Лана Ежова.

Поцелованная Смертью



скачать книгу бесплатно

Подобного поворота событий Аня не ожидала. В ее представлении Руслан рано или поздно – лучше, естественно, чтобы поздно, – заметил бы подмену. И тогда она осторожно, в разговоре с глазу на глаз, обрисовала бы ситуацию. А теперь что? О том, что она привезла домой под личиной Романа незнакомца, знает почти вся родня! И объяснений ждут тоже все! А чем большему количеству полуночников известно, зачем приехал Бранд, тем выше риск, что сведения о нем достигнут Контролеров. И все мучения с маскировкой пойдут коту под хвост.

Подавив раздражение, Аня спросила:

– Кир, не возражаешь, если мы поедем вместе с вами?

– И я тоже, можно? – набился в попутчики Руслан.

– Пожалуйста, места хватит всем! – Булатов, подхватив Лилю под руку, повел пассажиров на стоянку возле залов вылета. Как он и говорил, это сэкономило время, и от аэропорта они отъехали первыми.

– Итак, во что влез Ромка? – Вертигр не собирался терпеть, требуя правду.

– Русь, а может, уже дома, а? – устало попросила Аня.

– Рома – мой брат, – выделяя последнее слово, возразил тот.

Для непосвященных он сказал банальность. Но Данилевская поняла, что под ней подразумевалось. Единственный кровный родственник, которого человек, не помнящий первые четырнадцать – шестнадцать лет жизни, не желал терять.

– Вот, посмотрите эту запись, – Юрген, слегка перегнувшись через Аню, вручил Руслану свой телефон. – Она сделана накануне нашего отлета.

Вертигр молча снял видео с паузы.

– Ты предполагал, что так и будет? – удивилась Данилевская.

– Не я, Рома. Он заявил, что брат раскусит меня, не дав произнести и слова. Так и вышло. И я проспорил ему Bugatti Veyron.

Аня открыла рот, чтобы дать выход возмущенной тираде, но помешало видеопослание хитреца Ромки. Подумать только! Развел дракона на дорогущий автомобиль! Говоря, что за Bugatti Veyron не жаль продать и душу, спорткар он получил за просто так. Ай да, Ромка! Наверное, заразился хитростью от подруги-лисы…

Данилевская шокировано покачала головой и прислушалась к записанным объяснениям.

– Чтобы ты поверил, что я – это я, а не кто-то под личиной, расскажу то, что известно лишь нам двоим. Самые яркие осколки моих воспоминаний – букет белых тюльпанов на стеклянном столе, под которым я сижу, задрав вверх голову, и смотрю на цветы. Мягкий женский голос, уговаривающий меня оттуда выбраться… Больше я ничего не помню из прошлой жизни. Тебе в этом плане повезло, брат. Ты помнишь лицо женщины и ее кулон в виде тигра на кожаном шнурке…

Руслан нажал на паузу и, закрыв глаза, откинулся на спинку сидения. Гримаса боли на миг исказила его мужественное лицо.

– Да, это Роман.

И показ записи возобновился.

– На временный «маскарад» я согласился добровольно. – Парень, довольно сощурившись, похвастался: – А кто бы не согласился провести время на яхте класса люкс? Так что не переживай, брат, я в порядке. И если Аня попросит помочь, не отказывайся, ладно? Юрген – классный мужик.

На позитивной ноте видеопослание закончилось.

– Можете на меня рассчитывать, – хмуро обронил вертигр.

– Я тоже помогу, Ань, если расскажешь, что нужно делать, – отозвался Кирилл, не отрывая взгляд от дорог.

Сидевшей рядом с ним невесте безоговорочная преданность явно не понравилась – светловолосая девушка сердито поджала губы.

– Спасибо, главное Аня с Романом уже сделали – предоставили возможность действовать в вашем городе, не привлекая внимания.

Дальше я справлюсь сам, – суховато произнес Бранд.

Данилевская поняла: дракон не в восторге, что о нем до смешного за короткое время узнало столько человек. С другой стороны, чего он ждал? Слепоты от оборотней и магов, присматривавших за Ромой столько лет? Личина обманет только посторонних.

Как ни старалась Аня, после просмотра записи в салоне джипа царила натянутость. Пустые слова о погоде и окрестностях, мимо которых проезжали, не разряжали атмосферу. И Данилевская попыталась завербовать в союзницы Лилю, завязав с ней разговор о скором бракосочетании.

– А почему вы решили сыграть свадьбу после твоего посвящения стихии? Логичнее было бы до.

– Почему? – заинтригованная Макарова, завозилась на сидении, стараясь усесться, чтобы лучше видеть собеседницу.

Хотя до этого девушки не встречались, заочно они знали друг о друге. И церемонно представляться после случившегося в аэропорту было бы странным.

– Случалось, что стихия меняла магичек и внешне – вес, цвет волос или глаз. Вот мою подругу Юлю Зимину – думаю, ты ее знаешь? – огонь перекрасил в рыжий с русого. Представь, если это случится и с тобой? Придется менять платье, корректировать макияж…

– Ну, белое платье невесты идет всем: блондинкам, брюнеткам, рыжим…

Лиля переживала, чтобы посвящение вообще состоялось и прошло нормально. Поменяется ли она внешне, волновало мало – Кир обещал любить ее и седой.

– Главное, пройти сам ритуал, а остальное неважно. – Она равнодушно пожала плечами.

– Подготовка к нему под присмотром куратора исключит неудачный исход. Кстати, кто тебя вел? Любовь Захаровна?

– Виктор Петрович, – предчувствуя реакцию, криво улыбнулась Лиля.

Потрясенная Аня с негодованием воскликнула:

– Кир, ты доверил обучение невесты алкоголику?!

– Я доверяю ее выбору. К тому же Виктор Петрович – один из сильнейших огненных магов страны.

– Когда не хлещет самогон собственного производства, возможно, – проворчала Аня. – А в остальное время?

– Он бросил пить, – вступилась за наставника Лиля.

– Да неужели? С трудом верится…

– Да, – подтвердил вервольф, – а еще он возглавляет Совет магов.

– С ума сойти! – Данилевская прикрыла рот ладонью. – Неужели случилось чудо? Ох, теперь я с удовольствием выполню нудную обязанность – поеду становиться на учет уже завтра. А как же Мирослав?

– А он в пролете. Обиделся, что его сняли с должности Главы, и сам вышел из состава Совета, – злорадно сообщила Лиля, невзлюбившая эгоистичного мага после некоторых событий.

И тот факт, что в будущем они могли породниться, только ухудшал ситуацию.

Джип въехал на территорию загородного дома Вожака северных вервольфов.

– Дамы и господа, мы на месте, и притом намного раньше остальных, – весело сообщил Кирилл. – Прошу всех на выход, а кое-кого – прямиком в объятия радушной хозяйки.

Взволнованная Лидия Булатова, мама Кира, Богдана и Ани, ждала дорогих гостей на пороге.

Глава 3

Катя Петрашова выбросила в урну второй пакетик из-под семечек и вернулась на скамью.

Темнело. В окнах многоэтажек загорался свет, сплетничающие старушки расходились по домам, уступая лавочки молодежным компаниям.

Дожидаясь у подъезда Вику или кого-то из ее родственников, Катя чувствовала себя глупо. Но развернуться и уйти не могла. Что-то держало ее здесь: данное подруге обещание, а может, и желание разобраться в причинах подобного к себе отношения.

Она встрепенулась, узнав в вышедшем из дома парне Викиного соседа по лестничной площадке.

– Вова!

Юноша, остановившись, возмутился:

– Ты что здесь делаешь?! Вообще, совесть потеряла, дрянь малолетняя?

– Вов, ты меня, наверное, с кем-то перепутал? – прошептала Катя, испытывая в этот момент одно лишь удивление – обида и возмущение придут потом.

– Ты права, перепутал, – с отвращением в голосе согласился сосед Виктории. – Я считал тебя порядочной девушкой, хорошей подругой, а ты…

Дальше на Катю полилась брань, которую она никогда и не думала услышать в свой адрес. И говорил это парень, который ей нравился с восьмого класса, говорил, не стесняясь в выражениях, почти крича на нее.

– Вова, за что?..

Больно, когда говорят гадости. Еще больней, когда они слетают с губ приятного тебе человека.

Разумом понимая, что следует встать и уйти, Катя с трудом преодолела накатившуюся слабость. Желание узнать, за что с ней так, оказалось сильней стыда.

– Что происходит? Объяснить можешь?!

Вова презрительно сплюнул ей под ноги.

– Думала, придешь к Вике, поплачешься, и она тебя простит? Простит за то, что ты пыталась ее очернить перед парнем, подсыпав таблетки? Не выйдет – родители увезли ее на море, тебе здесь ничего не светит.

– Они уже уехали? – в потоке слов, перемежаемых ругательствами, растерянная Катя услышала не все.

– Не приходи сюда больше – здесь все знают, какая ты лицемерная тварь. Зря на тебя родители Вики не заявили…

Парень прошел мимо, толкнув Катю плечом.

Как оказалась на автобусной остановке, она не помнила. На метро добираться домой быстрее, но сейчас она никуда не спешила. Ее сознание словно накрыло полупрозрачным колпаком, за которым остался прочий мир. В голове крутилась одна фраза: «…пыталась очернить перед парнем, подсыпав таблетки». Она подсыпала? Она?! Чтобы очернить перед парнем? Это перед Артемом, что ли? Перед трусливым депутатским сынком, любящим снимать на камеру, как друзья издеваются над одурманенными жертвами?

Зайдя в автобус, едущий в ее район, Катя на автомате расплатилась и присела на освободившееся место у окна, в самом конце салона.

Неверие сменилось обидой. Подруга предала ее, выставив главной злодейкой. Как же она могла?!

– Девочка, тебе плохо? – спросила жалостливо женщина, сидящая по соседству.

– Нет…

– Держи, – она протянула Петрашовой бумажный платок, – у тебя все лицо в слезах. Парень бросил? Поверь, детка, невелика потеря, с возрастом ты это поймешь.

Коснувшись мокрых щек, Катя прошептала:

– Не парень… я подругу потеряла…

Нечаянная собеседница поняла по-своему:

– Ох, умерла подруга? Болела или несчастный случай?

Девушка не стала разубеждать, кивнув. Виктория для нее больше не существовала, все равно, что умерла.

– Оно ведь и не знаешь, кому сколько отмерили, и где смерть встретишь. Вон у моей племяшки случай был. Купили они с мужем гостинку в перестроенном из общежития доме. И что ты думаешь? Часть крыши рухнула аккурат над их жильем. Хорошо, что в гостях у матери были, поэтому живы все остались, – тетка рассказывала со смаком, откровенно радуясь новому слушателю. – Фирма, выплатив им какую-то компенсацию, потом заявила, что виноваты они сами, потому что якобы убрали несущую стену… И вот что теперь им делать? И на новую квартиру денег нет, и суд предстоит. И адвокаты, все как один сговорились, отказываются идти против хозяина фирмы. Мол, с депутатом Павловским связываться опасно. На примере журналиста уже все это поняли…

– Простите, какого депутата? – переспросила вынырнувшая из собственных мыслей девочка.

– Да Павловского, чтоб ему пусто было!

Что-то перевернулось внутри у Кати, и на предательство подруги она посмотрела по-новому. А что если родителей Кати заставили так говорить? Чтобы очистить репутацию Павловских?

Странное, незнакомое ранее чувство, сдавило грудь. Гнев. Жгучий, ярый, огненной лавой распирающий изнутри. Она задыхалась от гнева.

– Разрешите, мне скоро выходить…

Протиснувшись мимо женщины, подогревшей своей историей злость на Павловских, Катя не доехала до своего дома четыре остановки. Она надеялась, что ходьба успокоит ее, вернув здравый смысл. И остыв, откажется от задуманного.

Холодный ветер дул в спину, и девушка достала из рюкзака легкую спортивную куртку с глубоким капюшоном. Если смелость не испарится до того момента, как она доберется до нужного места, эта одежда замаскирует ее внешность.

Стоящий на пустыре, окруженном полукольцом из акации и кустов сирени, двухэтажный дом встретил ее черными глазницами окон. У строителей, проводивших капитальный ремонт и перепланировку бывшего общежития, рабочий день давно закончился, и здесь, скорее всего, не было даже сторожа. Но Катя решила убедиться в этом и забралась в густые заросли, распугав дремавших там собак.

Память услужливо прокрутила беседу с Артемом Павловским, подвозившем несколько недель назад одноклассницу домой.

«Видишь здание? Его и еще одно на окраине города за копейки купил мой отец. После капитального ремонта он их продаст под квартиры и нехило срубит бабла. Вот такую, как у него, деловую хватку хочу выработать и у себя, – с неприкрытым восхищением в голосе сообщил парень. – А ведь он всего добивался сам, без протекций».

«Насколько я помню, это общежитие для рабочих литейного завода? И его вроде бы определили под снос? Разве капитальный ремонт чем-то поможет?»

«Ты повторяешь слова одного журналиста, пытавшегося по этому поводу раздуть скандал, – скривился сын депутата. – После капремонта здание без нареканий простоит еще лет десять-пятнадцать».

«Но ведь квартиры покупают не на десять лет!»

«А это уже не наши проблемы, – хмыкнул младший Павловский, – нечего вестись на дешевку».

Катя могла сказать в ответ многое. Но прикусила язык, не желая ссориться с парнем, который нравился подруге. Лучше бы она не молчала… Их бы не пригласили к Павловскому в гости, и Витке не подмешали бы в «энергетик» психотропное лекарство. И ее сердце бы не остановилось, не выдержав нагрузки, а Кате не пришлось бы делать непрямой массаж и искусственное дыхание.

Ничего! Ничего бы плохого не случилось, если бы она тогда не промолчала!

Выставленный на беззвучный режим телефон завибрировал. Марина вернулась с работы и захотела узнать, где пропадает племянница.

Отбив вызов, Катя решительно вышла из кустов. Получасовые наблюдения за темным зданием подтвердили, что оно сейчас пустое.

Словно в трансе, полностью не осознавая, что делает, она уперлась в кирпичную стену ладонями.

Жар гнева выплеснулся через кожу рук.

Сдавленно вскрикнув, Катя отпрыгнула назад, оставив пылающие отпечатки на торце здания. Огненный рисунок, вспыхнув, проник внутрь стены – и поджигательнице показалось, что он там растворился.

В ту же секунду с неба хлынули потоки холодной воды. Погруженная в печальные мысли, она не заметила, как над головой собрались грозовые тучи.

Под раскаты грома Петрашова побежала домой. Облегчение пришло на место гнева: хорошо, что пошел дождь – он не допустит пожара.

* * *

Сворачивались пожарные рукава. Удрученные неудачей борцы с огнем потеряно бродили вокруг дымящегося пепелища.

– Я наблюдал такое впервые за пятнадцать лет службы, – бормотал руководитель тушения пожара, – горел кирпич, а цемент плавился, как воск…

– Две машины! Две! Не смогли потушить маленькое здание?! – рычал владелец сгоревшего дома, депутат Павловский. – Это ведь не многоэтажка!

– Я и говорю, странный пожар…

– Хватит рассказывать мне сказки! Вы еще ответите за это!

Словно выплюнув угрозу, народный избранник резко развернулся и зашагал в сторону припаркованной возле пустыря иномарки.

– Главное, что люди не пострадали, – бросил ему в спину пожарный, и погорелец отозвался отборной руганью, не сбиваясь с шага.

Пустырь, освещаемый светом убывающей луны и фарами пожарных машин, темнел по центру выгоревшим дотла пятном.

– Мистика какая-то, – вновь обведя взглядом еще пышущую жаром черноту, прошептал мужчина и заорал на подчиненных: – Живей, ребята, живей! Вы кто? Пожарные? Или сонные мухи?

И никто из засуетившихся людей не обратили внимания на рыжеволосую девушку с невероятно синими глазами, стоящую в сени молодого клена.

– Кассандра, ваша довольная улыбка сулит кому-то проблемы? – полюбопытствовал мужчина, держащий над ее головой черный зонт.

– Это с какой стороны посмотреть: одним – проблемы, другим – счастье. – Похожая экзотическую бабочку яркая красавица, вздохнув, добавила: – Для меня же это начало пути к свободе.

– Продолжаете верить, что мастер Феликс отпустит вас? – Лицо брюнета не отображало ни единой эмоции, когда он спокойно произнес: – Одно ваше слово – и я убью его.

Кассандра печально покачала головой.

– А затем убьют тебя. Неприемлемая цена за мою волю.

Главная ценность местного мастера, единственная вампирская прорицательница СНГ, вышла из-под защиты зонта под моросящий дождь.

* * *

Первое, что увидела Лиля, проснувшись, танцующий солнечный зайчик на второй подушке. Поток свежего воздуха, проникая в комнату сквозь открытое окно, шевелил шторы, заставляя плясать лучик света по полосатой наволочке из мако сатина.

Погладив примятую соседнюю подушку, девушка вздохнула. Она и не надеялась, что Кир еще валяется в постели рядом – для отдыха оборотню требовалось меньше времени, чем ей. Лиля любила, когда он будил ее поцелуем, и ненавидела просыпаться в одиночестве, особенно сейчас, когда утро могло начаться с «морской болезни».

Перевернувшись на бок, улыбнулась – на прикроватной тумбочке стояла, дожидаясь ее пробуждения, чашка с травяным чаем и тарелка с солеными галетами в форме сердечек. Потянувшись за перекусом, призванным предотвратить тошноту, она в который раз призналась сама себе, как повезло встретить настолько идеального мужчину, что порой становилось страшно потерять отвоеванное у судьбы счастье.

Через сорок минут, побывав в душе и одевшись в легкие домашние брюки и футболку под цвет своих серых глаз, Макарова вышла на террасу.

Вид с третьего этажа на ухоженный сад, озеро и лиственный лес за ними действовал на нее умиротворяюще. Уже после пяти минут такого созерцания она недоумевала, почему все еще не согласилась здесь жить. Но стоило им с Кириллом вернуться в город, в просторную квартиру в холостяцком стиле лофт, как она вновь не хотела терять независимость и делить внимание любимого с его родственниками.

Как вот, например, сейчас.

Внизу, на спортивной площадке, собралась вся мужская половина семьи Булатовых, а также их гости. Разбившись на две группы, они о чем-то тихо спорили. Судя по мячу в руках Кирилла, парни только что играли в баскетбол.

– Тебя тоже разбудили крики? – спросила Аня, выходя на террасу из своей спальни. В руках у нее исходила ароматным паром чашка кофе. – Привет, Лиля.

– Доброе утро. А кто кричал? И почему?

– Спорили, честно ли, что Богдан пользуется своими способностями.

Маг умел заглядывать в будущее на несколько минут вперед. Конечно, это не полноценные предсказания, да и требовала способность серьезной концентрации, но порой она выручала, служа отличным подспорьем в его работе.

– Думаю, что нечестно, – решила Лиля после секундного размышления.

– А если правила несколько изменены? И сопернику можно и нужно мешать? Вплоть до расквашенных носов и выбитых зубов?

Лиля окинула внимательным взглядом совещающихся игроков.

– Кирилл – футбольный фанат, и баскетбол мы не смотрим. Поэтому правила игры помню смутно. И все-таки сомневаюсь, что по четыре человека на поле – это полные составы.

– Правильно сомневаешься. Баскетбольная команда состоит из двенадцати человек, а на площадке играют пять, – отпив глоток кофе, просветила ее Аня.

Как специалист по решению проблем спортсменов-полуночников, она разбиралась во всех видах спорта.

– Да еще игроки подобраны интересно – по возрастному показателю, – отметила Лиля, становясь так, чтобы ветром не приносило в ее сторону одуряющий запах напитка. – Неужели молодость поспорила с опытом?

– И младшие решили показать старшим, как нужно играть? Хм, может быть. Я вышла на террасу не в самом начале игры, поэтому сказать, специально они так разделились или нет, не могу.

И, действительно, возле Кира стоял его брат, Руслан и привезенный Аней таинственный гость. Возле Владлена – мужчины постарше: Алексей и незнакомый Лиле коренастый блондин. А еще к «пожилым» приткнулся Стас Порохов.

Заносчивого парня, который неоднократно пытался подорвать авторитет Кирилла, Макарова почти ненавидела. Особенно за спарринги, больше похожие на драки. И хотя жених, смеясь, заверял, что среди веров, претендующих на звание лидера, это в порядке вещей, она всякий раз злилась, замечая последствия его «дружеского» общения с наглецом. И до сих пор не могла поверить, что Стаса, своего главного соперника за место Вожака северных вервольфов, Кир планировал взять в помощники. И кем? Одним из двух заместителей… Силачом!

И для себя девушка решила: умом оборотней не понять, только звериными инстинктами, а раз последними она не обладает, то нечего и пытаться.

Среди любителей баскетбола Богдан единственный, кто не обладал регенерацией оборотня. Был еще Юрген, но об этой темной лошадке Лиля совсем не переживала, прекрасно помня, как покрылась ее спина мурашками страха, когда он прошел вчера мимо нее впервые. Необоснованный испуг вскоре удалось подавить – иноземный гость, находящийся под чужой личиной, был дружелюбен и вежлив. Но самой себе она таки сумела признаться, что продолжает безотчетно его бояться.

– М-да, если для кого и придется вызывать Давида, так для твоего брата. Поэтому справедливо, что он использует свой Дар, чтобы уберечься от «прилетающих» ударов…

– Похоже, они тоже так посчитали, – указала в сторону игроков Аня, – гляди, Данчика не прогнали… Ура!

Первые секунды игры после перерыва, а команда Кирилла уже сделала, как прокомментировала брюнетка, трехочковый бросок. И не без результативной передачи Богдана.

От увлекательного зрелища оторвал стук в стекло позади них. Обернувшись, огневички увидели хозяйку дома с подносом в руках. Лиля стояла ближе к двери и поспешила впустить будущую свекровь.

– Девчонки, вы – поганки, – ставя поднос на плетеный столик, произнесла Лидия с укором. – Почему не позвали раньше?!

– Я говорила, – обиделась Аня, – когда спускалась за кофе.

– Ты сказала: в саду играют в баскетбол. А надо было: мать, бросай все – там разминаются наши мужчины в одних шортах!

Порой Лиля не понимала, когда мама Кира шутит, а когда говорит серьезно. Вот и сейчас сомневалась, что она прибежала смотреть на голые торсы. Скорее всего, пришла переживать, что муж или сыновья получат серьезную травму.

– Ну, извини, – усмехнулась Аня, – в следующий раз буду знать, как заинтриговать тебя.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8