную животинку отпустили.

Наступило молчание. Воспользовавшись тишиной, я поинтересовалась у сестры, собирается ли она лечиться дальше по всезнающим моим книгам. Скорчив недовольную гримаску, Жанна отмахнулась от меня, как от назойливой мухи. Зная ее необычайное упрямство, настаивать на профилактике заболевания было бесполезно, а потому, вздохнув, я нехотя подчинилась злой воле неразумной хозяйки несчастного, истерзанного скальпелем, тела.

А дома меня ждала Марго. Совсем недавно ее я нашла в виде жалкого промокшего комочка во дворе соседнего дома. Черная, пушистая, удивительно умная, она сразу завоевала любовь всего нашего семейства. С прибытием загадочной кошки я перестала чувствовать нежные прикосновения невидимого существа, которых боялась, но которых ждала. Визит к психотерапевту по такому случаю пришлось отложить до худших времен. Все свободные часы, за неимением внуков, я отдавала очаровательной питомице. Марго, непокорная и гордая по натуре, приучилась есть фрукты и овощи, справлять естественные потребности на унитазе, кокетливо подавать лапку, здороваясь с гостями. Казалось, она понимает меня с полуслова: стыдится, когда ее ругают и радуется, когда ее хвалят. Только ночами, на полнолуние, кошара таинственным образом исчезала.

Пробовали искать ее. Бесполезно. Тогда решив, что чернушка прячется от дотошных людей за мебельной стенкой в гостиной, мы обреченно махнули рукой. Каждое живое существо имеет право на свободу.

В тот незабываемый день я сидела с томиком Есенина, которого читала с детства, на «любимом» мною кооперативном диване. Был полдень, но супруг на обед не торопился. Я начинала нервничать, так как мобильник Сергея был вновь недосягаем. Грохот падающей посуды заставил меня последовать на кухню. В царстве кастрюль и сковородок все стояло на месте. Марго, неловко примостившись возле батареи центрального отопления, свирепо таращила глаза на угол за холодильником. Я оглянулась: небольшое, серое существо, похожее на старичка-боровичка из мультика моего детства, толстенькое и бородатое, забилось в потайное местечко, видимо, надеясь укрыться от посторонних взоров. Взглянув на меня ясными небесно-голубыми глазами из-под кустистых седых бровей, странный дедуля еще сильнее вжался в облицованное отечественным кафелем укрытие. Чувствуя, что легкомысленный потолок вот-вот обвалится мне на голову, стараясь устоять на ватных ногах и унять дикое сердцебиение, я почему-то тоненьким, младенческим голоском пропищала:

– Кто вы?

Толстячок заерзал, замотал реденькой бороденкой, сомкнул пухленькие ладошки и прижал их к груди.

– Пожалуйста, не бойтесь меня, я сама боюсь вас, – ощущая себя полной идиоткой, попыталась уговорить я молчаливого визитера.

– М… м, м… гу…, – мягко ответил мне необщительный гость.

– Кто вы? Давайте познакомимся! – не отставала я от кроткого привидения.

– Хм…, Хм…, – прошамкал пришелец, с интересом оглядывая с ног до головы назойливую прилипалу.

– Хозяйка этого жилища будет вашим другом, если вы не собрались ограбить ее дом, – глупо улыбаясь, пообещала я.

– Меня зовут Карлос, – приглушенно прошелестел призрак. – Не извольте беспокоиться: я сам хозяин этой замечательной квартиры.

– Ааааа, домовой! – обрадовалась я, понимая, что ничего не понимаю.

Пришла пора спешно звонить в «скорую» и вопить истошным голосом: карету мне, карету!

Психушка находилась в соседнем квартале за глухим трехметровым забором, неумело окрашенным в ядовитый зеленый цвет, отбивающий желание у прохожих менять крошечные непомерно дорого оплачиваемые квартирки на просторный бесплатный казенный дом.

– Вы считаете меня красивой галлюцинацией? – обиделся бородач. – А зря. Маргарита скажет, что это не так.

Неблагодарная черная бестия согласно закивала умильной предательской башкой.

И тут оглушающе прозвенел звонок. Я вздрогнула и пустилась стрелой в коридор. Приехал на обед долгожданный супруг, вернее его, как дорогостоящую посылку, бережно доставил адресату улыбчивый водитель Андрей, который частенько и с превеликим наслаждением дегустировал мои гастрономические изыски. Впрочем, я обожаю кормить. Совершенно всех, кто подвернется под руку: людей, собак, кошек, птичек. Особенно птичек. Кормушки для них развешаны в нашей квартире на каждой форточке. Возле подъезда я оборудовала нечто похожее на кафешку для дворовых животных. Вначале уважаемые соседи, обозревая выброшенную, по их мнению, добротную еду, крутили пальцами возле умных своих висков, а потом привыкли. И потихоньку сами стали выносить разнообразный корм для обреченных на голодную смерть хвостатых жителей родного микрорайона.

– Обед готов? – муж сиял, как начищенный самовар, и подозрительно оглядывал мою растерянную физиономию.

– Угу, – не отвечая на улыбку царственного супруга, промычала я и, спотыкаясь, поплелась за ним на готовую преподнести новый сюрприз коварную кухню.

Марго на ней не было, Карлоса тоже.

До позднего вечера блудливая котяра где-то скрывалась. А я не находила себе места, мучительно пытаясь разобраться: было ли увиденное в столовой на самом деле. К ужину проголодавшаяся Марго внезапно появилась на кухне, лениво подошла к своей тарелке и с трогательным аппетитом доела остатки свиного гуляша. А потом лукаво покосилась на меня. И я была готова поклясться всеми святыми, что она ухмыльнулась, полуобнажив крепкие, острые клыки. Мне стало не по себе, но Сереге, вернувшемуся домой раньше обычного времени, я ничего о дневном визитере не рассказала: усталый супруг нуждался в покое и отдыхе.

Легли спать мы довольно рано, утомленный муж сразу отключился, а я долго крутилась в постели, прислушиваясь к каждому шороху. Стояла тишина, только изредка кто-то неведомый вздыхал и надоедливо шелестел газетами. Где-то, отчаянно призывая вакантного усатого кавалера, завывала озабоченная продолжением рода кошка, да иногда бегал вверх-вниз нещадно эксплуатируемый лифт. Казалось, домовой и веселая черная бестия остались в далеком детстве; долгожданный покой расслабил мои утомленные члены. Я блаженно зевнула, но тут возле моего носа проявилась язвительная улыбка белозубой Маргоши. Она стала медленно разрастаться в разные стороны, постепенно заслоняя собой вдохновенное лицо бездумно почивающего Сергея.

– Хорошо-то как, – польстила я пушистой колдунье и стала проваливаться в тягучую, медовую бездну.

Вдруг что-то живое и мохнатое коснулась моего лица. Ожидая увидеть эксцентричную животинку, я неохотно приоткрыла глаза и тотчас же вскочила с кровати. Передо мной висел в воздухе недавний призрачный посетитель. Сердце учащенно забарахталось, призывая разбудить мужа, но дальновидное привидение прислонило к губам указательный палец и поманило меня в сторону кухни. Словно загипнотизированная, я подчинилась его воле.

На кухонном столе горел ночничок, которого у нас отродясь не было. За ним сидел широкоплечий мужчина в черном капюшоне и что-то писал.

– Это сон, – сказала я себе и шлепнулась на табуретку возле писаря.

Он неспешно поднял тяжелую голову. Лицо таинственного незнакомца нельзя было назвать некрасивым, и в то же время оно отталкивало от себя чем-то неуловимым, но вполне осязаемым.

«Как в американском ужастике», – продолжая исследование диковинного визитера, подумала я.

Черные кудри тугими змеями обвивали его мощные плечи, огромные бездонные глаза, с ненасытностью всасывающие собеседника в свои неизведанные глубины, испытывающе устремились на мою скромную персону, а белоснежные зубы насмешливо сверкнули ослепляющим жемчугом из-под больших властных губ.

– Кто вы? Как вы сюда попали? Это наша жилплощадь. Сейчас вызову доблестную милицию, – памятуя о драгоценном сне уставшего кормильца, отрешенно прошептала я.

– Меня звать Мадим, сударыня. Хм, ваша квартира? Весь мир – мой дом, потому что я повелеваю страшной силой, способной превратить в развалины целые материки, – голос его, глухой и печальный, будто сладкой патокой вливался в мой воспаленный мозг.

Пришелец, не раскрывая рта, передавал свои мысли на расстояние, а я каким-то образом внимала его абсурдным речам.

– Чем вас прельстило мое скромное жилище, господин международный террорист? – растерянно съязвила я, – И сколько килограммов тротила под вашим плащом?

– Я – дух стихии, Алиса, – тяжело усмехнулся развенчанный боевик. – Вы не такая как все люди, а потому мне велели найти вас.

– Для чего? – «не такой как все» стало по-настоящему страшно. – Я в чем-то провинилась перед Сатаной?

– Непростительно ошибаетесь, – взорвался неизвестный. – Мы – не злые силы, мы – силы природы. Мы женимся и размножаемся, смешиваясь с человеческой средой; мы знаем все, что происходит, мы можем производить потомство, но Творец не дал нам бессмертной души. Вы, люди, – великие грешники. Нет такого греха, который не совершило бы человечество. Мы грешим меньше, и зависть не дает нам покоя. Почему Всевышний так несправедлив?

– Это вы спрашиваете у меня, простой женщины? – покрываясь омерзительно-щекочущими мурашками, преувеличенно вежливо поинтересовалась я.

– Вы не простая, – прищурил орлиные глаза капюшон, – вас Он послал в этот мир не случайно.

– На каких фактах основаны ваши умопомрачительные заключения? – заново удивилась я.

– На знании законов бытия, – не растерялся потусторонний болтун. – Вы должны мне помочь обрести душу.

– Но как? Коим образом?

– Об этом узнаете позже, – неожиданно вскочил на ноги призрачный демагог. – До скорого свидания, прекрасная землянка.

Мадим растворился в воздухе, словно банальный дым от банальной сигареты. Потрясенная, я затравленно огляделась по сторонам. На кухонном столе, возле старинного медного светильника, важно восседала Марго. Над ее головой парил в воздухе Карлос.

– А слона-то я и не приметил, – зачем-то продекламировала я старика Крылова.

– Спокойной ночи, – провещал невыразительным голосом домовой.

– Ага, – согласилась я и пошла в спальную, чтобы остаток темного времени суток забыться тяжелым сном.


– Послушай, дорогой, твоя жена смотрела ночью обалденный сон, – промурлыкала я, проснувшись к одиннадцати часам утра, так как была суббота.

Муж, упакованный в дорогой синий костюм, стоял возле супружеского ложа с вчерашним ночничком в руке. Поцеловав мою золотую макушку, он рассмеялся:

– Что за обворожительную вещичку ты притащила домой, Алиска? Раритетная лампадка!

Если бы над головой мгновенно разверзся потолок, а оттуда грянул гром, и сверкнула молния, это бы так не поразило

меня. Выходит, весь кошмар, который я в избытке прочувствовала ночью – чистая правда, следовательно, я кому-то что-то должна

Глава 4. Мадим

Неделю Марго ходила, притворяясь обыкновенной домашней кошкой. Целых семь дней я жила в постоянном напряжении: отчего-то с нетерпением ждала Мадима и до колик в животе боялась его появления. Жанне и Сергею о своих необычайных знакомствах я решила не рассказывать, опасаясь их справедливых насмешек. Да и какой нормальный человек поверил бы в существование привидений и домовых? А в улыбающихся черномазых кошек? Разве только ребенок. Но муж, сестра и даже наследники давно вышли из детского возраста, а потому шансов на понимание у меня не было. Время от времени я бегала к Жанке, чтобы помочь ей по хозяйству. А однажды застала ее в ванной: безмозглая сестричка, наслаждаясь ароматной пеной, безмятежно возлежала в горячей воде.

– Что ты делаешь? – испугалась я. – Тебе нельзя париться, дорогая

Мстительно усмехнувшись, вредина резво замотала мокрой непутевой головенкой, стараясь обдать надоедливую советчицу тысячами мельчайших водных частиц.

– Подумаешь, нельзя, – пошевелила пальцами ног купальщица, – я здорова, буду жить долго-долго, а потому переживу тебя.

Оптимизм сестры мне понравился, но паровые процедуры после операции вызвали бурю негативных эмоций. Я бурей ворвалась в ванную и силой вытащила упрямицу из благоухающего кипятка. Она в отчаянии набросилась на меня с кулаками, но потом внезапно успокоилась и, накинув махровый халат, холодно процедила сквозь зубы:

– Тебе никогда, слышишь, никогда не понять меня, так как ты всю свою жизнь прожила в городе, а я в глухой деревушке. Там, в разбитом старом домишке, я мечтала о ванне, наполненной теплой водой, о чистом асфальте вместо грязной жижи под ногами, об отпуске на море, о деньгах, которые у тебя были и которых не было у меня. Почему все хорошее досталось тебе, а мне только плохое? Теперь же, когда у меня есть квартира, ванна, город, «бабки», мне нельзя воспользоваться этими благами!

Ледяной, чужой голосок ее постепенно зашелся в рыданиях. И тогда я рывком схватила несчастную сестричку за плечики и почувствовала, что тоже плачу: о ее невезучей жизни, несбывшихся надеждах, о том плохом, что было и должно произойти.

Расстались мы с Жанночкой друзьями. Она пообещала мне беречься, я же, по ее настоятельной просьбе, дала слово меньше контролировать младшую сестру.


В ту ночь он пришел снова, но на этот раз я оказалась дома одна. Сергей уехал в командировку, оставив меня на беспутную кошку. Довольный создавшейся ситуацией, Мадим ворвался в спальню и наклонил гордую голову в смиренном поклоне:

– Я долго ждал этой ночи, Алиса. Сегодня, именно сегодня, я получу бессмертную душу, если ты исполнишь мое заветное желание.

Стоя в длинном атласном халате, я разбирала постель. Странно, но внезапное появление таинственного визитера меня не испугало. Напротив, безразличие ко всему, поселившееся в моем сердце после нелепого, опасного для жизни купания взбалмошной сестрицы, заставило «не такую как все» спокойно перенести его появление.

– Желание? Какое желание? Мы перешли на ты? – устало поинтересовалась я.

– Да, так ближе, – сверкнул мятежными очами дух. – Согласись выйти за меня замуж.

Ничего себе! Мне стало дурно.

– Мадим, я замужем, я – старая сорокапятилетняя тетка, – как можно мягче проговорила я. – Оглянись вокруг: на улицах планеты много молодых и красивых девушек. Пообщайся с ними. Возможно, кто-то и возжаждет иметь мужем столь привлекательное привидение.

– Я не привидение, – презрительно процедил сквозь зубы призрак, – я элементал. А сорок пять лет – детский возраст. Мне две тысячи шестьсот пятьдесят четыре года.

– Тебе мало такой большой жизни? – поразилась я.

– Да, я хочу существовать вечно.

– Но я не буду жить вечно на земле, – покачала головой я. – Лет через двадцать-тридцать я перейду в другой мир, абсолютно не ведая, плохой он или хороший.

– Тот мир прекрасен, Алиса, я отправлюсь туда вместе с тобой, – мечтательно произнес Мадим.

– Я состарюсь, – с горечью вымолвила я. – Ты станешь жить с безобразной древней каргой, беззубой, морщинистой, со слезящимися глазами?

– Ты будешь молодой, красивой и здоровой до конца своего обитания на этой мерзкой планете, – вкрадчиво пообещал элементал.

– Каким образом я избегу неминуемой участи божьего одуванчика? – ахнула я. – А мой муж? Что будет с ним?

– Его мы женим на какой-нибудь смазливой девице. Он сам уйдет от тебя. Ты необыкновенная, Алиса. Неужели ты не заметила, что, будучи матерью взрослых детей, больше похожа на двадцатипятилетнюю девушку? – торжественно провозгласил льстец.

– Это было уж слишком! Обливаясь потом, я искала спасительные слова, чтобы опровергнуть данную явную ложь, но не находила их. Я призывала на помощь всех святых, но ангелы покинули меня, оставив один на один с искателем вечной жизни.

– Так чем же я отличаюсь от других, Мадим? – сдавленно прохрипела я.

– Самая прекрасная женщина на Земле родилась в полночь тринадцатого числа, – объявил потусторонний демагог. – Темные силы, мечтая сделать ее своею, дали ей ум и красоту. Господь же, веря в непогрешимость красавицы, вложил в ее тело чистую, светлую душу.

– Так и сосватай ее, привидение! – чувствуя внезапный прилив сил, деловито предложила я.

– Она передо мной! – тяжело опустился на колено призрак. – Тебя не трогают бесы и опекают ангелы, а потому ты бессмертна. Стань моей женой, Алиса.

– Наверное, Сатана сам не прочь забрать такое сокровище себе в заложницы? – морщась от близости настырного фантома, съехидничала я.

– Отнюдь. Свет и тьма заключили между собой соглашение, – осуждающе покачал головой пришелец.

– Неужели добро и зло иногда приходят к общему знаменателю? – радуясь негативной реакции незваного гостя, язвительно пропела я.

– Да, довольно часто, иначе уже давно не было бы Земли и вас, людей, – бесцеремонно рассматривая мои босые ноги, удовлетворенно хмыкнул визитер.

– Прежде чем выходить замуж, надо развестись со старым мужем, а потом зарегистрироваться в ЗАГСе с новым, – решила схитрить я. – У тебя есть паспорт, Мадим? У тебя есть фамилия? А где мы будем жить, драгоценный дух? На графских развалинах или у меня в квартире, которую придется разменивать, ведь она принадлежит и супругу? А как я представлю тебя собственным детям?

Я наигранно улыбалась, и претендент на мою руку заколебался. Он долго думал, испытывая мое терпение, но наконец мозги его пришли в некоторое движение:

– Хорошо, Алиса, я подожду, – покорно проговорил элементал. – Недолго. Только помоги мне с паспортом. Кстати, какая фамилия устроит супругу Страшной Силы?

– Ужаснова, – глупо хихикнула я. – А с документами помочь не смогу и жениться ты можешь на моей сестре Жанне, она прекрасная женщина… мгм… детского возраста, мы с ней сестры, значит, и она не такая как все. Вы будете очень хорошей парой.

Я, несомненно, льстила надоедливому привидению.

– Нет, драгоценная, Жанна скоро преставится, – сумрачно изрек фантом. – Ни добрые, ни злые силы не прощают предательства.

– Кого же предала моя сестра? – невольно ахнула я.

– Какая ты наивная, – вздохнул Страшная Сила и, послав мне долгий прощальный взгляд, в котором сквозило откровенное разочарование провалившейся сделкой, молниеносно растаял в воздухе.

Я, потрясенная щепетильным разговором, не раздеваясь, кулем повалилась в постель. Сон пришел мгновенно, а утром, распахнув глаза, я обнаружила возле своего изголовья сладкую парочку: Маргариту и Карлоса. Болтаясь над кроватью, будто первомайские шары, они терпеливо дожидались моего пробуждения.

– Доброе утро, господа, – уже ничему не удивляясь, ворчливо приветствовала я их. – Как дела?

Кругленькая физиономия старичка-боровичка казалась смущенной, он нерешительно переглядывался с черномазой изменницей и, очевидно, боялся заговорить со мной. Наконец, состряпав забавную гримаску, домовой неуверенно прошелестел:

– Мы хотим помочь тебе отделаться от жуткого Повелителя Стихий.

– И чем же он вам, сударь, не нравится? – я нарочито грозно сдвинула брови. – Привлекательный мужчина и к тому же обалденно могущественный. Разве не вы притащили его ко мне?

– Он вышел на тебя сам, – потупил лживые глазенки Карлос.

Перевернувшись через голову, Марго согласно закивала умильной мордой.

– Хозяева любят примерных квартирантов, а потому я уважаю Сергея, – польстил мне большой воздушный шарик, – и не желаю, чтобы он бросил тебя даже ради смазливой элементалки. Маргарита тоже восхищается вашей до чрезвычайности дружной семейкой!

Кошка, обнажив в плотоядной улыбке – теперь-то я точно поняла, что она умеет улыбаться – белые клыки, промямлила что-то типа: м-мда.

– Как вы хотите помочь мне, господа хозяева? – сладко потягиваясь в мягкой постели, лицемерно промурлыкала я.

– У тебя есть большой любящий друг из светлого мира, Алиса, – самоуверенно заявил домовой.

– Кто он? – наигранно зевнула я и подумала, что похожа на ненормальную. – Как это называется в психиатрии? Кажется, мания. Или психоз? Или шизофрения? Надо бы почитать справочник.

– Хесед – ангел Любви и Сострадания, – не отставал от меня Карлос.

– Когда же он успел втюриться в меня? – удивилась я. – И за какие совершенства я стала возлюбленной небожителя?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное