Кудров Валентин.

Мировая экономика



скачать книгу бесплатно

Однако объективные процессы экономической интеграции не всегда подкреплялись согласованием вопросов на политическом уровне. В 1965 г. в рамках ЕЭС разгорелась борьба вокруг функций его руководящих органов: столкнулись федералисты и конфедераты.

Сторонники федерализма считали, что необходимо усиливать наднациональные полномочия институтов сообщества и переходить на принятие решений не на основе консенсуса (см. гл. 7), а на базе большинства голосов. Они стремились, следовательно, к более жесткой политической интеграции. Однако президент Франции де Голль решил не уступать национальных прерогатив, и Франция в 1965 г. объявила бойкот работе органов ЕЭС, деятельность которых была парализована в течение семи месяцев. Лишь в 1966 г. был наконец достигнут Люксембургский компромисс, согласно которому принцип консенсуса (единогласия) сохранился, но позиции КЕС были ослаблены, права Европейского парламента не расширены. Сторонники конфедерализма на данном этапе взяли верх.

4.3. Третий этап экономического развития (1974–1984 гг.)

Этот этап связан с серьезным замедлением темпов экономического роста и интеграционных процессов. Среднегодовые темпы роста ВНП сократились до 1,7 % (в США– 2,3 %, в Японии – 4,2 %), промышленного производства – до 0,8 % (в США и Японии – соответственно 1,3 и 2,1 %).

Причины столь неблагополучного периода в развитии экономики Западной Европы, который продолжался 10 лет, до конца не ясны. Специалисты обычно ссылаются на «нефтяные шоки» 1973–1974 и 1978–1979 гг., которые были созданы странами-нефтеэкспортерами, членами Организации стран – экспортеров нефти (ОПЕК). Резко ухудшились условия внешней торговли для Западной Европы, что вызвало необходимость срочного перераспределения инвестиционных и иных ресурсов в энергосбережение, закупку и переработку сырой нефти. Одновременно усилилось государственное регулирование экономики, более отчетливо проявились циклические факторы в развитии экономики. Возник эффект импорта инфляции из США. Страны Западной Европы ввели плавающие курсы валют, повысили темпы роста социальных расходов, которые стали обгонять рост производительности труда, и т. д.

И тем не менее в рассматриваемый период начался переход с экстенсивного на интенсивный тип экономического развития. Несмотря на падение нормы прибыли, ухудшение общих условий воспроизводства, усилился процесс обновления и модернизации основного капитала. В воспроизводственной структуре капвложений стала заметно нарастать доля амортизации. В ФРГ, например, она увеличилась с 42 до 71 % в общей сумме инвестиций в промышленность за 1970–1985 гг. Все это сопровождалось сокращением сроков морального и физического износа основного капитала, ускорением его обновления. Однако доля расходов на расширение основного капитала сокращалась, что негативно сказывалось на расширении числа рабочих мест и обостряло проблему безработицы.

Важные сдвиги произошли в технологической структуре капвложений: стала заметно расти доля оборудования.

Так, в 1973–1985 гг. доля оборудования в структуре инвестиций возросла в ФРГ с 37 до 48 %, в Великобритании – с 41 до 47, во Франции – с 44 до 57 %.

В отраслевой структуре капиталовложений повышался удельный вес вложений в сырьевые отрасли и в отрасли, связанные с НТР, – электротехническую промышленность, производство ЭВМ, новых материалов. На этот же период приходится начало добычи нефти и газа со дна Северного моря, потребовавшее огромных инвестиций. Появились новые центры развития наукоемких производств, наметилась тенденция к выравниванию уровней экономического развития отдельных стран и регионов.

Несмотря на снижение темпов роста производства, темпы роста экспорта оставались высокими. Тем не менее в результате неблагоприятного общего экономического положения, а также территориального расширения ЕЭС[3]3
  В 1973 г. в Сообщество вступили Англия, Ирландия и Дания, в результате ЕЭС из «шестерки» превратилось в «девятку», а в 1981 г. в Сообщество была принята Греция, и «девятка» стала «десяткой».


[Закрыть]
в этот период нарушались принципы функционирования «общего рынка». Стал практиковаться скрытый и даже открытый протекционизм внутри ЕЭС. Члены ЕЭС начали создавать нетарифные барьеры во взаимной торговле. И все же определенный прогресс имел место в области создания Европейской валютной системы (ЕВС) и региональной денежной единицы – ЭКЮ.

Важной особенностью третьего этапа экономического развития Западной Европы является всплеск инфляции, вызванный развалом Бреттон-Вудской валютной системы в 1971–1973 гг.

Как только были сняты ограничения на обесценение денег[4]4
  В 1971 г. в центральных банках стран – членов МВФ был прекращен размен американских долларов на золото, а в 1973 г. отменены пределы колебаний курсов валют по отношению к доллару.


[Закрыть]
, начался бурный рост цен, и не только в Западной Европе. Однако инфляция в странах этого региона развивалась более быстрыми темпами, чем, скажем, в США и Японии. Среднегодовой рост розничных цен в 1974–1983 гг. в Западной Европе составил 11,7 %, тогда как в США – 7,5, в Японии – 5,5 %. В основе этого процесса лежали такие факторы, как рост денежной массы и издержек производства, монопольное ценообразование, дефицита государственных бюджетов, кредитная экспансия, подогреваемая разросшимся мировым рынком ссудных капиталов. Возникло такое явление, как стагфляция, или инфляция в условиях стагнации экономики.

Размах инфляционных процессов нанес удар по кейнсианству и дал толчок к усилению либерализма в экономической политике, в частности к монетаризму. В начале 1980-х годов монетаризм взял верх в Великобритании, ФРГ, Норвегии, Швейцарии и странах Бенилюкса.

Вместе с тем во Франции, Австрии, Испании, Португалии, Швеции, Греции и Финляндии сохранили свои позиции сторонники социал-реформизма, т. е. более широкого государственного регулирования экономики. В связи с этим заслуживает специального рассмотрения опыт экономических реформ правительства М. Тэтчер в Великобритании, послуживший предтечей «рейганомики» в США.

Несмотря на давние либеральные традиции, в послевоенный период в Великобритании усилилось вмешательство государства в экономику, была проведена национализация ряда отраслей промышленности. Так, в 1945–1948 гг. собственностью государства стали многие банки, шахты, радио и телеграфная связь с заграницей, электростанции, в 1967 г. – многие предприятия черной металлургии и транспорта, в 70-х годах государство скупило контрольные пакеты акций ряда крупных корпораций. Стали создаваться смешанные государственно – частные компании.

Правительство лейбористов, находившееся у власти в 60—70-х годах, проводило политику низких цен на продукцию национализированных предприятий. Более того, оно по-своему пыталось планировать экономическое развитие страны. Так, сначала была разработана программа развития английской экономики, затем «национальный план». Их воплощение в жизнь намечалось соответственно в первой и второй половине 60-х годов. Однако и программа, и план реализованы не были, а попытки проведения их в жизнь закончились ускорением темпов инфляции, ухудшением других показателей экономического развития страны.

В конце 70-х годов темпы инфляции возросли до 15 % в год, в начале этого периода замедлился, а затем и вовсе прекратился рост производства. Например, в середине 70-х годов объем промышленного производства был на 11 % меньше по сравнению с объемом начала 60-х годов. Безработица выросла до рекордных размеров, снизился жизненный уровень населения, резко возрос внешний долг Великобритании.

Все попытки лейбористов решить эти проблемы на путях усиления государственного регулирования экономики успеха не имели. Налицо был кризис экономической политики, основанный на кейнсианской концепции. Смена парадигм оказалась неизбежной. На новый путь встало правительство консерваторов во главе с М. Тэтчер, пришедшее к власти в мае 1979 г. Новое правительство сразу же приступило к проведению в жизнь идей экономического либерализма, направленных на сокращение роли государства в экономике, усиление функций рыночных механизмов саморегулирования.

Была поставлена задача снизить и затем строго контролировать темпы роста денежной массы, снизить ставки налогообложения и ослабить налоговый контроль за функционированием рынка, отменить контроль над ценами и оплатой труда. Одновременно были приняты такие антиинфляционные меры, как сокращение государственных кредитов частному сектору, ограничение государственных расходов вообще. В результате уже к 1982–1983 гг. темпы инфляции снизились до 5 % в год. Затем они несколько возросли.

Другое важное направление монетаристских реформ в Великобритании – курс на значительное сокращение, а в ряде отраслей и полную ликвидацию государственного сектора. Это выразилось в широкой денационализации и стимулировании частного бизнеса. Частным фирмам продавались богатые месторождения нефти в Северном море, угольные шахты, заводы по производству радиоактивных изотопов, национальная компания по перевозке грузов и т. д. Причем в частные руки предлагались только рентабельные предприятия, остальные подвергались санированию. Резко снизился удельный вес государственных капвложений.

В результате смены курса государственной экономической политики в экономике Великобритании произошли важные и достаточно быстрые перемены к лучшему: был остановлен спад производства, инициирован подъем экономики, резко сокращен уровень инфляции, начался рост жизненного уровня населения, укреплены позиции Лондона как одного из финансовых центров мира.

В целом же 70-е годы были периодом перестройки экономики Западной Европы на широкое применение энергосберегающих технологий, всемерное развитие научно-технического потенциала для последующего перехода на интенсивный тип развития. Благодаря этой перестройке экономический кризис 2001–2003 гг. Великобритания преодолела успешнее других крупных европейских стран: в 2003 г. ее ВВП возрос на 2,1 %, в то время как Франции – на 1,6, Италии – на 0,3 %, а Германии снизился на 0,1 %. Это результат приватизации, давшей Великобритании порядка 80 млрд ф. ст., дерегулирования экономики и децентрализации хозяйственного управления. Сегодня в Европе все чаще говорят о преимуществах англосаксонской экономической модели над германской.

4.4. Четвертый этап экономического развития (1985–1990 гг.)

В этот период вновь начался довольно быстрый экономический рост стран Западной Европы, стали укрепляться ее позиции в мировой экономике, завершился переход к интенсивному типу экономического развития. Западная Европа укрепила свои позиции в области НИОКР, приступила к широкомасштабному выпуску собственной наукоемкой, высокотехнологичной продукции. Значительно расширились и укрепились интеграционные процессы на континенте. Практически было завершено создание Европейского внутреннего рынка (EBP) и стало форсироваться создание Европейского валютного союза.

Особенностью экономического подъема в Западной Европе с середины 80-х годов являются его гармоничность и сбалансированность. Положительные сдвиги происходили по многим макроэкономическим параметрам: быстрый рост ВВП и промышленного производства, уменьшение безработицы, падение темпов инфляции, стабильный курс национальных валют, форсирование экспорта, рост прибылей предпринимателей и реальных доходов населения, облегчение налогового бремени, снижение бюджетных дефицитов. На рабочих совещаниях Европейской экономической комиссии ООН, проходивших в 1986–1990 гг. в Женеве, эксперты с удивлением отмечали, что реальные темпы экономического роста стран Западной Европы, как правило, превышали их прежние самые оптимистические прогнозы и ожидания.

Данные о темпах роста важнейших макроэкономических показателей главных западноевропейских стран в рассматриваемый период представлены в табл. 1.

За период с 1984 по 1990 г. совокупный ВВП Западной Европы возрос на 22 %, фонд личного потребления – на 23, капвложения – на 34, промышленное производство – на 23, занятость – на 8,5 %; норма безработицы снизилась с 9,6 до 7,2 %.

В эти годы Западная Европа вновь заметно укрепила свои позиции в мировой экономике, особенно во внешнеэкономической сфере. Положительное сальдо платежного баланса достигло по региону в целом почти 200 млрд долл.

Наряду с количественными показателями следует учитывать ускорившийся рост эффективности производства в странах Западной Европы на базе углубляющейся его интенсификации. В частности, более высокими темпами снижалась материало– и фондоемкость производства.

При снижении темпов роста инфляции и денежной массы происходил процесс выравнивания темпов роста цен по странам. Так, в начале 80-х годов дисперсия цен по группе наиболее развитых стран (отклонение роста цен по странам от среднего уровня роста по группе стран в целом) составляла в ЕЭС около 8 %, к 1990 г. этот показатель снизился до 3 %. Сократился разрыв в темпах роста денежной массы по странам ЕЭС с 4,1 % в начале 80-х годов до 2,6 % в 1989 г. Это важный показатель на пути к «общеевропейскому экономическому пространству».


Таблица 1

Погодовые приросты главных макроэкономических показателей стран Западной Европы в 1984–1990 гг. _(в %)





Существенными факторами в экономическом развитии Западной Европы в конце рассматриваемого периода стали объединение Германии (октябрь 1990 г.) и «бархатные» революции в Восточной Европе в 1989–1990 гг., приведшие к развалу социализма в этом регионе.

Объединение Германии вызвало необходимость переориентации значительной части финансовых ресурсов Западной Германии в целях поддержки рыночной трансформации на территории бывшей ГДР. На эти цели в 1991 г. было направлено около 125 млрд марок, или 4,5 % ВНП Западной Германии. Поток средств продолжался и в последующие годы, продолжается он и теперь, хотя и в значительно урезанных масштабах.

Объединение Германии дорого обошлось не только Западной Германии (увеличился ее бюджетный дефицит, сократился экспорт), но и всей Западной Европе: выросли безработица и инфляция, ухудшилось состояние платежного баланса и бюджетного дефицита. Но лишь в краткосрочном плане. В долгосрочном же плане воссоединение двух Германий существенно усилило новую Германию, ЕС и всю Западную Европу, дало новые рынки сбыта, дополнительные ресурсы. Впоследствии экономическое развитие Восточной Германии стало происходить даже более высокими темпами, чем Западной.

Процесс воссоединения Германии органично включал не только вхождение плановой экономики бывшей ГДР в зрелую рыночную экономику ФРГ, но и адаптацию непримиримых антирыночников, убежденных марксистов бывшей ГДР к реальным ценностям нормального и цивилизованного западного общества. Это был трудный процесс, связанный с пересмотром убеждений, сложившихся точек зрения и т. д. Но он прошел мирным и вполне цивилизованным путем. Никто не выходил на демонстрации с портретами Маркса, Энгельса или Ленина, Сталина. Жизненный уровень немцев из восточных земель стал быстро расти.

Антисоциалистические революции в странах Восточной Европы и последующий развал СССР также оказали влияние на экономику Западной Европы, заставив западноевропейские страны переориентировать часть своих ресурсов в восточном направлении. Речь идет не только о торговле и инвестициях, но и о прямой помощи. Страны Восточной Европы, а затем и страны Балтии и некоторые страны СНГ взяли курс на экономическое сотрудничество с западноевропейским регионом.

В этот же период встал вопрос о создании Европейской валютной системы (ЕВС). В декабре 1991 г. главы государств ЕЭС договорились на встрече в Маастрихте (Нидерланды) о том, что ЕВС станет реальностью до конца XX столетия. А это значит, что на огромном пространстве, включающем 12 европейских стран, будет функционировать единая денежная единица, что снимет вопросы о дисперсии роста цен и денежной массы, унифицирует проблемы инфляции.

Маастрихтский договор предусматривал постепенный переход к ЕВС. Вначале ЕВС охватила страны, которые уже были готовы выполнить установленные параметры по темпам инфляции, размерам бюджетного дефицита и государственного долга. Затем к ним постепенно присоединялись и другие государства. Теперь так называемая еврозона включает 12 стран – членов ЕС.

4.5. Пятый этап экономического развития (1991 г. – …)

Пятый этап послевоенного экономического развития Западной Европы начался с экономического кризиса. Промышленное производство стало сокращаться уже в 1991 г. (—0,2 %), затем этот процесс набрал ускорение (—0,9 % в 1992 г. и —2,6 % в 1993 г.). Особенно значительным падение промышленного производства оказалось в западной части Германии. С 1991 г. началось снижение объемов капитальных вложений и их доли в ВНП, снижение достигло в 1993 г. высоких размеров (—5 %). В целом за период экономического кризиса 1991–1993 гг. падение капвложений в западноевропейском регионе составило 6,4 %.

Все это не могло не отразиться на темпах роста ВВП. Абсолютное падение совокупного ВВП Западной Европы произошло лишь в 1993 г. и составило 0,1 %, в том числе в Германии, Франции и Италии – 1,1–1,3 %. В Великобритании, Финляндии и Швеции падение ВВП началось в 1990 г. и составило за весь период кризиса соответственно по этим странам 3,0; 13,0; 5,0 %.

С 1994 г. экономика Западной Европы вступила в фазы оживления и подъема. Вновь начался здоровый экономический рост, дополняемый важными позитивными сдвигами в развитии интеграционных процессов.

ВВП Западной Европы в 1994 г. вырос на 2,4 %, что перекрыло его падение в период экономического кризиса. После стагнации и некоторого снижения вновь стала расти численность занятых. Однако уровень безработицы также заметно возрос и превысил 9 % общей численности трудоспособного населения, но затем стал снижаться. В этом отношении Западная Европа заметно превосходила США и Японию.

Важным фактором экономического роста Западной Европы начиная с 1994 г. является расширение ее внешней торговли. Темпы роста экспорта по-прежнему заметно опережали темпы роста ВВП.

Тем не менее, как и в прошлые периоды экономического подъема, главным фактором экономического роста являлся внутренний спрос, особенно на товары народного потребления, доля которых в структуре ВНП превышает, как правило, 70 %.

После 1994 г. темпы роста ВВП региона Западной Европы были ниже, чем в США, и составили порядка чуть выше 3 % в среднегодовом исчислении. В последние годы эти темпы замедлились и в 2006 г. составили 2,9 %, в 2007 г. – 2,6 %.

Из стран Западной Европы обращает на себя внимание прежде всего ее главная страна – Германия, где темпы роста ВВП после объединения заметно снизились, снизились также темпы роста капвложений и промышленного производства, но заметно возросли темпы роста экспорта. Возросла и норма безработицы. При этом инфляция находилась на низком уровне.

Прирост ВВП Германии в 2002 г. составил всего лишь 0,2 %, в 2003 г. – 0,1 %, что существенно ниже, чем по Западной Европе в целом. Среднегодовой прирост ВВП этой страны в 1995–2002 гг. был равен всего лишь 1,4 %, или менее 3/4 среднегодового прироста ВВП всей Западной Европы, в 2006 г. прирост ВВП составил 2,9 %, в 2007 г. -2,4 %.

Будучи лидером Западной Европы по экономической мощи, Германия явно испытывает серьезные трудности в экономическом развитии. По мнению многих немецких экономистов и наших российских германоведов, эти трудности связаны не только с бременем восточных земель, нарастанием социальных расходов, бюджетного дефицита и безработицы, но и с самой моделью экономики, противоречиями в ходе проведения экономических реформ в Германии, гипертрофированной ролью государства в экономике. Достаточно сказать, что с 1991 по 2007 г. Западная Германия заплатила за трансформацию социалистической экономики бывшей ГДР в рыночную более 1,5 трлн долл.

Перестройка и очищение неэффективной экономики восточных земель Германии с помощью финансовых трансфертов, идущих из ее западных земель, не знают аналогов в новейшей истории. Похоже, немцы решили всерьез вычистить все остатки социализма из производственной и управленческой инфраструктуры Восточной Германии, который упорно создавался в течение более чем 40 лет (1949–1990 гг.). Недаром приватизация здесь не только проводилась бесплатно, но и субсидировалась государством, если владельцем или собственником становился эффективно работающий частный хозяин и инвестор как единый или коллективный собственник (акционер).

Ни одна постсоциалистическая страна в мире, ставшая на путь рыночной трансформации, не проводила у себя такой чистки неэффективной производственной базы социализма, какая имела место в восточных землях Германии. Несмотря на это, восточные земли Германии и сегодня продолжают оставаться бездонной бочкой для всей страны. К чистке производственной базы добавилась перестройка облика городов, поселков и бывшей страны в целом, которая когда-то была чуть ли не флагманом в мировой социалистической системе.

На таком фоне вполне прилично выглядят темпы экономического роста в Великобритании и Франции. В Великобритании при этом низкая норма безработицы (хотя выше темпы инфляции) и ниже темпы роста промышленного производства и экспорта. В Италии темпы роста ВВП ниже, чем во Франции и Великобритании, а темпы роста промышленного производства находятся между показателями этих стран. Впечатляют высокие темпы роста экономики Испании, но здесь выше уровень безработицы и инфляции, да и по общему уровню экономического развития эта страна пока уступает четырем другим крупным западноевропейским странам.

В 2001–2003 гг. экономика Западной Европы вслед за США вошла в полосу экономического кризиса. Промышленное производство за этот период сократилось на 4 %, хотя ВВП возрос примерно на эту же величину. Однако увеличились безработица и бюджетные дефициты в главных странах этого региона, а скорость выхода из кризиса оказалась заметно ниже, чем в США.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46

Поделиться ссылкой на выделенное