Лариса Чистова.

Лунь



скачать книгу бесплатно

– Прости, Алиса,– проговорил я.– Я чувствую, как тебе это неприятно. Если бы я знал заранее, то отвел бы тебя в другое место. А еще лучше, чтобы рядом не было ни Ника, ни Виолетты.

– Тебе действительно нравится та девушка?– спросила она.

– Да,– я не стал лукавить.

– Почему же ты не с ней?

– Потому что я обидел ее.

– Она может простить тебя. Попытайся поговорить с ней.

– Уже пытался. Не получается.

– Пробуй еще. Это сработает. Я бы поверила тебе.

Ее лицо было убежденным, глаза блестели, она уверена в своей правоте. Ее искренний интерес ко мне, как к человеку подавлял ее собственнический интерес ко мне как к мужчине. Восхищенный ее альтруизмом, я заворожено вздохнул.

– Почему ты тревожишься обо мне, Алиса?

– Ты хороший парень, и ты мне по-настоящему нравишься,– вдруг призналась она.– Я хочу, чтобы у тебя все было хорошо.

– Спасибо,– я был тронут ее прямотой.– Я плохо поступил с тобой.

Моя фраза прозвучала немного вопросительно, словно я сомневался в этом. Алиса обняла меня за шею и поцеловала в щеку.

– Мне было хорошо с тобой,– прошептала она.

– Мне тоже. Ты естественная и чуткая. Ты найдешь свое счастье. Только не водись с Виолеттой.

– Почему?– удивилась она.

– Она дурно на тебя влияет. Ты подстраиваешься под нее. А ты сама очень интересная, тебе не нужны такие подруги.

– Ты ошибаешься, Сергей,– снисходительно улыбнулась она.– Это я на нее влияю, и она под меня подстраивается. Виолетта очень неуверенна в себе и нуждается в моей поддержке и одобрении.

– Не может быть,– я даже отшатнулся от Алисы.

– Да. После тяжелого развода со своим мужем она перестала разбираться в том, что хорошо, а что плохо. Она не понимает с кем ей можно встречаться, а с кем нет. Для нее черное стало белым, добро – злом. Ее эмоции живут отдельно от ее разума. Поэтому ей нужна я. Моими глазами она видит мир более устойчивым и понятным.

– Я лоханулся во второй раз,– пробормотал я и потер виски.– И не уверен, что не в сотый. У меня ощущение, что я полный болван.

Почему я перестал понимать женщин и отношения между ними? Мне всегда казалось, что я неплохо разбирался в этом: что и кто им нравится. У меня ни разу не возникало сомнений, что я не прав, и все может обстоять по-иному. Встреча с диором в лесу все изменила. Я оказался недалеким и непроницательным.

Алиса засмеялась. Ее забавляла моя реакция.

– Ты хороший, Сергей. Помирись со своей девушкой.

– Алиса, мне хочется, чтобы мы общались с тобой,– я все еще был потрясен.– Как жаль, что я не научился строить отношения с женщинами иным образом, в другом порядке. Я жалею, что узнал тебя… через постель. Это не правильно. Я так мало знаю о тебе, а хотел бы узнать больше. Серьезно. Ты меня просто заинтриговала.

– Ты преувеличиваешь. Я заметила твой испуг, когда ты узнал о моем сыне. Ты подумал, что я хочу завлечь тебя, верно?

– Подумал,– честно признал я, потому что понял, что такой женщине врать нельзя.– Но не сразу.

Сперва мне было жаль, что твой ребенок остался без отца.

– Ты добрый и искренний.

– Ты захвалила меня. Я скоро начну краснеть, как молодая девушка. Комплименты должен говорить я. И я скажу: ты удивительная, великодушная, понимающая. Я рад, что познакомился с тобой. И хочу дальше поддерживать с тобой связь, дружескую связь,– уточнил я.– Если ты не возражаешь. Что скажешь?

– Я не против,– улыбнулась она.

Я обнял ее и прижал к своей груди. Неужели такое возможно? Я смогу дружить с ней, не домогаясь ее? Она ведь очень даже не плоха в физическом плане и в смысле внешности. Я мог бы влюбиться в нее, если бы не думал постоянно об Олесе.

– Вернемся в зал?– предложила Алиса.– Боюсь, Виолетта что-нибудь выкинет. Она немного не в себе, когда увидела ваших бывших. К тому же, бокал шампанского… Ее это сильно задело.

– Неужели?– снова поразился я. Я даже не заметил.

Мы вернулись в зал. Виолетта стояла рядом с Ником и тянула его за руку. Ник упирался.

– Вета, куда ты тянешь его?– строго, но с улыбкой спросила Алиса.

– Не переживай,– Виолетта смотрела на меня.– Я хотела всего лишь потанцевать.

– Здесь не танцуют,– видимо в сотый раз проговорил Ник.– Хочешь танцевать, поехали в клуб.

Я огляделся. Олеся по-прежнему сидела за столом, но теперь она уже намерено игнорировала наш столик. Она поддерживала беседу Алины и лысеющего типа. Я так и не узнал кто он.

– Серега, поедешь с нами?– спросил Ник.

Я посмотрел на Алису. Она едва заметно, отрицательно покачала головой.

– Нет, друг, прости. У нас другие планы.

– Ладно,– понимающе ухмыльнулся он.– Мы тогда поедем.

– Удачи,– в моем голосе звучало сомнение.

Виолетта подхватила его под руку и протанцевала по залу, направляясь к выходу. Алиса взяла меня под локоть и подтолкнула вслед за ними. Я оставил деньги в оплату ужина на столе, и мы, не торопясь, вышли. Краем глаза я видел, что Олеся смотрит на меня с печалью.

Ник с Виолеттой уселись в свою машину, а я усадил Алису к себе. Я хотел отвезти ее домой, но она остановила меня.

– Послушай, Сергей. Я не поеду с тобой. Я хотела увести тебя оттуда, и чтобы тебе никто не мешал,– она внимательно всматривалась в меня чернеющими глазами.

– Что ты хочешь сказать?

– Тебе нужно поговорить с той девушкой,– уверенно сказала она.– Дождись ее и поговори. Я думаю, что они недолго там пробудут. Им тоже не радостно от того, что они встретили вас. Вот увидишь, они скоро появятся.

– А как же ты?– удивился я.– Я хотел отвезти тебя домой.

– Тогда ты пропустишь ее. Я сама доберусь. Не волнуйся за меня.

– Слушай, мне страшно неудобно. Я не привык так делать. Давай я вызову тебе такси?

– Я большая девочка и сама смогу это сделать. Пока, Сергей. Позвони мне,– грустно произнесла она, открывая дверь машины.

– Обязательно, Алиса. Я не забуду. Пока.

Она ушла. Какой удивительный человек. У меня никогда не было такой легкости на сердце. Я сидел в машине, поглядывая на дверь ресторана, и думал об Алисе, Алине и Олесе. Даже все имена похожи! Это неспроста. В моей жизни появились три необычные женщины, причем фактически одновременно. Вернее, я раскрыл эту необычность в одно время. Потому что Алину я знал давно, но все-таки не знал ее. Так же как и Олесю. Об Алисе и говорить нечего.

Неужели все женщины такие сложные и интересные? Я не замечал этого раньше. А как я мог заметить, если меня интересовало в них совсем другое? Я ведь практически не разговаривал с ними, думая, что они ничего не понимают. Я воображал, что у них очень ограниченная жизнь. Их интересует только в какой я машине, как одет, где работаю, сколько зарабатываю и хорош ли я в постели. А еще, куда мы поедем в отпуск, на выходные, в какой ресторан или клуб мы можем сходить? Но я не предполагал, что их жизнь может быть настолько трудна, как у Алины или Алисы. И что Олеся может отказаться от меня сама, хотя и любит. А Виолетта совсем не такая, какой кажется. И что же был за муж у нее, если она так изменилась после развода, что нуждается в постоянном присмотре подруги? У меня возникло множество вопросов. Но ответов не было. Я ждал, когда выйдет Олеся.

Вот, они появились все втроем. И как мне поговорить с ней? Алина держала под руку этого подозрительного типа, прижимаясь к нему. Но тот бесстыдно положил свою руку на талию Олеси. Я закипел, мне хотелось выскочить из машины и набить ему морду. Или проехать по нему машиной, размазав его по асфальту.

Они не видели моей машины, а, следовательно, и меня. Моя черная «Ауди» не бросалась в глаза. Я решил проследить за ними, потому что мне до сих пор были непонятны их отношения.

Он усадил обеих в свой «Ниссан». Олеся села сзади, а Алина впереди. Машина двинулась в путь, а я за ней. Я следил ненавязчиво, находясь за несколько машин до «Ниссана». Предположить, куда они могут поехать, было не сложно, поэтому я не боялся упустить их из виду. Так и есть, они ехали в Царицыно, где жила Алина.

Около знакомого мне двора «Ниссан» остановился и обе девушки вышли. Я вздохнул с облегчением. Сейчас этот тип уедет, и я окликну их. Но он не торопился уезжать. Обняв Алину, он поцеловал ее в щеку. Потом взял за руку Олесю и что-то горячо и убедительно внушал ей. Он потянул ее к машине и Алина согласно кивнула.

Я не слышал, о чем они там договаривались, но разозлился ужасно. Я в сердцах стукнул руками по рулю. Олеся села в его машину и они снова поехали. Теперь я сообразил, что он решил отвезти Олесю домой, в Подольск. Я снова следил. На моей душе скребли кошки в предчувствии чего-то нехорошего. Неужели он нравится Олесе? А вдруг она поедет к нему? Что тогда я буду делать? Я не способен буду увидеть это.

«Ниссан» вдруг съехал на обочину и остановился, не доехав до Подольска. И что мне теперь делать? Остановиться вслед за ними я не мог. Они сразу бы заметили. Я медленно проехал дальше, всматриваясь в этот проклятый автомобиль, намозоливший мне глаза. Олеся показалась мне снова испуганной, она не заметила мою машину. А мужик что-то все говорил ей. Я проехал, исчезнув из поля их зрения, а потом, выбрав удобный момент, развернулся и поехал обратно. Я ехал медленно, вглядываясь в ветровое стекло «Ниссана». Мне хотелось понять, что там происходит. Мужчина продолжал болтать, развернувшись всем телом к Олесе. Она вжалась в сиденье и молчала. Это все, что я увидел.

Проклятье! Что же там происходит? Так и с ума сойти можно. Я проделал свой маневр еще раз, пытаясь разобрать хоть что-то. Уже темнело, и скоро я вообще ничего не увижу. Но с другой стороны, я могу тогда оставить свою машину, припарковав ее недалеко от них. Может, не заметят.

Я сделал очередной круг. Возвращаясь навстречу, я увидел в темноте то, что заставило мою кровь закипеть. В моих глазах потемнело. Он целовал ее! Я еле справился и со своим дыханием и с управлением. Как это возможно? Чтобы какой-то гад целовал ее?! Я развернулся у них за спиной, чуть не врезавшись во встречный транспорт. Этого еще не хватало! Припарковавшись позади, я пытался взять себя в руки.

Стоп! Успокойся! Она не твоя, вы расстались. Ты помнишь это. Она может делать все, что хочет. И даже такой тип может нравиться ей. Он не нравится тебе, но ей может! Тебе понятно? Ты увидел достаточно, теперь езжай домой.

Я опустил голову на руль и не мог сдвинуться с места. Мое сердце разрывалось от боли. Как же это, а? Это нечестно, несправедливо! Я ведь хотел поговорить с ней, помириться. Я все время опаздываю. А она? Как она может сидеть с ним… там? Говорила, что любит… А теперь они сидят в машине, как будто им некуда идти, словно скрываются от кого-то.

Подчиняясь не голосу разума, а чему-то неведомому, я медленно вышел из машины, и ноги сами понесли меня к «Ниссану». Мне хотелось взглянуть ей в глаза, сказать что-то обидное и обвиняющее. Не знаю что. И хотелось дать в морду этому мужику. Тоже не знаю за что. Если честно, то мне хотелось просто убить его, придушить. Я подошел к машине с водительской стороны. Он не видел и не слышал меня, потому что навалился на Олесю всем телом. Мне показалось, что она вырывается. Я бесшумно открыл дверь, благо она оказалась не заперта.

– Пусти-и!– услыхал я.– Ну, отпусти меня.

Тот почти хрипел от обуявшей его страсти, не обращая никакого внимания на ее лепет и попытки вырваться. Если бы я видел себя со стороны, то мог бы утверждать, что мои глаза налились кровью и во рту выросли клыки. Я просто взбесился – схватил этого мерзавца за остаток его волос и что есть силы, стукнул о приборную панель. Он даже вякнуть не успел. Грузное тело обмякло и безжизненно опустилось на руль. Олеся испуганно вскрикнула и вжалась в сиденье. Но потом она узнала меня и заплакала.

– Это ты? Как хорошо, что это ты.

– Выходи из машины,– стиснув зубы, проговорил я.– Быстрей!

Она пулей выскочила из «Ниссана» и подбежала ко мне. Я обнял ее. Она горестно плакала мне в грудь. Я повел ее к своей машине. Усадив ее рядом с собой, я пристегнул на ней ремень. Моя машина тихо прошуршала рядом с серебристым «Ниссаном». Я повез Олесю в Подольск.


ГЛАВА 4.


Поначалу от злости я не мог даже говорить. Олеся продолжала тихо плакать. Я ехал не торопясь, все время на нее поглядывая. Она очень изменилась, я был прав. Похудевшее и побледневшее лицо, без следа косметики, делало ее простой и милой. Но выглядела она при этом одиноко и несчастно. Мое сердце сжалось от сочувствия. Мне очень хотелось увезти ее к себе домой и, обняв, тихонько целовать ее, пока она не успокоится. Наконец, я выдавил из себя:

– Что там случилось?

– Ничего,– она упрямилась, и все еще сердилась на меня.

– Он домогался тебя?– мой гнев закипел с новой силой.

Она не ответила. Ее заплаканные глаза упорно смотрели в ночное окно. Подбородок подрагивал, губы все время кривились, несмотря на то, что Олеся пыталась взять себя в руки.

– Странно, что ты не хочешь ответить мне,– жестко сказал я.– Возможно, я убил этого типа, даже не зная, за дело ли. Кто он, Олеся?

– Мой непосредственный начальник,– тоненько прошептала она.

– О!– яростно прошипел я.– Надеюсь, что за дело. Я прав?

Она заплакала еще сильней и отвернулась, стараясь незаметно вытереть слезы и подавить рыдания. Я смягчился.

– Молчание – знак согласия. Будем считать, что я прав и истребил негодяя с лица земли.

Я старался пошутить, чтобы отвлечь Олесю от ее мыслей. Но сам подумал, что мог действительно убить его, с такой силой и ненавистью я стукнул его. Ему повезет, если его череп окажется прочным. Но возвращаться и проверять, что я там наделал, у меня не было особого желания.

– Олеся, что вы делали втроем в ресторане?– мне хотелось узнать об их отношениях.

– Развлекались, как и вы,– язвительно всхлипнула она, обиженно сверкнув глазами.

– Я не развлекался. Я ужинал.

– Но у тебя же была девушка?– ее глаза источали кошмарное количество слез.

– Она мой друг. Ее зовут Алиса. И у нее есть ребенок,– выложил я.– Мы просто общались.

Олесины глаза недоверчиво блеснули. Господи, да она помимо всего ревнует меня! Мне захотелось смеяться. Олеся ревнует! Не все потеряно. Я протянул руку и вытер слезы с ее щеки. От неожиданности ее губы приоткрылись, и мне тут же захотелось поцеловать их. Я не мог вести машину в таком состоянии. Я все время отвлекался на нее. Я съехал на обочину, чем вызвал страх и панику в ее глазах.

– Зачем ты остановился?– с беспокойством спросила она.

– Не могу ехать. Давай поговорим, и начнем еще раз. Почему вы были втроем в ресторане?

– Тебе действительно это интересно?

– Раз я спрашиваю, то конечно, интересно.

– У меня вчера был день рождения,– обреченно проговорила она.

– Поздравляю,– запоздало поздравил я.– И?

– Мой начальник узнал об этом и пригласил сегодня отпраздновать его. Он был настойчив. Мне не хотелось оставаться с ним наедине. Я позвала Алину.

– У меня много вопросов,– сразу предупредил я.– Зачем ему Алина?

– Ему пока незачем. Понимаешь, Сергей, он… он стал обращать на меня внимание. А я не хотела этого. А Алина, она могла заинтересовать его, и он бы отстал от меня. И с ней мне было не так страшно.

– Зачем ты тогда ездила с ним в машине домой?

– Откуда ты знаешь?– быстро спросила она.

– Знаю. Ты сама сказала по телефону, что едешь на машине со своим знакомым,– слукавил я.

Олеся ведь должна помнить мой телефонный звонок.

– Он тоже живет в Подольске. Ему все равно ехать, и он предложил подвозить меня.

– Почему ты не отказалась, если он тебе не нравился?

– На электричке ездить неудобно и долго. А так я приезжаю прямо на место работы. Ты не думай, Сергей, я предлагала ему деньги за то, что он возит меня. Только он не взял. Когда я увидела, что он… ну, запал на меня, я хотела отказаться от совместных поездок. Но он очень настаивал. Понимаешь, он мой начальник, мне трудно отказать ему.

– Даже в том, что случилось сейчас?– жестко спросил я.

– Ты думаешь, я хотела этого?– на ее лице отобразился ужас, от предположения, что я так думал.

– Я не думал, Олеся, прости. Я пытаюсь разобраться, что произошло.

– Он предложил отвезти меня домой,– с вызовом рассказывала она,– и я совсем не предполагала, что он может так поступить со мной. Просто я не знала, что могла бы сделать в этой ситуации. Мне некуда было бежать, и я не могла вырваться от него. Он говорил, что женится на мне, что я давно нравлюсь ему, и он любит меня.

– Вот козел!– не выдержал я, и в моих глазах снова потемнело.– Чтоб он сдох!

Я искренне желал ему смерти. Я не мог больше ни о чем думать. Может вернуться назад и добить его, если он еще жив? Я ненавидел его всем сердцем.

Олеся затихла, наблюдая за моей реакцией. Ее слезы высохли, но глаза были красными. Губы немного припухли и влажно блестели. Я неуместно сосредоточился на них и не выдержал. Притянув ее голову к себе, я с наслаждением поцеловал эти прекрасные губы. Я ощутил такое облегчение и радость, что трудно описать. Как будто я получил долгожданный подарок, нечто такое ценное, чего нет ни у кого больше. Ее ответная реакция вдохновила меня – я почувствовал ее доверие, любовь, радость. Я долго целовал ее, я не мог остановиться. Мне никогда не доводилось испытывать ничего подобного, мое сердце колотилось, как сумасшедшее. И еще – мне не хотелось отпускать ее. Я мечтал, чтобы она все время была рядом.

– Ты можешь простить меня?– наконец прошептал я.

Ее глаза сияли в темноте, но она молчала. Я догадался, что она не знает, как ответить на мой вопрос, потому что он не объяснит ее чувств ко мне. Что значит, простила? За что простила? Я бы на ее месте не смог сейчас ответить. Она любила меня, и тоже не хотела расставаться.

– Не было ни дня, чтобы я не думал о тебе. А ты?– я с волнением вглядывался в ее лицо.

– Я всегда о тебе думаю,– чуть слышно ответила она.

– Поедем ко мне,– мой голос чуть не дрогнул от радости.

– Я не могу,– с тревогой проговорила она.– Я теперь живу с родителями. Они будут беспокоиться.

– А завтра?– с мучением спросил я.– Давай выходные проведем вместе?

– Ладно.

– Я заеду за тобой,– пообещал я.– А теперь я отвезу тебя.

Я поцеловал ее еще раз. Потом завел машину и поехал в ее город. Теперь я мчался, желая, чтобы поскорее закончился этот кошмарный день, и наступило завтра. Я подъехал к ее дому, даже не сообразив, что не должен был знать, где она живет. Олеся пока не обращала на этот факт никакого внимания. Она пребывала в полнейшей безмятежности. Всю дорогу мы бросали многозначительные взгляды друг на друга, изучая настроение и догадываясь о мучавших нас мыслях. Я вновь притянул ее к себе и поцеловал. Какая жалость, что сейчас нам приходится расстаться. Я не в силах был отпустить ее. Мы вышли из машины вместе, потому что мне хотелось проводить ее до квартиры. Я знал, что ее подъезд четвертый, туда и вел ее. А в подъезде я, как мальчишка, прижал ее к стене и снова целовал. Не знаю, как далеко бы я зашел, но нас прервал мой мобильник. Звонил Ник. Я поспешил сбросить вызов, звучно поднимавшийся вверх по этажам подъезда, и момент страстного порыва был упущен. Олеся заторопилась домой.

– Пока, Сергей,– тихо проронила она.– И спасибо, что спас меня.

– До завтра,– я хотел уже уйти, как кое-что вспомнил.– М-м, Олеся, не говори пока никому, что случилось в той машине. Даже Алине.

– Я никому не скажу. И если этот придурок умер, я тебя не выдам,– в ее голосе зазвучал металл.

Я криво улыбнулся, и на этом мы расстались. Домой я несся на бешеной скорости. Мне хотелось лечь спать, чтобы быстрее наступил следующий день. «Два дня вместе,– мечтал я. Поедем на дачу, одни. Надо купить продукты, там ничего не осталось».

Мои грезы рассеялись, когда я увидел на шоссе полицейский патруль и «скорую помощь». Они стояли около ненавистного мне «Ниссана». Я сбросил скорость, тщательно вглядываясь в темноту, прорезанную фарами спецслужб. Мне стало не по себе, когда я увидел тело стукнутого мною типа на носилках. Неужели все кончилось плохо? Нет, не может быть. «Разве можно умереть от удара в лицо? Да нет же!– убеждал я сам себя.– Тело не накрыто. Если бы он умер, тело прикрыли бы простыней». Я не мог ехать дальше, не узнав, что сделал. Поэтому я решился на свой маневр еще раз. Я проехал вперед, исчезая из зоны видимости полиции, развернулся и поехал по их полосе. В темноте плохо видно и не разобрать, дышит ли тот тип. Я не торопился, чтобы разглядеть больше и получить необходимую мне информацию. Жив или нет? Я заметил, что врач отходит от тела со шприцом. Так, значит, ему сделали укол, следовательно, он жив. Я проехал дальше и вновь развернулся. Пострадавшего погрузили в машину, а полиция осматривала место происшествия. Один полицейский залез внутрь машины. О-о! Как я не подумал об этом – там есть мои отпечатки. Я ведь открывал машину, прежде чем ударить его. Конечно, я же не думал, что так получится и ничего не планировал. Теперь уж ничего не поправить.

Больше я не стал кружить, я поехал домой. Будь, что будет. Главное, Олеся не пострадала. А узнать все я смогу, когда она выйдет в понедельник на работу. Он же ее начальник, и об этом случае все должны знать. Но только Олесе придется уйти с работы. Я не могу позволить, чтобы она продолжала работать в этом месте. Завтра же позвоню дяде и узнаю, не нужен ли нам еще один бухгалтер. Это было бы здорово, если б мы работали вместе. Она может жить у меня, ей не надо никуда ездить по вечерам. Больше ее никто не обидит. Я прослежу за этим.

Дома я не думал о том, что сотворил с ее начальником. Я лег в кровать и мгновенно отключился.

Уже утром я вспомнил, что не перезвонил Нику. И еще я обещал позвонить Алисе. Я не забыл о ней. Я взял сотовый и послал ей вызов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9