Л. Гагут.

Исповедь сталинского поколения. Отклики на судебный процесс И.Т. Шеховцова, фильм «Очищение» и книгу «Дело Сталина-„преступника“ и его защитника»



скачать книгу бесплатно

Немного о себе. Мне 47 лет, родился и вырос в деревне в семье колхозников. Не понаслышке, а на себе испытал послевоенное лихолетье. Отец погиб во время войны. Все мои близкие родственники – рядовые рабочие и колхозники. Сам работал колхозником и рабочим, заочно получил юридическое образование. Работаю следователем в районном звене. Все мои коллеги по работе согласны с моим мнением, которое я изложил в письме. Хочу предупредить Поликарпова – я не жертва застойного времени, я член КПСС и все, изложенное в письме – мои личные убеждения. Наши газеты превратились в вотчины групп людей или редакторов. Неопубликование моего письма только укрепит меня в этом. В любом случае прошу меня известить и сообщить адреса Адамовича и Шеховцова, чтобы я мог лично сообщить им о своем мнении». (Не опубликовали, не известили, не сообщили).

Мантуров И.М. Фронтовик. Крестьянин. Кемеровская обл. «До войны молодежь перед призывом в армию обучали военному делу. Я хорошо знал материальную часть оружия. Словом, молодежь готовилась к защите Родины. Носили на груди значки ГТО (Готов к труду и обороне). Тогда было большой честью иметь такой значок. 3 июля 1941 года, когда Сталин обратился к народу, до глубины души тронули его слова: «Дорогие соотечественники, братья и сестры, к вам обращаюсь я, друзья мои!» И люди Сталину верили. Шли на фронт с верой в победу. Всю свою жизнь Сталин вел себя скромно, кроме шинели и трубки ничего не имел. А вот Хрущев и Брежнев оказались недалекими людьми. Вот их-то и нужно судить – они морально разложили народ. При Сталине такого не было».

Новиков С.Н. Инвалид Отечественной войны. Рига. 17 правительственных боевых наград. «Давно хотел разыскать Вас, и вот, наконец, от нашего единомышленника узнал Ваш адрес. Дорогой друг и товарищ, Иван Тимофеевич. Я, да и не только я, разделяю вашу позицию по защите социализма и И.В. Сталина. Многие мои друзья – фронтовики, молодые люди на работе (я еще работаю) поддерживают Вас и готовы, как говорят, идти в «бой» за вас… Гласность у нас односторонняя, что подтверждает такой пример. Первое судебное заседание от 20 сентября, где за вас было меньшинство, рекламировали и писали не раз. А о двух судебных заседаниях, состоявшихся 31 октября и 17 ноября, где за вас было большинство, телефильма нет и в газетах не пишут».

Жуковская С.Г. 1950 г. рожд. Инженер, г. Тольятти. «Пришла в неописуемый восторг от вашего личного мужества и мудрости. Сразу в душе почувствовала прилив энергии и воодушевления от того, что ты не одинок, от мысленного общения с единомышленником. К сожалению, только истинные большевики-коммунисты остались верными делу Ленина – Сталина. В моем окружении на работе в основном апатичные женщины и мужчины-обыватели, для которых дорога не истина, а неприкосновенность их персоны к буре и борьбе. С 5 марта 1953 года и по сей день энергия великого народа растрачивается впустую. Сталин был, есть и будет величайшим человеком всех времен и народов. Я лично в этом глубоко убеждена.

Поэтому 31 августа 1988 г., будучи в Москве, возложила цветы на его могилу… Хотелось бы вместе с Вами сразиться с клеветниками».

Баранников В.А., г. Воронеж. Письмо на ЦТ. «Убедительно прошу вас узнать и выслать мне адрес бывшего прокурора Шеховцова Ивана Тимофеевича – истца против газеты «Советская культура» и Адамовича. Адрес мне необходим для того, чтобы предложить выступить в его защиту в качестве свидетеля. Дело в том, что судья дала полную свободу ответчикам и их свидетелям порочить Сталина и все, что с ним связано, затыкала рот, запрещала говорить истцу, который пытался защитить Сталина. Суд был обязан равноправно выслушать обе стороны и умно и правдиво найти истину. Убедительно прошу не отказать в моей просьбе. Даже преступника – и то должен кто-то защищать – таковы законы всего мира, а у истца Шеховцова таковых защитников не было». (Не сообщили мой адрес порядочному и честному, но наивному Владимиру Александровичу…).

Фамилия неразборчива, г. Лубны Полтавской обл. Письмо в газету «Советская культура». «Полностью поддерживаю бывшего прокурора тов. Шеховцова, который не побоялся выступить против грубой клеветы на тов. Сталина И.В. Но это клевета не только на тов. Сталина, но и на героическое прошлое советского народа. Честь и хвала ему. Презираю и осуждаю Адамовича и всю редколлегию газеты во главе с главным редактором. Конечно, вы мое письмо не напечатаете в газете, как напечатали лживую, пропитанную ядом статью Адамовича».

Хаделашвили М. 1952 г. рожд. Инженер совхоза. Ставропольский край. «С большой тревогой и уважением к Вам следили за судебным процессом. И мы, послевоенное поколение, которое чтит, помнит (по рассказам отцов и дедов) и уважает память тех, кто в годы войны защищал наше светлое будущее, снова своими глазами увидели в Вашем лице, кто не сдавался и боролся до последнего дыхания. Вы единственный человек, который возразил и дал бой этим горе-историкам и журналистам, которые пляшут под любую музыку времени и власти. Спасибо Вам, огромное спасибо. Вы настоящий сталинец. Вы не предали Родину, Сталина и боевых товарищей в суровые годы войны и сейчас, когда все святое и чистое смешали с грязью.

Вся наша семья относится и будет относиться к Вам с глубоким уважением. Ибо в нашей семье фронтовик – это икона, перед которой преклоняются все. У нас не проходит ни одного торжества, чтоб не подняли тост персонально за Сталина, за фронтовиков и не почтили память погибших минутой молчания. Теперь будет звучать и Ваше имя – имя борющегося фронтовика. Вы заслужили, чтобы о Вас и Вам подобных (если они есть) помнили не только мы, но и наше последующее поколение.

О суде. Всякие адамовичи и их единомышленники обливают грязью не только Сталина, но и Родину, историю и народ. Не имея при этом ни одного официального подтверждающего документа, а лишь только то, что они «так считают». Они не ответили конкретно ни на один Ваш вопрос. А Вы ответили не только полностью, но и с полной законностью, как подобает борцу и настоящему юристу. Я очень переживала и гордилась, что есть все-таки такой человек, который один против всех там сидящих, не боясь никого, «отстреливался» и попадал не в бровь, а в глаз. Вы говорили, что не один Вы такой и что найдутся люди, которые Вас поддержат. Да, Вы не ошиблись. Их много, в том числе и наша семья. Но местные органы так запугали жителей своей властью, что некоторые боятся что-либо вслух говорить.

Иван Тимофеевич, хотя Вас и не оправдали на суде, это не значит, что Вы проиграли. Правда на Вашей стороне и победа тоже. Время покажет и рассудит.

Сейчас, в данное время кому-то Сталин стал поперек дороги и все ошибки, просчеты и гнусные дела, кто только мог делать на протяжении многих десятилетий до Сталина и после него, – все приписывают Сталину, потому что покойник не может говорить. Против Сталина готовится заговор – иначе, по-другому это нельзя назвать. Я теперь еще больше уважаю, горжусь и преклоняюсь перед Сталиным, который действительно был сильным и умным человеком, если даже покойного его боятся. Значит, во многом он кого-то обошел своей мудрой головой, которой сейчас кое-кому не хватает.

Иван Тимофеевич, очень хочется узнать от Вас правду о Сталине, о людях, которые были с ним, о Вас. Если Вы об этом напишете – это будет чистая правда. Не только для меня, но для всей нашей молодежи.

О Родине говорят много, пишут, но за нее никто сейчас не умирает. Нет в этом нужды, и за это мы обязаны благодарить Вас и Ваше поколение. Жертвовали, кто чем и кем мог – сыном, братом, сестрой, самим собой. И это еще раз доказывает преданность и любовь к Родине и народу. Уверена, что те, кто сегодня клевещет на народ, на страну свою, на Сталина, – это трусы, подхалимы и предатели.

Я бы очень хотела помочь Вам, но не знаю как. Можете на меня рассчитывать. Если я чем-нибудь смогу Вам помочь и поддержать, я буду очень рада.

…Чувствую себя виноватой, что ничем не могу Вам помочь. Мне очень совестно перед Вами за то, что Вы, человек преклонных лет, не перестаете бороться за справедливость, отстаиваете все, за что Ваши товарищи заплатили жизнью.

У нас на работе очень часто возникают споры. Меня никто не поддерживает, все против меня, против Сталина. Поэтому я прошу, по возможности, прислать мне Ваши статьи и письма в газету и журналы. Что бы ни случилось, я всегда буду верна Сталину и Вам. Берегите себя ради будущих поколений, ради нас. Такого борца, как Вы, нет и вряд ли будет. Все время хочу спросить и забываю: как у Вас с продуктами питания? Мы живем в сельской местности, у нас все свое. Пожалуйста, напишите, не стесняйтесь. Я обращаюсь к Вам как к близкому, родному человеку, как к отцу, Иван Тимофеевич, Вы хорошо знаете, что вся наша семья Вас очень уважает, ценит и гордится Вами. Поэтому прошу дать ответ на мой вопрос».

Поляков А.Е. Участник парада Победы. Инвалид Отечественной войны, г. Калининград. Письмо на ЦТ. «Родился я в семье безземельного батрака на Кубани. Отец и старший брат участвовали в Гражданской войне. Брат погиб под Астраханью. Я был до 1927 года батраком у кулака Анненкова. В 1928 году он меня уволил за то, что я вступил в комсомол. В 1929 году наша семья первой вступила в колхоз «12 лет Октября», а весной 1930 года я лично этого кулака вывез на Урал. В коллективизации принимал самое активное участие, за что получал от кулаков и их пособников и угрозы, и вилами по горбу, а после ответа Сталина на письмо Иванова весной 1930 года – еще и рогачами по голове от баб, растаскивавших колхозы.

В Красную Армию призван в 1939 году. Войну прошел от ее начала до конца – от западной границы до Сталинграда и от Сталинграда до границы с Германией. Был ранен. Участвовал в параде Победы. После войны работал плотником, кочегаром в домоуправлении, за что получил служебную комнату. Получил медаль «Ветеран труда». Ушел на пенсию и теперь «без глаза сижу дома» (глаз потерял на фронте). Когда дело шло о жизни и смерти Советского государства, о том, быть или не быть нашему народу свободным, я вступил в Партию и сегодня уже 45-й год в ней состою. Как видите, я не наблюдатель, не горе-историк (каких сейчас множество), а человек, своим ходом прошедший историю, причем тогда, когда стоял вопрос: кто – кого, быть или не быть? Я был в гуще событий, поэтому могу оценить кое-что, происходящее сейчас.

Первое. Молодец Шеховцов, настоящий большевик. Он знал, кто его будет судить, что там уже подобран ансамбль плясунов и что он идет туда один против группы контры. И он не побоялся. Большевик использовал трибуну суда для разоблачения фальсификаторов.

А теперь вопросы. Создана комиссия по реабилитации невинных жертв репрессий. Почему нет биографических данных членов комиссии? Я могу им не верить.

Почему дискуссии ведутся за «круглым столом» в Москве, а не на заводе, фабрике, в колхозе? И тот, кто выступает, обязательно должен представить свою биографию. На сегодня очень не авторитетны лекторы и особенно журналисты».

Ульянова В.П. Саратов. «…И почему Адамович имел каких-то свидетелей? Что они свидетельствовали? Ссылались на какие-то документы, которых нет. Их выступления – сплошная необоснованная наговорщина. Почему им верят, а Вам нет? Адамович (не хочу называть его товарищем) договорился до такого абсурда, что Сталин хотел отдать Гитлеру весь Советский Союз. Как я была, и не только я, на Вашей стороне и как хотела Вам помочь, но не знаю как. И я, и многие мои знакомые очень Вам благодарны, что Вы, защищая себя, защищаете то время.

Помню, какое тогда было время: пускали составы с горючим под откос в черте города, взрывали мосты и рельсы, – вредительство сплошное. Леонид Ильич весь народ превратил в хапуг, лодырей и пьяниц. И наши нынешние руководители там же были, но почему-то молчали, как тараканы в щелях».

Иовчин Р.А. Московская обл. Письмо Адамовичу в газету «Советская культура». «Мы не юристы, а простые советские люди, решили написать о своих впечатлениях. Газета, вы лично и ваши свидетели в глазах миллионов зрителей проиграли этот процесс. Как ни крути и ни верти, если мы хотим построить настоящее правовое государство, то по каждому отдельному случаю должно вестись следствие с последующим судом. Только суд может вынести решение – преступник этот человек или нет. До судебного приговора никто не имеет права называть человека преступником, навешивать ярлыки, оскорблять кого бы то ни было, тем более – писатели, журналисты и газеты. Разве так можно! Только в нашей стране не признают деликатности, так срамим сами себя – стыдно и больно! Мертвые не могут возразить и защититься. При жизни восхваляли, после смерти оскорбляем.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6