Лариса Ильина.

Находка для шпиона



скачать книгу бесплатно

Посередине всего этого великолепия, беспомощно раскинув руки в стороны, стояла Алиска. Она растерянно оглядывалась, явно силясь что-то сказать.

– Обчистили? – неуверенно спросил один из близнецов и поглядел на брата.

Тот поглядел почему-то на меня. Прикинувшись, что не замечаю пытливого взгляда, я попятилась и скользнула к кухне.

Кухня выглядела ещё более плачевно. Шкафчики нараспашку, полки пусты, содержимое банок с крупами на полу вперемешку с картошкой. Меня добила перевёрнутая сахарница, всегда стоявшая на обеденном столе. Это были дотошные воры.

Однако настоящий шок довелось испытать, когда мы добрались до второго этажа. В спальнях были сорваны даже шторы вместе с карнизами, а вот в мастерской…

– Ма-а-ам-м-а! – взревела Алиска, в ужасе хватаясь за голову. – Мама! Что это такое?!

Мастерская выглядела, словно после стихийного бедствия. Все имевшиеся у Алиски краски мирно пузырились в одной большой луже в центре комнаты, образуя затейливые цветовые сочетания. Готовые полотна, обычно стоявшие возле стены, в беспорядке валялись на полу, подрамники поломаны. Эта яркая красочная разруха выглядела так нелепо, что несколько минут мы просто стояли, молча оглядывая разоренные стены.

– Вот блин… – наконец проронил стоявший рядом со мной близнец и ткнул меня локтем. – Ментов надо вызывать…. Обокрали… да, Ань?

– Откуда мне знать? – сердито отдернула я руку. Почему все всегда всё на меня сваливают? Однако, ситуация из ряда вон выходящая и делать что-то надо. Главное – не допустить впадения Находки в меланхолию. – Лиса! – громко позвала я, – что пропало? Давай, не впадай в столбняк! Звонить в полицию?

Она посмотрела на меня отсутствующим взглядом. Вот только этого не хватает! Мало народу после подобного чувствует себя бодряком, но рыдать и убиваться лучше чуть позже. А то этот… как его?… след остывает!

Меж тем, не дождавшись ответа, близнецы один за другим вышли. Я вздохнула, покачала головой и осторожно обошла вязкую лужу. Поставив на место несколько полотен, оглянулась на Алиску.

– Слушай, – стараясь правильно подобрать слова, спросила я с нажимом: – что ты об этом думаешь?

Подруга отозвалась неожиданно бодрым голосом:

– Думаю, что это полная задница… И почему-то мне кажется, что дальше всё становится только хуже… Ты не находишь?

Поняв, что она в полном творческом сознании, я почти обрадовалась:

– Хочешь сказать, что это… продолжение?

– Вот именно! Зачем в здравом уме дом громить? Шуба на месте, техника на месте, золото валяется на полу! Даже деньги не взяли! Знаешь, Анька, – голос у Лисы вдруг дрогнул, но она справилась,– лучше бы меня обокрали! Ведь они хотят упечь меня в тюрьму! За убийство! Ты же тоже сразу поняла?

В этом месте я чуток запуталась, поскольку размышляла несколько об ином. Заглядывая мне в лицо, Алиска зашептала:

– Они искали тот пистолет… Теперь могу поклясться, что именно из него башку разнесли Самарину… У них есть платье, бокалы с отпечатками, меня опознает секретарша и ещё тридцать человек, остается только орудие убийства… Если они отыскали, куда его запрятал Бублик, то могли сунуть тут под любую тряпку.

Я как чувствовала… Вызовем полицию и тогда дело моё – труба…

Слушая Алиску, я вдруг перепугалась до смерти. О пистолете я уже совсем позабыла. Но Лисья догадка здорово походила на правду. Кому-то очень требовалось, чтобы полиция снова здесь побывала.

– А тебе Антошка даже не намекнул, куда его сунул? – дрожа от нервного возбуждения, вытаращилась я.

Я была готова бежать хоть на край света, чтобы забрать проклятое оружие и утопить в местном пруду. Но Алиска, не сводя с меня глаз, медленно покачала головой.

– Задушу чёртового журналиста! – пообещала я, сжимая кулаки. – Вдруг он действительно спрятал его где-то в доме?

Посовещавшись ещё пару минут и оценив сложившуюся ситуацию, мы решили никого не вызывать.

– Чёрт с ними! – махнула рукой Находка, поминая сама не зная кого, – краски куплю, а вещи по местам рассовать недолго!

Я согласно кивнула, испытывая отчего-то облегчение. И всё было бы ничего, если бы по лестнице не зашлёпали вдруг шаги и в мастерскую не заглянул ободряюще улыбающийся близнец:

– Ничего, девчонки, не расстраивайтесь! Полицию мы уже вызвали!


***


Не знаю, что происходит в других подобных случаях, но по звонку в местный отдел полиции о краже в Алискин дом явился старший следователь следственного комитета с двумя помощниками.

– Здравствуйте… товарищ… капитан… – растерянно сказала я, увидев на пороге физиономию Мельникова.

Алиска за моей спиной изумленно икнула. В ответ капитан широко оскалился, словно до смерти рад был нас видеть, мазнул взглядом по стоявшим в сторонке близнецам и кивнул:

– И вам не хворать, Анна Алексеевна!

И прошел внутрь. За ним показались Блинов с Каравайкиным. Вежливо поздоровавшись, они неслышно втекли вслед за начальством.

На лицах братьев Забалегра отразилось недоумение. Однако врожденная склонность венгров не форсировать без нужды события возобладала, и ни один из них и рта не раскрыл, хотя адресованные мне взгляды выглядели довольно красноречиво.

– Слушаю вас, Алиса Венедиктовна! – сказал Мельников голосом лечащего врача из психушки. Далее так и просилось: «Как вы себя чувствуете?», но капитан не внял соблазну. – Что произошло? Кто погром учинил? Надеюсь, не они? – и кивнул на близнецов.

Думаю, можно не уточнять, что вопрос братьям не понравился. Взгляд у обоих стал нехороший и на могучих шеях дружно запульсировали вены. Всё-таки у Мельникова была явная склонность к авантюрам.

– Нет, нет! Это наши друзья… – торопливо затрясла головой Лиса и на правах пострадавшей взялась объяснять: – Мы только что вместе из города вернулись… А тут всё вверх дном!

Мельников внимательно слушал, но излагала подруга не слишком доходчиво. В сравнении с сегодняшним искрометным выступлением в приёмной Змеёныша рассказ казался жалким лепетом второгодника. Видимо Находка совсем выдохлась. И морально, и физически. К приходу следователя мы с ней в прямом смысле слова едва успели отдышаться. Поскольку услышав, какую неоценимую услугу оказали нам братья, со всех ног кинулись искать среди раскиданных вещей пистолет. Конечно, это была всего лишь версия, но если бы она подтвердилась, то, по выражению Лисы, «была бы последним гвоздиком для моего маленького гробика». До прихода следователя мы под изумленными взглядами близнецов судорожно обшаривали дом. Пистолет мы не нашли, зато разворотили всё окончательно.

– Значит, вас не было весь день? – как-то безразлично осведомился Мельников, когда Алиска прекратила наконец мямлить. – Замки были целы?

– Целы.

– Заперты?

Лиса сосредоточилась и заморгала на потолок.

– Калитка была… закрыта… Дверь в дом… тоже… кажется…

Физиономия её приобрела виноватое выражение, и было ясно, что точно она ничего не помнила. Творческая натура, что с неё взять!

– Что ж… – протянул следователь и посмотрел на свои часы. – Макс… Фёдор! Загляните к соседям, поспрашивайте…

Те дружно кивнули и живо удалились. Я украдкой перевела дух.

Теперь, когда капитан остался в одиночестве, складывалось впечатление, что он не знает, что же делать дальше. Оглядываясь, он пересёк гостиную, вышагивая, словно аист, среди разбросанных вещей, и аккуратно пристроился на краешке дивана. Мы тоже дружно засуетились и пристроились, кто куда. Я решила воспользоваться возникшей паузой и вежливо кашлянула:

– Товарищ капитан! Кх-м!.. Наши друзья ведь звонили в местное отделение… Как же вы тут очутились, да ещё так быстро?

Казалось, вопроса Мельников ждал. Придав лицу практически ангельское выражение, он кротко вздохнул:

– Работаем по Самаринскому делу! Можно сказать, и днюем, и ночуем в Рыбёшкино! Так что был рядом, местные сотрудники и передали… Решил сам взглянуть, в чём дело. Нет ли каких новых обстоятельств… – тут он повернулся к Алиске и резко спросил: – Нет новых обстоятельств?

Лиса вдруг сделалась зеленой и затряслась. Степень удивления близнецов достигла своего апогея. Они никак не могли понять, что происходит и, опережая вопросы, готовые сорваться с их губ, я с жаром выпалила:

– Нет, нет! Ничего нового пока нет! А сейчас вот… дом разгромили… и ничего не украли!

– Да ну? – вполне натурально удивился Мельников, но мне отчего-то казалось, что он издевается. – А вы уверены?

Поскольку Находка всё ещё зеленела, я решительно отозвалась:

– Уверены! Мы всё проверили! – в сторону близнецов я старалась не смотреть.

Мельников перевёл вопрошающий взгляд на Алиску, и она молча кивнула.

– М-м-м… Значит, пропавших вещей нет? То есть, произвести опись похищенного… не представляется… возможным?

Лиса покачала головой.

– То есть, квалифицируем… как хулиганство?

Задавая вопросы, Мельников выразительно растягивал слова, словно отчаявшаяся учительница, пытающаяся добиться ответа от закоренелого двоечника. Но Лиса снова покачала головой. Потом махнула рукой и едва слышно произнесла:

– Нет, ничего не надо… Извините…

Пару минут Мельников убеждал Лису, что такое решение не слишком разумно, но делал это как-то лениво, словно неохотно. Казалось, что в этой комнате у всех было одно желание – избавиться друг от друга.

Наконец в коридоре послышались шаги. Мы дружно уставились на дверь.

– Никто ничего особенного не видел, и не слышал! – громко объявил появившийся в гостиной Каравайкин. – Единственное, – сосед напротив приметил, будто у ворот какое-то время машина стояла… Чёрная.

– Вроде иномарка. Но ни к номеру, ни к марке он не приглядывался! – вынырнув из-за спины напарника, внес свою лепту Блинов. – Вот и всё!

– Вот и всё! – словно эхо повторил Мельников и оглядел всех нас по очереди. Остановив взгляд на хозяйке, вопросительно приподнял бровь: – Так будем писать заявление, Алиса Венедиктовна?

Писать Алисе Венедиктовне ничего не хотелось. Хоть она и старалась, но все её желания прямо таки читались у неё на лбу.

– Что ж! – не дождавшись толка от пострадавшей, громко хлопнул ладонью по подлокотнику Мельников и поставил точку: – Если все проблемы улажены…

Через секунду, кивнув на прощанье, Блинов и Каравайкин исчезли в коридоре.

На недоумевающие лица братьев жалко было смотреть. Однако, видно рассудив, что хозяйке лучше знать, что происходит в её доме, они помалкивали.

– До свидания, – сказал Мельников, обратив взор в их сторону. За всё время пребывания на месте происшествия он взглянул на братьев едва ли не второй раз. Кивком попрощался с Лисой и вдруг обратился ко мне: – Окажите любезность, Анна Алексеевна, проводите до ворот…

Безумная мысль, что Мельников снова решил отвезти меня в город, пропала так же быстро, как и появилась.

– Конечно, – машинально тряхнув головой, ответила я, – пожалуйста!

Мы спустились с крыльца. За воротами уже нетерпеливо урчал заведенный «Форд». На середине дорожки Мельников остановился и достал из кармана пачку сигарет.

– Это действительно ваши друзья? – он неторопливо затянулся и бросил на меня короткий пытливый взгляд.

Интересно, он за выражением моего лица следит? Мы с ним в шпионов играем?

– Действительно, – хмыкнула я, с трудом спрятав усмешку, поскольку мимоходом представила Мельникова в роли Штирлица. Нет, до Тихонова ему далеко. Хотя красивый мужик, конечно… – А вы что подумали?

Он чуть заметно пожал плечами:

– Ничего… Всякое бывает. Друзья детства, я полагаю?

– Ну да…

Прозвучало почему-то глуповато, но что поделать, если мы действительно с детства жили с близнецами в одном дворе, мало того – дрались в одной песочнице? К тому же, в те далёкие славные времена мы с Лисой частенько их лупили, потому что братья младше нас на три года!

– Тогда – счастливо оставаться! – сухо кивнул Мельников. – Вот, возьмите! Позвоните мне, если вдруг вспомните что-то… или узнаете новое…

Я, конечно, могла ошибаться, но он, кажется, говорил не о сегодняшнем происшествии. Мельников уже развернулся, чтобы уйти, но тут меня словно кто под руку толкнул:

– Товарищ следователь! М-м-м… Простите, не помню вашего имени-отчества…

В ответ Мельников молча указал на визитку, которую только что мне вручил.

– Константин Михайлович! Ведь мы оба знаем, почему вы сейчас сюда приехали… – он сделал вид, что даже не догадывается, о чём я. – Я думаю, вы должны хотя бы… рассказать! Или объяснить… О Самарине! Ведь в прошлый раз вы практически обвинили мою подругу! Вы же понимаете, она переживает…

– А ей есть о чём волноваться? – невинным голосом уточнил Мельников.

Мне захотелось его стукнуть. Терпеть не могу, когда ведут себя как ослы, если вполне могут этого не делать!

– Каждому есть о чём волноваться, если его обвиняют в убийстве! – зло ответила я, стуча зубами то ли от волнения, то ли от ночной прохлады.

– Никакого обвинения против неё пока не выдвинуто. Я не говорил, что в этом деле рассматривается единственная версия… – тут капитан решил, что сказал более чем достаточно, запульнул окурок в кусты и выразительно кивнул в сторону дома: – Идите! Холодно, простудитесь…

Надо же, какая трогательная забота о ближних! Следователь с человеческим лицом!.. Господи, а с каким же он должен быть?

Ежась от свежего ветерка, я торопливо закрыла калитку. Подходя к крыльцу, на мгновенье остановилась и посмотрела на светящиеся окошки. Да, все-таки жаль, что прошли те далёкие славные времена, когда мы с Лисой безнаказанно отвешивали братьям тумаки!


***


Проскользнуть с невинным видом мимо гостиной в кухню не удалось.

– Ну-ка, девонька, иди сюда! – поймав за руку, близнец без лишних политесов подтолкнул меня к дивану. Там, сердито дуя губы, уже сидела Лиса. – Хватит нам мозги полоскать! Давайте, как на духу! Это что за психдом?

Вопрос был поставлен до неприличия конкретно. Однако я трезво рассудила, что имею полнейшее право помолчать. Лиса заварила всю эту кашу, вот пусть и распинается.

Придя, вероятно, к такому же выводу, Алиска недовольно закряхтела. Она внимательно оглядела братьев, взирающих на неё в суровом нетерпении, и неожиданно спросила того, что был слева:

– Ты – Митя?

Он растерянно кивнул. Его брат в недоумении свёл брови. Я тоже с любопытством глянула на подругу, прикидывая, чего она затеяла. А та, обращаясь ко мне, вдруг вреднючим голосом сообщила:

– А я знаю, чем наши близнецы различаются! У Митьки на левом виске родинка! Вон! – и ткнула пальцем: – Видишь?

Я сразу поняла, что Алиска права: братья переглянулись и дружно насупились. Она явно разгадала строжайшую семейную тайну. Обрежь и сожги Лиса их любимую боксерскую грушу, едва бы они расстроились сильнее. Думаю, если бы сейчас мы снова сидели в одной песочнице, Алиска точно схлопотала бы ведёрком по кумполу.

– Ладно уж! – примирительно сказала я расстроенным братьям, после того как самолично убедилась в наличии неопровержимого опознавательного знака. – Мы никому не расскажем. Но за это вы поможете нам убраться во всем доме! И тоже никому об этом не расскажете!

За наше молчание с венгров можно было требовать много больше, но мы девчонки не вредные.

– Ну и сколопендра же ты, Находка! – не стерпел всё-таки Витька. – Вот потому-то ты до сих пор и не замужем, что такая вредная! Никто тебя не берёт!

По глазам брата было видно, что он целиком с этим утверждением согласен.

– Меня никто не берёт? – взвилась над диваном Алиска. – Да я… Да мне только свиснуть… Да тут толпа набежит!

Витька сморщил нос и весьма ядовито кивнул на телефонный аппарат:

– Это ты в трубку свистеть будешь? Тому, кто там три раза в день молчит?

После чего я вспомнила о тех, кто предположительно играл с близнецами в молчанку, и решила, что они едва ли позовут подругу замуж. Кажется, то же самое подумала и Лиса.

– Да нет! – словно оправдываясь, немного смущенно отмахнулась она. – Я не про тех… Но вот, например, через дом живет один богатый бизнесмен…

« Ещё один бизнесмен!» – ахнула я.

– Алик его зовут… Так вот он… – далее последовало небольшое романтическое эссе на тему: «Как ползал в ночи под моими окнами бизнесмен Алик, умоляя выглянуть на мгновение и озарить светлым ликом беспросветную мглу». Хотя что-то я об этом около года назад слышала. – А у него, между прочим, в Ялте свой бизнес! То ли гостиница, то ли пансионат! Я ему целую серию портретов писала, у него родственников, как у кошки блох… Кстати! – Это уже относилось ко мне. – Самарину именно он меня рекомендовал…

– Чего же твой Алик тут свой зад морозит, а не в Ялте на пляже лежит? – не унимался Витька, похоже от огорчения даже забывший с чего всё началось. – Вот выходи за него, и валите оба в теплые края!

– Он с тобой забыл посоветоваться! – огрызнулась Находка и я поняла, что начавшаяся с пустячной фразы перебранка вполне способна перерасти в большую ссору.

– Хватит! – грозно рявкнула я на всех троих разом. – Не то сейчас по совку раздам и в разные углы поставлю! Ну ладно, – они! – Я осуждающе посмотрела на подругу. – Но ты-то можешь быть умней?

– Она – не может! – словно горное эхо отозвался Митя и с излишним усердием принялся рассматривать бюстик Баха.

– А вы вроде как обещали помочь с уборкой? – сурово обернулась я.

Подавленные близнецы дернулись было к перевернутым стульям, как Митька вдруг опомнился:

– Погоди! Какая уборка? Вы тут не виляйте и зубы нам не заговаривайте! Какого лешего здесь происходит? Откуда вы того капитана знаете? Чего он вообще тут нёс? Что за новые обстоятельства? И что за старые?

Брат его активно поддержал и даже погрозил нам волосатым кулаком. Я хмыкнула и устранилась. Находка повздыхала-повздыхала и принялась рассказывать.

Подруга приятно удивила тем, что не особенно перевирала моменты, при которых я лично присутствовала. Впрочем, этому, скорее всего, способствовала несвойственная Находке краткость.

– Обычные обстоятельства… – она пожала плечами. – Убили одного бизнесмена, что тут недалеко жил… Я ему тоже портрет написала… Почти написала. Он с женой сильно поссорился и попросил меня съездить с ним на вечеринку… – Братья демонстративно фыркнули. – Потом меня в машину посадили, и я домой вернулась. А утром выяснилось, что его в своём доме застрелили… Вот следователь ко мне и притащился… Кто-то наплел ему, что у нас роман был. Я хотела объясниться с его женой, в смысле, вдовой, но та и слушать не хочет! Наорала на нас с Анькой и выгнала.

Она выразительно посмотрела на братьев и развела руками.

Какое-то время они молчали, вероятно, прикидывая, не морочит ли им Алиска головы.

– И какого хрена вы это скрывали? – проронил Витька, глядя на нас с явным недоверием. – И кто тогда сюда звонит? Покойный?

После его слов Алиска аж подпрыгнула и физиономия у неё побледнела.

– Нет, – встряла я, сообразив, что творческое воображение нарисовало её взору соответствующее видение. – Скорее всего, это друзья покойного. Они тоже считают, что она была последней, кто видел бизнесмена живым.

Витька почесал в затылке:

– Ну-у… И чего ж теперь делать?

– Чего делать? – передразнила Лиса, вставая. – Заголять и бегать! Что тут сделаешь? Сижу и жду, чего там накопает Мельников со своей сворой.

– Мельников – это следователь?

– Ну да! И помощники – Блинов да Каравайкин!

– Блинов, Каравайкин…. Мельников! – хмыкнул близнец и покачал головой. – Кондитерские какие-то фамилии!

– Ага, – согласилась Лиса, морща нос. – Вот и Бубликов… тоже!

– Что – тоже?

– Тоже сволочь! – отрезала подруга и потопала в свою спальню.


***


Уборку по взаимному согласию отложили до утра. Кое-как раскопав места для сна, мы дружно рухнули и заснули как убитые.

Утро как по заказу выдалось гадостным, подстать нашему настроению. В небе бестолково толклись грязные рваные облачка, ветер трепал поникшие кусты, наскакивая на них, словно собака из-за угла.

– Давайте убираться, – хмурясь, вздохнула Алиска. – Мальчики занимаются тяжелыми вещами…

Близнецы проявили подозрительную понятливость, и ушли расставлять мебель. Я взялась раскладывать и развешивать одежду, а Алиска занялась пострадавшим имуществом.

Вопреки ожиданиям, уборка дома не заняла много времени. Алиска выбросила пару поломанных стульев и разбитых вазочек, смела рассыпанную крупу. Братья развесили шторы. В какой-то степени в доме стало чище, чем было.

Совсем по иному обстояли дела с уборкой мастерской. Холсты и кисти мирно вернулись на свои места, а вот разноцветная лужа посередине комнаты исчезать не собиралась, приобретая после очередной попытки лишь новые цвета и формы.

– А так очень даже ничего, – наконец сказала я, отирая со лба праведный пот. Встав с колен, отбросила в сторону тряпку и, оглядывая причудливые очертания, заметила: – Вполне можно выдать за детское творчество Манэ!

Лиса сердито сверкнула на меня глазами, но потом махнула рукой:

– Ладно, бес с ним!

Едва мы успели спуститься вниз, как возле дверей забрынькал видеофон. Алиска вздрогнула всем телом.

– Кого ещё принесло? – встревожено зашептала она и взглянула на экранчик. Голос её моментально изменился: – Ну конечно! Кто ещё способен припереться именно в тот момент, когда уборку уже закончили?

И я сразу догадалась, что появился Бублик.

– Привет, девчонки! – чёрный «Патриот» вкатился во двор и его владелец, как ни в чём не бывало, растянул в улыбке губы. – Как дела?

– Где тебя носило? – сердито гавкнули мы с подружкой в один голос. Досадливо переглянулись и Алиска продолжила: – Чем ты занимался и почему к телефону не подходил? Нас близнецы ни на шаг не опускают!

– А что такого? – вполне натурально удивился Бубликов. – Чего вам надо-то? У тебя отгулы, а ты вообще безработная… Сидели бы себе! Вот понесло вас в город, и обнесли хату!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10