Лана Ежова.

Цена принцессы



скачать книгу бесплатно

– С ума сошел, Кайрон? – Тенебриш медленно поднялся, настороженно глядя на герцога, как на бешеного волка.

– Я спас тебя, ты поклялся не трогать ее до Форка, – проскрипел тот, болезненно морщась.

Застегнув штаны, чародей неторопливо отряхнулся, приводя одежду в порядок.

– Я клялся не трогать принцессу, про наемницу речи не было.

Холгер бросил взгляд на тело, распростертое на черном меху. Облегчение на его изуродованном шрамом лице сменилось растерянностью, а затем – грустью.

– Значит, это Куница?

– А ты знаешь других женщин в отряде? – обманчиво спокойно произнес темный. – Как мне ни нужна сила, а на мужиков я не кидаюсь. Или принцесса, или Куница. Правда, я мог бы еще прирезать парочку человек, чтобы восстановиться… Что, по-твоему, лучше?

Мужчины смотрели друг другу в глаза. Чародей сверху вниз, герцог – стоя на одном колене, но гордо подняв голову.

Холгер, прерывисто вздохнув, обреченно прошептал:

– Ты – чудовище, брат.

Я чуть не выдала себя, но вовремя зажала рот рукой.

Они – что… братья?! Или это оборот речи такой? Да нет, не могут они быть братьями! Родители герцога безумно любили друг друга! Как в древних легендах, когда один возлюбленный не может жить без другого. И это не пустые слова – отец Холгера умер через год после жены, не смирившись с утратой.

– Благодари за это нашего папочку, – хохотнул чародей, невольно развеивая мои сомнения. – То, каким я стал, целиком его заслуга.

– Ну да, и старая ведьма, твоя мать, тут совсем ни при чем, – скептически заметил герцог.

– Папаша знал, с кем меня оставлял, – возразил чародей. – Взял бы к себе в замок, признал бы – и я вырос бы таким же добреньким, как ты.

Но вскоре ухмылка стерлась с его лица. Он попытался привести наемницу в чувство – не вышло.

– Она не дышит! – В его голосе послышалась растерянность.

Превозмогая боль, герцог поднялся и приблизился к кровати. Несколько тягостных минут он искал пульс на шее Куницы, слушал ее сердце и дыхание. Искал малейшие признаки жизни – и не нашел.

– Ты выпил ее досуха, Децем. – В гневном голосе Холгера прозвучало отвращение. – Шэйш тебя раздери! Ты ее убил!

– Нет, смотри лучше, – не поверил чародей.

Злой герцог покачал головой:

– Она мертва!

Тенебриш решил убедиться самому – с его руки слетела черная сверкающая игла и впилась в тело наемницы. Оно не пошевелилось. Затем еще одна и еще… Ничего, никакой реакции. Будь женщина без сознания, она прореагировала бы на удары.

– Прекрати измываться над трупом, – глухо произнес Холгер.

– Это все твоя принцесса! – прошипел чародей сквозь зубы. – Если бы ее где-то не носило с исцеляющим амулетом, мне не пришлось бы связываться с наемницей!

Я сжалась от ужаса. Он хочет сказать, что это я виновата в смерти Куницы?

На миг я дала слабину, позволив себе испытать чужую вину, затем опомнилась. Нет, нет! Это не я очаровала наемницу, не я выпила ее жизнь, не сумев остановиться.

И то, что меня не оказалось рядом с раненым чародеем, его не оправдывает.

– При чем тут Кьярин, если это ты не дождался помощи? – выразил мои мысли герцог. – Если бы это случилось в первый раз, Децем, я бы поверил в твое возмущение.

– Думаешь, легко остановить тварей, получить ранение и устоять перед соблазном унять боль? – прошипел темный. – А вообще, заткнись, Холгер, и помоги избавиться от тела!

Воин поморщился.

– Проблема – не тело. Твои наемники поинтересуются, куда делась их напарница, которая вызвалась провести тебя в шатер и осмотреть рану.

Помолчав немного, чародей снял с руки перстень и швырнул в брата:

– На, возвращаю амулет невидимости! Поведешь коня Куницы с вещами.

– Зачем?

Герцог все же надел артефакт и, активировав его, исчез.

– Иллюзии не умеют управлять лошадьми, – коротко бросил Тенебриш.

После чего простер руки над трупом и быстро зашептал заклинание. Спустя секунды от тела отделились багровые искорки, собрались в облако, которое вскоре обрело очертание женской фигуры. Еще несколько мгновений – и в шатре появилась еще одна Куница. Полностью одетая и живая! Что это иллюзия, я ни за что бы не догадалась. Силен чародей, ох, силен!

– Чего уставились? – грубо рявкнула женщина. – Чтобы я еще раз согласилась работать на чародея! Я требую разорвать договор!

– Да пожалуйста, – издевательски протянул Тенебриш, – разрывай.

В руке иллюзии возник увесистый мешочек с монетами, даже послышался характерный звон. С независимым видом «наемница» вышла из шатра, бормоча что-то угрожающее.

– Уведи ее коня подальше в лес, – приказал Тенебриш невидимому герцогу. – Волки доделают остальное.

– А как быть с ее товарищами?

– Об этом не беспокойся, я продолжу вести иллюзию, отвечу, если спросят.

И в подтверждение его слов с улицы донеслось немного визгливое:

– Куда прешь? Гляделки раскрой!

По-моему, чародей переигрывал – Куница была грубой бой-бабой, но не истеричкой.

– Холгер, иди за ней, – велел темный. – Я уберусь тут и пойду следом.

Порыв откуда-то взявшегося ветра шевельнул локон у моей щеки, такое ощущение, что меня успокаивающе погладили. Погладили невидимой рукой…

Я сжалась, с силой обхватив колени. Нет, мне показалось. Никто не знает, что я здесь спряталась.

Чародей, дождавшись, пока останется один, вновь простер руки над мертвой женщиной. Очертания ее тела поплыли, словно рисунок на песке, который смывает речная волна: накатила один раз, второй, третий – и нет его…

Я не могла оторвать взгляд от жуткого зрелища. Глядя, как за считаные секунды исчезает Куница, как ее тело медленно превращается в прах, который опадает на застеленную ковром землю, ощутила, как сама цепенею от холода. Вот так просто – был человек, и уже нет его. Даже безымянной могилы не осталось, возле которой путешествующий жрец мог бы помолиться Милосердной Матери о душе.

Уничтожив труп, Тенебриш покинул шатер.

Я же принялась считать до ста, сбиваясь и путаясь. Хотелось сорваться отсюда сразу, чтобы покинуть страшное место, где произошло циничное убийство, но приходилось терпеть – мне не улыбалось наткнуться на чародея.

– Девяносто девять… сто, – вырвалось нервное вслух.

Сдерживая порыв бежать как можно быстрее, прокралась к выходу. Прислушалась. Возле шатра никого. Мне было на руку, что даже наемники не пожелали зажигать костер поблизости от места отдохновения темного. Золото они любили, чары – нет и потому, как и все здесь, побаивались Тенебриша.

Оказавшись на свежем воздухе, сделала несколько глубоких вдохов, успокаиваясь и пытаясь прогнать запах тлена, который забил нос, лишая обоняния. А еще мне чудилось, что вонь пропитала мою одежду и волосы.

Перед глазами одни картинки сменяли другие: вот рука чародея грубо сжимает грудь наемницы в тот момент, как его бедра ударяются об ее подтянутые ягодицы… она теряет сознание… он распыляет ее труп…

И звуки. Звуки! В ушах все еще раздавались его стоны наслаждения и ее предсмертные хрипы… Как я буду жить с этим? Как искоренить из памяти очередной ужас, поселившийся во мне по вине Тенебриша?

Очередной?

Так, надо успокоиться. Можно подумать, увидела нечто сверхужасное. Что может быть кошмарнее, чем убийство отца? Гибель Куницы – очередная смерть от рук – кхм, не совсем рук в этот раз – чародея. Он – темный. Он разрушает и уничтожает, это его сущность. Нельзя ждать, что он будет создавать цветочки и вызывать дождь благодарным поселянам. Он – темный, пора воспринимать его так. Темный, бездушный монстр, чудовище в человеческом облике.

Так рассуждая, мысленно разговаривая сама с собой, я понемногу успокоилась.

К костру, возле которого «лечила» десятку от горника, вышла немного с другой стороны – для этого пришлось действительно прогуляться по лагерю.

Проходя среди солдат, занимавшихся подготовкой к переходу через долину, ловила любопытные и сочувственные взгляды. Вражды не чувствовала, как и не опасалась, что меня кто-то может обидеть – для простых жителей Мизгира члены королевского дома были не просто особами благородного происхождения, а потомками великого героя. Меня защищала кровь Сержа Смелого. Защищала почти ото всех…

Испокон веков повелось, что пришедшие на Тарру маги привносили что-то новое и важное или же совершали великие подвиги. Предок отличился: он помог будущим святым покровителям Кронии изгнать из нашего мира Эшкиля и создал страну, свободную от темной магии. Серые Сторожевые Столбы, расставленные в Мизгире по схеме паутины, уберегли богатый на алмазные и корундовые месторождения край от темных чародеев, которые не признавали накопителей из других драгоценных камней. Сейчас мизгирские бриллианты, рубины, топазы и сапфиры высоко ценились во всем мире.

– В-ваше высочество! – Меня догнал бледный парень, тот самый, который пытался за мной увязаться. – Вас искали.

– Кто? – Я постаралась изобразить равнодушие.

– Тут такое произошло…

Другие солдаты из «спасенной» мной десятки занимались сбором вещей и как-то странно косились на меня. Я даже заволновалась: вдруг измазалась или что-то не так с одеждой, что она теперь выдает, где я была?

– Видели, какой в долину спускался туман? – произнес солдат, краснея. – Нас окружали сумрачные.

Я вздрогнула.

В горах туман сам по себе опасен – он скрывает ямы и обрывы, поэтому легко сломать себе что-нибудь или вообще сгинуть в пропасти. Но сумрачные – гарантированная смерть, если, разумеется, у путешественников нет артефактов высшей аристократии.

Приходя вместе с туманом, ночные твари окружают людей поодиночке, брызгают обжигающим ядом с желез на передних лапах. И пользуясь тем, что человек от боли не может сосредоточиться и дать отпор, убивают. После чего переходят к следующему. Все происходит настолько быстро, что сориентироваться и как-то объединиться редко какой жертве удается. Поэтому в большинстве случаев после встречи с молниеносно двигающейся нечистью никто не выживает.

– Но генерал с чародеем их остановили. – И с благоговением добавил: – Наш герцог – рейкс.

Не увидев на моем лице восхищения, юноша принялся объяснять:

– Рейксы – это лучшие воины королевства, которым выпала честь учиться при храме Рейкса Неистового…

– Я знаю, кто такие рейксы, – перебила я его.

Служители бога войны учили убивать темных чародеев-отступников и порождения мрака всех видов. Вот только принимали они не всех желающих, а тех, у кого была предрасположенность противостоять чарам иллюзии. Только таких темные не могли заморочить. Мой предок принадлежал к такому типу воинов.

– Простите, ваше высочество, я не подумал, – немного стушевался парень.

– Все в порядке, – успокоила и оценивающе пробежалась по нему быстрым взглядом.

Легионер, хоть и был рядовым, умел себя вести, даже смело обратился к принцессе. Значит, не так он прост. Вероятно, младший сын аристократического рода, настолько обнищавшего, что не сумел отправить его в военную академию, и юноша вынужден начинать карьеру с простого солдата. Три года верной службы – и его примут без экзаменов и учебу будет оплачивать государство. Длинный, но достойный путь.

– Ваше высочество, позвольте поблагодарить вас за спасение жизни.

Удивившись, я резко обернулась.

Солдаты десятки, которую полночи выворачивало наизнанку из-за горника приторного, слаженно опустились на одно колено и склонили головы – матерые и парочка еще безусых. Ветераны, неоднократно дававшие магическую клятву верности, и новички.

– От всей души примите нашу благодарность, ваше высочество, – с чувством произнес десятник, широкоплечий блондин с выбритыми висками и волчьими клыками на шнурке вокруг левого запястья.

Я почувствовала, как резко кровь приливает к щекам. Надеюсь, голос не вздрогнет, когда заговорю:

– Пусть Милосердная Мать хранит вас…

– Ларк, ваше высочество, – представился блондин.

– Пусть богиня хранит от зла вас, Ларк, и ваших воинов, – ответила традиционно и, приблизившись к десятнику, протянула ему руку.

Он деликатно поцеловал ее и не поднялся, пока я не подошла к каждому из его десятка.

Обычай целовать руки врачевателю древний, но я и представить не могла, что стану когда-нибудь его участницей. И тем более что меня будут благодарить, когда я этого не заслужила.

Принимать несправедливо признательность было не по себе. И это мягко сказано. Я не имела на нее права, ведь не спасала жизни, а всего лишь убрала часть симптомов пищевого отравления средней тяжести. И потому я чувствовала себя обманщицей.

А еще лгуном оказался Холгер – ночью я решила, что он предупредил связанных с собой клятвой верности людей об обмане. Выходит, что они не добровольно выпили горник? Его им подбросил Холгер? Или у него был сообщник? Этот Ларк, к примеру? Впрочем, не стоит забывать, что так герцог уберег своих воинов от гнева Тенебриша. Они не соучастники, а потерпевшие, и значит, если все откроется, не пострадают от рук темного.

Остатки тумана истаяли под лучами восходящего солнца, и мы двинулись в дальнейший путь.


– Яргал и Хваткий идут за ее высочеством сменными тенями.

– Хорошо, не спускайте с нее глаз – она любит попадать в истории. – Генерал задумчиво крутил отломанную веточку.

Взгляд его синих глаз устремлен на горизонт – горный склон, поросший хвойными деревьями, дубками и молодыми елками, изредка разбавленными синими махинами старых елей.

Блондин тепло улыбнулся:

– Ее высочество – удивительная девушка, добрая и красивая.

Генерал удивленно вскинул брови и внимательно посмотрел на сотника, сейчас также исполняющего обязанности командира ложно отравленной десятки.

– Вот поэтому за ней нужен глаз да глаз. Объявится рядом с ней чародей – сразу сообщаете мне. Отвечаешь головой, Ларк.

– Есть, мой генерал! – Мозолистая ладонь легла на грудь, прямо над сердцем. Браслет из клыков глухо звякнул.

Ларк, один из лучших мечников сотни Золотых Ос Сапфирного легиона, по молодости одолел волка голыми руками. Теперь его правый кулак, вошедший в пасть хищника, и запястье сплошь в белых шрамах. Клыки того самого животного пошли на браслет, который Ларк считал своим амулетом удачи. Он любил повторять, что, когда случаются неприятности, им сразу нужно давать в пасть, выбивая зубы.

Когда десятник ушел, Холгер пробормотал:

– Добрая и красивая… Дура!

И со злостью ударил по дереву.

Глава 4
Охота по-чародейски

Еще когда запрыгивала на лошадь, в животе все сжалось от голодного спазма – из-за треволнений ночи меня никто не покормил. Вчера это делал Тенебриш, а сейчас он был слишком занят сокрытием преступления, чтобы заботиться о пленнице. Да и сейчас он ехал впереди нашего маленького войска, не пожелав даже доброго утра.

Впрочем, я должна радоваться хотя бы тому, что к седлу приторочена фляга с водой – жажду терпеть сложнее, чем голод.

– Ваше высочество, подождите!

Я придержала Дымку и оглянулась.

Ко мне спешил Холгер на огромном чубаром жеребце, короткую гриву которого задорно трепал ветер.

– Доброе утро, ваше высочество!

– Доброе, ваша светлость.

В том, что оно такое, сильно сомневалась после пережитого ночью. Сначала ужин с чародеем, закончившийся домогательствами, затем помощь «отравленным». Но страшнее оказалось утро. Образ замороченной, фактически изнасилованной и убитой наемницы вновь предстал перед глазами. Нет! Нельзя думать о ней!

– Позвольте предложить вам разделить со мной скромный завтрак, ваше высочество.

Единокровный брат чародея протягивал мне один из двух источающих дивный аромат копченого окорока холстяных мешочков.

В другой раз я бы показательно отказалась: мол, есть вот так, по-простецки, да еще верхом на лошади недостойно принцессы. Но голод мешал свободно думать, и силы мне понадобятся, чтобы отстоять себя и свою страну.

И потому я согласилась:

– Благодарю вас, герцог, с удовольствием присоединюсь к вашей трапезе.

Большая краюха пшеничного каравая накрыта шматом пряного мяса (это так он исполнил приказ выкинуть все мясо из обоза?) и толстым пластом сыра – видно, что импровизированный завтрак готовил мужчина. На дне мешочка оказались еще три бледно-желтых яблока с красными боками. Им я по-настоящему обрадовалась. Обожаю кисло-сладкие твердые яблоки больше других видов!

Забота Холгера тронула, но я быстро отбросила ненужные чувства. Он – предатель и, как выяснилось, брат Тенебриша. Кто знает, что будет дальше? И насколько серьезна между ними размолвка? Ведь недаром герцог спас чародея от нечисти, когда мог отвернуться. Или все дело в проклятии? Может, оно настолько хитрое, что Холгер, как цепной пес, не только нападает на его врагов, но и оберегает хозяина?

Хотя последнее вряд ли, иначе не потребовал бы он от чародея не прикасаться ко мне до приезда в столицу. И тут важный вопрос: зачем Холгеру это? Что ему меня жаль, верится плохо, но и это объяснение откидывать не стоит – так уж вышло, что Кайрону доводилось спасать меня и раньше. А когда кому-то даришь жизнь, в некотором роде начинаешь нести за него ответственность. Еще был вариант, что предателя мучила совесть – с его помощью убили короля, моего отца.

Но почему он потребовал от Тенебриша не трогать меня только до прибытия в Форк? Потому что на более долгий срок чародей вряд ли согласился бы? А так у меня хотя бы есть время привыкнуть к своему «жениху». Или же герцог планировал уничтожить брата? Отравление десятки наемников показало истинное отношение. Знать бы, в чем суть проклятия! Если только в истинной любви, то я лично найду для него влюбленную дуру для его снятия.

Но опять-таки не стоит забывать, что Тенебриша и Кайрона объединяет общий отец. Кровь не вода, родство не перечеркнуть по мановению пальца.

От подобных размышлений даже пропал аппетит.

Милосердная Мать… Я все еще поверить не могу, что Кайрон – брат темного! Как и в то, что он проклят и служит ему!

Герои не подчиняются злодеям. Герои не подставляются. Герои не попадают в подлые ловушки…

Шэйш! Кайрон Холгер столько лет был моим героем. И я все еще не могу забыть, что он для меня сделал.

В первый раз он спас меня от смерти, когда ему только дали звание сотника Сапфирного легиона. На тот момент ему исполнился двадцать один год – впечатляющая карьера для аристократа, отец которого был против, чтобы он становился военным.

Я же была десятилетней козявочкой, которая решила, что достаточно взрослая и опытная наездница, чтобы отправиться в лес в одиночестве. За что и поплатилась – лошадь испугалась обыкновенного зайца, выскочившего из кустов ей наперерез. Я вылетела из седла и, больно ударившись о землю, потеряла сознание. Когда же очнулась, подарок отца на день рождения ускакал далеко в чащобу.

Очутиться в темном лесу неизвестно где страшно и взрослому, что говорить о маленькой девочке!

Я долго рыдала, затем молила богиню пощадить и вернуть мне лошадь, которая знала дорогу к конюшне с вкусным сеном и овсом. Когда и это не помогло, собралась с духом и пошла в сторону дворца. Уж лучше бы я продолжала реветь на одном месте…

Как позже выяснилось, направление выбрала верное, но чуть отклонилась и, взобравшись на крутой, поросший колючим кустарником холм, упала. Провалилась прямиком в берлогу медведя. Не знаю, чей голос звучал громче – мой визг или рев растревоженного зверя?

Я уже ясно видела свою смерть от кинжально-острых когтей, как меня заслонила широкоплечая фигура неожиданного защитника.

Холгер спрыгнул за мной в яму вовремя – еще несколько мгновений, и от будущей наследницы Мизгира осталась бы только память. Медведь – всеядное животное, непредсказуемое в своей ярости.

Родовой меч Скайлир против шестисоткилограммовой ярости… Кайрон мог тогда погибнуть, это потом уже он провел несколько лет в храме бога войны и научился убивать голыми руками превосходящего по силе противника за считаные секунды. Мог умереть от когтей животного, но все же бросился меня спасать, а затем доставил во дворец.

И всю дорогу он терпеливо утешал, а еще вдалбливал в мою, как он выразился, симпатичную, но буйную головку, что я глупенькая девочка, которая не умеет постоять за себя и потому должна заниматься вышиванием, а не искать приключений. Все еще испуганная, я поначалу соглашалась, но отсутствие матери, холодность отца сделали меня другой, отнюдь не послушной девочкой, а бунтаркой и упрямицей. И когда Холгер закончил воспитательную проповедь, заявила, что буду поступать так, как посчитаю нужным. Захочу погулять в одиночестве в лесу, значит, поеду. Пожелаю отправиться на кладбище в полночь – не стану отказывать себе и в этом.

– Хорошо, воля ваша, принцесса, – кивнул воин, – только научитесь стоять за себя.

– Как?

– Найдите учителя.

От черноволосого синеглазого аристократа я была без ума и раньше, как и другие молодые офицеры, он вызывал у придворных дам восхищение, а у меня и вовсе тайный щенячий восторг. А после того как отбил меня у медведя, вообще стал божеством. Я мечтала видеть его каждый день, но попросить своего спасителя стать моим учителем все-таки не решилась. Да и вряд ли бы он пришел в восторг от моего предложения. Учить принцессу почетно, но не тогда, когда военная карьера идет в гору.

Я думала несколько дней над советом Кайрона и однажды, проснувшись после кошмара с участием огромного окровавленного медведя, приняла важное решение. Я – хрупкого телосложения девчонка, и воином мне не стать, но научиться самозащите я обязана.

Высказав просьбу отцу, очень удивилась, когда он сразу согласился. Так в моей жизни появился Мак – телохранитель и учитель выживания для принцесс.

А Кайрон Холгер отправился в храм Рейкса, бога войны, и на три года выпал из моего поля зрения.

Воспоминания – единственное, что скрасило день, проведенный в седле. На привал мы останавливались, но ненадолго, только чтобы накормить и напоить лошадей да самим перекусить всухомятку.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25