Ксения Ромашко.

Острова в облаках



скачать книгу бесплатно

Тишина продолжается, как ни странно. Делаю вид, будто не заметила ничего, пишу дальше с сосредоточенным лицом. Преподаватель поднимает глаза, видит листы, разбросанные на полу. Вокруг меня.

– Ксения, это не ваши распечатки?

Помните лицо Труса из фильма «Кавказская пленница», когда он произнес фразу: «Чей туфля – Моё»? Так вот у меня было такое же.

– Ой, и правда, мои!

Списать без труда и лишних переживаний удавалось мне, когда преподаватель, бывало, сам давал «отмашку», признавая формальный подход к изучению дисциплины. А ещё когда одна прекрасная женщина (правда, прекрасная, без иронии, про неё – одни из самых лучших воспоминаний об университете) строго так сказала: «Ребята. Если будете списывать, и я замечу – сразу заберу работу!» Затем сняла очки с неслабыми диоптриями, положила их на стол, взяла газету, приблизив разворот к лицу настолько, что нос мог легко коснуться страницы, и занялась чтением. Никто не попался с поличными в тот день. Вот повезло, да?

О самооценке и высшей математике

На втором курсе у нас был замечательный предмет – высшая математика. Специальность планировалась у нас лингвистическая. Поэтому мы ещё до начала первой математической лекции пытались представить, как же мы будем грызть гранит этой замысловатой науки.

Когда пришёл преподаватель и начал раскрывать премудрости своего курса, сразу поразило название учебника, который нам предстояло взять в библиотеке: «Основы высшей математики для филологов».

Вот так. Сразу и почти неприкрыто. Можно было бы написать так: «Основы высшей математики для людей, далёких от математики». Или ещё проще: «Математика для недалёких».

А вот на занятиях по немецкому было одно удовольствие что-нибудь озвучивать. Каждое слово, сказанное с вопросительной интонацией одобрялось преподавателем так: «Молодец!», «Так тоже можно!», «Молодцы ребята» и так далее.

Вот так прыгала наша самооценка от пары к паре.

Дельтонила или зачем нужно ждать Годо?

На первом курсе у нас был предмет «культурология». Вёл его замечательный человек преклонного возраста со сложностями в произношении и дикции. Это фатально, когда ты ещё достаточно прилежен, ведь хочется записать всё, что тебе диктуют. Перед началом лекций нас предупредили, что нигде, никто и никогда больше не найдёт этот ценный материал, которым с нами делятся. Поэтому стоит быть благодарным судьбе, что привела нас на слушания культурологических сакральных знаний. «Местами обитания этих народов были следующие географические области: дельтонила, а также низины, равнины и прочие, прочие, прочие». Сколько времени прошло до тех пор, пока мы догадались про дельтонилу? Кто и когда воспроизвёл в памяти реку Нил и вспомнил, что, как у любой реки, у него есть своя дельта?

С течением времени нас стали озадачивать слишком уж витиевато закрученные мысли нашего лектора, использующего словечки «ну коль скоро так» и прочие не свойственные сегодняшнему языку обороты речи. «Неужели он, наш современник, может писать так», – задумался пытливый ум студента.

В Интернете мы потом слово в слово нашли весь текст, написанный в начале прошлого столетия. Так пошатнулась вера в необходимость присутствия на занятиях.

От этих пар осталось в памяти то, что Трою раскопал Шлиман, а Тутанхамона – Картер. Именно на этот вопрос я не ответила, с позором скатившись с пьедестала образованного студента. Оценку в зачётку поставил так, что на кафедре не разобрали ни цифру, ни её расшифровку текстовую – вот это почерк!

Американистику и зарубежную литературу вёл у нас человек с багажом знаний, который не уместился бы в одну аудиторию. Он внушал мне чувство уважительного трепета. Именно он задал мне на экзамене вопрос: «А это у вас не шпаргалочка?» – получив нетвердый ответ: «Нет». Но обмана не было, ведь в руках у меня была заготовка, написанная ещё дома. Эта бумажка имеет другое название – «бомба». Именно ему я в первый и в последний раз в жизни произнесла слово «Nazi» («наци»), как «нейзи», что и по сей день мучит меня. Именно он обладал голосом, который мог управлять массами, даже в своей очень тихой вариации. Его слушали, потому что было действительно интересно. Ещё он обладал удивительной силой интонации. Эти интонации придавали особый смысл даже самой тривиальной фразе. Любой рассказ о литературном произведении, начиная с заголовка, завораживал. Жаль, что нельзя в письменном виде воспроизвести звукозапись, но запомнилась мне ссылка на произведение Сэмюэля Беккета «В ожидании Годо». Четко артикулируя, тихо, выразительно я теперь тоже могу поведать миру, что на самом деле Годо (который нужен всем). Никогда. Не. Придет. Вот так.

Этот человек настолько крепко засел в памяти всех студентов, что я не могу не написать о нём ещё немного. Помню шепот моих одногруппниц: «Ах, если бы он был моложе…". Его окружал некий ореол возвышенности от земной суеты. В наших глазах он был далёк от обычных явлений быта и рутины. Когда мы стояли на остановке и видели, как он ускоряет шаг, чтобы успеть на автобус, это выглядело будто вдруг включилась замедленная съемка, настолько горделиво и спокойно он спешил. Однажды мы были не на шутку поражены: увидели его в студенческом буфете. Невозможно было представить, как он кушает какую-нибудь сосиску в тесте или промасленную пиццу, разогретую в микроволновке. Он не мог, просто не мог. Нам хотелось услышать его голос:

– Пожалуйста, можно мне водицы из ручья?

С чем-то менее воздушным и неземным мы не могли смириться. Предполагали, как же он проводит свой досуг. Телевизор? Ну что вы. Книги? Да, книги, книги, книги и ничего более. Но вдруг он бы догнал нас и разубедил:

– Я более тридцати лет читал и мыслил. Неужели я не могу хоть сейчас просто прийти домой и посмотреть телик?!

Очень хочется верить в придуманные образы.

Брили

Нет, это не грамматическая ошибка в глаголе. Это место наших счастливых очередных четырёх лет с моими подругами. Брилевичи – так назывался район. Сокращённое наименование ушло в народ и тесно связывалось с нашими именами.

Мы жили вчетвером в двухкомнатной квартире. Четыре совершенно разные девчонки, которые сдружились за годы учёбы и проводили вместе почти всю жизнь, за исключением редких «одиночных» выходов в свет. Мы учились в одной группе, жили в одной квартире, у нас был один на всех график и распорядок дня, мы знали друг о друге всё и это было так обычно! Не нужно было стараться поддерживать отношения, если не хочешь их потерять, это получалось само собой, как дышать воздухом и жить своей жизнью. Благодаря моим девочкам я никогда не знала, что такое одиночество и скука, и не боялась остаться в стороне от происходящих вокруг событий.



Хочешь что-то недосказать или скрыть? Во-первых, не сможешь. Во-вторых, не надолго. В-третьих, зачем? Это хорошо, потому что у нас были доверительные отношения и искренняя взаимность в благодушии по отношению к друг другу. Мы действовали заодно.

Представьте себе весенний субботний день, плавно перетекающий в вечер. За окном ещё светло, но осталось около часа до наступления сумерек. Мы вернулись с прогулки, сняли туфли на каблучках, распустили красивые причёски, переоделись в домашнюю одежду и уселись на диван. Скоро будем смотреть фильм. В квартире стоило бы сделать уборку, это обязательно, но чуть-чуть позже.



Звонок. Ликин друг с нижнего этажа просится в гости и хочет привести своих товарищей-соседей. У них та же квартирная история, что и у нас, даже количество совпадает, но только состав компании исключительно мужского пола. «Отлично, заходите», – ничтоже сумняшеся отвечает наша гостеприимная Лика.

Девочки в обычном режиме собираются долго и основательно. Но в таких ситуациях готовность просто моментальная. По комнате проносится вихрь. Попутно с приведением в порядок самих себя мы успели даже снять все не вполне приличествующие приходу гостей детали девчоночьего гардероба из ванной. Прошло совсем мало времени, но мы уже невзначай распределились по комнате, постреливая рассеянными взглядами на дверь и прислушиваясь к шуму лифта. Со стороны казалось, будто ничто не нарушило нашего спокойствия и мы просто сидим в наших обычных позах и занимаемся привычными делами. «Ой, кто-то звонит в дверь!» Кто бы это мог быть? И лениво так, не спеша, встаём к двери.

О приятеле Лики по имени Александр мы были наслышаны. Этот парень вскружил слегка голову нашей романтичной подружке. Взволнованные разговоры и обсуждения за чашечкой чая в кухне вечерами, а также эмоциональное приукрашивание действительности, так свойственное влюблённым барышням, сыграли свою роль, я ожидала увидеть настоящего принца. Сразу скажу, что этот молодой человек был занят по умолчанию, и второй раз в его сторону я уже не смотрела, подруга – это святое. Но его друзья не могли не вызвать моего интереса.

Парень по имени Юрий, его старший на год брат Евгений. Очень приятно, Ксюша, Римма, Таня, Лика. Никто не запоминает такое количество имён за один раз, поэтому я со своей обычной рассеянностью сразу забыла, как кого из ребят зовут. Тем более, что была занята осмыслением первого впечатления от знакомства. Сразу щёлкнуло в голове: «Увы».

Весь вечер играли с довольно крупным парнем Юрием в майке ярко апельсинового цвета в игру «держи дистанцию». Он старался сесть поближе, чтобы невзначай задеть мою руку, плечо, ногу в тапке. Я старалась не обидно и не заметно отсесть от него под разными предлогами. Большой и оранжевый Юрий невольно обращал на себя внимание, но, к сожалению, не вызывал у меня желания занять место на диване рядом.

Брат Евгений поразил своей хозяйственностью. Классика: в дом приходит мужчина и чинит. Не важно, что, но в любом случае, это всегда эффектно. Спросил, кто из нас готовит. Жаль, было нечем угостить, так как мы не готовились к приёму гостей. В тот вечер Евгений не выбрал кандидатку в достойные жёны.

Александр с Ликой, поглощённые друг другом, ворковали до конца вечера.



Я мужественно выдержала вечер до конца. Не допустив бестактности и нивелируя все возможные для неё поводы. Сцепила руки за спиной при прощании и дистанционно кивнула с приветливой улыбкой на лице.

Так холодно и безыскусно завершился вечер.

Ранимый

Однажды вечером я ходила на прогулку с нежным и ранимым Лёней. Всю дорогу он рассказывал о себе. Я слушала. Красной нитью всего вечера звучала фраза:

– Мне так тяжело. Я скучаю по дому.

Лёня учился в другом городе. Город, ставший новым домом для меня, был для него родным. Не понимаю до сих пор, зачем же так себя терзать и заставлять покидать место, к которому ты всей душой прикипел, тем более, что возможности открываются и здесь – только бери. Самое странное, что в своих путешествиях и в жизни за пределами своего родного города он не видел совершенно ничего хорошего и светлого. Возможности представлялись ему смутно, смысл такой жизни вообще не представлялся, о нём пока не думалось. Почему же человек черпает силы в страдании и недовольстве?

Мне, его спутнице в вечерней прогулке, приходилось слушать обо всех пронзительных чувствах, которые обуревают его уже за километр от вокзала, который вскоре отпустит состав, разлучающий его со всеми близкими. Долго он будет смотреть в окно на мерцающие огни и смахивать скупую слезу со щеки. Но так, чтобы никто не заметил, он ведь сильный.

Шла я и думала, ведь мне это даром не пройдёт, что я так понимающе выслушиваю эти откровения. Это неизбежно родит доверие, плавно перетекающее в нечто большее, поэтому пора крутить педали в обратную сторону.

Этот мягкий молодой человек всё же нравился мне чуть-чуть своей чувствительностью. Но меня всё время не покидало ощущение, что я в ответе за то, чтобы он был дома ровно в десять. И проводить до дому хотелось его самого.

Мистика

Порой с нами происходит что-то непонятное. Лично я до сих пор не могу объяснить себе: что же произошло в тот вечер? Откуда взялся этот чудак в автобусе, и почему я так легко пошла на поводу его полуулыбки и бессмысленной речи? Стало не по себе и я решила подстраховаться – такую причину до сих пор считаю самой верной.

История эта началась немного раньше. В университете меня поразил мой давний приятель. Коллектив нашей специальности был преимущественно женским, поэтому те несколько парней с потока казались мне братьями. Но вот Руслан проводит со мной несколько пар подряд, рассказывает истории, приглашает вечером пойти в кино. От неожиданности я соглашаюсь. Потом домысливаю и понимаю, что мне неудобно пойти, но уже неудобно отказать. Всё же иду.

Фильм был новым и интересовал многих. Со мной ехала моя подруга. Не весь путь до кинотеатра, мы разделились на одной из остановок, чтобы каждая могла встретиться со своими спутниками. После фильма Таня собиралась пойти с друзьями на прогулку и сразу, смеясь, предупредила: «Буду поздно. Или останусь переночевать у приятельницы». Затем мы распрощались, она вышла из автобуса, а мне предстояло проехать ещё немного вперёд.

Стоило Тане оставить меня, я огляделась по сторонам: почему-то вокруг меня не сидело больше ни одного человека, хотя минуту назад автобус был довольно густо наполнен пассажирами. Лишь один единственный пожилой человек уселся напротив. Он смотрел на меня:

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2