Глен Кук.

Орудия Ночи. Жестокие игры богов



скачать книгу бесплатно

Хект переглянулся с Герис. Оба нахмурились. Их воспитали в совершенно разных верах. Ни один не понимал того, что творилось здесь и сейчас. Все это невозможно было впихнуть в пределы того, чему их учили.

– Сможете вызвать остальных, если они мне понадобятся? – спросила Герис.

– Да, но не слишком быстро, – ответил Гаурлр. – Вот если мы откроем путь Ранулам, то сможем все делать молниеносно.

– Несомненно, а еще выпустите на волю толпу потусторонних негодяев, которые моим внукам ни в чем не клялись, – протянул принципат Делари, накладывая себе пирога.

Хект задумался. Чтобы добраться до родного мира, близнецам нужна помощь смертных?

– Мы поклялись, – отрезала Гаурли, которую явно злило постоянное недоверие. – И выполним свою часть сделки.

– Вы знаете, где сейчас остальные? – продолжила расспросы Герис.

– Неточно, – признался Гаурлр.

– А где Зир?

Гаурлр прищурился и куда-то стрельнул глазами. Казалось, он озадачен и хочет что-то скрыть.

– Ну и? – рявкнул Хект.

– Здесь, – выпалила Гаурли. – Но я его не вижу.

– А ты, Гаурлр? – спросила Герис.

– Чувствую его. Он наблюдает. Весьма недоволен, что мы рассказали о нем. Но я тоже его не вижу.

Вид у Герис был такой, будто она вот-вот взорвется.

– Уже фокусы начались?

Хект схватил сестру за локоть и покачал головой:

– Он не нарушил правила. Не забывай, Орудия любят шуметь попусту, вечно выискивают лазейки.

Герис достала ручной фальконет:

– У меня тут две унции серебряной картечи – вот хорошая лазейка.

Да она вот-вот потеряет самообладание.

– Нам, смертным, нужно немного отдохнуть, – сказал Хект. – Тяжелый выдался денек.

Близнецы пожали плечами.

– Этот город полнится пороками, – сказала Гаурли. – Мы тут все разведаем.

– Идите повеселитесь. До встречи.

Близнецы исчезли почти с той же легкостью, как Лила, Герис и Кловен Фебруарен.

На Герис напала охота ссориться.

– Герис, ты слишком тревожишься. Не кипятись и не нарушай нашу часть договора.

Волшебнице явно это в голову не пришло.

– Ой! Я ведь чуть не нарушила? Это они меня провоцировали!

– Нет. Не провоцировали. Они и правда собираются держать слово, будут скрупулезно следовать условиям до самой твоей смерти. Действительно думают, что им это выгодно.

– Ты-то откуда знаешь?

– Мне так кажется, – пожал плечами Хект. – Разумный подход.

– Не понимаю.

– Тебе туманят зрение предрассудки. Сама посуди, ты их вытащила из ловушки Асгриммура, потом из Обители Богов. Теперь они поняли, что срединный мир – всего лишь еще одна тюрьма, хоть и побольше. Здесь все определяет смертность.

– Ого, братик, да ты меня пугаешь.

– Им понадобятся верующие. Прямо сейчас у них есть только мы. А мы им не поклоняемся.

– Я думала, они сами друг в друга верят и поэтому освободились и могут бродить где вздумается.

– Конечно. В некотором роде.

Теперь они могут попасть туда, куда не могли раньше. Возможно, даже до Кладезя Ихрейна сумеют добраться. Но им по-прежнему нужно кормить две души.

Все уставились на Хекта с таким изумлением, словно у него волосы зеленые выросли.

– Поверю, братец, тебе на слово. Объясни-ка поподробнее.

– Они этого не сказали, но им нужно питаться разными способами. Одной магии недостаточно. И того, что мы верим в их существование, тоже. Мы не настоящие верующие. А чтобы сохранить бессмертие, им нужны почитатели.

Все по-прежнему удивленно на него пялились.

– Настоящие почитатели, – повторил Хект. – Именно их они и хотят разыскать, пока будут нашими союзниками – ненадолго, всего лишь пока не сменится одно мимолетное поколение – и богами, которых можно будет постоянно видеть, которые будут действовать. В случае неудачи смертность их одолеет, они угаснут и сольются с Ночью.

Воздух в кухне дрогнул, и из ниоткуда возник Кловен Фебруарен:

– Четко мыслишь, Пайпер. Удивляюсь, как это ты додумался. Сообразительный паренек, но ум свой используешь, только чтобы поискуснее отколошматить тех, кто против твоей воли идет.

– Я особенно об этом и не размышлял. Но очевидно же. И я правда думаю, нам всем необходимо отдохнуть. Чтобы с этим справиться, нужна бодрость. А еще мне пора в свое войско вернуться. Уверен, у Седлако и прочих там все из рук валится.


Хект проспал восемнадцать часов. Дважды он просыпался и ходил отлить, но потом снова забирался обратно в постель. Когда его растолкала Анна, Пайпер все еще не хотел вставать.

– Пайпер, поднимайся. Грядут неприятности.

– Неприятности? – переспросил Хект, стряхивая окутывающий голову туман.

– Пошли слухи, что мы тут. Делари считает, что за особняком следили создания Ночи. Жди беды. Аддам Хоф снова возьмет меня с детьми в Кастеллу. Там пересидим в безопасности, пока Пинкус разбирается с беспорядками.

Хект снова потряс головой:

– Надо было это предвидеть.

– Старик и предвидел. Именно поэтому обо всем договорился с Хофом, Пинкусом и патриархом. Ему, кстати, не помешало бы имя себе выбрать, если хочет, чтобы чернь принимала его всерьез.

– Джервес сам себя пока всерьез не принимает. И какой у нас план?

– Тебе надо поесть, потом Герис и Лила перенесут тебя к Войску Праведных, а мы тут окопаемся и подождем, пока все не уляжется.

– Я хотел кое-какие дела переделать, кое с кем повидаться.

– С тобой тоже кое-кто хочет повидаться – и отнюдь не твои друзья.

Анна права. Без своего Войска Праведных Хект соблазнительная добыча.

– Ладно, встаю.

– Скажу госпоже Кридон.

Когда Хект явился в кухню, там уже болтались Герис и Лила. Госпожа Кридон поставила на единственный уцелевший стол тарелку с едой (разумеется, почти все из свинины).

– Вам всем не терпится от меня избавиться?

– Точно, – призналась Герис. – Тут премерзкие ходят слухи. У Горта людей не хватит, чтобы тебя выручить. Братство законным образом тебе помочь не может. А кое-кто из тех, кто тебе на самом деле благоволит, и палец о палец не ударит – боятся, что подумают, будто бы они помогают патриарху, в котором сами совсем не уверены.

– Понимаю. Пелла, значит, с собой взять тебя не смогу. Принесешь мои пожитки? Потом что-нибудь придумаем.

Анна посмотрела Хекту в глаза и одними губами произнесла: «Спасибо», видимо решив, что он нашел удачный предлог, чтобы оставить мальчишку в безопасном месте.

Помрачневший Пелла пришел к такому же выводу.

Лила крутанулась на месте и исчезла, а через мгновение появился Кловен Фебруарен. Лила с Герис по очереди наблюдали за событиями. Фебруарен что-то прошептал Герис, и та кивнула.

– На площади Мадур собирается толпа, – сообщила вернувшаяся Лила. – Зачинщики похожи на типов из Конгрегации.

– Не близко, – заметила Герис. – Немного времени у нас есть, но не будем тратить его попусту. Пусть сунутся сюда – не найдут ничего, кроме ловушек. Лила, отправь своего отца, а потом перемести остальных в Кастеллу.

– Только не прямо внутрь, – отозвалась девочка. – Доставлю на ближайшую улицу. У членов Братства припадок будет, если мы вдруг окажемся в замке в обход них.

– Да. Пайпер, готов?

– Я? Нет, – ответил Хект, который едва не ударился в панику, вспомнив, каково ему было, когда он путешествовал только вдвоем с Герис.

Сестра и Лила обняли его, и Лила кивнула.

Поворот.

Его окутала тьма, кишевшая жуткими страшилищами, но страшилища не сочли его значимой персоной и не обратили на Хекта внимания. Потом все залило утренним светом, повеяло холодом. Пайпер оказался в предгорьях Джагских гор, рядом с перевалом Ремейн.

– Не так уж и плохо было? – спросила Герис.

– Да. Может, привыкаю.

– Слышу в голосе сомнение.

– Так и есть. Не могла же Ночь изменить свое ко мне отношение.

– Нужно обрядить этого недоростка Арманда в шутовской наряд – пусть ходит за тобой хвостом и напоминает, что ты вовсе не такая уж важная персона, как тебе кажется.

– В детстве не довелось меня подразнить, так теперь наверстываешь?

– Возможно.

– Я вот о чем: для Ночи я больше не важен. И это после всего, на что она пустилась, чтобы меня прикончить.

– Значит, Ночь наконец осознала, что джинна обратно в бутылку не запихнешь.

– Это только одна теория, и слишком ты хорошо думаешь о Ночи.

– А у тебя какая теория?

– Ночь забыла обо мне, потому что нашла тебя.

– Не думаю. Меня бы Асгриммур предупредил. Нам с Лилой нужно возвращаться. Просто сиди тут спокойно, Праведные скоро подойдут.

– Так вы меня закинули вперед них? И как же мне им все объяснить? – ужаснулся Хект, жалобно глядя на Лилу.

Но девчонка словно не слышала его. Будто завороженная, она смотрела, как в кристально прозрачном воздухе проступили серо-лиловые громадины Джагских гор, увенчанные ослепительно-белыми снежными шапками. Ветерок, дующий с высокогорий, пробирал сильнее самого холодного бротского утра. Хект вздрогнул.

– Что-нибудь придумаешь, – ответила Герис. – Ты же умный у нас. Проклятье, да свали все на колдовство. Или на божественное вмешательство. И так, и так правда.

– И никто мне не поверит.

– Так еще и лучше. Лила! Нам пора.

– Ты иди вперед, а я догоню. Хочу на горы посмотреть.

– Надолго не задерживайся, – пожала плечами Герис, повернулась и исчезла.

Выждав с полминуты, Лила сказала:

– Обещай, что будешь осторожен. – Девочка подошла ближе, обняла Пайпера, сжав его правое предплечье и левое запястье – будто проверяла тайком, на месте ли амулет (амулет был на месте, и рука от него все еще зудела). – Ты мне почти как отец. – Эти слова Лила выдавила словно под пыткой, потом развернулась и пропала – Пайпер даже почувствовал легкое дуновение.

Он глубоко вздохнул, поежился, решил пройтись, чтобы согреться, и направился вниз с холма. Где-то поблизости должна быть дорога на перевал.

Обнаружив дорогу, Хект уселся на камень и приготовился ждать. Вокруг не было ни души – дурной знак. Может, это все из-за приближающегося войска?


Лила вернулась в Брот и увидела, что Герис и Кловен Фебруарен уже сидят, сдвинув головы, и обсуждают, как переместить ее, Вэли и Муньеро Делари в тайный подвал во дворце Чиаро, где пряталась Модель. Анну и Пеллу перекинули поближе к Кастелле: они перейдут мост, их впустят через ворота, и тогда Анна приготовит комнаты, чтобы девочки тоже потом присоединились.

Госпожу Кридон, Туркина и Фельску отправили в покои принципата Делари во дворце Чиаро. Там для них безопаснее всего.

Пока Герис все это объясняла, Девятый Неизвестный со смехом вернулся из ниоткуда в обнимку с громко причитающим Одиннадцатым Неизвестным.

К Лиле и Герис присоединилась Вэли, и втроем они переместились туда, где ярко горели фонари и кипела работа – прямо к Модели, хотя сделали это так, чтобы их появления не заметили священники и монахини, которые доводили до совершенства огромную объемную карту известного мира. В центре карты располагался Брот. Чем ближе к краям, тем менее подробной становилась Модель.

Окрестности Брота и Центральная Фиральдия были выполнены с такой точностью, что остроглазый и внимательный наблюдатель различил бы двигающиеся по дорогам и улицам крошечные точки. На западе от Фиральдийского полуострова плыло к морю призрачное облачко тумана.

Столетия назад патриарх и коллегия приказали построить Модель, чтобы можно было видеть и понимать, что творится в ширящемся чалдарянском мире. Этот проект во многом превосходил все церковные начинания. С самого начала его скрывали, да никто особенно им и не интересовался, поэтому даже не засылал шпионов. Со временем о Модели позабыли уже и сами церковники. Единственным из недавних патриархов, кто слышал о ней (необычайный случай), был Хьюго Монгоз, принявший имя Бонифация VII.

Но работа по-прежнему шла. Кловен Фебруарен и Муньеро Делари, Девятый и Одиннадцатый Неизвестные, надеялись натаскать Герис и сделать ее Двенадцатым Неизвестным.

Хотели, чтобы волшебство осталось в семье.

Герис еще не совсем понимала, что затеяли старики.

С ворчанием она оттащила своих спутников подальше от священников и монахинь и сказала:

– Что-то не то с Пайпером творится.

Остальные молча ждали. Никто ни о чем не спросил, поэтому Герис не удалось воспользоваться заранее заготовленной шуткой, и она разозлилась.

Вечно-то с этим семейством так.

Кловен Фебруарен все же смилостивился и заметил:

– У него и правда небольшие заскоки начались, когда он умер, а мы его вернули. Но я думал, он с ними справится.

– Он научился их скрывать, если ты об этом.

– Возможно, – пожал плечами волшебник.

– И от себя самого скрывает. Думаю, ему так тяжко было перемещаться, потому что он снова открывался Ночи.

– Ответ содержится в самом вопросе.

– Что-что? – не поняла Герис.

– Если перемещения выбивают его из колеи, пусть ходит пешком.

– Все не так просто. Жаль, что я с ним не перемещалась до того, как он умер, – было бы с чем сравнить.

– Сегодня ему плохо пришлось?

– В этот раз нет. Может, привыкает. Но я не особенно в это верю. Что-то такое странное с ним творится.

– Лила, а ты что думаешь? – спросил Фебруарен.

– Думаю, он за нас волнуется. А еще ему несладко приходится, потому что меняется весь его мир. Вы вспомните, откуда он явился.

– Герис, так дело в этом? Наш Хект – заблудшая душа, потому что все, во что он верил, пошло прахом?

Герис страшно не хотелось признавать, что именно это она, возможно, и почувствовала. У нее и у самой случались приступы неуверенности, а она-то никогда ни во что не верила по-настоящему. Но это было не все. Далеко не все.

– Так что будем просто за ним приглядывать. Вмешаемся, если пойдет по неверному пути.

Герис во всем разберется. Пайпер – ее брат. Именно так родня и поступает.

Раньше у нее родни не было – такой, с которой она была бы связана кровными или душевными узами.


Когда верховый патруль Войска Праведных обнаружил Хекта, он крепко спал, свернувшись на земле. Было два часа дня. Патрульные оказались самыми суеверными солдатами во всем войске. Один, перепуганный, остался караулить, а второй тут же помчался докладывать.

Высокопоставленные офицеры прибыли только через два часа. К тому времени вокруг храпевшего Предводителя уже столпилось человек пятьдесят.

Подъехали Титус Консент и Клэй Седлако, глава разведки и начальник кавалерии Праведных. Консент и Предводитель дружили еще с тех времен, когда Пайпер Хект был всего лишь простым наемником на службе у Бруглиони – одного из пяти бротских кланов. Консенту минуло только двадцать пять лет, но в его темных волосах уже пробивалась седина. Он спрыгнул со своего гнедого коня и посмотрел на полковника Седлако – не требуется ли тому помощь.

У Клэя Седлако, когда-то служившего в Братстве Войны, которому он, скорее всего, до сих пор слал донесения, была лишь одна рука. Но он хорошо справлялся даже в бою, так что и спешился без труда. Рыцарь привык к своему увечью.

– Кто его обнаружил? – спросил Консент.

Двое патрульных подняли руки.

– Разбудить не пробовали?

– Нет, мой господин. Если б не дышал, за мертвого бы сошел. С тех пор как нашли, ни разу не шевельнулся.

Хект лежал на боку, свернувшись калачиком и подтянув ладони к лицу.

– Спит как младенец, – заметил Седлако.

У Клэя было худое овальное лицо. Его золотистые волосы уже начали редеть. На поджаром теле не было ни грамма лишнего жира. Если бы не отсеченная рука, Клэй представлял бы собою образец профессионального солдата. Он принадлежал к тому типу людей, которые даже в самых суровых условиях остаются подтянутыми и собранными.

Титус Консент же, напротив, всегда казался чуть взъерошенным. Он тоже был худым и поджарым, как и все Праведные. Даже не в походе они жили в аскетических условиях и никогда не сидели без дела.

И все по вине этого человека, который сейчас спал на холодной земле.

Консент оглянулся на толпу солдат. Крепко же Хект уснул, раз не слышит этого гвалта. Титус обошел друга и не заметил ничего необычного – разве что сам факт того, что Пайпер вдруг появился здесь.

– Не по погоде одет, – сказал Седлако.

– Да. Вы правы.

Хект был одет так, как всегда одевался в походе, – неприметно и просто. Только наряд его был уж больно легкий. Значит, явился откуда-то с юга.

– Цепкий у вас глаз, я и не заметил, – восхитился Консент, а потом встал на колени и потряс Хекта за левое плечо.

Добудиться его удалось не сразу. Когда Пайпер наконец очнулся, он ничуть не испугался, как ожидал дэв, а медленно обвел всех мутным, недоуменным взглядом; недоверие в его глазах постепенно сменилось изумлением.

– Где я? Как я сюда попал?

– Я надеялся, это вы нам скажете. Мы на подходах к перевалу Ремейн, к югу от того места, где в прошлый раз попали в засаду. А вот как вы сюда попали – это уж вам объяснять.

– Не знаю, Титус. Был в Броте, в доме у принципата Делари. Мне странный сон снился. О древних богах. Не кошмар – просто сон, будто воспоминание о том, чего не было. А потом ты меня растолкал. И вот я здесь – зубами от холода стучу.

Предводитель сел, но вид у него был такой, словно на ноги ему без посторонней помощи не подняться.

Титус Консент не испытывал сомнений, которые полагалось бы испытывать благочестивому чалдарянину или даже дэву, коим Консент и был до обращения. Ведь целый год Титус провел в Коннеке, выслеживая и истребляя возродившихся демонов древности.

– Мы всех их прикончили. Последним был Бестия. При вас его добили.

– Не те Старейшие, Титус. Северные.

– Доннер? Орднан? Долг? Эти?

– Второго знаю. Помнишь, как тогда рвануло под Аль-Хазеном? Это с ним случилось то, что мы потом учинили с Бестией, Черенком, Кинтом и прочими.

– У них разные были имена, в зависимости от того, где именно им поклонялись. Кое-кто пересекался и с теми созданиями, которых прикончили мы. В древнем Эндоненсисе любили северного бога войны. Тамошние воины надеялись, что их заберут к себе Похитительницы Павших.

– Ясно.

– Долг был богом войны. У него много разных имен – больше, чем у других. Иногда его так просто и звали: Война. Доннер приходился сыном Орднану. Эдакий тупоголовый здоровяк владел знаменитым волшебным молотом, таким тяжелым, что никто, кроме него, даже поднять не мог. «Доннер» означает «гром». Когда он забавлялся со своим молотом, гремел гром. Или, что более вероятно, когда его ронял.

– Красный Молот.

– Хм…

Солдаты помогли своему Предводителю подняться на ноги и дали ему плащ, оставшийся от кого-то из убитых. Каждый, кто проходил мимо, старался подобраться поближе, чтобы своими глазами убедиться, не врут ли слухи. Полковые повара принесли еду, и Предводитель вдосталь поел.

Он казался озадаченным. Словно какая-то мысль никак не давала ему покоя.

Вскоре вокруг Хекта собрались все офицеры. Никто ничего не говорил, но при всем своем хорошем отношении к командиру волнения они скрыть не могли. Таинственное появление командира не на шутку напугало их, такого страха они не испытывали с того дня, когда наемный убийца прикончил Предводителя, а тот потом взял и воскрес.

От черных подозрений Хекта защищал сам его титул – Предводитель Войска Праведных, командир Войска Господнего, которому предначертано очистить Святые Земли от неверных. Предводитель Войска Праведных не станет знаться с демонами и слугами тьмы. Ведь не станет?

Но подчиненные Хекта все равно волновались.


Лишних лошадей и повозок у Праведных не было, и Предводителю пришлось ехать на муле. Забрать чужого коня он наотрез отказался. Мула звали Чушка; Пайпер знал его, как знал и его хозяина Просто Джо, еще со времен своих ранних похождений на западе. Просто Джо любил животину до самозабвения – гораздо больше, чем людей. И именно благодаря Джо в Войске Праведных с животными дела обстояли гораздо лучше, чем во многих других войсках. Так с самого начала и повелось: где бы Пайпер ни командовал, Джо всегда занимался животными. Никаких других стремлений, кроме как облегчить жизнь своим четвероногим любимцам, у Просто Джо не было. И тем самым он значительно облегчал жизнь и двуногим.

Офицеры в Войске Праведных признавали, что Джо хорошо знает свое дело, но дружба Предводителя с деревенским олухом всегда приводила их в недоумение. Их ужасно раздражало, что командир неизменно защищает его и во всем потакает этому мужлану.

Тому имелось несложное объяснение: Просто Джо был дорог Пайперу из-за общих воспоминаний.

– Из той компании, что отправилась в Коннек покарать Антье за неподчинение патриарху, нас уцелело только четверо, – объяснял Хект. – И только Джо до сих пор со мной. Меня с ним многое связывает.

Еще уцелели Пинкус Горт и Бо Бьогна. Горт стал главнокомандующим в патриаршем войске – теперь этот титул мало чем отличался от титула главного полицейского в Броте. Бьогна куда-то запропал. В последний раз Пайпер его видел, когда тот под прикрытием шпионил для Горта (или для Бронта Донето, или для церкви, а может, для всех троих сразу). Бьогна и Просто Джо были близкими друзьями. Если Бьогна жив, то рано или поздно он обязательно найдет Джо.

Праведные – верховые и пешие – шли через холодные Джагские горы. Предводитель почти все время о чем-то размышлял, не замечая настороженных взглядов своих спутников. Он вспоминал о других уцелевших в том первом бедственном походе на Антье. Никто из них не тянул с ним лямку. Бронт Донето, ныне низложенный патриарх, все еще питал жгучую ненависть к Коннеку. Еще там был Оса Стил – мальчик для утех при бротском епископе Антье Серифсе и имперский шпион.

Значит ли теперь все это хоть что-нибудь? Или же остались только чувства?

Наверное, нет.

Когда Войско Праведных спускалось по северному склону Джагских гор, мысли Хекта переключились с прошлого на будущее. Он так до сих пор и не знал, решится ли новая императрица на священный поход. Меж тем близилась весна.

А еще нужно как-то подготовить своих людей к тем изменениям, которые, несомненно, начнутся, когда объявятся новые особые помощники.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12