Лана Ежова.

Поцелованная Смертью



скачать книгу бесплатно

Боясь увязнуть в некромантии, она так и не сделала себе нож. И сейчас, за считаные дни до посвящения стихии, со «стреноженным» Даром, сильно об этом жалела. Будучи полноценной огневичкой, она могла превратить ставшее ненужным ритуальное оружие в мощнейший оберег для дома. Что ж, такую возможность она упустила…

Комнату заполнила темнота – повесив покрывало на окно, Полина Ивановна закрыла и дверь в коридор. Лиля не сдержала прерывистый вздох, и Кир ободряюще сжал ее холодную ладонь.

Напряженная девушка едва не подскочила на диванчике, когда заговорил Велигор:

– Надеюсь, объяснять, почему душе Савельева могу задавать вопросы только я, не нужно?

– Нет, – ответила за всех хозяйка квартиры.

– Итак, я приступаю.

Четыре свечи, расставленные по углам накрытого черной тканью ящика, вспыхнули одновременно. В полумраке, разгоняемом ровно горящими язычками желтого пламени, Родион быстро нарисовал мелом знаки призыва прямо на скатерти. И Лиля решила, что раз белое на белом не видно, значит, некромант плохо продумал мелочи.

Сдернув с ящика ткань и обнажив в нем кости, Велигор тягучим речитативом зачитал обращение к душе Савельева Платона Аркадьевича. Одновременно с этим он открыл шкатулку и, набрав щепотку черного порошка, вероятно земли с того места, где лежали останки усопшего, бросил на кости.

Затем, взяв в правую руку нож, он левую протянул Лиле. Разъяснять для чего, не требовалось – и через мгновение с указательного пальца магички упала капля крови. Когда она опустилась на содержимое ящика, начертанные мелом знаки засияли холодным голубоватым светом.

Речитатив сменили резкие гортанные приказы на латыни.

Темнота и потусторонняя «подсветка» из символов сыграли над зрением Лили шутку. На миг ей показалось, что вместо Родиона стоит другой человек – старше, с резкими, грубоватыми чертами лица. И чем-то он напомнил ей высшего демона, по ее вине вырвавшегося из заточения в прошлом году. От жутких ассоциаций волосы на голове встали дыбом, как шерсть на спине перепуганного кота.

Наверное, поэтому перебрасывание в незнакомое помещение не вызвало у нее должного шока.

Здесь также горели свечи на столе. Пылал огонь в дровяной печи. И почти седой мужчина нервно ходил по комнате, скрипя некрашеными широкими досками. В единственное не закрытое ставнями и незастекленное окно заглядывала луна.

Лиля не сразу узнала дедушку Платона. Когда он собирался в последнюю в своей жизни командировку, седина лишь коснулась его висков.

Запавшие щеки, тени под лихорадочно блестевшими глазами – выглядевший смертельно усталым мужчина вызвал щемящую жалость.

Забыв о предупреждении инициатора ритуал, она хотела окликнуть деда, но не успела.

– Ни звука! Что бы ты не увидела, – произнес возникший рядом Велигор.

Как она его не заметила? Девушка удивленно оглядела, словно соткавшегося из воздуха, парня. Неподвижный, напоминая марево в летний зной, он застыл рядом, напряженно следя за Савельевым.

И тут до нее дошло.

Она никуда не перемещалась, а сидит рядом с Киром за кухонным столом. Велигор оказался настолько сильным магом, что позволил присутствующим окунуться в воспоминания вызванной души, будто в другую реальность.

Девушка осмотрелась – так и есть, в стороне стояла полупрозрачная фигура бабушки, чуть дальше – Кирилла. Как и она сама, остальные участники ритуала ошеломленно вертели головами.

Если память не подводила, то погибшие души, прикованные каким-то обязательством к этому миру, вновь и вновь переживали последние минуты своей страшной смерти.

Замкнутый круг воспоминаний. Кольцо вечной боли, которое не разорвать без посторонней помощи.

Пока Лиля свыкалась с мыслью, что видит своего деда «живым», тот, захватив со стола мел, вернулся к незаконченному рисунку на полу. Не усложненная дополнительными символами пентаграмма, а что-то иное, девушка подобное еще не встречала в своей некромантской практике. Впрочем, она у нее и не отличалась особым разнообразием – так, время от времени доводилось выполнять задания местного Совета магов, пугая призраков и расшалившуюся мелкую нечисть. Единственное, чем самоучка могла по праву гордиться – превращением скарбника Велигоров в хранителя города.

Лиля подошла ближе, чтобы лучше видеть, что чертит дед.

И услышала гневное:

– Пошла вон!

Тихонько ахнув и отскочив назад, она споткнулась и упала бы, если бы Родион вовремя не придержал ее за талию.

Прежде чем выпустить из случайных объятий, он прошептал:

– Это не тебе. Успокойся.

Он не врал. Впечатлительная девушка не обратила сразу внимания, что, крича, Савельев, смотрел не на нее, а совсем в противоположную сторону.

– Я еще жив, стервятница, ты рано заявилась!

– Ничего, я подожду, – весело проговорил женский голос, – люблю наблюдать за представлением из первых рядов.

Как не оглядывалась Макарова, увидеть говорившую не удавалось, и от этого за шиворот словно сыпнуло морозом.

За окном завыла собака – мел в руках некроманта разломался на мелкие кусочки.

– Пошла прочь, темная тварь!

– Я ни при чем! Это у тебя руки дрожат, – возмутилась невидимая женщина и с укором добавила: – Как и всякого вора, тебя мучает совесть. В глубине души ты понимаешь, что не достоин спасения.

Савельев на обвинения не отреагировал. Обмакивая указательный палец в белое крошево, он продолжал рисовать защитные символы, замыкая круг.

На долю секунды что-то заслонило открытое окно – мужчина оторвался от работы. Его лицо цветом сравнялось с раздробленным мелом на полу.

– Мы заключили договор, Платон, – вновь заговорила невидимка. – Ты обещал отдать его мне, так зачем нарушил слово? Разве я обманула тебя хоть раз?

Об закрытые ставни окна позади Савельева что-то ударилось. Некромант резко обернулся, не заметив, что носком сапога смазал часть рисунка.

– Скажи! Скажи мне имя, Платон! И я тебя спасу, как делала это не раз!

Мужчина молчал, настороженно глядя в открытое окно.

Вновь завыла собака. Только на этот раз ее тоскливый голос слышался совсем рядом.

– Кому ты отдал его, Платон? – вопрошающий шепот, казалось, заполнил весь небольшой, на одну комнату, дом. – Кому, идиот?

Свечи на столе, зачадив, погасли. В темноте на полу выделялся яркий прямоугольник лунного света, проникающего сквозь окно, да виднелось пламя в печи сквозь щели, оставленные неплотно прикрытой затворкой.

– Скажи имя, Платон, и я остановлю их.

Достав из поясных ножен кинжал с узким, криво изогнутым клинком, некромант порезал подушечку пальца на левой руке. Капля крови упала куда-то в темноту, усиливая линии защитного круга.

Фитили свечей на столе загорелись сами собой.

– Старый осел, я все равно получу желаемое, – печально произнесла женщина. – Я устала тебя убеждать… прощай!

Не успела она договорить, как вверху что-то загромыхало – на голову ее собеседника посыпалась побелка с потолка.

– Скатертью дорога, – прошептал он, проводя ладонью по волосам. – И без тебя продержусь до утра.

Стряхивая сухую известку с головы, Савельев увидел затертые символы.

Поспешно вытаскивая мел из кармана, уронил его. Выругавшись, быстро наклонился, чтобы поднять.

И не успел.

Пол взорвался, взлетая вверх древесной трухой и комьями земли.

Из ямы, возникшей прямо перед некромантом, вынырнула разбухшая белесая рука – и, дернув за ногу, утянула во тьму.

– А-а-а! – Лиля надрывно завизжала.

И очнулась в объятьях Кирилла.

– Тише, девочка моя, тише, – прижимая к себе и гладя ее по спине, успокаивал взволнованный Булатов.

– Боже… Боже мой, – причитала далеко не богомольная Полина.

Родион Велигор единственный, кто сохранял невозмутимый вид.

– Простите, без воспоминаний в ритуале не обойтись, я и так их оборвал. Скажете, когда можно будет продолжить.

– Ты хочешь продолжить?! – возмутился Кирилл. – У тебя сердца нет? Ты напугал Лилю до дрожи, а ей нельзя…

– Все в порядке, – быстро перебила его огневичка. – Давайте покончим с этим. Когда получите ответы для Гросса, я хочу узнать, кто та женщина, разговаривавшая с дедом, и чего она от него хотела.

Бабушка, бросив на внучку быстрый взгляд, покосилась на посланника Большой дюжины и едва заметно покачала головой. Велигор ответил легким кивком – они поняли друг друга с полунамека.

– Хорошо, но только вначале вопросы, из-за которых Гросс организовал поиски Савельева.

– Это что получается? – вскинулась нахмуренная Лиля. – Если бы не какие-то там вопросы, его вообще не искали бы?

– Нет, – подтвердил Родион невозмутимо, – поиск затрудняло множество причин.

Полина Ивановна столько лет говорила, что от деда ничего не осталось, потому что он не справился с поднятым старым кладбищем, и его тело нежить растащили по кусочку. Поэтому некроманты и не смогли доставить останки его вдове. Бабушка даже затруднялась назвать Лиле место, где случилась трагедия.

А теперь выясняется, что когда это нужно Гроссу, он достанет из-под земли в буквальном смысле слова?..

Острое желание высказать все, что она думает по поводу двуличности Большой дюжины, чуть не заставило Лилю совершить ошибку, ведь ритуал все еще не закончен, поэтому скандал и отвлечение некроманта неуместны и даже опасны.

Велигор сосредоточился на призыве. Фигура медленно двигающегося парня отбрасывала странные тени на стене – он вычерчивал ножом невидимые резкие линии в воздухе.

В полутемной комнате стало светлей – вокруг участников ритуала вспыхнула голубым прозрачная стена.

Защита. Лиля наморщила лоб, не понимая, зачем. Неужели душа некроманта может навредить своим родным?

Когда по ту сторону стены появился мужчина с пустыми темными глазами, девушка поняла, что может. Не помня себя, свое прошлое, может.

– Позовите его, Полина Ивановна, – попросил Велигор.

Огневичка видела, как бабушка нервно сглотнула, комкая край скатерти.

– Платон…

Голос дрожащей вдовы прозвучал тихо. Но погибший некромант услышал – и вмиг оказался рядом с ней.

И хотя между живой и мертвым находилась тонкая преграда, казалось, что он нависает над ней давящей громадой.

– Здравствуй, драгоценная супруга, – прошептали бледные губы и растянулись в злой усмешке. – Вижу, ты по мне не тосковала?

Женщина, выглядевшая не старше внучки, ссутулилась, опуская голову. И не ответила.

– Савельев, где книга демона? – неожиданно заданный вопрос заставил содрогнуться не только призванного.

Лиля сразу подумала о фолианте в обложке из кожи. Благодаря обряду, описанному в нем, был освобожден из заточения беллатор, древний военачальник демонов. Еще одну книгу оберегал скарбник Велигоров, пока его не отпустили на свободу. Не отпустила Лиля…

– Книга в надежном месте.

– Раз она осталась без твоего присмотра, ее следует перепрятать. И как можно быстрее.

Тень понимания скользнула по бескровному лицу старого некроманта.

– Беллатор на свободе? Нашлись идиоты, которые его выпустили?

– Да, в прошлом году. И теперь он собирает книги, чтобы вернуть былую мощь.

– Сколько собрал?

– Восемь из тридцати трех.

– Быстро действует, – Платон, немного помолчав, отстраненно заговорил: – Я не хочу, чтобы он пришел к моей внучке, поэтому назову место. Только за это ты отдашь Лиле мой ханджар.

Велигор криво усмехнулся:

– Я и не собирался его присваивать.

– Да-да, а я не мертв, – с иронией протянул мертвый.

– Было бы бесчестно утаивать наследство.

– Благородный некромант – это что-то новенькое, – Савельев рассмеялся. – Ты мне симпатичен, парень, подставляй сюда свое ухо.

Приблизившись почти впритык к щиту, он поведал то, ради чего его призвали. Глядя на шепчущие губы деда, Лиля прикусила язык.

О, как ей хотелось признаться, что это она стала невольной хранительницей одной из книг! А еще знала, где спрятана вторая.

Но как сказать об этом, умолчав, что в прошлом году она, Кир и бывший глава Совета магов стали теми «идиотами», что поспособствовали побегу беллатора? Что за это с ними сделает Гросс? Если, конечно, после разбирательства Контролеров от них что-то останется?..

Поэтому Макарова промолчала, решив вначале посоветоваться с женихом.

– Теперь вы готовы уйти?

– Позволь сказать последнее слово, Велигор, – заартачился седовласый некромант, не сводя со своей вдовы тяжелого взгляда.

– Разумеется, говорите.

Стена между душой и людьми исчезла.

Призванный вмиг оказался рядом с Полиной Ивановной – вздрогнув, она не стала отворачиваться от испытывающего взгляда. Савельев пристально смотрел на нее, не говоря ни слова, несколько тягостных мгновений.

А затем со вздохом обронил:

– Живи…

И повернулся к Лиле. В темных глазах мужчины появилась неожиданная мягкость. Подняв просвечивающуюся руку, словно желая провести по светлым волосам внучки, он тотчас ее опустил.

– Береги ханджар, девочка, он – лучшая защита от тех, кто без оружия сильнее тебя… Я готов, Велигор.

Лиля растерялась. И это все?! А как же напутственная речь? Мудрые советы деда для неопытной внучки? Раскрытие семейных тайн? Имени той странной женщины?..

Измученная подсмотренными воспоминаниями, в беспомощной растерянности она наблюдала, как Родион завершает ритуал. И как уходит призванная душа, исчезая во вспышке ослепляющего света. Умиротворение, разгладившее жесткое выражение лица Савельева, заставило ее покориться вот такой вот странной посмертной встречи с дедом.

Когда Лиля смогла нормально видеть, Велигор уже доставал из-под стола свой потертый саквояж, а бабушка сдернула с окна завесу, впуская дневной свет в комнату.

– Минуточку, Родион! – всполошилась огневичка, вспомнив о важном моменте. – Вы забыли очистить свой нож. Сделайте это при мне, пожалуйста.

– Не доверяете? – прищурил синие глаза парень.

– Нет, – прямо ответила она.

– И правильно делаете – некромантам не следует верить на слово. – Велигор плутовато улыбнулся и, взяв нож за тяжелую ручку, развернулся к кухонной мойке.

Незаметным движением он провел клинком плашмя по внутренней стороне своего запястья, оставляя на нем крохотное красное пятнышко, и лишь затем открыл кран. Подержав нож в проточной воде, попросил огня – и Полина подожгла в стеклянной миске страницу, вырванную из глянцевого журнала.

Поводив оружием над пламенем, поинтересовался:

– Теперь довольны?

– Да, благодарю.

Споро бросив свечи, мел в саквояж, Велигор осторожно запустил руку в ящик с костьми. И вскоре в солнечных лучах заблестел изогнутый кинжал, виденный Лилей в воспоминаниях деда.

– Ханджар Савельевых. Клинок из дамасской стали украшен чеканкой, рукоять изготовлена из моржовой кости. Принадлежит вашему роду несколько поколений, а до этого им владел некромант, которого ваш предок одолел в честном поединке.

Подхватив свои вещи, Велигор отошел в сторону, сбивая не замеченный на пути стул.

– Простите, – поставив его на место, добавил: – В моем присутствии больше нет надобности. Полина Ивановна, проведите, пожалуйста. Желаю всем здравствовать.

Поняв, что будет костерить сама себя, если не спросит, Лиля кинулась вдогонку за бабушкой и гостем.

– Родион, извините, а как ваше отчество?

Парень, одевавший спортивного стиля туфли без застежек, оторвался от своего занятия. Довольная улыбка заиграла на красиво очерченных губах.

– Можно без отчества и на «ты», если не возражаешь. А вообще я – Демидович.

Огневичка судорожно выдохнула. А она – Демидовна, все-таки единокровный брат… Руки обнявшего ее сзади Кирилла помогли справиться с потрясением.

– Нет, я не против, Родион. Было приятно наблюдать за работой мастера.

– Ты ко мне слишком добра, – развеселился гость. – Чтобы быть мастером, нужно любить свое дело. А мне больше нравится искать клады.

– Наверное, увлекательное занятие.

– Не представляешь, насколько, – подтвердил охотно и внезапно признался: – Эх, а ведь именно о такой сестре, как ты, я мечтал в детстве. Жаль, что у моего отца не вышло с твоей матерью – вменяемой и обаятельной некромантки Велигорам сейчас весьма не хватает.

И, пока девушка переваривала услышанное, Родион закончил обуваться.

– Полина Ивановна, было приятно познакомиться с вами, – он светло улыбнулся распахнувшей дверь женщине. – Лиля, Кирилл, до свидания. Надеюсь, это не последняя наша встреча.

Захватив стоящую за тумбочкой белую трость, некромант перешагнул через порог.

– А… – пискнула Лиля и закрыла рот.

Когда гость, спускаясь и время от времени стуча палкой по ступеням, скрылся с их глаз, Полина захлопнула дверь.

– Да, Родион Велигор – слепой, – развеяла она сомнения.

Задумчивая Лиля заговорила, лишь когда они вернулись на кухню:

– Он не видит с рождения?

– Нет. Ослеп после того, как пять лет назад попал под проклятие с условием.

– Если он его выполнит, то зрение вернется?

Полина Ивановна пожала плечами:

– Вероятно, я не интересовалась подробностями.

Кирилл, следивший за гостем из окна, поправил гардину и озадаченно сообщил:

– Велигор только что укатил на бронированном ауди, сев на место водителя.

– Шутишь?

– Не тот повод, чтобы разыгрывать.

– Но как тогда?..

– Может, автомобилем управляет порабощенный дух?

Полина Ивановна некоторое время внимательно слушала диалог внучки с женихом, а потом мягко поинтересовалась:

– Кирилл, так чего там нельзя Лиле?

Глава 5

Лифт не работал, и Анне пришлось подниматься на пятый этаж по лестнице. Дважды слышались шаги за спиной – и она, остановившись, напряженно оглядывалась.

Нет, она не думала, что, оказавшись в городе без сопровождения, сразу столкнется с Аристархом. Даже если и прознал о ее возвращении, ему потребуется время, чтобы начать преследовать свою излюбленную жертву.

Воспользовавшись личиной, чтобы удрать из родительского дома, Аня все же опасалась, что для Владлена побег не прошел незамеченным, и он отправил кого-то прикрывать ей спину, а заодно и невольно шпионить.

Чрезмерный контроль – вот единственный недостаток отчима-оборотня. Все остальные его качества устраивали и даже больше – падчерица уважала за них и любила, как отца.

Брата же коробило, когда Аня называла Булата папой, считая, что тем самым она предает их родного отца, погибшего во время неудачного эксперимента.

Но именно Владлен помог родиться новой Анне Данилевской, когда от старой, измученной и напуганной злоключениями в вампирском баре, ничего не осталось. Нет, она не сразу поняла, что Аристарх сломил ее, как личность. Наоборот, решила, что пережитое закалило, сделало сильнее.

Самоуверенно считала так до первого зова, когда однажды глубокой ночью выбралась из окна своей спальни и была остановлена охранником. Словно лунатик, она не помнила, как карабкалась на забор, да и зачем вообще ей понадобилось убегать.

А ее вела кровь, влитая Аристархом. Аня ответила на призыв, подтвердив, что у нее есть хозяин. Хозяин-вампир… И чтобы избавиться от его власти, нужно время. Притом столько, сколько она и не надеялась прожить. Ведь свои игрушки, тем более непослушные, кровопийцы ломают быстро.

Совет магов поставил на ней крест – возиться с огневичкой, которую в любую минуту могут убить, не было смысла. Нет, первое время он разыскивал Аристарха, да только безуспешно. И заинтересованность в Анне, как будущим специалистом по огненной стихии, пропала.

И она сдалась. Зачем что-то учить, что-то делать, если все это в итоге ей не понадобится? Зачем к чему-то стремиться, если итог один: стоит родным ослабить контроль, как она вновь окажется в руках вампира? Тень Аристарха затмила будущее, взамен оставив тревожное настоящее.

Но отчим не позволил ей заживо хоронить себя. За руку отвел к целителю сводить шрамы от укусов. Научил без помощи магии защищать свою жизнь и даже, если придется, убить физически более сильного противника. А еще Булат отправил ее к заносчивой огневичке Любови Захаровне в надежде, что усиленные занятия раскачают Дар, и стихия выжжет вампирскую кровь, как чужеродную и наносную. И все бы получилось, если бы не пирсинг в пупке – вставленный вампиром артефакт блокировал энергетические потоки, не только не позволяя увеличить Силу, но и пользоваться в полной мере тем, что у Ани было до похищения. А избавиться от украшения она тогда не могла.

Пятый этаж. Данилевская, вынырнув из воспоминаний, вздохнула с облегчением – добралась в пункт назначения без приключений.

Курящие на лестничной площадке подростки побросали в окно окурки, а поняв, что это не владелица одной из квартир, расслабились и достали по новой сигарете.

Взвинченная предстоящим разговором Анна прошлась по юным лицам осуждающим взглядом, но читать нравоучения не стала – отсутствовал нужный воспитательный запал.

Нажать на кнопку звонка не успела – дверь отворилась сама, выпуская сердитого Давида. Одетый по-домашнему просто – в белую майку и джинсовые шорты, низ которых словно оборвали собаки – он с пафосом врача в белом халате принялся выговаривать несовершеннолетним курильщикам.

Ребята тщетно пытались сбежать от разошедшегося соседа – он перекрыл им путь отступления, продолжая рассказывать, что будет с их здоровьем через пару лет, если они не избавятся от пагубной привычки. Целитель не выбирал выражений. И когда речь пошла о покрытых сажей легких трупа, которому на днях производил вскрытие (разумеется, он соврал ради пущего эффекта, так как редко имел дело с мертвецами) один из парней не выдержал. Он позеленел и… и через минуту побежал домой за веником и совком.

Решив, что долг сознательного гражданина исполнен, Давид развернулся к терпеливо ждущей его незнакомке.

– Здравствуйте. Вы ко мне?

– Да. Добрый день. К вам. – Улыбаясь, она отвела с лица светлый локон – и на запястье весело зазвенел серебристый браслет с подвесками.

Целитель, машинально взглянув на артефакт, переменился в лице, мигом узнав девушку под личиной невзрачной блондинки.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8