Лариса Ильина.

Находка для шпиона



скачать книгу бесплатно

И, живо процокав в нашу сторону, бросила на стоящий рядом журнальный столик снимок поляроида. Пока мы с Лисой переглядывались, вдова снова вернулась в угол и застыла, зябко переплетя руки.

Я взяла в руки снимок и… опешила. Косясь одним глазом на неприятеля, Лиса тоже взглянула. И ойкнула.

С фотографии, кокетливо улыбаясь, на нас глядела Алиска. Она оглядывалась через плечо, сидя к фотографу почти в три четверти, и видны были лишь её голова и плечи. Жемчужные зубки и шаловливый завиток за ушком… Портрет великолепный, именно это я бы и сказала, если не одно маленькое «но». Хотя, если учесть из чьих рук мы получили снимок, маленькое «но» превращалось в большое, просто огромное, размерами с небоскреб… Алиска, мягко говоря, была неодета. Даже при самом тщательном рассмотрении плечи подруги оставались голыми, как осиновая ветка на Рождество.

Совладав с первичным шоком, я рассмотрела то, что виднелось на заднем плане. Это явно Алискина мастерская, причем в объектив ещё попала часть портрета Аркадия Самарина, торчащие из-за мольберта рулоны, несколько полок с банками и какая-то пёстрая тряпка, которую я в первый момент приняла за занавеску.

– А вот это… – я оглянулась, и увидела Эмму, держащую в руках какой-то цветной куль. Видно, пока мы таращились на Алискины прелести, она куда-то выходила. – Та самая рубашка… Его любимая рубашка…

И швырнула то, что держала, на тот же столик. Это и в самом деле оказалась яркая «гавайка» безумного красно-оранжевого цвета, пересыпанного черным горошком и губастыми негритятами.

Мне всё же понадобилось несколько секунд, чтобы понять, чего добивается вдова. Всё оказалось до неприличия просто: пёстрая занавеска на фото была вовсе не занавеской. Это в зеркале, что висело на стенке Алискиной мастерской, отразились полы одежды горе-фотографа. Который, как не крути, находился внутри именно этой самой «любимой «гавайки»… Можно было бы, конечно, поискать в округе ещё одну такую же рубашку, но, приходилось признать, что найти будет трудно. Как говорится, попробовать отпереться можно, но вряд ли получится!

– Послушайте… – враз охрипшим голосом начала Алиска, – я вам всё объясню… Это не то, о чем вы думаете…

– Да!? – Вдова рассмеялась так, словно закаркала на погосте ворона. У меня даже мурашки побежали. – Чёртова лгунья, не тебе судить, о чём мне думать! Убирайтесь отсюда вон! Иначе я вызову охрану! Я сейчас… позвоню следователю!

– Эмма Леонидовна! – сделала ещё одну попытку Лиса, но хозяйка, набрав полную грудь воздуха, заорала:

– Вон!!!


***


Честно скажу, покинув вражеские пределы, я почувствовала себя гораздо лучше. Даже плохо помню, как мы шли через лужайку. Не то, чтобы я испугалась угрозы вызвать охрану, но… Всё произошедшее было до того дико и нелепо, что я никак не могла прийти в себя. Представляю, что чувствовала Лиса!

Улица как всегда была пуста. Не говоря друг другу ни слова, мы направились к дому. Алиска угрюмо смотрела под ноги.

Я тоже глянула вниз и от неожиданности ойкнула.

– Господи, я всё-таки её стырила!

В руке я комкала золотистую бумажную визитку с витыми загогулинами. Они в точности повторяли кованую роскошь ворот Самариных. Ещё при входе в дом я заметила на стене холла фирменный календарь с теми же буквами. Внизу шла мелкая строчка электронного адреса, но разглядеть её в тех обстоятельствах не получилось. А у противоположной стенки стоял наборный полированный столик с подсвечником и огромной вазой живых цветов. В подставке подсвечника в беспорядке валялись визитки. Краем глаза я разглядела на одной знакомые уже завитушки…

– Не помню даже – когда! – Я растерянно вытаращилась на подружку. – Ей-богу! Помню, подумала, что неплохо бы узнать, чем же всё-таки занимался Самарин…

Алиска остановилась и, забирая у меня визитку, меланхолично покивала:

– Бывает! Я вон тоже мужика грохнула, а ни хрена не помню!

Я всплеснула руками:

– Перестань забивать себе голову чепухой!

– Ничем я её не забиваю… – вяло отозвалась Находка. – Просто всё это настолько глупо, что слов нет! Идиотизм чистой воды и я же должна оправдываться!

– Знаешь, надо было настоять, чтобы Эмма объяснила, кто ей сказал про вас с Самариным. Кто-то же вбил ей это в голову? И снимок подсунул? Это ведь из тех, когда он тебя в колье фотографировал?

Она снова кивнула и усмехнулась:

– Да она могла сама найти! В столе любимого покойного мужа! Ты бы что решила, если б такую плюшку у супруга обнаружила? И надо же было этому болвану, царство ему небесное, так исхитриться! Нарочно будешь стараться, второй раз так не сфотографируешь!

Почесав в затылке, я на всякий случай деликатно удостоверилась:

– Ты там на самом деле… не голяком?

– Каким «голяком»! – словно солома полыхнула Лиса. – В платье, будь оно трижды неладно, там декольте под самое никуда!

– А почему у неё только один снимок? Где остальные?

Она пожала плечами и задумалась:

– Может Аркадий только его оставил? Как самый эротичный?

Конечно, могло быть всё, что угодно. Мужчин вообще сложно понять, а уж с этими богатыми бизнесменами никогда ничего нельзя знать заранее!

– Молчи уж, фотомодель фигова! – хрюкнула я, качая головой, и пнула попавшийся под ноги камешек. – Вот отдаст Эмма этот снимок Мельникову, тогда что? В жизни не отмажешься!

Подруга собралась было ответить, но неожиданно прищурилась и приложила ладонь ко лбу:

– Глянь-ка, Жужу, а что там впереди?

Я проделала с ладонью ту же операцию и, старательно вглядываясь вдаль, уточнила:

– Ты про ту чёрную тачку или про свою крышу?

– Крышу? – удивилась Лиса и, переведя взгляд чуть выше и левее, громко охнула: – Мать родная, да там же близнец! Один…

На крыше Алискиного дома и в самом деле стоял кто-то из близнецов, проделывая то же, что и мы: оглядывая окрестности на манер Ильи Муромца.

– Нам кранты… – дрогнувшим голосом сообщила подруга и была чертовски права.

Не успели мы сделать и шагу, как Алискина калитка распахнулась и на улицу вылетела недостающая часть братьев Забалегра, причём в явно прескверном расположении духа.


***


Похоже, Бублик немного переусердствовал, представив братьям неведомого Алискиного поклонника не иначе, как последним подлецом даже среди маньяков и садистов. За отлучку без предупреждения нам здорово нагорело, хотя, видит бог, моей вины тут не было вовсе. Тем не менее, получили мы поровну. Если бы сам журналюга присутствовал, то непременно б остался доволен.

Но Бублик словно в воду канул. Телефоны его молчали, а в редакции вреднючая секретарша монотонным скрипучим голосом сотый раз сообщала, что Антон Антонович находится в служебной командировке, а посторонним лицам давать координаты сотрудников строжайше запрещено.

– Вот морда! – тихо плевала в сторонку Алиска, вешая телефонную трубку и бросая косой взгляд на азартно колошматящих грушу близнецов. – Мне теперь тут до смерти сидеть?

Так прошло трое суток. Каждый день, с точностью курьерского поезда в двенадцать, в три, и в шесть звонил телефон. Трубку брал кто-то из братьев, однако, на суровое молодецкое: «Вас слушают»! отвечать никто не спешил.

– Может мне самой подойти? – наконец робко предложила хозяйка. – Вдруг это что-то… конфиденциальное?

– Нет, – категорично мотнул головой близнец, – Антон сказал: «Ни в коем случае!» Ведь этот козёл говорит тебе по телефону разные гадости? Не беспокойся, если он только подаст голос, я найду, что ему ответить!

На этот предмет мы ни секунды не беспокоились. Но насчёт того, что неизвестные решат беседовать с братьями, сильно сомневались.

На исходе третьего дня нам с Лисой удалось уединиться на веранде. От монотонного безделья бдительность братьев немного притупилась и они стали позволять себе поваляться на диване перед телевизором или зависнуть у компьютера.

– Как надоело всё… – тихо вздохнула Лиса, бросая тоскливый взгляд за окошко. – Может там уже во всём разобрались, а нам забыли сообщить? И Мельников больше не объявлялся, и подписки о невыезде с меня никто не брал! Протокола об обыске – и того нету! Давай съездим ну хоть куда-нибудь? – Она посмотрела на меня с надеждой, словно от меня тут много зависело: – И в магазин уже пора, хлеб закончился…

Это было чистейшей правдой. В конце концов, меня охранять и вовсе ни к чему! Конечно, отгулы я взяла именно из-за Алиски и для того, чтобы быть с ней рядом, но если Бублик не появится ещё месяц, так и помирать тут в девках?

– Правильно! – решительно сказала я. – Хватит торчать на периферии! Это всегда разлагающе действовало на тонкую психику русской интеллигенции! К тому же, полагаться на такого безответственного субъекта как Бубликов недальновидно. Я считаю, нужно съездить по этому адресу, – я ткнула пальцем в украденную у вдовы визитку, – и поговорить с кем-нибудь из сотрудников… – я прищурилась, – «Ор-мит-с… стэт… кор-по-рейшн»… Господи, чем они могут заниматься с таким названием?

Лиса нахмурилась:

– Поговорить с кем, например?

– Ну-у… Ты же видела охранников… Змеёныша? Ты его узнаешь?

Она побарабанила пальчиками по подоконнику, потом кивнула:

– Думаю, да!

– Хорошо! – обрадовалась я. – Он посадил тебя в машину, значит, должен знать шофёра. Самое главное, чтобы тот подтвердил, что забрал у тебя платье и отнёс в дом Самарина… Возможно, он даже скажет, кому его передал.

– А вдруг Эмме? – оживилась Лиса и глаза её знакомо блеснули. – И тогда она…

– Не мечтай! – оборвала я. – Во-первых, Эмма прилетела из Италии на следующий день. Во-вторых, платье всё равно не её. Эмма ниже тебя и полнее. Она бы подолом пол мела, если б в платье влезла!

Находка, как и все женщины, была неисправима. Приняв мои слова за комплемент, пару минут она молча светилась, словно лампочка в абажуре. Но вот наконец глупые мысли покинули её голову и она призадумалась.

– Погоди, Анька… Выходит… Он купил платье специально для меня? – она вытаращила глаза. Всё-таки прошло меньше недели, прежде чем эта немудрёная мысль утвердилась в Алискиной черепушке. – Заранее? Ещё когда не знал, что Эмма с ним не пойдёт?

Я кивнула.

– То есть, вроде бы… мы с ним заранее договорились? – Я кивнула снова и подруга с чувством покачала головой: – Вот ведь сволочь! Как всё заранее предугадал?!

А вот это, исходя из того, где был сейчас бизнесмен, на мой взгляд, было спорное утверждение.


***


На вполне недвусмысленный намёк, что нам с Алиской до смерти надоело сидеть в Рыбёшкино, близнец в синих тренировочных брюках незамедлительно отозвался аккуратно сложенным кукишем:

– Антон же ясно сказал: «Пока я не вернусь!» Он мужик, ему виднее!

Я ничего не ответила, однако мысль всыпать Бублику лошадиную дозу слабительного как только он в следующий раз явится ко мне обедать, прочно засела в голове.

– Ты – Витя? – окинув взглядом близнеца с кукишем на всякий случай уточнила Лиса. Когда мы где-нибудь собирались большой компанией, то близнецы, проявляя человеколюбие, надевали треники разного цвета. Витя синие, а Митя красные. Гости получали возможность обращаться к близнецам по имени, а также избавлялись от навязчивого ощущения, что у них двоится в глазах. Однако, зная братьев, можно было смело давать рупь за сто, что через полчаса они втихомолку обменяются штанами. – Так вот, Витя, прежде чем фиги дамам показывать, поди, загляни в холодильник! И если найдешь там хоть что-нибудь, что захочешь съесть, мы от вас сразу отстанем.

Такая постановка вопроса братьев насторожила. Отличительной чертой семейства Забалегра была масса, и эту массу нужно было чем-то поддерживать.

– Всё так плохо? – подозрительно уточнил владелец красных штанов, следовательно, Митя. – А в кладовке? Пусто?

Алиска на миг смешалась. Сказать, что кладовка пустует, не решилась бы даже самая отчаянная лгунья. Но не в правилах Находки было пасовать из-за такой малости. Она сделала честные глаза и уже широко открыла рот, явно решив лжесвидетельствовать, как грянул телефонный звонок.

Поскольку в тот момент я ещё не знала, что звонок был ничем иным, как знаком свыше, то просто решила, что сие счастливый случай, уберегший подругу от очередного вранья.

– Слушаю вас внимательно! – нехорошим голосом сказал близнец Митя, поднимая трубку, а мы с Лисой озабоченно переглянулись. Время для звонка было неурочное – восьмой час. – А? М-м-м… Да… конечно!

Митя протянул трубку Алиске и выглядел при этом разочарованно.

– Алло? – с придыханием вякнула она в трубку. Услышав ответ, оживилась и весело затарахтела: – Ой, Алечка, это ты! Привет! Как дела, дорогая?

– Это Алевтина Сергеева? – глянула я на Митю, он кивнул и, лениво потягиваясь, направился куда-то в сторону кухни.

Алевтина (*) владела артгалереей, в которой Алиска уже не первый год совершенно беспрепятственно выставляла свои работы. Подозреваю, что Алька совершенно искренне считала Лису гением. Кстати, познакомил их никто иной, как мой сосед Юрка Лапкин… Так, так… а про отданную ему пробку я ведь совершенно позабыла…

Пока хозяйка дома болтала по телефону, я направилась вслед за близнецами. Которые, конечно, обретались на кухне, мрачно оглядывая внутренность холодильника. Но, не успели мы переброситься и парой фраз, как пред нашими очами предстала Алиска.

– Всё! – категорично рубанула она ладонью воздух. – Мне завтра нужно в город и без разговоров! Алька сказала, что купили две мои работы, я хочу деньги налом получить… Мы с Жужу завтра быстро смотыляемся!

Близнецы задумчиво переглянулись и ещё раз глянули в холодильник.

– Ладно, – наконец сказал Витя и почесал в затылке. – Одни вы, конечно, фигли поедите. Вместе съездим!

Это уже было кое-что. Чтобы поощрить добрую волю, мы от пуза накормили близнецов утаенным в кладовке провиантом и устроились в гостиной. Братья наслаждались футболом по телевизору, а мы с Лисой пристроились у компьютера и открыли карту города. Я достала украденную визитку.

– Смотри, вот где это… – негромко сказала я, обводя стрелкой курсора искомое. – От Алькиной галереи здесь рукой подать…

– Это хорошо, – кивнула Алиска, и покосилась на разомлевших в креслах близнецов. – Но вот что мы им скажем?

На деле все оказалось достаточно просто. Утром мы дружно позавтракали, загрузились в здоровенный близнецовский джип и направились в город. Дорога по какой-то странной случайности оказалась почти пустой и минут через сорок мы уже подъехали к галерее. Посидели часок с Алевтиной за чашкой кофе, поболтали о пустяках, терпеливо ожидая, пока близнецы разделаются с запасом шоколадных конфет. Потом Алевтина отмусолила Лисе причитающиеся денежки и мы распрощались.

– Мальчики, – не терпящим возражений тоном сказала Лиса, усаживаясь в джип. – Мне нужно кое-куда заехать… Алька сказала, мой постоянный клиент просил, новый заказ есть… Это ненадолго.

И сунула близнецу, сидящему за рулём, бумажку с адресом.

Покрутив минут пять по переулкам, мы остановились возле помпезной лестницы сверкающей монолитной высотки. За последние годы подобные здания появлялись в городе, словно грибы после дождя, отчего-то навевая безрадостные мысли о столь успешно проведенной в стране приватизации.

– Мы быстро, – буркнула Лиса, хватаясь за ручку дверцы, но сидящий рядом близнец ловко шлёпнул по клавише замка:

– Куда это вы одни намылились?

– Витенька-Митенька! – взмолилась, прижимая руки к сердцу, Находка. Поскольку близнецы снова были одеты в одинаковые деловые костюмы, идентифицировать доподлинно их было невозможно. – Ну куда такой толпой? Это мой клиент, солидный человек… Мы его до смерти перепугаем! Вы сами гляньте, какое здание… Там полно охраны. Куда мы денемся?

Доводы явно казались близнецам неубедительными. Но тут Находка проявила столько напора и фантазии, описывая своего постоянного клиента, чудесного доброго старичка, находящегося практически на грани жизни и смерти и изъявившего последнее желание – запечатлеть в масле светлые черты любимой внучки, что я едва не прослезилась. В довершении Лиса довралась до того, что неоднократно тут бывала и знает все помещения как свои пять пальцев.

– Мы только договоримся, где я буду работать и всё! – горячо заверила Лиса, зачем-то поднимая вверх правую руку.

Вероятно, в пылу ей померещился зал суда и Библия.

Братья дали слабину и поддались на провокацию. Лиса щёлкнула замком и угрём выскользнула из машины. Я поторопилась следом, и мы живо дунули вверх по лестнице, пока наши добросовестные сторожа не пришли в себя.


***


Прозрачная вращающаяся дверь мягко выплюнула нас на гулкую поверхность надраенного мраморного пола. Звук дружного цоканья наших каблучков таинственно растворился где-то под высокими сводами светло-серого холла. Мы остановились. Вправо и влево тянулись широкие ковровые дорожки, прямо перед нами возвышалась длинная тёмно-серая стойка со скромной золотой табличкой: «Бюро». Слева мрачно поблескивала рамка металлоискателя. Царившая в холле тишина создавала величественную, однако, несколько траурную атмосферу.

Сидящая за стойкой девушка в синем костюме подняла голову и улыбнулась. Два охранника в форме оглядели нас с головы до пят, и улыбаться не стали. Сию же секунду наша затея представилась мне чистейшим безумством. Зачем мы сюда припёрлись?

– Чем я могу вам помочь? – любезно спросила служащая.

Находка решительно направилась к стойке и, пристроив на неё оба локтя, радостно оскалилась, словно на празднике:

– Это «Ормитс Стэт корпорейшн»?

– Да, – ласково согласилась девушка в синем. – Я вас слушаю.

Лиса окинула выразительным взглядом таращившихся на неё охранников и, сколько смогла, склонилась к менеджеру:

– Видите ли… Мне нужно поговорить с вашим начальником охраны… – доверительно сообщила она. Брови девушки удивленно дрогнули. – Это очень важное, сугубо конфиденциальное дело…

У меня по спине потек пот. Как я могла позабыть, что с детства не терплю всякие авантюры? Однако Находка, едва не болтая ногами в воздухе, продолжала висеть на стойке, о чём-то вполголоса беседуя с менеджером. К моему большому удивлению, та не только её слушала, но и кивала в ответ головой.

Закончилось всё совершенно необъяснимо. Менеджер оглянулась на охрану и кивнула седовласому усачу:

– Львов, проводите, пожалуйста, посетителей к приемной Викентия Ильича! – Она на мгновение задумалась, потом посмотрела на нас: – Служба охраны находится в левом крыле… Но вам придётся пройти через металлоискатель… Извините, за неудобства!

Находка мигом повеселела и уверила сговорчивую служащую, что с самого раннего утра мечтала о магнитной рамке.

Пока мы выкладывали на стол сумки, в холле появились другие посетители, и все, кроме седого охранника, о нас позабыли.

Удостоверившись в нашей лояльности, охранник пригласил нас за собой. Мы прошли в самый конец холла и, свернув за угол, оказались в небольшом коридорчике с широкой двойной дверью. Услужливо её открыв, охранник удалился.

Приёмная начальника охраны «Ормитс Стэт корпорейшн» выглядела по-спартански скромно. Две безымянные дубовые двери, одна напротив другой, два полукруглых кожаных диванчика, журнальный столик и широкий письменный стол, за которым, спиной к окну, восседала белокурая секретарша с сурово накрашенными глазками.

– Здравствуйте! – дружно поздоровались мы с Алиской, но ответного оптимизма явно не вызвали.

Похоже, это обстоятельство ничуть не смутило мою подругу. Казалось даже, наоборот, с каждой минутой она чувствовала себя всё уверенней.

– Викентий Ильич у себя? – подходя ближе к столу, поинтересовалась Лиса.

Секретарша бросила мимолетный взгляд на правую от себя дверь и коротко ответила:

– Нет!

– А когда будет?

– Викентий Ильич у руководства и ничего не сообщал, – подчеркнуто уважительно сказала секретарша. – Вы по какому вопросу? Вы записаны на приём?

Чтобы не отсвечивать столбом посередине комнаты, поскольку абсолютно не могла сообразить, что ответить, я присела на краешек дивана. Если уж Лиса нашла, что соврать при входе, то пусть и здесь выкручивается.

– Нет, мы не записаны, – голосом мамаши, терпеливо объясняющей малолетнему охламону, что нехорошо поливать из окна горячей манной кашей прохожих, отозвалась Алиска. – У нас к нему дело сугубо личного характера.

Личный характер нашего визита не понравился секретарше особенно. Можно было предположить, что дела такого рода секретарша предпочитает решать с Викентием Ильичем сама. Лиса вовремя это поняла и, приложив определенное усилие, плавно увела разговор в нужное русло.

– Викентий Ильич говорил, что его очень беспокоит создавшееся в коллективе положение… – скорбно поджав губы, нагло сообщила примолкшей секретарше эта ходячая бездна фантазии и устроилась рядом со мной на диване. – Это такая трагедия для компании…

…И заявила, что мы пришли договориться о временных пропусках для сотрудников нашего центра релаксации и психотерапии, который и представляем. Местное руководство для снятия эмоционально-психологического стресса решило нанять для своих сотрудников опытных психотерапевтов… Это очень разумное решение со стороны администрации, поскольку многие ценные работники компании сейчас испытывают определенные психологические трудности… Но поскольку вопрос слишком деликатный, все проблемы технического характера необходимо чётко согласовать со службой безопасности…

– Вы же прекрасно понимаете, – апеллируя к секретарше, проникновенно тарахтела подруга, – что человеческая психика слишком ранима, а её границы – понятие абсолютно условное… Сложившаяся ситуация провоцирует у людей чувство страха, неуверенности в завтрашнем дне… Поэтому сначала мы должны понять настроение внутри коллектива и лишь после этого сможем выявить…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10