Лариса Ильина.

Находка для шпиона



скачать книгу бесплатно

– А вот и нет! – вознегодовала хозяйка. – Наш столик был на шестерых, включая переводчика, и три бутылки шампанского! Чем там резаться?

– А чего ж ты ни фига не помнишь? Говорил твой Аркадий с япошками о делах?

– Конечно говорил! – убежденно кивнула Лиса, однако, помешкав пару секунд, покаянно добавила, – но не помню, о чём именно… А! Вот чего-то там не было… Толи кого-то потеряли…

Это было странно, если не сказать больше. Распиши нам Находка о свершившейся сделке три листа в клеточку, можно было бы чувствовать себя спокойно. Два из них можно было бы спокойно выбросить на помойку, зато оставшийся содержал бы не менее пятидесяти процентов правды.

– Ладно, бес с ним, с контрактом! – махнула я в нетерпении рукой. – Что дальше?

– Дальше… много всего… Ах да! Баритон там был! К микрофону вышел, романсы пел. Дамы прямо выли от восторга. Мужики, правда, большей частью мигрировали. В особую комнату, сигары курить. Это теперь модно, аристократов из себя корчить! Вообще было довольно весело. А когда я в туалет решила сходить, то за мной два гоблина впёрлись и под дверью ждали…

– В женском туалете?

– Ага! – кивнула Лиса, радостно тараща глаза. – Дурдом, да?

– Да… – хмыкнув, кивнула я, – похоже, действительно там было весело…

– Но самое веселье было позже, – многообещающе взмахнула бровями подруга. – Вскоре Аркадий шепнул, что мероприятие заканчивается. Всё, говорит, прошло блестяще и можно потихоньку сматываться. Я конечно виду не подала, но обрадовалась. В общем, честно скажу, суеты там хватало, я под занавес так устала, что ноги еле держали. Спустились в ту самую комнату со стеллажами. Гоблины там кучкой стоят, нас дожидаются. Мы с Аркадием подошли к сейфу. Я повернулась, гоблин колье расстегнул… Вдруг слышу, – открывается дверь и кто-то громко так рявкнул: «Господа, прошу всех оставаться на местах!» Ну прямо как в кино! Все туда уставились, а я только краем глаза успела увидеть, что это один из япошек, что среди гостей был. Высокий, красивый… Я его хорошо запомнила, он с меня весь вечер глаз не сводил. Прямо думала, что замуж позовёт! Только там, в зале, он кое-как слова коверкал, а тут безо всякого акцента, словно диктор на радио! И только, помню, мелькнула мысль: «Не иначе, свататься явился…», как кто-то осторожно тронул меня за руку и к себе потянул… А я недалеко от угла стояла, оглядываюсь, – там закуток и дверца. Чуть приоткрыта, а оттуда Змеёныш скалится. Я ещё и подумать не успела, как уже в коридорчике оказалась… Он меня тянет да шепчет: «Чего вам, Алиса Венедиктовна, лишними проблемами голову морочить? Они сами разберутся! Отправляйтесь домой, вас подвезут!» Вниз по винтовой лесенке спустились, возле дверей машина. Я обрадовалась, голова уже гудеть начала, да и устала здорово… Змеёныш за мной дверцу деликатно захлопнул и ручкой помахал. Вот и всё…

Алиска обвела нас взглядом и развела руками.

– И ты его больше не видела?

– Змеёныша?

– Соседа?!

– Как не видела! – нервно вскинулась Лиса. – Говорю же, утром следователь меня туда поволок…

Я деликатно уточнила:

– Живого? До… того?

Она тряхнула головой и после минутного раздумья всхлипнула:

– Нет, конечно… Где ж мне его видеть? Я домой приехала да спать легла… К концу такая усталость навалилась, словно катком проехали! Даже уснула в машине!

– А ночью ничего не слышала? Всё-таки стреляли?

– Ничего я не слышала.

Дрыхла без задних ног, а утром следователь вломился с вопросами своими идиотскими…

– Ну и ты…

– Рассказала, что могла! Ну всё, что вспомнила! У меня голова пудовая, а он: «Что, да где, да почему?»

– А почему он просил тебя никуда не уезжать?

Она в полнейшем недоумении пожала плечами:

– Понятия не имею… Я предположила, что возможно это дело рук его жены… Едва ли Эмме понравилось как обошлись с её платьем!

Я крякнула от неожиданности:

– Так ты ему ещё и версии свои выдвигала?

Находка попробовала сделаться меньше размерами, не смогла, и скромно кивнула.

– А с кем это мы во дворе столкнулись? – осуждающе качая головой, осведомился Антон. – Гоблины?

– Нет, – мотнула она головой, и на лице неожиданно появилось жалобное выражение, – это друзья…

Друзья, вызвавшие такую гамму чувств на физиономии подруги, вполне стоили того, чтобы узнать о них больше.


***


Повествование давалось Находке с трудом. Она то принималась шмыгать носом, уверяя, что происходящее сведёт её в могилу, то хорохорилась, утверждая, что видела всех в гробу в белых тапочках.

– Нет, они что о себе думают? Я им кто? Да пошли они все!

Мы с Бубликом терпеливо выслушивали причитания, уже давно поняв, что раньше расчётного времени рассказ не закончится.

– Сначала я даже подумала, что это следователь вернулся. Может, думаю, забыл чего-нибудь. Поэтому калитку не глядя открыла. А через минуту в дом вламываются трое… Хоть бы ногами об коврик пошаркали! Куда там! Вы, говорят, Алиса Венедиктовна? И прут на меня как танки на Курской дуге, пока я в диван не воткнулась! Говорю: «Ну я… А вы, позвольте, кто будете?» Тут двое с обеих сторон около меня пристроились, а тот, что всё наперёд высовывался, рожу скривил: «Мы близкие друзья усопшего… – у меня прямо мурашки побежали. – Насколько нам известно, вы были последней, кто видел его живым…» И дальше в том же духе… Я пыталась объяснить, как всё было, но где! Легче котам теорему Пифагора доказать! Минут сорок, наверное, это продолжалось, с меня семь потов сошло. Те, которые по бокам сидят, смотрят так, что, думаю, лучше самой застрелиться, чтоб не мучиться. Чувствую, что покрываюсь уже последним, предсмертным потом. И вдруг у того, кто говорил, телефон зазвонил…

– То есть, они подозревают, что это ты Аркадия хлопнула?

– Если бы! – взвыла Лиса и скривилась так жалобно, что я едва не зарыдала в голос. – Они хотят, чтобы я отдала им «Путь Бога»…

– Чт-о-о!? – я вытаращилась как морской окунь на свежем воздухе, а Бублик разинул рот. – А он у тебя?

Хлопая честными, полными слёз глазами, Лиса так замотала головой, что хрустнули шейные позвонки.

– Тогда чем они это мотивируют?

– Ничем, – горько хрюкнула несчастная. – До мотивов дело не дошло. Как телефон позвонил, тот мужик буркнул: «Понял!» и кивнул двум другим. Те встали молчком и потопали. А он в дверях оглянулся и сказал: «Договорим чуть позже… И один дружеский совет – не затягивайте с этим вопросом!»

Мы с Антоном обменялись взглядами. Он покачал головой и, потянувшись, встал. Уперев руки в бока, прошёлся по кухне, старательно делая вид, что шевелит извилинами. Маневр невынужденного вставания произвел на нас с Лисой впечатление и мы уставились на Бубликова в ожидании: чем то сейчас озарит нас светлый мужской ум?

– Что-то жрать охота, – вдруг озабоченно сказал тот и поглядел неодобрительно, – ночь уже на дворе!

Столь плавный переход несколько сбил нас с толку, зато сказал он чистую правду.

– И то! – печально вздохнув, кивнула хозяйка, вероятно согласившись, что на пустой желудок такие задачки решать сложно. – Глазунья вас устроит?

Мы оба весьма энергично кивнули, и сладостное шкворчащее видение на миг затмило сверкающий бриллиантовый след божественной поступи.

Шаркая, словно старуха, ногами, Лиса исчезла где-то в направлении кладовки. Бублик проводил её озабоченным взглядом и торопливо присел на соседний табурет. Мы склонились друг к другу.

– Слушай, Жужу… – так эти болваны прозвали меня ещё в начальной школе, потому что явно завидовали звучной фамилии, – всё это выглядит… вернее, звучит более, чем…

– Странно, – кивнула я, поглядывая одним глазом в сторону коридора.

– Именно… Давненько я не слышал от неё ничего подобного… Если бы мы не столкнулись во дворе с тремя субъектами, я решил бы, что Лиса взялась за старые шутки! – возбужденно зашептал Антон. – Вот ты где-нибудь видела высоких японцев?

– Не скажи… – засомневалась я, – вон показывают тех, что сумо занимаются. Здоровенные…

– И очень красивые! – с сарказмом поддакнул он. – Предполагаешь, что Лиса могла запасть на сумоиста?

Один бог ведал, что могла сделать дорогая подруга, однако на торжественном приёме борец сумо едва ли мог понадобиться.

– А упиться двумя бокалами шампанского? Так, что ни хрена не помнит?

– Она могла просто переволноваться… К тому же, она выпила больше. Пару бокалов дома… Пару на вечеринке…

– Четыре, – взмахнув бровями, посчитал настырный журналюга. – Ну пусть даже пять! Всё одно – чушь!

Меж тем вернулась хозяйка, бережно прижимая к груди картонную упаковку с яйцами.

– Ну что, решаете к кому мне: к наркологу или к психиатру? – хмыкнула она, оглядывая наши озабоченные рожи. Пристроив хрупкую ношу на столик возле плиты, оглянулась: – Чай будете?

– Ча-а-й? – вдруг задумчиво протянул Бублик, пристально глядя на Алиску: – Чай? – И оживился: – С конфетами?! А, Анька? – Он, не глядя, ткнул меня в плечо: – Правильно?

И, взмахнув руками, снова вскочил на ноги. Очередной приступ активности работника СМИ едва не лишил нас с Лисой дара речи. Антон безмерно походил на молодого спаниеля в ожидании апортировки. Но тут где-то в глубине моих извилин слабо трепыхнулась догадка:

– Ах, конфеты?! С шампанским? Правильно!

В глазах подруги мелькнула тревога. Однако мысль развивалась в нужном направлении и в следующую секунду Алиска хлопнула себя по лбу:

– Как я раньше не догадалась?

– Где? – взвился Бублик.

– Там в гостиной, возле камина…

Громко топая, Бубликов ринулся в коридор. Мы замерли в нетерпеливом ожидании. Но, как и следовало ожидать от Бубликова, секунд через пять со стороны гостиной раздались горестные вопли:

– Ну где? Алиска! Я не вижу!

– Вот блин! – плюнула хозяйка, тряся головой. – Опять в трёх соснах заблудился! Как он гостиную-то нашёл, не знаю! Надо было сразу самой идти!

Раздраженно бормоча, она пошла на зов. Я пристроилась следом. Через пару секунд мы увидели озадаченно оглядывающегося Бубликова.

– Да вот же, на столике! – махнула рукой Лиса, повернулась в указанном направлении, и раздражение моментально сменилось растерянностью. – Ой! А где?


***


Обозначенный столик возле камина пустовал, причем явно. На нём даже пыли не наблюдалось.

– Может сама убрала? – робко спросила я, хотя по выражению Лисьих глаз хорошо видела, что это не так. – Может перед уходом быстренько сполоснула бокалы… шампанское в холодильник?! Или когда вернулась? Быстренько…

– Жужу, я про это и не вспомнила больше ни разу как мы уехали… А когда вернулась, то быстренько в кровать бахнулась…

– Погоди, погоди! – встрял Бублик. – Ты прямо в образе бахнулась? В чужом платье?

На лице Находки отобразилась гримаса, символизирующая мучительные воспоминания.

– Нет… нет… Постой… Платье, оно ведь… Ой! – вдруг обрадовавшись, завопила она, – платье-то шофёр забрал! Вместе со мной зашёл, я в халат выпала, а платье ему вернула. Чего мне с чужой вещью возиться? Оно денег, небось, стоит!

Восстановив отдельный пробел в памяти, Лиса явно приободрилась. Сунулась к буфету и, поманив нас, удовлетворенно ткнула пальцем:

– Вот, пожалуйста! Это те самые бокалы. Все на месте. А из этой стопочки Аркадий водку из фляжки пил… И пусть меня повесят, если это я их вымыла…

Однако упомянутой бутылки шампанского, ни пустой, ни полной мы так и не нашли. Коробка конфет, принесенная Алисе гостем, также бесследно исчезла, и оставалось только гадать, кто здесь занимался наведением порядка.

Наконец искать вчерашний день в подружкиной гостиной мне надоело. Окинув взглядом сосредоточенных, а оттого выглядящих безмерно глупо, одноклассников, я начала:

– Знаете, ребята, утро вечера мудренее… Мне завтра…

И тут взгляд отчего-то упал на кресло, стоящее возле углового окна. Висевшая рядом кружевная портьера спускалась почти до полу, вот на этом самом полу я и приметила нечто, совершенно для приличной гостиной чужеродное. Обогнув диван, подошла ближе и пригляделась. Из-под портьеры торчала пробка. И если я хоть что-нибудь смыслю в алкоголизме, пробка от шампанского.

– Твоё? – выпрямилась я, подняв находку.

– Хм! – Алиска встала рядом и, развернувшись к камину, удовлетворенно кивнула, – так и есть! Именно сюда он её и запулил!

– Стой! – заорал вдруг Бублик и кинулся к нам: – Не лапай!

Подскочив, он довольно больно схватил меня за запястье, повернул кисть и осторожно взял пробку за ободок. Скачущий козлом бывший одноклассник производил такое сильное впечатление, что я даже забыла обругать его придурком, а только спросила:

– Что ты собираешься с ней делать?

Он понюхал пробку и, разглядывая так, словно впервые видел нечто подобное, усмехнулся:

– Почему я даже не удивлён, что ты не догадалась?

Алиска фыркнула:

– Сейчас скажешь, что её надо отдать на экспертизу! Глупости! Вот если бы найти конфеты… А засунуть снотворное или что там ещё в закрытое шампанское невозможно…

– Практически невозможно! – парировал Бублик. – Но… можно. Если очень надо.

– А с чего ты взял, что ему очень было надо? – не сдавалась Лиса, которой явно не нравилось мысль, что какое-то время, согласно чужому злому умыслу, её цинично водили за нос. – Вполне мог бы взять бутылку обычного вина, там с пробкой проблем нет!

– Откуда ему знать какое вино ты пьёшь, и пьёшь ли вообще? А от шампанского да ещё в такой обстановке, в бигудях и финтиклюшках, ещё ни одна женщина не отказывалась! Твой любезный знакомец, царство ему небесное, был вовсе не дурак! Скорее всего, ему надо было, чтобы ты помалкивала и ничего про тот вечер не помнила!

– Больно много, как я вижу, Бублик, ты про женщин знаешь! И про бигуди, и про финтиклюшки…

– Конечно! Пока ты там с облаками на палубе качалась, твой Аркадий делал, что хотел, а тебя использовал вместо вешалки!

Я с увлечением слушала их беззлобную перебранку, в которой, на мой вкус, логики было ничуть не меньше, чем чуши. Но один вопрос всё же беспокоил, поэтому минут через десять я позволила себе вмешаться.

– Погодите тарахтеть! Сядьте! И положи, Антон, пробку бога ради! Что ты с ней, как с писаной торбой?.. Лиса, а ты следователю рассказывала о том, что Аркадий приносил шампанское?

– Нет, конечно! – дёрнула та плечами. – Он свалился с утра как снег на голову, я и не вспомнила.

– А про «Путь Бога»?

– А зачем? – Мы с Бубликом мельком переглянулись, мысленно усмехаясь. Раньше подобные вопросы у неё никогда не возникали. – Просто объяснила, что Аркадий просил сопровождать его, потому что жена не успела вернуться из Италии…

– Да уж… – протянула я. – И теперь мы придём к нему и покажем пробку от шампанского? Которое ты, якобы, распивала вместе с убитым? А потом… море, облака, чайки? И высокий японец?

– Следствие должно учитывать факт возможного умысла… – упрямо мотнул головой Бублик, так и не выпуская из рук бесценную улику.

Одно время наш журналюга обретался в отделе криминальных новостей и не на шутку увлекался теорией всемирного заговора.

– Ну если бы его застрелили пробкой от шампанского, тогда, думаю, следователь принял бы этот факт во внимание. Но его ведь не пробкой убило?

– Не пробкой… – энергично затрясла головой враз сникшая подруга. – Помню, следователь сказал: «…был застрелен!» Но, на мой взгляд, ему кувалду на голову уронили… – Лиса схватилась за грудь и горько всхлипнула: – Меня опять тошнит…

Я Лисе сочувствовала. Быть сегодня утром на её месте я бы едва ли согласилась. Но на происходящее надо смотреть трезво.

– Всё это будет выглядеть, словно ты пытаешься придумать себе отмазку! Ты ведь не рассказала сразу. Зато накапала на Эмму…

– Я не капала. Только сказала, что они в ссоре, и он дал мне её платье…

– Зачем ты вообще вылезла с этим платьем? Кто тебя за язык тянул? Что, если шофёр сразу отнёс его хозяину? Получится, что ты могла быть в том доме ночью! Почему-то следователь попросил никуда не уезжать?

– Ты что, Шмелёва? – побелела Лиса, испуганно тараща на меня глаза. – Чего ты несёшь? Нигде я не была… И шофёр подтвердит…

– Шофёра ещё найти надо. Да ещё чтобы он захотел об этом вспомнить! – Я не только запугала подругу, но и перепугалась уже сама. – Ты его хоть в лицо помнишь? Машину? Номер?

– Ну-у… Да-а… Мужик… Седой совсем. В тёмном костюме… И фуражке…

– Солдат что ли? – влез подозрительно долго молчавший Бубликов.

Находка сморщилась:

– Какой солдат? Говорю, – шофёр!

Я задумалась:

– Ты хочешь сказать, что на нём была шофёрская униформа? – Лиса сделала вид, что именно это и хотела сказать. – В принципе найти можно, если брали в аренду автомобиль с шофером. Не так уж много таких компаний… Хотя едва ли наёмному водителю могли поручить забрать платье. Скорее всего, машина просто принадлежит кому-то из фирмы Аркадия. И мне кажется, это хуже.

– Почему?

– А что если они не захотят выносить сор из избы?

– Ну тогда, старухи, пойдём, пожарим все-таки яичницу! – подвел невеселый итог представитель мудрейшей половины человечества.


***


Хозяйственные хлопоты как всегда пришлось взять на себя. Бубликов заявил, что с голодухи позабыл, с какой стороны разбивают яйцо, а у наметившейся подследственной руки дрожали так, что доверить ей такой хрупкий продукт было бы, по меньшей мере, неосмотрительно. Однако эти причины ни в малейшей степени не помешали обоим с хрустом умять всё положенное на тарелки. Я ещё крутилась возле плиты со своей порцией, а дорогие одноклассники уже дружно приступили к вину и сыру.

– И что это за «Путь Бога» такой? – набулькав себе полный фужер, задумчиво откинулся на стуле наевшийся журналист. – Никогда не слышал. Ну ладно там «Тадж-Махал»… Или «Кохинор»… Надо будет пошариться в Интернете…

Погруженная в свои мысли, Лиса отрешенно чавкала, не обращая на нас никакого внимания.

– Бог с ним, с Интернетом, – наконец-то и мне удалось приступить к трапезе, – и даже плевать, откуда этот «Путь» взялся… Тебя не беспокоит другое, – почему кто-то считает, что он у Лисы? Его же с неё сняли, причем в присутствии нескольких человек? Хотя бы тот же Змеёныш должен был видеть, что на ней его нет?

– Эй, Лиса, кончай медитировать! – повернул голову Бублик. – А ты уверена, что у тебя нет этого колье? Может опять чего-нибудь запамятовала? Может ты случайно в нём уехала?

Лиса очнулась, сосредоточилась и посмотрела на нас укоризненно:

– Да кто бы меня выпустил? Они все как коршуны за нами следили…

– За кем «за вами»?

– Ну, за мной и… Путём. Я лишний раз руку боялась поднять! А потом его сразу сняли и в коробку…

– Ты говорила, что в тот самый момент японец вошёл…

– Правильно, говорила! Но я же не говорила, что мне колье обратно надели!

Мы с Бубликом сосредоточенно засопели, размышляя над вариантами.

– Может тебе его сунули в карман? – не самая удачная версия, но, похоже, других у Бублика не было.

– Не было у меня карманов! – рявкнула Лиса и, кажется, рассердилась.

Как не ломали мы головы, но кроме убитого бизнесмена да пробки от шампанского ничего больше не было. Были ещё друзья покойного, но они больше запутывали, чем проясняли дело.

– Вот что, – сказал наконец Бублик и долил себе остатки вина, – может Жужу и права. Пока эта пробка не улика. – Я облегченно вздохнула. Однако эффектно выделенное «пока» насторожило. – Поэтому её надо отдать надежному человеку… – не вставая с места, он потянулся, сцапал с полки полиэтиленовый пакет и, упаковав пробку, протянул мне. – Ну твоему соседу… Что на Петровке служит…

Я много чего от него ждала, но…

– Соседу? Это что, Юрке что ли? Лапкину?

– А у тебя много соседей в МУРе работает?

– Да он пошлёт меня на фиг вместе с вашей пробкой! Будет он всякой чушью заниматься!

– Почему чушью? – неожиданно встряла Лиса. – Он же, как раз, занимается преступлениями, имеющими широкий общественный резонанс… или как там? А Аркадий явно был не последним человеком в большой корпорации…

Так мы препирались ещё минут пятнадцать, однако каждый вероятно в силу усталости и позднего времени бредил всё больше и больше.

– Всё! – наконец заявила я. – На дворе ночь и велосипед нам все равно не изобрести. А мне домой позарез нужно, у меня утром встреча с шефом. Если опоздаю, он меня прибьёт… Поехали, Бублик!

– Подождите, подождите! – всполошилась вдруг Лиса. – Вы что, хотите бросить меня одну? Спятили? Я боюсь!

Она принялась трясти Бубликова за плечо. Тот поглядел на меня кротко аки агнец. И тут до меня дошло, что на мысленные изыскания журналиста ушло никак не меньше бутылки красного и за руль он теперь не сядет. А мы на его машине, значит, в лучшем случае, я довезу его до дома, а сама отправлюсь дальше на перекладных. Всё это здорово смахивало на сговор.

– Ну уж нет! – взъерепенилась я, возмутившись наглой привычкой манипулировать мной по своему усмотрению. – Я не останусь! Давай, Лиса, ключи от своей машины, ты всё равно как Ленин в Шушенском!

Та слабо посопротивлялась, убеждая, что совесть не позволяет ей отпустить меня одну в столь поздний час. Но когда я пояснила, что после увольнения ей придется взять меня на иждивение, она взглянула на проблему под другим углом.

– Хотя и не очень поздно… И до твоего дома не очень далеко… И дорога хорошая…

Тут в Бублике всё же неожиданно проснулась совесть, и мы с ним активно препирались минут пятнадцать, хорошо не подрались. Обругав напоследок безответственного журналиста, я прихватила вещички и спустилась в гараж. Вздыхая и бормоча, Лиса услужливо тащила следом ключи от машины.

– Анечка, документы под козырьком… Не гони… Позвони, когда доберёшься… – Находка открыла двери, потом ворота и я вырулила на улицу. – Не забудь пробку Юрке отдать! – крикнула она вслед, я кивнула и прибавила газу.


***


Ночь, притаившаяся за окном машины, как говорится, соответствовала обстоятельствам. Луна, как и положено в ночь после совершения убийства, на небе отсутствовала. Хрумкающая грунтовка, освещаемая слабым остаточным светом фонарей дачного посёлка, впереди резво втыкалась в чёрную громаду застывшего леса. Немытые фары Алискиного «Опеля» не первой молодости беспомощно шарили по дороге, словно пробираясь на ощупь и явно боясь потеряться во тьме. Я в какой-то мере разделяла их опасения, поэтому для поддержания духа разговаривала вслух.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10