Лана Ежова.

Цена принцессы



скачать книгу бесплатно

– Судьба – мстительная дама. Она обожает наказывать за оплошности, даже много времени спустя. Вот и с королем Рихардом так: он мечтал о сыне, а пришлось оставить трон вам, Кьярин.

Да, закон Мизгира прост: наследует сын, но если его нет, то старшая дочь. И ведь действительно, судьба отплатила монарху Мизгира за попранную честь первой жены. Получив предсказание, что у него не будет сыновей, а только дочери, он развелся с ней ради фаворитки, которая родила ему мальчика. Бедный папа не догадывался, что девица не стеснялась принимать знаки внимания сразу двоих, рассудив, раз не женится король, так в храм поведет его придворный. Больше десяти лет отец был самым рогатым монархом Тарры, не подозревая об этом.

– Мы с вами похожи, Кьярин, родители нас недооценивали, делая ставку на других детей, которые казались им более достойными.

Я навострила уши. Вино развязало чародею язык? И он решил открыть мне душу? Так это же замечательно! Надо слушать внимательней!

Пригубив вино, подыграла собеседнику:

– Да, быть тем, кого не воспринимают всерьез, обидно. Сердце разрывается от желания понять, почему близкие делают больно.

– Скажите, вы обрадовались, когда король поймал вашу мачеху на измене?

– Нет, – призналась честно, – мне было все равно, ведь в тот момент для меня все оставалось по-старому.

Чародей понимающе кивнул:

– И изменилось, когда монарх решил проверить, своего ли сына обучает править страной. Вот только не понимаю, на что рассчитывала королева Велора? Ведь чужую кровь королевские артефакты не примут.

Догадываюсь, что она планировала обойти закон и посадить на трон свою дочь, мою младшую сестру. Да, венец примерила бы Эйрика, а Сандр был бы при ней главным советником, тут никаких больше вариантов. Но при этом я сильно сомневалась, что он знал о планах матери – парень искренне полагал, что принадлежит к роду Сержа Смелого.

Решив прикинуться наивной и подразнить темного, неуверенно произнесла:

– Сложно предположить, что творится в чужой голове. Вероятно, бывшая королева хотела устроить государственный переворот?

Тенебриш недовольно поморщился:

– Велора не дура. Она понимала, что в таком случае начнется разброд в умах, а то и восстание. Вдобавок, взойди на престол тот, кого не признали бы артефакты, рухнули бы границы, в Мизгир хлынули бы чародеи. Уверен, официально правила бы ваша младшая сестра, а на деле все важные решения принимали бы ее мать с братом. Представляю, как вы их ненавидите.

– Вы ошибаетесь.

– Ой ли?

Богиня может прочитать в моем сердце правду: я не таила на Сандра зла, не завидовала ему. Он относился ко мне, в отличие от своей матери, по-настоящему хорошо, и мы с удовольствием проводили время в одной из летних резиденций, куда сослал меня отец. Нет, конечно, поначалу было и пренебрежение, и задирание носа. Нечто похожее на родственную симпатию возникло не сразу – и ее основой стало происшествие, когда я смогла поколотить кронпринца, когда он начал кичиться тем, что наследник, а я никто, хотя и родилась раньше него.

Приемам самозащиты Мак обучал меня с десяти лет, как и стрельбе из арбалета и метанию ножей. Сандр просто не допускал мысли, что девчонка может оказаться более ловкой, чем он. Что поделать, будущего короля Мизгира учили в первую очередь управлять страной, затем только защищать свою жизнь. Я же могла выбирать, что для меня важнее. И я выбрала свободу, Мака и то, что девочки обычно не умеют делать, но, разумеется, до профессиональных воинов мне было далеко.

– Могу поклясться именем пресветлой богини, что многое бы отдала, оставайся Сандр наследником и моим настоящим братом.

Тенебриш, глядя в глаза, мягко произнес:

– Я вам верю, Кьярин.

Когда он накрыл мою ладонь своей, прижимая ее к столешнице, у меня отказало самообладание. Я дернулась и, вскочив со стула, отступила назад. Сердце испуганно забилось. Я вспомнила, что не съела яблоко. Как же я забыла?! Заговорил мне зубы! Надо было заталкивать в рот вавилику и яблоко обеими руками!

Тенебриш вышел из-за стола. Улыбнулся так, будто видел все мои увертки. А может, и видел?..

Чародеев сложно убить обычным оружием, но во мне кровь Сержа Смелого, иномирца, который помог изгнать Эшкиля из нашего мира и скинуть власть темных чародеев. Как на его потомка, на меня не действуют иллюзии, я устою перед внушением…

Но не перед грубой силой.

Миг, когда оказалась опрокинута на походную кровать, толком и не уловила. Только что мы с чародеем стояли, глядя друг другу в глаза, как вдруг уже лежим, и его жесткие губы жадно целуют мою шею.

А как же целительский артефакт, который он обещал мне? Как же отсрочка? Соврал, чтобы усыпить мою бдительность?..

– Нет! Прекратите!

Не передать силу ужаса, когда руки мужчины, которого боишься, задирают твою одежду, по-хозяйски скользят по твоей коже.

– Нет, не надо…

Когда чувство оцепенения чуть спало, я потянулась за ножом. Догадливый Тенебриш перехватил мою руку, затем вторую, после чего завел их вверх, удерживая одной ладонью, словно кандалами. Худой, но такой сильный!

Свободной правой он нашарил на моем бедре оружие и глумливо произнес:

– Истинная красота опасна, да, Кьярин? У роз – шипы, у принцесс – стальные коготки. Это так возбуждает, прекрасная моя недотрога.

Внезапно он отпустил мои горевшие огнем запястья. Вскрикнув, я размахнулась… попыталась размахнуться – кисти будто прилипли к меховому одеялу. И я изогнулась всем телом, пытаясь сбросить его.

– Не дергайся, Рина, иначе будет очень больно, – толкнув в плечо, предупредил мимоходом чародей. – Я не хочу тебя поцарапать.

Одним движением он разрезал верх туники вместе с нижней сорочкой до пояса.

При виде того, каким алчным взглядом он пожирал мою грудь, я взбеленилась до красных кругов перед глазами. Я – принцесса! Как смеет какое-то темное ничтожество так поступать со мной?!

– Ммм… – вместо гневного крика удалось издать лишь тихое мычание.

Он даже рот заткнул мне чарами! Мерзавец!

Тенебриш вклинился коленом меж моих бедер и, разведя их в стороны, удобно устроился. Придавив своим тяжелым телом, он принялся осыпать грубыми поцелуями мое лицо, шею…

О богиня! Неужели это по-настоящему? Не сон? И это все происходит со мной?

Милосердная Мать… На мне же осталось кольцо от насекомых… Для установления связи с родовыми артефактами правящего рода не надо находиться в сокровищнице королевского дворца, достаточно одного амулета, чтобы провести ритуал.

Меня захлестнул ужас. Все! Это конец! Мне, моим планам, моей стране конец…

Сейчас он поймет, что я его обманула, что все еще девственна. И он выполнит задуманное – станет истинным королем Мизгира, с правом управлять Сторожевыми Столбами!

Паникуя, я перестала, почти перестала чувствовать, что делали со мной нахальные руки. Только и могла, что мотать головой, уклоняясь от поцелуев, и глотать иногда попадающие на губы горько-соленые слезы.

– Нет, так дело не пойдет. – Тяжело дышащий Тенебриш вдруг остановился.

Он оставит меня в покое? В душе проклюнулся робкий росток надежды.

– Такое ощущение, что подо мной испуганная дева. Что, принцесса, не понравилась брачная ночь?

– Ммм…

– Ах да, голос… Извини, забыл.

Ко мне вновь вернулся дар речи.

– Н-нет, брачная ночь не понравилась… Из-за вас мы спешили, – почти честно ответила, умолчав, что так и не успели.

Я думала, что и ему неприятно, когда нет отклика. Что он отпустит меня. Наивная.

– Сама виновата. Надо было дождаться меня.

– Пожалуйста, отпустите… – Я не договорила – Тенебриш вновь отобрал голос.

– Рина, не бойся, я буду нежным с тобой, – внезапно пообещал он и ласково поцеловал в изгиб шеи.

Прикосновения его губ перестали напоминать алчные укусы. Они нежно скользили по моей коже, вызывая щекочущие ощущения.

Затем чародей переместился, встав с меня на колени. Я воспользовалась моментом и скрестила ноги.

– Думаешь, поможет? – насмешливо улыбнулся он.

Обхватив мое лицо ладонями, большими пальцами стер дорожки слез на щеках.

– Видела бы ты сейчас свои глаза, – яркие, как весенняя зелень, – прерывисто выдохнул он мне на ухо, а затем осторожно прикусил его мочку.

Тело предательски отреагировало дрожью предвкушения. Кончиком языка темный обвел ушную раковину и для симметрии повторил ласку с другой стороны.

Бегло поцеловав шею, Тенебриш коснулся того, что я позволила бы трогать лишь мужу – груди. Гладя ее, а затем, сжимая и целуя, он долго играл с чутко реагирующими на прикосновения холмиками плоти.

– Рина, моя Рина, – как в бреду повторил темный и потерся лицом о мой бюст, слегка царапая его щетиной на подбородке.

Чувствуя, как от безумно чувствительной груди по телу будто разлетаются молнии, я испугалась своей реакции и постаралась вернуть самообладание. Как можно возжелать того, кого ненавидишь?

Тенебриш сменил тактику, но все равно это было неправильным! Чудовищным! Изнасилование, даже мягкое, оставалось изнасилованием. Все, что делается против воли и желания женщины, насилие. Так учили в храме богини Матери… и теперь я понимаю, что это правда!

Всплывшие в голове беседы со жрицами напомнили, как нужно поступать, если попадаешь в подобную ситуацию. Если справиться с насильником не выходит, надо расслабиться, чтобы уменьшить количество повреждений, и отрешиться. Уйти… Нырнуть в светлые воспоминания… Или громко молиться Милосердной Матери. Порой обращение к богине, которая сурово карала тех, кто жаждал надругаться над женщинами, отпугивало насильника. Увы, меня лишили голоса, взывать к небесной покровительнице можно лишь мысленно…

Неожиданный укус в шею вновь вернул к отвратительной реальности.

Похоже, мои действия расценили превратно – чародей решил, что мне нравится, и снова лег сверху, без усилий раздвигая мои скрещенные ноги.

– Я буду самым нежным, – повторил он хрипло в очередной раз, – ты будешь стонать от удовольствия, я научу твое тело петь в моих руках.

При чем тут пение к тому испытанию, которому он меня подвергал? Едва не задала этот вопрос, но вспомнила, что чары отняли дар речи.

– На вид у тебя самые пьянящие губы в мире, Рина. Проверим, так ли это? – продолжал сыпать комплиментами чародей.

Его поцелуи стали настоящей пыткой. С силой прижавшись ртом к моим стиснутым губам, он напористо провел по ним языком. Я не поддавалась, и тогда он накрыл мой нос ладонью, не позволяя дышать…

Я приоткрыла рот, чтобы закричать, забыв, что временно нема. И наглый язык вторгся на желанную территорию. Игриво касаясь моего языка, он словно приглашал на танец…

Но какой там танец, когда испытываешь гнев?

Непроизвольно перед глазами пронеслись лица всех парней, с которыми я целовалась, пока не была отправлена в Аркиол. Игры и пари, где ставка поцелуй – любимое занятие молодых придворных, и для принцессы принять участие в забавах подобного рода считалось незазорным. Вот только теперь я поняла, что юные кавалеры целовали нелюбимую дочь короля с робостью, а чародей – собственнически, будто имея на то полное право.

Как ни старался Тенебриш, стонать не хотелось. Хотелось врезать ему со всей дури, вот только руки все так же удерживали чары. И как ни стремилась я отрешиться, сделать это повторно не получалось – слишком яркими оказались ощущения. И не скажу, что они были неприятны… нет. Они будили спящее желание почувствовать себя любимой. Вот только это была иллюзия! Какие чувства, если все, что управляло чародеем, – это похоть? Томление, страх вперемешку со злостью на свое тело – мучительная реакция, которую вызывали его ласки. А еще я чувствовала его возбуждение – и это пугало больше всего.

– Рина… Ты готова для меня, Рина? – тяжело дыша, прошептал темный.

И, расстегнув несколько пуговиц на моих штанах, он просунул в них руку.

Не хочу, не хочу, не хочу! Только не так, богиня!..

– Децем, я вынужден тебя прервать – ты нужен своим людям. – Полный насмешки голос я узнала сразу.

И меня бросило в холод. А затем обдало жаром. И снова стало холодно.

Герцог Холгер… Он здесь и видит, что делает со мной чародей, и при этом ему весело? Негодяй!

Никогда не думала, что стыд может соседствовать с яростью. Но, оказалось, может.

– Надеюсь, это что-то важное, Кайрон, – раздраженно произнес темный, поднимаясь. – Если ты побеспокоил меня из-за какой-то дребедени, я тебя убью.

Несколько ударов сердца герцог молчал. Его взгляд неторопливо скользил по моему телу, чарами придавленному к кровати. Чародей любопытство проклятого не замечал – занят был своей одеждой, тогда как я лежала с обнаженной грудью. Шэйшев эгоист…

– Твои воины умирают, Децем, – наконец тихо произнес Холгер. – Это стоит твоего внимания?


Освободив принцессу и вернув ей голос, Тенебриш накинул плащ и вышел из шатра.

– Пострадали две десятки – твои наемники и королевские солдаты, – взволнованно говорил генерал, пока они шли по взбудораженному лагерю. – Похоже на отравление.

Тенебриш его почти не слушал. Сердце ускоренно билось. Вздыбленная плоть топорщила под плащом штаны, вызывая дикий дискомфорт.

Как же он ее хотел… До боли в паху, до темноты перед глазами! В следующий раз, когда начнет играть с ее высочеством, обязательно поставит магическую завесу на вход, чтобы никто больше не мешал им.

И пусть подохнет хоть весь Мизгир.

– Итак, Рон, что случилось? – спросил он невпопад.

Проклятый криво улыбнулся и повторил доклад. Синие глаза при этом зло сверкали в свете магического огонька, летящего над ними.

– Чую, кого-то придется повесить на ближайшей осине, – мрачно заявил Тенебриш.

В его мыслях по-прежнему царила принцесса.

У ее страха был сладкий вкус, у тела – хмельной аромат. Да и сама недотрога – концентрированный пьянящий грех.

Кьярин, Рина… его Рина. Маленькая дурочка… Пугливая, наивная пока, светлая душой, верная своим людям, красивая до безумия. Приятная в общении, даже когда осмеливалась ему противостоять. Ей все еще невдомек, что она уже его.

Когда девушка сжималась и плакала, он несколько раз ловил себя на желании спрятать ее от всего мира. От матери и остальных. Даже от самого себя.

И он бы так и сделал, будь она девственницей. Не распрощайся она так глупо с невинностью, все было бы совсем по-другому. Красиво и нежно. А главное, после посещения храма.

Он бы всех уничтожил с превеликим удовольствием, если бы принцесса принесла ему власть над артефактами королей Мизгира, пускай этого и не было в его первоначальном замысле.

Глава 3
Проклятый

Разрезанную тунику и сорочку пришлось связать на груди, чтобы не спадали.

А вскоре, бегло оглядевшись в шатре, нашла свои сундуки с одеждой, собранной в дорогу. Они громоздились в восточном углу, а в противоположном стояли лари с вещами, без сомнения, принадлежавшие Тенебришу.

Успею переодеться? Или темный вскоре вернется? Поколебавшись пару мгновений, решила рискнуть, ходить в порванном – значит напоминать о том, что едва не произошло.

Ох, я в жизни никогда так быстро не переодевалась! И это при том, что руки у меня дрожали.

Повезло… Слава богине, она в очередной раз меня хранила. Сейчас моя честь – это будущее Мизгира. И я безумно рада, что темному не удалось ее заполучить.

Я успела немного успокоиться и переплести косу, как вернулся чародей. Недовольный, мрачный и решительный.

Когда он начал расстегивать плащ, у меня задергался глаз. Опять?!

– Кьярин, я верну исцеляющий амулет, и ты сейчас постараешься спасти людей.

Черный плащ полетел на землю. Тенебриш, подойдя к своим сундукам, невежливо повернулся ко мне спиной, и я с облегчением выдохнула. Нет, я его пока не интересовала, у него появились вопросы, требующие незамедлительного решения.

– Спасти? Что произошло? Стычка с нечистью? – предположила я самое вероятное.

В горах и лесах Мизгира легко нарваться на опасных тварей ночи.

– Нет, воины отравились, – процедил сквозь зубы темный, доставая из небольшого сундучка черный сверток.

– Ох, ужас какой! – покривила я душой, изображая участие. Наемников, ворвавшихся в мой город, жаль не было. – И как же это произошло? Чем они отравились?

– Я сейчас это выясняю, – угрюмо произнес Тенебриш и развернул ткань. В свете магических огоньков зловеще сверкнул изогнутый кинжал, напоминающий клык хищного животного.

– Ваше высочество, вы ведь умеете пользоваться артефактами рода? – прозвучало позади холодно.

Вздрогнув, обернулась к Холгеру. Если он так и будет появляться внезапно, я стану заикой. Впрочем, нет, лучше пускай подкрадывается. Удивительно, но и от проклятого на служение темному чародею герцога была польза: его своевременное появление спасло меня сегодня.

И все же ответила я недовольно, с толикой презрения:

– Разумеется, умею, я ведь старшая дочь.

Вообще-то очередность рождения никак не влияла на обучение управлением. Артефакты монархов Мизгира просты в использовании, вот только доступны они особам королевской крови и их супругам, которые получили эту возможность в момент консумации брака. Создатель артефактов, наш предок, обладал своеобразным чувством юмора: власть передавалась половым путем, как дурная болячка. При этом потомок-юноша мог вести разнузданный образ жизни, главное, чтобы жена была невинной. А вот девушка из рода Сержа Смелого должна хранить целомудрие, иначе ее супругу комплект артефактов и возможность управлять Сторожевыми Столбами не передавались. Как по мне, крайне несправедливо и оскорбительно.

– Рина, подойди, – потребовал темный.

В руках он держал амулет исцеления – массивную цепочку с крупным изумрудом в оправе из завитков белого золота.

Мой самый любимый артефакт. Это как встреча с давним другом – на душе стало светлее.

Когда я потянулась за бесценной вещью моего рода, чародей покачал головой:

– Я сам.

Зайдя мне за спину, он аккуратно поправил выбившиеся из косы пряди и без спешки застегнул замочек. Теплое дыхание шевельнуло волосы на затылке, вызвав вереницу мурашек. Когда украшение было надето, я тотчас отскочила, и темный понимающе хмыкнул.

– Спаси их, Рина, – вмиг посерьезнел он, – я на тебя рассчитываю.

Мелькнула циничная мыслишка потребовать что-то в награду, но я ее быстро подавила. Не сейчас, когда нити чьей-то жизни вот-вот оборвутся.

– Я постараюсь.

– Выше высочество, готовы? Тогда прошу вас. – Герцог Холгер с подчеркнутой вежливостью откинул тяжелую ткань полога.

Стараясь идти быстро, но с достоинством, поспешила в черноту и холод ночи.

Если бы не магические огоньки, вылетевшие следом, я бы сломала себе ногу в первой же ямке – никто не пожелал жечь костры вблизи от шатра темного чародея.

– Вы так медленно идете, – с укором заметил герцог.

– Медленно, но верно. Или хотите, чтобы на меня тоже пришлось изводить силы амулета? – огрызнулась я сердито.

– Одна десятка наемников уже умерла, на очереди воины короны, но вам ведь все равно…

Я споткнулась, и мужчина подхватил меня под локоть.

– Как умерла?

– В страшных муках, – с готовностью ответил он.

По спине сыпануло морозом.

– Но из-за чего?!

Десять человек… Какая быстрая смерть.

– Вероятно, пищевое отравление. Травы для заварки проверили в котле – ядовитых нет, значит, это каша с мясом, а не отвар.

– Но как же это произошло? Как яд мог попасть в еду?

– А вот это сейчас выясняется, и вы нам очень поможете, если определите артефактом вид яда. – Помолчав, герцог отметил: – Вы замерзли, ваше высочество.

Не сразу почувствовала, что на плечи опустился его плащ. Мягко взяв под руку, Холгер повел меня дальше.

– Поспешим, ваше высочество, вдруг удастся спасти вторую десятку?

Еще утром я проклинала тех, кто напал на Аркиол. И вот уже есть десять трупов, и сию минуту солдаты продолжали умирать. Насмешка судьбы: пока Тенебриш искал виновных, я должна исцелить того, кого смогу, с помощью родового амулета. Сам чародей лечить не собирался – темные теряют много сил, творя противоестественные их природе чары. Получалось, что вынуждена помочь своим врагам, и нельзя сказать, что я сильно упиралась.

Я шла рядом с герцогом, зябко кутаясь в его плащ – меня трясло от мысли, что чужие смерти спасли мою честь и весь Мизгир.

Неразборчивых наемников чародея жалеть сложно, а вот легионерам, угодившим в ловушку клятвы, стоило посочувствовать. Они присягали генералу Холгеру как главнокомандующему армией, и этого не отменить, хотя он, находясь под чарами, и предал своего короля, проведя во дворец убийцу. Для Тенебриша удобно вышло: он заполучил едва ли не самого влиятельного человека в стране после монарха.

Магический кулон-изумруд приятно грел кожу на груди, возвращая уверенность в силах. И пускай мне его вернули на время, я наслаждалась скрытой от окружающих силой. Тот, кто не принадлежал к роду Сержа Смелого, даже не представлял, каковы возможности созданных иномирцами артефактов.

– Первые признаки отравления почувствовала десятка наемников, – вводил в курс дела Холгер, – затем солдаты, которые остановились на привал рядом. У них повар неопытный, и кашу доварил позже, чем соседский. И это их спасло.

Мне бы его уверенность, что спасло! Пускай они съели всего несколько ложек к тому моменту, как их соседям стало плохо, но яд часто убивает даже в меньших количествах, только муки длятся дольше. И пока еще сложно сказать, повезло или нет.

Впрочем, с моим артефактом шансы на спасение у них есть.

– Остальные отряды как?

– Остальные в порядке.

– Странно…

– Нет, ваше высочество, дело в том, что пакет с вяленым мясом и крупой обозный выдает один на две десятки.

– Хотите сказать, что отрава была только в одном пакете?

– Да, ведь никто больше не погиб.

Логично. Пришлось согласиться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25