Лариса Жматаева.

И небо летит навстречу. Приключенческий роман



скачать книгу бесплатно

Лиза скорей по привычке, а может, от отсутствия своей личной жизни до сих пор пыталась контролировать жизнь любимого сына. Иногда в своем желании быть незаменимой она заходила немного дальше обозначенной ей территории. Как правило, заканчивалось это либо курьезом, либо семейным скандалом.

Однажды, убираясь в квартире, на столе сына Лиза нашла странную сигару. Она покрутила ее в руках, понюхала, попыталась определить на вкус, что совершенно не прояснило ситуацию. И тут в голове женщины пронеслись миллионы вариантов морального и физического разложения ее сына. Вот он сидит в подвале с иглой в вене в окружении таких же наркоманов, как он… Вот курит какую-то смесь и как ненормальный носится по улице… Вот страшно худой и весь покрытый язвами умирает на руках убитой горем матери! Фантазия щедро выдавала жуткие истории из жизни наркоманов и их родителей. И тогда Лиза, как ей казалось, приняла единственно правильное решение. Она взяла зажигалку, вставила в рот сигарету и поднесла к ней огонь. Но сигарета, едва вспыхнув, потухла, и тогда женщина вынула ее изо рта, решив посмотреть, в чем причина? Как только Лиза взяла ее в руки, раздался оглушительный взрыв! Комната наполнилась едким густым дымом, а сверху на голову женщины посыпался серый вонючий пепел… Совершенно оглохшая от взрыва, она какое-то время приходила в себя. Затем, когда слух стал к ней понемногу возвращаться, женщина дрожащей рукой взяла телефон и набрала номер сына.

– Влад, а что у тебя тут за сигарета лежит? – размазывая по лицу копоть, спросила дотошная мать.

– Мам, ты ее не трогай, это петарда! Мне ее из Китая в подарок привезли… От сигареты вообще не отличишь, правда? – радостно сообщил сын, весьма довольный подарком.

– Ага, правда! Вообще не отличишь! – тихо сказала Лиза и положила трубку, в душе поблагодарив своего ангела-хранителя за целые нос, глаза и губы…

Лиза вынырнула из воспоминаний о курьезной прошлогодней истории и вслух произнесла: – Я не звоню, и он, паразит, не звонит! Ему на меня вообще плевать! Вот так исчезну, никто даже не заметит! А если я, например, в больнице или, не дай бог, в морге уже?! – Воображение нарисовало грустные картинки, и на глаза мгновенно навернулись слезы. – Ну все, понесло как судака по Енисею! – тихо вымолвила она, не давая дальше разыграться своей воспаленной фантазии.

Отражение в ванной комнате обнажило всю горькую правду последствий вчерашнего загула. Медленно раздевшись, Лиза включила теплую, даже скорее горячую воду, переключила на душ и села в ванну. Она по-сиротски прижала голову к голым коленям и с наслаждением отдалась горячему потоку воды, милостиво лившемуся сверху. Медленно, неохотно, но боль, стягивающая голову железным обручем, постепенно отступала.

– Так, надо позвонить по работе, найти Влада, где-то занять денег… – Проблемы возвращались домой, как гулящие мужья.

Активные поиски работы пока не увенчались успехом, а деньги таяли, словно мартовский снег. Резюме были разосланы повсюду, где требовались специалисты данного профиля, но ответа не было уже шесть дней.

– Буду звонить сама! Они, как только видят цифру «сорок два», сразу теряют ко мне всякий интерес.

Такое ощущение, что им не важен опыт, стаж, как я умею работать, в конце концов, как я выгляжу!.. У нас в стране возраст решает все, а не кадры, заблуждался наш великий товарищ Сталин. А мне-то теперь что прикажете делать? Мне, пусть не совсем молодой, но далеко не уродливой, полной сил и энергии женщине?! Завернутся в простыню и на кладбище ползком, что ли? Где деньги на жизнь зарабатывать? Вахтером на вертушке? Посудомойщицей в столовке? Техничкой? Зашибись варианты, для женщины с двумя высшими образованиями! Тогда отправляли бы на пенсию в сорок, хоть какие-то деньги! Хотя какие там деньги? Так… одни слезы! – вслух размышляла Лиза, и в ее душе злость смешивалась с бессилием и отчаянием.

Две вещи медленно возвращали больную к жизни – это душ и зеленый чай. Она сидела за столом, прихлебывала горячий бодрящий напиток и чувствовала, как тело с благодарностью расслабляется. «Конечно, я тоже когда-то умру, но надеюсь, что сегодня не мой день!» – подумала Лиза и потуже затянула пояс домашнего халата.

Вдруг двери бесшумно открылась, и в квартиру виновато вошел Влад.

– Привет, мам! – тихо проговорил он, заходя в квартиру крадучись, словно нашкодивший кот.

– Привет! Мог бы вообще-то позвонить! Я хотела уже в розыск подавать, да в полиции сказали, что два дня должно пройти. Вот сижу – жду! – с легкой иронией упрекнула сына Лиза, а сама с облегчением подумала: «Жив-здоров, и слава богу!»

– Да мам, телефон… корче, сел! – Влад явно на ходу придумывал причину.

– Конечно, когда тебе удобно, тогда и сел! Давай-давай, продолжай в том же духе! Но помни, мои внуки за меня отомстят, а я, клянусь, проконтролирую! – проворчала Лиза, с укором глядя на сына.

Парень – точная копия своего отца: среднего роста, с фигурой крепкого спортсмена, мужественными чертами лица и особым брутальным шармом. Таких девушки любят! У него не было вредных привычек, или почти не было. Все грешки были в начальной стадии или в зародышевом состоянии. Ну а кто из нас не без греха? В вузе учился, сессии сдавал, даже очень неплохо, хотя Лиза ни разу не видела его ни с книгой, ни с тетрадкой.

– Мой сын либо фартовый, либо гений! – порой делилась она своими мыслями с подругами.

Отношения между матерью и сыном походили на августовский летний день. В меру солнечные, с утренней и ночной прохладой. Иногда они могли говорить часами, шутить и смеяться. Иногда чуть ли не с испанским темпераментом самозабвенно ругались, переходя на крик. Но бывали и прохладные периоды, когда общение становилось минимальным, а встречи редкими, чаще утренними, как сегодня. Вот и сейчас Влад скинул с себя темно-синюю куртку, снял зимние кроссовки и быстро прошел в свою комнату. Он тут же включил телевизор и закрыл за собой дверь.

– Вот и поговорили! – Лиза снова почувствовала себя такой одинокой, что нестерпимо захотелось плакать, но вспомнив парня-инвалида, она заставила себя не реветь.

В квартиру оглушительными переливами ворвалась соловьиная трель. Кто-то по-свойски, настырно звонил в дверь. Лиза неохотно встала и походкой тяжелобольной женщины направилась к входной двери.

– Черт, кого там еще принесло с утра пораньше? – недовольно пробурчала она, сама себе напоминая бабу-ягу.

На пороге, в нетерпении топчась на месте, стоял сосед по площадке – Алик. В недалеком прошлом его звали Виталием. Тогда этот тридцатипятилетний мужчина был безнадежно женат, хорошо одет и прекрасно воспитан. Женщины всего дома, от дряхлых старух до малолетних прелестниц, ставили его в пример своим мужьям и ухажерам. Виталий был их кумиром, он открывал перед дамами дверь, галантно пропуская их вперед. Подавал руку и помогал донести тяжелые сумки. Эдакий идеал, местный супермен, готовый всегда прийти на помощь слабой и беззащитной женщине. Но внезапно в его жизни все переменилось, грянул развод с женой. Автослесарь Виталий неожиданно для всех стал быстро деградировать и превратился сначала в Виталика-алкаша, а потом с чьей-то легкой руки просто в Алика. А всему виной его законная зловредная жена Юлька, которая ушла от него к его верному и надежному лучшему другу. Мало того что она нанесла мужчине тяжелую душевную травму, да еще нагло прихватила с собой все имущество, нажитое с Виталиком в совместном браке и до него.

Удивительно то, что ныне нигде не работающий Алик был всегда пьян, не всегда, но сыт, да и долгов особых за ним не водилось! В общем, как показала жизнь, порядочность не пропьешь! Только у всех, кто хорошо знал мужчину, сам собой напрашивался вопрос: «На какие деньги он живет?»

Сейчас сосед стоял перед Лизой в синем шерстяном трико с ярко-красными лампасами и вытянутыми коленками. Он выглядел потерянным и жалким. Алик страдал похмельем, но, чтобы совсем не упасть на социальное дно, изо всех сил старался выглядеть максимально опрятным. Аккуратность, интеллигентность и хороший вкус были у него в крови. Вот и сейчас носки предусмотрительно подобраны в цвет лампасов, черная футболка безнадежно растянута и застирана, да еще одета задом наперед. Чисто выбритый и облитый недорогим парфюмом, он выглядел как герой юмористического журнала «Крокодил», выпускаемого в советское время.

– Привет, Лизавета! – скромно переминаясь с ноги на ногу, бодро начал свой диалог сосед.

– И тебе не хворать! – ответила Лиза, отстраняясь от Алика, от которого невыносимо разило вчерашним удавшимся вечером.

– У тебя что, вчера гости были? – спросил сосед, пытаясь заглянуть в квартиру через узкую полоску приоткрытой двери.

– Угу, были. И что? – кивнула Лиза, не особо радуясь визиту мужчины.

– Что, долго сидели? – Алик дрожащей рукой почесал затылок, явно испытывая смущение.

– Пока штопор не сломался! – отшутилась Лиза, выходя на площадку и прикрывая за собой дверь.

– Ну мать, видок у тебя не «айс», конечно! – посочувствовал сердобольный сосед, окинув взглядом профессионала Лизу с головы до ног.

– На себя посмотри, Аполлон комнатный! – раздраженно ответила соседка, явно собираясь уйти.

– Тебе бы полечиться, Лизок! – участливым голосом и преданно заглядывая в глаза, пытался реабилитироваться Алик.

– Ага, сейчас! Ты вон два года уже того, а что-то не лечишься! А я раз погуляла, и все! Да и с чего это вдруг такая отеческая забота? – спросила женщина в упор глядя на соседа.

– Нет, я ж не в том смысле, Лиз! Я сам могу, если надо, за пивком сгонять! А что, я быстро?! Одна нога там, другая здесь, вместе и полечимся! – с серьезным лицом участливо предложил сосед.

– Точно, скоро вместе пить будем! И уже через пару дней ты мне станешь лучшим друганом! – хлопнув соседа по плечу, съязвила Лиза. – То я тебя полечу, то ты меня полечишь, а там, глядишь, всем мирком да за свадебку! Детишек нарожаем, и тогда уже они нам с тобой за чинариками гонять будут! И заживем мы с тобой счастливо и умрем в один день… От боярышника или от тяжелого продолжительного запоя! – Алик потупил глаза и стыдливо улыбнулся. Лиза взглянула на носки соседа, усмехнулась, и ее внутреннее напряжение сразу спало. Она уже без тени раздражения и злости устало добавила:

– Нет, ты меня к себе в подружки пока не записывай, рановато будет! А если денег занять, то извини, дать не могу, у самой нет! – развела руками Лиза.

– Да не надо! У меня деньги есть, я на свои куплю! Я так, по-соседски зашел спросить, думаю, вдруг тебе хреново? Сегодня я тебя выручу, завтра ты меня! – Соседа тяготило одиночество, и он явно нуждался в чьей-то компании.

– Слушай, Алик, я вот давно хотела тебя спросить, где ты деньги берешь? Ты же уже года два как не работаешь? – не из праздного любопытства спросила девушка.

– Бутылки собираю, сегодня целый мешок сдал, вот! – не без гордости ответил предприимчивый сосед, одергивая футболку, которая, постоянно поднимаясь вверх и настойчиво упираясь в горло, создавала дискомфорт своему хозяину.

– Слушай, Алик, знаешь, анекдот есть такой! Сидят муж и жена, глубоко пьющие люди, складывают пустые бутылки в сумки. Муж жене говорит: «Слушай, Мань, а куда у нас все деньги уходят? Ты работаешь, я работаю! Да еще столько бутылок сдаем…» – начала повествование Лиза, но Алика била дрожь, и ему было уже совсем не до юмора. Он, словно дрессированный пудель в цирке, преданно заглядывал женщине в глаза и ждал команды хозяина.

– Так что, составишь компанию? – не унимался мужчина. – Понимаешь, Лиз, один пить не умею!

– Нет, дорогой товарищ-алкоголик, у меня в отличие от тебя еще дел по горло! Так что, я тебе не соратница по борьбе с похмельем! – Лиза на прощанье махнула Алику рукой, юркнула в квартиру и прикрыла за собой дверь.

Сосед с недоумением посмотрел ей вслед и неторопливо побрел к своей двери.

Виталика было искренне жаль! Кто-то из соседей его осуждал: «Что за мужик такой, в руки себя взять не может?! Ну, попил неделю-другую… Вон баб одиноких сколько – с детьми и без, с квартирами, с машинами, богатые и бедные, умные и не очень! Перебирай, пока песок из одного места не посыпался! А он – нет, уперся в свою подлую Юльку!» – сердечно переживали местные бабули, сидя на лавочке у подъезда.

Только Лиза не осуждала, а где-то даже понимала Виталика. Она сочувствовала ему и даже пыталась помочь, но все тщетно. Не хотел человек жить в реальном мире! С затуманенным алкоголем сознанием, он был по-своему счастлив, боль потери и предательства притуплялась, а иногда исчезала совсем. Только Лиза знала, как он страдал! Она видела собственными глазами, как он, измотанный бесконечными пьянками, корчился в похмельных судорогах и просил кого-то всевидящего и всемогущего о помощи. Алик молил, чтобы случилось чудо. Чтоб вернулась его Юлька – подлая и неверная, но смысл всей его бестолковой одинокой жизни! Раньше он мечтал о семье, детях, но только с ней, с своей Юлькой – одной-единственной на всем белом свете! Он любил эту женщину, оправдывал и защищал ее. И делал это так отчаянно и преданно, что меркли упрямые факты и терялся всякий здравый смысл. Он, несмотря ни на что, все еще ждал ее, поэтому никаких других вариантов не рассматривал и все разговоры на эту тему пресекал.

***

Закрыв за соседом дверь, Лиза взяла телефонную трубку и пошла в спальню. Около кровати, на белом комоде, лежал листок с длинным списком номеров фирм, куда она разослала резюме. Желания звонить никакого не было. Противно быть просящей, навязчивой, заискивающей… Она ненавидела такие жизненные моменты, но выбора у нее не было!

– Нравится не нравится, терпи, моя красавица! – подбадривая себя Лиза. Она удобно устроилась на кровати и набрала первый по списку телефонный номер: – Алло!

Прошел час, и ненавистный перечень номеров закончился. Лиза раздраженно откинула в сторону телефонную трубку и простонала:

– Вот же сволочи! Ну кто сказал, что я в свои сорок с хвостиком немощная старуха? А эта, чтоб ее, с Клинтайм? Советчица хренова нашлась: «Сфотографируйтесь и рассылайте ваше резюме с фото… – передразнила она. – Пусть работодатель видит, что вы нормально выглядите, а для нас вы староваты!» Господи, да им меня варить, что ли? Опасаются, что мясо жестким будет? – Лиза невесело усмехнулась и неохотно вытянулась на кровати.

Чтобы хоть как-то отвлечься и успокоить расшатанные нервы, женщина щелкнула пультом телевизора. Переключающая каналы кнопка пульта была сильно затерта, что говорило о непостоянстве или любознательной натуре его хозяйки. Щелкая каналами, а их, к счастью или несчастью, было больше шестидесяти, Лизавета почти физически ощущала, как последние надежды на светлое будущее тают с той же скоростью, с какой кусочек льда тает в стакане с обжигающим чаем.

Со всех каналов мощным, неиссякаемым потоком лилась чернуха. Дикторы, будто соревнуясь, у кого страшней новости, хорошо поставленными голосами вещали о последних нерадостных событиях:

– В районном центре маньяк изнасиловал и убил трех женщин…

– Трагедия в городе Н-ске. Разбился пассажирский авиалайнер, погибли все пассажиры и экипаж…

– Малолетняя мать безжалостно выбросила своего новорожденного ребенка в сугроб на лютый мороз…

– Высокопоставленный чиновник присвоил деньги детского фонда инвалидов…

– Суперзвезда Игорь Султанов установил у себя в особняке два золотых унитаза с вкрапленными в них стразами Сваровски… Тусовка в шоке! Жмот – сэкономил на бриллиантах! Все друзья отвернулись от него! – комментировала это событие в ток-шоу «дутая» «резиновая» блондинка, безуспешно пытаясь скривить в презрительной усмешке силиконовые губы.

– Мама восьмилетней Кати, больной раком, с мольбой и надеждой в глазах просит помочь собрать деньги на операцию и спасти жизнь ее дочери! – С экрана телевизора усталым недетским взглядом на зрителей смотрела измученная болезнью худенькая, лысая девочка…

– Собранные горожанами деньги на стерилизацию бродячих животных осели в карманах местных чиновников, а несчастных собак и кошек просто накормили отравленным кормом…

Это была последняя капля Лизиного терпения, она со злостью выключила телевизор, уткнулась лицом в подушку и горько зарыдала. Она плакала так, как плачут доведенные до отчаяния люди – всем сердцем, всей душой, содрогаясь всем телом. Осознание собственного бессилия делало ситуацию неразрешимой, оттого еще более тяжелой!

Так отчаянно, горько она плакала очень давно… в детстве! Тогда Лизе было шесть лет, мама не позволила ей оставить у себя дома подобранного на улице маленького и голодного щенка. Он так жалобно скулил, с такой благодарностью и надеждой лизал ей ладошки…

Ее горе было вселенским! Большей беды, чем отсутствие собаки в ее ребячьей жизни, не было, с этим нельзя было жить и невозможно смириться!

Вот и сейчас она, взрослая женщина, плакала так же горько, как когда-то в детстве из-за щенка. Эта детская обида и ощущение непоправимого горя до сих пор занозой сидели в Лизиной памяти. К этой невеселой компании присоединялось еще невыносимое одиночество, которое никак не отпускало женщину, схватив ее за горло железной рукой. Лиза проревела с полчаса, а когда слезы кончились, то силы совершенно покинули ее. Немного успокоившись, она несколько раз глубоко вздохнула и устало прикрыла рукой глаза. Тишина продлилась недолго, только сон начал окутывать девушку, как в дверь снова позвонили. Заплаканная хозяйка встрепенулась, подняла голову и взглянула на себя в зеркало встроенного шкафа. На одутловатом багровом лице мирно соседствовали красный натертый нос, опухшие губы и узкие монголоидные глаза.

– Кошмар! – в ужасе, увидев себя в зеркале, вскрикнула Лиза. – Прямо дочь китайского пчеловода! Неужели это я? Надо же так нареветься! – пробормотала она, внимательно разглядывая свое отражение, в душе надеясь, что нежданный гость в конце концов потеряет терпение и уйдет. Но в дверь настырно звонили, совершенно не собираясь так быстро сдаваться. – Нет, открывать не пойду! Меня сейчас либо на опыты по пластической хирургии, либо на принудительное лечение от алкоголизма! Увидят, подумают: «Пьянь какая-то!» – причитала женщина, пытаясь нашарить ногой на полу куда-то запропастившийся тапок.

– Черт, куда же он подевался?! – Женщина внимательно осмотрела пол комнаты, несколько раз заглянула под кровать, но так и не нашла потерянный предмет.

Соловьиная трель звонка ни на минуту не умолкала. Дверная птица стала петь с паузами, периодически срывая голос и переходя на хрип. Перспектива иметь сломанный звонок Лизу совсем не радовала. Ее искренне взбесила такая несусветная наглость визитера, и она собиралась жестко и даже грубовато поставить этого наглеца на место. Запахнув растрепавшийся халат, она решительной походкой в одном тапке на правой ноге пошла открывать дверь.

На пороге опять стоял Алик. С детским восторгом и надеждой он смотрел на разъяренную Лизу, а в руках держал маленький живой комочек, очень похожий на крошечного ротвейлера. Лиза, увидев соседа, а потом щенка, напрочь забыла о своих далеко недобрых намерениях.

– Ты где взял это чудо? – с комом в горле и материнской нежностью прошептала девушка, протягивая руки.

– Баба Тоня с первого этажа подарила! – ответил Алик, поглаживая щенка. – Они завтра в Ростов уезжают, весь помет продали, а этого не успели. Говорит: «Возьми заботу себе, может, пить бросишь!» Ну, я и взял! – Он ласково указательным пальцем погладил черную щенячью голову.

– Мальчик? – спросила Лиза, осторожно забирая щенка из рук соседа.

– Не-е-е! Это собачья женщина! – гордо ответил бывший автослесарь.

«Собачья женщина» младенческого возраста еле держала голову. Она пищала, куда попало тыкалась носом, тщетно ища мамкин сосок. Она обнюхивала руки, суетилась и жалобно по-своему, по-детски поскуливала.

– Чем кормить будешь, собачий отец? Она же водку не ест и пиво не пьет? – спросила Лиза, целуя щенка в симпатичную мордашку.

– Так я тебе принес! Ко мне нельзя, у меня есть нечего! Да и пьющий я! Так что ничему хорошему научить не смогу! Она у меня через пару недель рюмку держать начнет! – улыбнулся сосед, вполне довольный произведенным впечатлением. – Кстати, а как думаешь, что будет, если собаку пивом или водкой напоить? – Алик поднял глаза к потолку, словно молодой ученый, которого только что осенила гениальная идея.

– Ненормальный! Что, совсем с ума сбрендил?! Гринпис на тебя, алкаша, натравлю!

Сердце Лизы отчаянно колотилось от восторга и радости. Она старалась не показывать своих чувств, но восхищенный взгляд и светящиеся глаза выдавали в ней счастливого ребенка.

– Я так давно хотела такую собаку, вот именно такую – маленькую, большеглазую, с длинными тонкими ножками, большими стоячими ушами и добрым сердцем! – Лиза снова поцеловала щенка в черный носик и жадно прижала к себе, как будто боялась, что кто-то, как в детстве, может снова отнять его у нее.

– Спасибо тебе, Алик! – она подняла на мужчину глаза, в которых дрожали слезы благодарности и счастья!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное