Лана Волкова.

Неласковый отбор для Золушки



скачать книгу бесплатно

Часть первая

Глава 1

Резкий толчок. Под ногами лязгнуло и заскрежетало. А потом – тишина. Мертвая. Тишина всегда кажется мертвой в первые секунды, когда глохнет трамвай или троллейбус.

Я терпеливо наблюдала, как водитель вышел из кабины, обошел троллейбус, подергал рога. Ждала, что сейчас он залезет обратно, послышится электрический гул и мы двинемся вперед.

Вместо этого двери в середине и в конце салона отворились. «Уважаемые пассажиры, по техническим причинам троллейбус дальше не идет, прошу покинуть салон».

Я ругнулась в сердцах. Половина одиннадцатого вечера. Предпоследний рейс. Следующий через сорок минут. А телефон сел еще до репетиции, и, как назло, ни у меня, ни у ребят не оказалось с собой зарядника.

Такси не вызвать. Попросить кондуктора позвонить? Один взгляд на совдеповскую морду кирпичом отбил желание обратиться за помощью. Топать пешком восемь остановок? Дойду за столько же, сколько ждать следующий рейс. Хорошо, что на ногах не шпильки, а удобные кроссовки.

Закинула за спину рюкзачок, по привычке втянула живот, зашагала вперед по маршруту троллейбуса. Через десять минут даже улучшилось настроение. На смену раздражению пришел азарт. Планы нарушились – что ж, будем играть по новым правилам!

Тишина, луна, теплая безветренная погода. Прогулка пешком – классная физическая разминка! Захотелось запеть – как будто и не выложилась полностью на репетиции. Музыка всегда и везде была моим неразлучным спутником, но в такие моменты – спонтанные, непредвиденные – вдохновение вспыхивало особенно ярко.

В голове заиграл бодрый энергичный мотив. Приду домой, наиграю на фортепьяно и запишу. Может, на завтрашней репетиции у нашего джаз-ансамбля родится новая композиция.

Увлеченная внутренней мелодией, я забыла обо всем на свете. Район, знакомый с детства, считался благополучным. Приключений на пятую точку я не ждала, расслабилась. Зря.

Когда за спиной зашуршали шаги, поначалу я не встревожилась.

– Подруга, закурить дашь?

Обернулась. В нескольких метрах шли трое парней не самого культурного вида. В свете фонарей на физиономиях играли неприятные ухмылки.

Вдохновение мгновенно исчезло. В предчувствии проблем паршиво засосало под ложечкой. Вот надо же было так утратить бдительность, распеться едва ли не вслух!

Постаралась взять себя в руки, а ситуацию – под контроль. Улыбнулась как можно непринужденнее.

– Ребят, сорри, не балуюсь. Здоровье, все дела.

Умничать не стала – пусть за свою примут. Быстрее отстанут. Но не прокатило.

– Здоровье бережешь, небось рожать собираешься? Мож, прям щас заделаем детишек, а? Сочная цыпочка! Давай, детка, сними тряпки! Покажи, что под ними!

Ну все, попала. Вежливо отшутиться, мирно разойтись – дохлый номер. Не стала и пробовать. Рванула с места наутек с воплями «Пожар, горим!» – пока отморозки не подошли ближе. Они аж опешили, как шустро я дала деру и как громко заорала.

Это дало мне фору.

Бежала изо всех сил и благодарила все высшие силы за привычку одеваться удобно, по-спортивному, везде, кроме сцены. Вот весело сейчас было бы удирать от этого отребья на шпильках и в узкой юбке.

Я надеялась – увидев мою скорость, гопники быстро отстанут. Тем более орала я во всю мощь профессионально поставленного голоса. Кто-нибудь непременно услышит и придет на помощь. Как бы не так.

На улице ни души, а вслед несся топот тяжелых подошв по асфальту и выкрики: «А ну, стой!» Припустила еще быстрее, хоть думала, быстрее уже нет сил.

Ох, мамочки! Вот вам и безопасный район! Никогда в жизни больше не пойду здесь пешком ночью! Если эту ночь переживу.

Я бежала и бежала, теряя силы и дыхание. Преследователи не отставали.

Впереди показался высокий забор из чугунных прутьев. Один прут слегка согнут, и в заборе образовалась небольшая дыра. Худышка вроде меня протиснется, а здоровенный жлоб – нет. Правда, они могут перебраться через забор – но это дольше, и я получу еще фору.

Деваться некуда – на улице глухо и безлюдно, отморозки не отстают, бежать по прямой все труднее. За забором – заброшенный чугунолитейный завод, где я не раз лазила с компанией в детстве. Там можно спрятаться или запутать следы.

Нырнула меж прутьев. Оглянулась наскоро. Гопники остановились, обсуждая громко и с матом, как перелезть через забор. Больше время не теряла – повернулась и побежала прочь. С другого края должна быть еще одна дырка, через которую мелкие шалопаи и пробирались сюда.

Собралась рвануть туда – но тут за спиной вновь раздались голоса преследователей. Недолго они справлялись с забором. Что за настырные выродки! Я бросилась внутрь здания. В лабиринтах цехов оторваться легче, чем на открытом пространстве.

Сквозь разбитые окна проникал лунный свет. Казалось, не я бежала, а огромные помещения, полные пыли и шлака, проносились навстречу. Топот и мат опять настигали меня. Я даже не смотрела, куда несусь. Страх того, что отморозки со мной сделают, если догонят, подхлестывал нещадно.

Сердце стучало как бешеное, дыхание стало перехватывать. Вдруг потемнело в глазах. Сознание помутнело. Я почувствовала, что теряю координацию и вот-вот упаду.

Что со мной? Стресс, страх, неимоверно быстрый бег – тяжелая нагрузка. Но я молодая, здоровая, спортивная. Этого недостаточно, чтобы так подкосить меня.

Остановилась. Приложила руку к груди. Странно. Я бежала так, что сейчас пульс должен стучать и греметь в ушах. Но дыхание было ровным, будто я шла расслабленным вальяжным шагом. Голосов за спиной не слышно. Похоже, оторвалась от подонков. Есть пара секунд оглядеться и прикинуть, как отсюда выбраться.

Цех, где я очутилась, выглядел необычно. Не квадратное помещение, а вытянутое, с покатым сводчатым потолком. Стены и пол – не цементные, а из грубой каменной кладки. Больше похоже на катакомбы из исторических фильмов, чем на советский завод. Или на старинный замок.

В конце этого длинного туннеля брезжил свет. Вот это и вовсе непонятно. Откуда освещение в заброшенном здании, где нет электричества? И вообще, свет больше походил на дневной, чем на электрический.

Я пошла вперед, молясь не встретить своих «приятелей» гопничков. Чем ближе подходила, тем ярче сияло снаружи – как будто солнце светило прямо в дверной проем… А ведь на улице почти ночь.

С опаской высунулась наружу. В глаза ударило солнце. Я зажмурилась, а потом поднесла к лицу ладони и приоткрыла глаза сквозь растопыренные пальцы.

Больше никаких сомнений – на улице полдень, а солнце светит в глаза. Но как такое может быть? Я упала в обморок, провалялась всю ночь и только что пришла в себя? Не помнила, как очнулась и встала, мне только показалось, что я бежала и бежала, не останавливаясь?

Да, видимо, так и есть. Вот почему сердце билось так спокойно. Я лежала, а не бежала. Слава богу, гопники меня не нашли и утопали ни с чем. Теперь можно спокойно вернуться домой. И сразу в больницу – не дай бог, сотрясение. Вечером опять репетиция, я должна быть в форме. И больше никаких троллейбусов – сразу вызову такси.

С такими мыслями я сделала два шага вперед, отняв ладонь от лица. И с криком отшатнулась назад. Еще шаг – и я рухнула бы с высоты метров тридцать. Откуда она взялась на двухэтажном заводе, подумать не успела. Небо закрыла огромная тень, что-то царапнуло по плечу, а потом опрокинуло навзничь.

Глава 2

Пронзительный нечеловеческий визг оглушил, едва не разорвав перепонки. Тень, сбившая меня с ног, пронеслась мимо, развернулась… и я увидела жуткую морду настоящего чудовища. За мордой – черное, блестящее, будто лакированное тело, похожее на конский круп, но только с огромными перепончатыми крыльями.

Мой тембр и певческая стилистика больше всего напоминали Эллу Фицджеральд. Но звуки, которые я издала, увидев черное крылатое чудище, вытянула бы только Мария Каллас… если бы вдруг запела в манере Ольги Кормухиной[1]1
  Элла Фицджеральд – джазовая певица с низким «бархатным» тембром. У Марии Каллас один из самых высоких оперных голосов в мире. Ольга Кормухина – рок-певица с техникой исполнения «расщепление», когда голос звучит хрипло и надрывно, как бы «подрыкивающе».


[Закрыть]
.

Монстр прянул ушами, втянул шею и зашипел. И тут я поняла, что наделала. Он ведь сам визжал точно так же. И теперь, наверно, принял меня за соперника, посягнувшего на его территорию.

В ужасе я поползла назад, прочь от жуткой уродливой морды. Подо мной что-то треснуло и расползлось. Вместо удобных джинсов на мне откуда-то взялось платье из тончайшего шелка. И оно не выдержало трения о грубый каменный пол. Последнее, что я могла сейчас сделать, – заморочиться над этой несуразностью.

Чудище приземлилось на пол. Сделало шаг ко мне, и еще. Еле удержалась, чтобы опять не завопить. Пыталась отползти дальше от него – тщетно. А потом оно вдруг согнуло переднее ноги и опустилось на колени.

Не успела обалдеть, как с него спешился мужчина. И вперился в меня таким же жутким и яростным взглядом, как у его леденящей душу лошадки. В панике я и не заметила, что у монстра есть всадник. Зато теперь не увидеть его было сложно.

Высоченный, широкоплечий, по пояс обнажен. От тяжелого дыхания грудь вздымалась, упругие мускулы перекатывались под блестящей на солнце кожей. А дышал он тяжело от злости – таким гневным и разъяренным был его взгляд. Ярко-синие глаза сверкали, как острия джедайских клинков. Готовые пронзить меня насквозь. Копна густых светло-русых волос в солнечных лучах отливала золотом.

В иное время, в иных обстоятельствах я бы потонула в восторгах, разглядывая такой совершенный образчик мужской красоты. Сейчас никакая красота меня, мягко говоря, не трогала.

– Кто ты и зачем вылезла сюда, когда я выгуливаю своего илано? – рассерженно спросил этот брутальный красавец звучным раскатистым баритоном.

В голове молнией прорезались встречные вопросы. Куда – сюда? Какого илано? Кто он сам и что это за зверь? И да – куда я вылезла?

Я не вымолвила ни слова. Слишком непонятной была ситуация. И опасной. Неосторожными необдуманными речами я легко могла подставить себя. Но молчание тоже могло быть опасным.

– Говори! – напирал атлетичный блондин.

Его глаза, словно лазерные лучи, обшаривали мое тело, как намеченную жертву из оптического прицела. Но к желанию разорвать в клочья досадную помеху примешалось и другое… хорошо знакомое мне по сцене и мужским взглядам.

Тут до меня, наконец, дошло, что я не в плотных джинсах, а в тонюсеньких шелковых тряпочках! Лежу на боку, а они порвались и задрались вплоть до самого белья… Белья?

К стыду и панике я вдруг осознала, что белья-то на мне и не было. Этот блондин видел не просто задравшееся платье. Он видел все!

Я задрыгала ногами, пытаясь подняться. Результат вышел плачевный. Я была обута в подобие греческих сандалий, но по бокам у них торчали странные отростки вроде шпор. Из-за них я никак не могла упереть подошвы в пол.

Прекратила дрыгаться, одернула юбку. То есть то, что от нее осталось. Не ахти какая защита от алчного взгляда синих глаз. Ткань платья была не просто тонкой, а прозрачной. На бедрах и груди – узкие подкладки из хлопка, скрывающие самое интимное. А вот ложбинку меж грудей глубокий вырез выставлял на всеобщее обозрение. Ну а поскольку я еще валялась на боку, все это съехало набекрень, и мои усилия привести себя в пристойный вид выглядели комично.

Блондин даже не пытался отвести лазерный взгляд. Наоборот – направлял его на самые-самые неприличные места, которые никак не получалось от него укрыть.

Огонь залил лицо, расползся на шею, грудь и руки. Вот, значит, каково это – сгорать от стыда.

– Я жду.

Чтоб тебя! Ждет он. Кто его вообще воспитывал? Так бесцеремонно пялиться на упавшую девушку, которую сам же и уронил! Мог бы помочь или хотя бы отвернуться!

Как бы то ни было, отмалчиваться дальше становилось опасно. Промямлила самое нейтральное, что пришло в голову:

– Простите… Я не знала, что вы выгуливаете своего илано.

– Не знала?

От ярости у блондина чуть пар из ушей не повалил.

– Я гощу в замке лорда Вальдера третий день и каждое утро выгуливаю илано в это время! Как ты могла не знать? Кто ты вообще такая, забери тебя хейос?

У меня затряслись поджилки. Губы тоже задрожали. Зрелище то еще. Полураздетая девица, трясущаяся от страха. Можно больше ничего не говорить. Будет дальше напирать – грохнусь в обморок. И понаблюдаю, что будет происходить. Лишь бы не скинул с этой стены.

Тянуть время оказалось верным выходом. Пока я в ужасе трепетала перед властным господином, нависавшим сверху надо мной, беспомощной и почти голой, к стене подлетел еще один крылатый монстр. Такой же жуткий и пугающий, но меньше размерами и светлее оттенком.

На этот раз я сразу разглядела всадника. Точнее, всадницу. Немолодая женщина в кожаных штанах и жакете смерила меня уничижительным взглядом, а затем обратилась к мужчине. Взгляд ее при этом стал приветливым, едва ли не заискивающим.

– Милорд Леон, простите мою падчерицу. Эта нахалка и грубиянка никого не слушает. За что едва не поплатилась жизнью. Рианна, попроси у милорда прощения и возвращайся к себе!

На последних словах она снова смотрела на меня, будто испепелить желала. Но мне было плевать на ее взгляд и презрение. Рианна – обратилась она ко мне. И назвала падчерицей. Почему?

Меня звали Юлией, и никаких мачех у меня отродясь не было. Хоть я и росла без матери. Папа не женился повторно, и ни одна из его подруг не назвала бы себя моей мачехой. Что за бред творится вокруг? Куда я угодила?

В шоке и прострации я пыталась хоть как-то понять происходящее. Тем временем красавчик-блонди – «милорд Леон», если верить моей самозваной мачехе, – обратил свой пышущий гневом взор на нее.

– У лорда Вальдера есть еще одна дочь? И почему он не поставил меня в известность? Почему в отбор заявлены только ваши дочери, леди Шилла?

Глава 3

Настала очередь этой летающей амазонки трепетать и сжиматься от страха под убийственным взглядом атлета.

– Но, милорд… Ее мать – та самая Даина. Вы ведь знаете эту ужасную историю. Мой муж расторг брак с ней, но пощадил ребенка. Однако девушка с подобной наследственностью не стоит вашего внимания.

В ответ блондин прошипел так, что его апокалиптическая коняга могла позавидовать.

– Не стоит, леди Шилла? Вы считаете, хоть одна девка из вашей долины стоит моего внимания? Включая ваших дочерей! Будь моя воля, я послал бы к демонам хейоса этот отбор, и ноги моей не было бы на вашей паскудной земле. Но его величество слушает, что напевает ему в уши придворный маг. Этот дерьмовый колдунишка увидел в своих трижды проклятых зеркалах, что я должен жениться на женщине с кровью хозяек Гемайской долины. Король пошел на поводу, издал указ об отборе невест в ваших дерьмовых краях. И я, верный слуга короны, обязан подчиниться. Так что и ваши разлюбезные дочурки, и ваша бестолковая падчерица – забери хейос всех трех! – будут участвовать в отборе. Как и остальные тринадцать девиц из вашей треклятой долины. И мне плевать, кто из них победит! Придворный маг затеял отбор, ему и морочиться. А я заделаю ребенка той, кого выберет этот шарлатан, и дальше пусть он творит с этим отродьем, что пожелает. Я исполню долг верноподданного и буду свободен от обязательств.

Мою «мачеху» перекорежило от оскорбительной тирады Леона. Но, как истинная леди, она мгновенно овладела собой.

– Все мы верные подданные его величества. Государь приказывает, мы повинуемся. Если такова воля его величества и самого милорда, мой муж подготовит Рианну к участию в отборе. Но и вы, и лорд придворный маг зря потратите на нее время. В замке лорда Вальдера ходят слухи, что Даина пыталась приучить дочь к своим омерзительным ритуалам. Маги не нашли в ребенке следов порчи… но все знают, что печать хейоса может проявиться в любой момент. Такая супруга и мать нежелательна для рода наместника. Кроме того, у Рианны отвратительные манеры и воспитание. Даже без дурной крови она не сумела бы пройти отбор.

– Манеры? Воспитание? Если кому и есть до них дело, только чванливым клушам вроде вас, леди Шилла! Невесту будут выбирать за магические способности, потому что придворному магу плевать на ее воспитание. С ее наследственностью и печатью он тоже разберется сам. А мне плевать, которая из шестнадцати девок пройдет отбор. А потому подготовьте эту вместе с вашими чадами. Я заберу их к себе во дворец сегодня же вечером. Хватит, сыт по горло вашим равнинным гостеприимством!

С этими словами Леон резко шагнул к своему драконоподобному коню, вспрыгнул в седло, еще раз смерил женщину уничижительным взглядом.

– А если вы, леди Шилла, еще раз посмеете высказываться в моем присутствии, что желательно, а что нет роду наместника, останетесь без языка.

Он дернул поводья. Зверь взметнулся в воздух по дуге и скрылся из глаз на обратной стороне этого непонятного строения – замка?

Женщина по имени Шилла, считавшая меня своей падчерицей, проводила его злобным взглядом. Похоже, этот милорд Леон, кем бы он ни был, не слишком-то дорожил ее женской симпатией. Ну почему так случается в жизни – за голливудской мордашкой и телом Аполлона скрывается вульгарный, злобствующий мужлан?

Тут Шилла обратила внимание на меня, и мне тут же стало не до мужчин и вселенской несправедливости.

– Шлюха! – выплюнула она. – Добилась своего? Надеялась подвернуться на глаза наместнику? Соблазнить своими жалкими прелестями, чтобы он взял тебя на отбор? Еще и тряпки надела – в таких даже куртизанкам стыдно показаться на людях. В вещах своей мамаши-шлюхи нашла? Только она бы и не постыдилась такое напялить!

Что несет эта истеричка? Что вообще происходит?

– Собирай барахло и готовься к отъезду, как Леон и приказал, – продолжала шипеть эта дамочка-змея. – Надеюсь, ты убедилась, что соблазнить его не получится. Ему плевать и на тебя, и на всех невест на отборе. Не знаю, о чем ты думала. Впрочем, такая тупица, как ты, не умеет ничего просчитывать. Делает то, что взбредет в пустую голову. Одно учти, деточка. Если думаешь обойти Кенну или Алис, простись с этой мыслью сразу! Ты ничего не стоишь. А будешь вставлять нам палки в колеса, я сумею сквитаться с тобой, мразь!

Она развернула крылатого коня и исчезла из глаз, опустившись вниз. Я осталась одна на этой то ли крыше, то ли широченном парапете. Теперь мне надо было выбраться отсюда и готовиться к отъезду, о котором говорили эти двое. Почему я должна к нему готовиться, чего от меня хотят и за кого принимают – оставалось за пределами понимания.

Я еще раз опустила глаза на бесстыже оголенную грудь. Шилла, какая ни есть мерзкая вздорная баба, права. В таком наряде даже куртизанки постыдятся расхаживать. Я бы не надела такое даже на выступление, хотя сценический гардероб у меня был разнообразным, откровенных нарядов там хватало. Но не настолько.

Странное чувство постигло меня, когда я разглядывала себя. Что случилось с кожей? Я регулярно посещала солярий, а в летнее время обожала валяться на пляже. Откуда у меня такая бледная кожа вместо загорелой? Форма груди тоже была отличной от того, что я привыкла видеть.

Да что же происходит, черт возьми? Что со мной творится? Откуда эти странные люди, которые говорят о непонятных вещах и называют меня не моим именем? Откуда взялось чудовище илано? А главное, что с моим телом?

От напряжения мозг был готов взорваться. Зеркало. Мне срочно нужно зеркало. Надо посмотреть, на что я похожа.

Тут из темного арочного проема на парапет вышел старик, всплеснул руками:

– Леди Рианна, что ж вы так! Заставили матушку и батюшку поволноваться! Миледи велела проводить вас в опочивальню, чтобы по дороге еще чего не случилось.

Проводить? Прекрасно. То, что доктор прописал. Я-то понятия не имела, в какую опочивальню мне надо проследовать. И есть ли она вообще. А в опочивальне точно будет зеркало.

Старик завел меня в тот самый «цех», из которого я вышла на парапет прямо под ноги илано милорда Леона. Оттуда мы вышли в другое помещение – просторный зал с высокими стрельчатыми окнами. Сомнений не осталось – я в каком-то средневековом замке. Кроме этого, не прояснилось ничего.

Мы шли по залам и коридорам, и я ошеломленно озиралась по сторонам. Навстречу то и дело попадались люди. Некоторые не обращали внимания, некоторые почтительно кланялись мне. Другие, роскошно одетые, с высокомерными физиономиями, мерили презрительным взглядом и фыркали.

Да уж, чего еще ждать в такой одежде. Или дело не в ней… а во мне самой? Может, пройди я мимо в комбинезоне, наглухо застегнутом на все пуговицы, на меня смотрели бы точно так же?

Старик остановился у невысокой и узкой двери.

– На обед не выходите, леди Рианна. Скажу кухарке – пусть отправит еду вам в спальню. Лорд наместник в сильном гневе… И леди Шилла.

На имени мачехи он понизил тон, и я поняла, что ее гнев чреват для меня куда большими последствиями. Молча кивнула. Говорить вслух, не разобравшись в происходящем, стоило как можно реже. Да и меня слишком трясло от всего пережитого. Горло пересохло, слова не шли на язык.

Старик открыл дверь, жестом предложил войти. Я повиновалась. Огляделась по сторонам в поисках зеркала. Найдя, бегом подскочила, взглянула в свое отражение…

Сердце пропустило удар. Все время, пока я шла по замку в сопровождении старика, я подспудно ожидала увидеть то, что сейчас предстало моим глазам. Но от этого шок не стал меньше. Кровь схлынула с лица, руки и ноги похолодели. Из амальгамы с легким голубоватым оттенком на меня с чужого лица смотрели чужие глаза.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7