Клайв Льюис.

Хроники Академии Сумеречных охотников. Книга I (сборник)



скачать книгу бесплатно

Вдруг слева появилось огромное белое облако, движущееся навстречу на той же высоте, и, прежде чем Джил поняла, что с ней, она очутилась в самой середине прохладной влажной массы. У неё захватило дух, но только на секунду. Она вынырнула в яркие лучи солнца, мокрая насквозь (на ней были свитер, куртка, брюки, носки и туфли на толстой подошве – в Англии стояла осень), и заметила то, чего должна была, по-моему, ждать, но не ждала и перепугалась. То были звуки. До сих пор она летела в полнейшей тишине. Теперь она услыхала шум волн и крики чаек и ощутила запах моря. Сомневаться, быстро ли она летит, уже не приходилось: она видела, как с плеском и пеной катятся друг за другом волны. Она видела горы в глубине острова. Она видела бухты и дюны, мысы, леса и поля, песчаную полоску берега. Звук прибоя становился громче с каждым мгновением.

Совсем неожиданно земля оказалась прямо под ней. Джил приближалась к устью какой-то реки, она летела очень низко, в нескольких ярдах над водой. Гребень волны коснулся её башмака, и пена окатила её. Теряя скорость, она планировала вдоль левого берега реки. Видно было столько, что и не рассмотришь: мягкая зелёная лужайка, корабль, похожий на огромный драгоценный камень, башни и зубчатые стены, развевающиеся на ветру флаги, люди в ярких одеждах, щиты, мечи, золото. Все это смешалось; потом она ощутила землю и поняла, что она – в роще, почти у берега, а в нескольких шагах от неё сидит Юстэс.

Она подумала, какой неопрятный и непривлекательный у него вид, и сразу затем: «Да я сама мокрая!»

Глава третья
Король уходит в плавание

Вообще-то Юстэс выглядел таким грязнулей (да и Джил тоже), потому что вокруг все сияло. Лучше я сразу это опишу.

Сквозь расщелину гор в глубине острова лились лучи заходящего солнца. За большим лугом возвышался замок с множеством башенок, и флюгера его сверкали на солнце (Джил никогда не видела такого дивного замка). Вблизи была набережная, облицованная белым мрамором, а у причала стоял корабль, багряный и золотой, с огромным флагом на мачте, флажками на палубе и блестящими щитами вдоль фальшборта. На сходнях стоял очень старый человек в пурпурной мантии, из-под которой виднелась серебряная кольчуга. Голову его венчал золотой обруч. Белоснежная борода спускалась почти до пояса. Стоял он прямо, положив руку на плечо богато одетого вельможи помладше, но тоже старого и немощного. Казалось, его унесет простое дуновение ветра. Глаза его были влажны.

Прямо перед королём – он обернулся к народу – стояла небольшая повозка, в которую был впряжён ослик. Там сидел толстый гном. Одет он был так же богато, как король, но обложен подушками и потому казался просто грудой меха, шёлка и бархата. И стар он был, как король, но повеселее, а глазки его смотрели мудро и зорко. Огромная лысина сверкала на солнце, как бильярдный шар.

Дальше полукругом стояли придворные, это Джил сразу поняла. На них тоже стоило поглядеть, так хороши были их одежды и оружие.

Все вместе они скорее напоминали клумбу, чем толпу. Но больше всего удивляли не одежды, а сами люди, если их можно назвать людьми. Пожалуй, лишь каждый пятый походил на человека. Всех остальных в нашем мире нет, но Джил узнала их, потому что видела на картинках. То были фавны, сатиры, кентавры, гномы. Были тут и звери – медведи, барсуки, кроты, леопарды, мыши, только не такие, как у нас. Некоторые были намного крупнее. Мыши, например, больше двух футов ростом – ходили на задних лапах. Но даже не в этом дело. По выражению их лиц было ясно, что они разговаривают и думают совсем как мы.

«Ух ты! – подумала Джил. – Значит, это правда». И тут же спросила себя с опаской: «А они не злые?», потому что заметила двух-трёх великанов и ещё каких-то, совсем непонятных. Но в памяти её всплыли Аслан и знаки. Она совершенно не думала о них последние полчаса.

– Юстэс! – прошептала она, хватая его за руку. – Юстэс, быстро! Ты никого здесь не знаешь?

– Ах, опять ты тут? – недовольно проворчал Юстэс (у него были для того причины). – Помолчи, я послушать хочу.

– Не дури! – заторопилась Джил. – Нельзя терять ни минуты. Ты не видишь здесь старого друга? Если видишь, немедленно подойди и заговори с ним.

– О чем ты? – удивился Юстэс.

– Аслан… ну, лев… сказал, что так надо, – в отчаянии проговорила Джил. – Я его видела.

– Ты… ты видела его? Что он сказал?

– Он сказал, что ты сразу увидишь в Нарнии друга и тебе надо с ним заговорить.

– Да я здесь никого не знаю! Может, это и не Нарния?

– Ты же сказал, что был здесь раньше, – напомнила Джил.

– Ты не так поняла.

– Вот это да! Ты сказал…

– Да помолчи ты! Давай послушаем, что они говорят.

Король что-то говорил гному. Джил не расслышала, только видела, что тот всё время кивал или мотал головой. Затем король, уже погромче, обратился к своим подданным, но голос у него был такой слабый и надтреснутый, что Джил очень мало удалось разобрать, тем более что говорил он о людях и местах, про которые она никогда не слышала. Закончив речь, король наклонился и поцеловал гнома в обе щёки, затем выпрямился, поднял руку, как будто благословляя, и стал медленно подниматься на борт корабля. Приближённые, судя по всему, были глубоко опечалены. Замелькали носовые платки, послышались всхлипывания. Сходни сбросили, на корме запели трубы, и корабль отчалил.

– Ну вот, – начал Юстэс, но ему не удалось продолжить, потому что в этот момент что-то большое и белое, вроде воздушного змея, мелькнуло в воздухе и приземлилось у его ног. Это была белая сова, очень большая, со взрослого гнома.

Сова моргнула, прищурилась, словно страдала близорукостью, склонила голову набок и сказала мягким, но громким голосом:

– У-ух, у-ух! А это кто такие?

– Меня зовут Юстэс, а её Джил, – ответил мальчик. – А где это мы, позвольте узнать?

– В Нарнии, в Кэр-Паравале. Вон королевский замок.

– Так это король отплыл?

– Ах и ух! – печально произнесла Сова, качая большой головой. – Какой же в вас дух? Летели вы оба, как пу-ух. Никто не заметил вас двух, но тонкий мой слух…

– Нас послал сюда Аслан, – сказал Юстэс, переходя на шепот.

– Ух ты!.. – воскликнула Сова, распуская пёрышки. – Вот это весть! Да ещё рано вечером! Теперь я так взволнованна, что до утра в себя не приду!

– Нас послали найти принца, – сказала Джил, которой очень хотелось участвовать в беседе.

– Первый раз слышу, – удивился Юстэс. – Какой еще принц?

– Ты бы лучше поговорил с лордом-правителем, – сказала Сова. – Его зовут Трам. – Она повернулась и пошла, ухая себе под нос: – Ух-ху-ху, ну и ну! Не пойму! Не по моему уму!

– А как зовут короля? – спросил Юстэс.

– Каспиан Десятый, – ответила Сова.

Джил удивилась, почему Юстэс остановился и страшно побледнел. Она ещё не видела его в таком отчаянии. Но не успела она задать вопрос, как они подошли к гному, подбиравшему поводья, чтобы вернуться в замок. Придворные покидали набережную, кто – парами, кто – кучками, как бывает после спектакля или состязаний.

– Тью-фью! Хм-хм! Достопочтенный лорд-регент, – произнесла Сова и, выступая немного вперёд, что-то зашептала гному.

– Что? – спросил гном. – Кто это такие? Как они сюда попали?

– Они прилетели, милорд, – ответила Сова.

– Свиристели? – удивился гном. – Ты в своем уме? По-моему, это два очень грязных человечка. Чего они хотят?

– Меня зовут Джил, – сказала Джил, делая шаг вперёд. Ей страшно хотелось объяснить, по какому важному делу они прибыли.

– Ее зовут Джил, – громко крикнула Сова.

– Что?! – изумился гном. – Кто-то здесь жил? Ну и что? Кто именно? Зачем? И потом, говори громче. А то шепчут, шепчут… Кто здесь жил?

– Никто! – прокричала Сова.

– Кто?

– Никто!

– Ну ладно, ладно. Зачем так кричать? Я не глухой. Ты что же, пришла мне сказать, что никто здесь не жил? Какая чепуха!

– Скажи ему лучше, что меня зовут Юстэс Вред, – посоветовал Юстэс.

– А это Юстэс Вред, милорд! – изо всех сил прокричала Сова.

– Бред? – сердито переспросил гном. – Оно и видно! К чему же нам бред, а?

– Не бред, а Вред… фамилия такая… Он хочет спасти…

– Пасти? У нас пастухов хватает. Ничего не разберу. Когда я был молод, сударыня, страну населяли говорящие звери и птицы. Они не шамкали, не бормотали, не пришепётывали. Этого никто бы не потерпел. Нет, уж увольте! Урнус, подай мне, будь так добр, слуховую трубку…

Невысокий фавн, тихо стоявший рядом с гномом, протянул ему серебряную слуховую трубку. Пока гном её прилаживал – она обвивалась вокруг шеи, как какой-то музыкальный инструмент, – Сова склонилась к детям и прошептала:

– До меня наконец кое-что дошло. Ничего не говорите о принце. Объясню позже. А сейчас – ни гугу, ух-ху-ху! Уф!

– Ну, – произнёс гном, – если у тебя есть что-нибудь путное, сударыня, то скажи. Вдохни побольше воздуха и не торопись, будь добра.

Гном покашливал и ворчал, но с помощью детей Сова всё же объяснила, что чужеземцы посланы Асланом к Нарнийскому двору. Гном взглянул на них поблагосклонней.

– Сам Аслан послал? – переспросил он. – Значит, вы… хм… оттуда? Из-за края света? А?

– Да, милорд, – крикнул в трубку Юстэс.

– Значит, вы – сын Адама и дочь Евы? А? – спросил гном, но в экспериментальной школе не учат про Адама и Еву, и они ответить не могли. Правда, он этого не заметил.

– Что ж, дорогие мои, – сказал он, беря за руку сперва Юстэса, потом Джил и чуть-чуть склоняя голову. – Добро пожаловать. Если бы король, мой бедный властелин, в этот самый час не отправился к Семи Островам, он порадовался бы вашему прибытию. Это хоть на миг вернуло бы ему молодость, да… Ну что ж, теперь самое время ужинать. По какому делу вы прибыли – расскажете завтра, в Совете. Сударыня, позаботься о том, чтобы гостям приготовили спальни, одежду и всё прочее… И… разреши, скажу на ушко…

Тут гном наклонился к Сове и собирался зашептать, но, как и все глухие, он плохо владел голосом, и дети услышали: «Ты проследи, чтобы их хорошенько отмыли».

После этого он вежливо стегнул ослика (ослик был очень толстый), и тот затрусил к замку, а фавн, Сова и дети пошли медленней. Солнце село, становилось прохладно. Они пересекли поляну и прошли через сад к северным воротам Кэр-Параваля. За воротами был поросший травой дворик. Уже светились окна – и справа, в большой зале, и слева, в причудливых пристройках, куда и повела их Сова. Встретила их необычайно милая особа, чуть повыше Джил и гораздо тоньше, но взрослая. Она была изящна, как ива, волосы у неё были, как ивовые ветви, и в них зеленел мох. Она привела Джил в одну из башен, в круглую комнату; там топился камин – поленья дивно пахли, в полу было что-то вроде ванны, а лампа свисала на серебряной цепи со сводчатого потолка. Окна выходили на запад, на неизвестные земли Нарнии, и Джил увидела отсветы заката у далёких гор. Ей захотелось приключений, и она поняла, что это – лишь начало.

Она приняла ванну, причесалась, надела новое платье – оно не только хорошо сидело, но даже пахло хорошо и шелестело при каждом движении – и только хотела вернуться к окну, чтобы хорошенько всё рассмотреть, как раздался стук в дверь.

– Войдите, – сказала она.

Вошел Юстэс, тоже красиво одетый по здешней моде, но лицо его не выражало радости.

– А, вот ты где, – сердито сказал он, усаживаясь в кресло. – Я давно тебя ищу.

– Ну вот и нашел, – сказала она. – Слушай, Юстэс, здесь так хорошо, просто слов нет. – Сейчас Джил забыла и о знаках, и о принце.

– Хорошо тебе? – ехидно переспросил Юстэс, помолчал и добавил: – Лучше бы нам сюда не попадать…

– Почему это?

– Да не могу я! – воскликнул Юстэс. – Видеть короля Каспиана… таким дряхлым стариком. Это… это ужас какой-то.

– А что ж тут такого?

– Ах, ты не понимаешь! Да и не можешь ты понять! Я же не сказал, тут другое время.

– Как это?

– Пока ты здесь, у нас совсем не проходит времени. Понятно? Сколько бы мы тут ни были, вернёмся мы в ту же самую минуту.

– Хорошего мало…

– Не перебивай! А когда ты в Англии, нельзя сказать, сколько времени тут прошло. Люси и Эдмунд мне объясняли, а я, дурак, забыл. Наверное, прошло лет семьдесят с тех пор, как я здесь был. Ясно теперь? Я вернулся, какой был, а Каспиан – совсем старый.

– Значит, король – твой старый друг?! – воскликнула Джил. Ужасная мысль поразила её.

– Ещё бы, – печально сказал Юстэс. – Такой друг, лучше не бывает. В последний раз, когда мы виделись, он был немножко старше меня. Не могу я смотреть на старика с бородой и вспоминать, каким он был, когда мы захватили эти острова или боролись с Морским Змеем! Лучше бы мне узнать, что он умер.

– Перестань! – нетерпеливо перебила Джил. – Всё хуже, чем ты думаешь. Мы проворонили Первый Знак.

Конечно, Юстэс её не понял. Тогда она рассказала о беседе с Асланом, о четырёх знаках и о том, что они должны сделать.

– Вот! Ты видел старого друга, точно как сказал Аслан, и должен был сразу заговорить с ним. А ты не подошёл, и всё пошло не так с самого начала.

– Откуда же я мог знать? – удивился Юстэс.

– Слушал бы, что тебе говорят, всё было бы иначе, – сказала Джил.

– А если бы ты не валяла дурака на скале – ты же чуть меня не убила, да, да, чуть не убила! – мы бы прибыли сюда вместе и оба знали, что делать.

– Ты действительно увидел его первым? – спросила Джил. – Ты же долго был здесь без меня. Ты уверен, что не видел никого раньше?

– Я появился тут за минуту до тебя, – ответил Юстэс. – Наверное, Лев дул на тебя сильнее. Старался наверстать потерянное время. А кто это время потерял? Ты.

– Ладно, не шипи, – сказала Джил. – Ой, что это?

Это звонил к ужину колокол замка, и назревавшая было ссора, к счастью, не состоялась. И ей, и ему к этому времени очень хотелось есть.

Ужин в большом зале был великолепен. Такого угощения дети не видели никогда. Правда, Юстэс был в этом мире и раньше, но он плыл на корабле и не знал, какая учтивость и пышность царят в самой Нарнии. С потолка свисали флаги, и каждую перемену блюд предвещали звуки труб и барабанный бой. Подавали супы, такие вкусные, что слюнки текли при одном воспоминании, и неизвестную рыбу, и птицу, и дичь, и пироги, и мороженое, и желе, и фрукты, и орехи, и самые разные вина, и лёгкие напитки. Даже Юстэс приободрился и признал, что «у них тут ничего». Когда все насытились, вышел слепой певец и спел прекрасное сказание о принце Коре, девочке Аравите и славном коне, которое называется «Конь и его мальчик» и повествует о древних счастливых временах короля Питера.

Наконец дети поднялись к себе, зевая во весь рот, и Джил говорила: «Ну и выспимся же мы», потому что уже прошел целый день. Да, не знает человек, что с ним станется, и очень скоро!

Глава четвёртая
Совиный совет

Как ни странно, чем больше ты хочешь спать, тем дольше не ложишься, особенно если на твоё счастье в комнате есть камин. Джил начинала раздеваться и снова присаживалась к огню, а присев, никак не могла встать. Когда она сказала себе в пятый раз: «Нет, надо лечь», она услыхала стук в окно.

Она поднялась, отодвинула занавеску и ничего не увидела, кроме темноты. Потом она отпрыгнула в сторону, потому что какое-то огромное существо снова стукнуло в оконное стекло. Неприятная мысль пришла ей в голову: «А вдруг у них такие огромные бабочки?» Но существо опять подлетело к окну, и Джил с трудом рассмотрела клюв – видно, он и стучал в стекло. «Это птица, – решила она. – Может быть, орёл?» Ей не очень хотелось принимать сейчас гостя, даже такого, но она открыла окно и выглянула. Птица, прошумев в воздухе крыльями, опустилась на подоконник и села там, заполнив собой всё окно, так что Джил пришлось отступить. Это была Сова.

– Тс-с! Ух-фух! – сказала Сова. – Не шуми. Так вы серьезно говорили?

– Про принца? Конечно серьезно! – И Джил вспомнила лицо и голос Льва, о котором она не вспоминала, пока пировали и слушали сказания.

– Тогда не стоит терять время, – сказала Сова. – Вам нужно выбираться отсюда немедленно. Пойду разбужу твоего приятеля и вернусь за тобой. Тебе лучше надеть что-нибудь дорожное вместо дворцовых одежд. Ты и глазом не моргнёшь, как я вернусь. Ух-фух. – И, не дожидаясь ответа, она улетела.

Если бы у Джил было больше приключений, она могла бы подумать, так ли уж необходимо куда-то идти на ночь глядя, но это ей и в голову не пришло, а мысль о ночном бегстве сразу разогнала сон. Она снова натянула свитер и брюки, прикрепила к ремню нож на всякий случай и взяла кое-что из вещей, оставленных ивовой девушкой, – плащ с капюшоном («Очень хорошо, если пойдёт дождь», – подумала она), несколько носовых платков и гребёнку. Потом она стала ждать.

Она уже совсем клевала носом, когда Сова вернулась.

– Вот мы и готовы, – сказала она.

– Вы лучше идите впереди, ведь я не знаю дороги, – сказала Джил.

– Ух-ху! Через замок идти нельзя, – сказала Сова. – Полезай ко мне на спину. Мы полетим.

– Да? – воскликнула Джил изумлённо, но без восторга. – А вам не будет тяжело?

– Ух-фух! Глупости! Твоего приятеля я уже доставила. Ну-ка! Только прежде потушим лампу.

Когда они погасили свет, ночь за окном показалась им уже не чёрной, а серой. Сова села на подоконник спиной к комнате и расправила крылья. Джил взобралась на её толстую спинку и просунула под крылья ноги. Перья были тёплые и мягкие, но держаться было не за что. «Интересно, понравилось это Юстэсу?» – подумала Джил, и тут они сильным рывком оторвались от подоконника. Зашумели крылья, голова у неё закружилась, ночной воздух, влажный и холодный, обдал лицо. Было много светлее, чем думала Джил, и, хотя небо затянули облака, полоска бледного серебра выдавала, где спрятался месяц. Поля внизу были серые, деревья – чёрные. Порывами дул ветер, предвещая дождь. Сова описала круг, так что замок оказался перед ними. Лишь в нескольких окнах горел свет. Они полетели над замком на север. Воздух стал холоднее, и Джил показалось, что под ними, в реке, мелькает их белое отражение. Потом река осталась позади, внизу чернели леса.

Сова проглотила что-то на лету, но Джил не рассмотрела что именно.

– Ох, пожалуйста, не дёргайтесь! – воскликнула она. – Вы меня чуть не сбросили.

– Прошу прощения, – сказала Сова. – Я только поймала летучую мышь. Недурно подкрепиться на лету. Поймать для тебя?

– Ой, нет! – содрогнувшись, ответила Джил.

Теперь они летели пониже, что-то большое и тёмное вырисовывалось перед ними. Джил едва успела рассмотреть полуразрушенную, увитую плющом башню, как ей пришлось быстро нагнуться, чтобы не стукнуться о раму. Вместе с Совой она протиснулась в затянутое паутиной отверстие и попала из свежей ночной мглы в полную темноту. Внутри было шумно, и, соскользнув с совиной спины, Джил поняла, что тут собралась целая толпа, а когда из мрака послышались «ух-фух», ей стало ясно, что это всё совы. У нее отлегло от сердца только тогда, когда совсем другой голос произнёс:

– Это ты, Джил?

– Это ты, Юстэс? – откликнулась она.

– Ну, – сказала Сова, – я думаю, теперь все в сборе. Открываем совиный совет.

– Ух-фух, истинно так, – дружно заухали совы.

– Минутку! – прервал их Юстэс. – Наверное, вы, ребята, то есть совы, знаете, что король Каспиан в молодости плавал на восток, на край света. Ну так вот, я был с ним. С ним, с Рипичипом, с Дринианом и с остальными. Я понимаю, это странно, но у нас, в нашем мире, стареют не так быстро. Словом, я – из королевской рати, и, если ваш совиный совет готовит заговор против короля, меня прошу не втягивать.

– Ух ты, ух ты! – возмутились собравшиеся. – Мы все королевские совы!

– Чего ж вы хотите?

– Понимаешь, – ответила Сова, – если бы лорд-регент услышал, что вы хотите разыскивать принца, он бы вас не пустил. Наверное, он приказал бы запереть вас.

– Что же это! – воскликнул Юстэс. – Неужели он предатель? Я много слышал о нём в старые дни. Каспиан, то есть король, доверял ему, как себе.

– Нет, – ответил кто-то, – он не предатель. Но более тридцати рыцарей, кентавров и добрых великанов отправлялись на поиски принца, и никто из них не вернулся. Наконец король сказал, что он не хочет терять лучших сынов Нарнии ради своего сына. Теперь никому не разрешают искать принца.

– Нам-то он разрешил бы, – возразил Юстэс, – если бы знал, кто я и кто меня послал.

– Кто послал нас, – сказала Джил.

– Да, – согласилась Сова, – наверное, разрешил бы. Но ведь сейчас его нет. А Трам против правил не пойдёт. Он твёрд, как сталь, но глух, как тетерев, и очень вспыльчив.

– Вы скажете, к нам-то он благоволит, – произнёс кто-то. – Ведь всем известно, как умны совы. Но он уже так стар, что сказал бы: «Да вы просто птенец. Я вас помню яичком. Вам ли меня учить, не будь я гном!..»

Невидимая сова так хорошо передразнила гнома, что все заухали-захохотали; а дети поняли, что в Нарнии к нему относятся, как в школе к ворчливому учителю, – немножко боятся, часто смеются и все-таки любят.

– Долго король будет в отсутствии? – спросил Юстэс.

– Если б мы знали! – сказала Сова. – Прошел слух, что самого Аслана видели на островах, на Теревинфии, кажется. И король сказал, что хочет ещё раз повидаться с ним перед смертью и спросить, кому быть королём после него. Боюсь, что на островах он Льва не встретит и поплывёт на восток, всё дальше. Он никогда об этом не говорил, но мы знаем, он не забыл, как плавал на край света. Ему всегда хотелось побывать там снова.

– Значит, незачем его ждать? – спросила Джил.

– Незачем, незачем! – зашумели совы. – Если бы вы сказали заранее! Он бы всё устроил, отрядил с вами войска…

Джил промолчала, надеясь, что Юстэс из деликатности не расскажет совам, почему он этого не сделал. Но он пробормотал себе под нос: «Не я виноват», а вслух сказал:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7