Ксения Левонесова.

Полночь



скачать книгу бесплатно

Роман «Полночь»

Ксения Левонесова
Глава 1

Родители никогда не поймут, почему я решила пойти работать в стрип-клуб.

Я окончила школу с золотой медалью. Родители пророчили мне счастливое будущее: для них это стабильная работа каким-нибудь адвокатом или медиком, отпуск раз в год и бутылочка пива по пятницам. Я выбрала другой путь. У меня есть мечта, и для ее исполнения нужны деньги. Много денег. Я не могу себе позволить тратить молодость на университеты, к тому же, за них нужно платить. Я должна научиться зарабатывать, причем без разгона. Сразу и много. И я знаю только один вариант, как можно это сделать.

Работа в стриптизе.

Я долго обдумывала свой план. Уехать не могу – мне не дают карманных денег, копить не с чего. В нашем небольшом городе есть лишь один стрип-клуб. «Полночь». Я позвонила туда во время последнего звонка. Отошла от толпы нафуфыренных одноклассниц, чтобы пообщаться. Не знаю, почему решилась именно в этот момент. Наверное, захотелось отпраздновать завершение школы по-настоящему взрослым решением. Отказаться от высшего образования ради мечты – кто из выпускников способен на это? Я знала лишь одного человека, но он…

– Я вас слушаю, – ответил приятный женский голос. Секретарша? В стрип-клубах бывают секретарши?

– Здравствуйте… Это «Полночь»?

– Да. Вы хотите забронировать столик?

– На самом деле… – устраиваться на работу сложнее, чем я думала. Слова застряли в горле. – Я бы хотела у вас работать.

– Хорошо. Вы можете прислать фотографии на этот номер телефона. В полный рост, в одежде и в нижнем белье. Минимум косметики.

– Я отправлю через минуту! – ответила и, забыв попрощаться, сбросила звонок.

Одноклассники поют гимн школы, им нет до меня дела. Главное, чтобы никто сейчас на меня не смотрел – щеки пылают! Но я должна это сделать, иначе застряну в бесконечной рутине учебы, работы, бессмысленной жизни…

Я догадывалась, что у меня попросят. Почитала немного на форумах, даже написала одной из стриптизерш из другой части страны. Попросила ее рассказать, каково каждую ночь раздеваться перед толпой мужиков.

«Танцевать не сложно. Просто представь, что никто на тебя не смотрит – и кайфуй! Но не забывай, что это, прежде всего, работа. Либо тебе повезет с клубом и коллективом, либо тебя сожрут», – ответила стриптизерша. После этого я с ней не списывалась.

У меня на телефоне хранились подходящие фотографии. В одежде – выбрала из соцсетей. В нижнем белье меня фотографировал Марк, когда он еще был рядом. Это был счастливый год, завершившийся трагичным многоточием. Я осталась наедине с надеждой, что все еще можно исправить.

В полный рост – отправить.

В одежде – отправить.

В нижнем белье – отправить.

Рядом шел концерт. Выпускники праздновали конец школьной жизни, пока я старалась устроить новую. Ответ от «Полночи» пришел через пару минут:

«Сколько тебе лет?»

Мороз пробежал по коже. Они должны меня принять!

«18», – соврала я.

Хотя почему соврала? Еще месяц – и буду совершеннолетней. Но такая уж большая разница.

«Выглядишь на 16. Умеешь танцевать? Трюкачить на пилоне?» – я помню, читала об этом. Пилон – это шест. Чтобы хоть что-то научиться на нем делать, нужно хотя бы несколько месяцев. У меня этого времени нет.

«Я несколько лет занималась танцами. На пилоне не умею, но готова учиться!»

Наверное, стоило соврать, что уже умею? Но этот обман легко раскрыть, в отличие от моего возраста.

«Приходи сегодня вечером, часов в десять. Ты знаешь, где находится «Полночь»?» – написали мне.

«Знаю. До свидания».

Отлично! Первый этап пройден. Осталось пройти оставшиеся два: поговорить с родителями и устроиться в клуб. Что случится после разговора, я знала на сто процентов.

Попрощавшись с одноклассниками, я поспешила домой. Надеюсь, этих людей я больше никогда не увижу – школьные годы не принесли ни одного человека, которого я могла бы назвать другом.

Придя домой, я первым делом собрала сумку. Не школьный портфель, с которым привыкла ходить налегке, а большой походный рюкзак. Побросала туда все, что посчитала нужным: кружевное белье, платья, косметику. Что еще может понадобиться на такой работе? Документы. Немного денег – всего тысяча рублей. Это сумма, на которую я должна начать новую жизнь. Фотография Марка – единственная, которую я смогла сохранить. Остальные мать разорвала и выбросила, утверждая, что так будет проще его забыть. Но я-то не собираюсь забывать!

Рюкзак наполнился доверху, остаток вещей пришлось запихивать силой. Закончив собираться, я вышла в зал. Мама с папой сидели там, смотря телевизор. Меня они даже не заметили. Заметят ли, когда я исчезну?

– Мам, пап. Я должна вам кое-что сказать.

Они одновременно обернулись на меня. Выражение лиц такое удивленное, будто я предложила прыгнуть с девятого этажа, а не просто поговорить.

– О чем, Кристина?

– Я не буду поступать в университет.

Лучше сразу об этом скажу. Не хочу даже рассказывать о своих планах, они все равно не поймут. Возможно, даже не поверят, что я способна добиться в жизни хоть чего-нибудь без диплома. В их закостенелом сознании сидит мысль, что «без бумажки ты букашка». Хотя в чем смысл? Оба родителя – с высшим образованием. С ипотекой на плечах, с дочерью, которая даже в столовой не могла питаться из-за недостатка денег. Сидят тут, смотрят старый телевизор, который отцу достался чуть ли не в качестве милостыни от коллег.

На лице мамы промелькнула презрительная ухмылка.

– И чем ты собираешься заниматься? Уборщицей устроишься? Даже туда без диплома не берут!

– По-вашему, без вышки можно только о карьере уборщицы мечтать? – спросила я.

– Не только, – согласилась мама. – Еще можно быть шлюхой. Спать за деньги.

– Перестань! – ее осадил отец. Повезло, что это сделал он, а не я. Мне тоже есть, что высказать матери. И про «шлюх», и про мужика, которого она таскает иногда домой, думая, что я не знаю об этом. Я сижу в это время у подъезда и жду, пока он свалит.

– Я не собираюсь спать за деньги. Но и тратить годы ради получения бумажки я не собираюсь. Вы либо принимаете это, либо нет, – стараюсь говорить сдержанно, убедительно. Но зря – я с самого начала знала, что это не убедит маму. Она всегда искала повод покрыть меня грязью, с самого детства. Понятия не имею, почему она меня ненавидит. Но, возможно, мои слова подействуют на папу?

– Ты что, решила, что закончила школу и сразу стала взрослой? – мама встала. На фоне болтал телевизор, раздражая и мешая. Мама пошла ко мне. Пытается напугать, ха! Думает, я еще не привыкла, что она при каждом удобном случае пытается меня ударить. Хорошо хоть не по лицу. Ее голос стал приторно-сладким. – Я тебя разочарую, Кристиночка. Ты все еще нихрена не знаешь о жизни. Решила, что сможешь выжить без диплома? Я не собираюсь содержать бездельницу!

– Я пойду работать.

– На панель?

– Судишь по себе? – не выдержала я. Как же она меня задрала! Почему взрослые считают, что все знают? Что правильный путь лишь тот, по которому они решились пройти?

– Да как ты смеешь! – мама занесла руку, но ее перехватил папа. Он знает, что она меня бьет. Знает, но ничего не может с этим поделать. Хорошо, что хотя бы у себя на глазах не позволил меня ударить.

– А ну перестань! – он повалил ее на диван, скрутив руки. Мама дергалась, орала, называла меня неблагодарной дрянью и идиоткой. Ничего нового.

Я молча вышла из зала. Забрала собранную сумку – тяжеленная! – и, не прощаясь, вышла из квартиры.

Внизу уже ждало такси. Я знала, что все так закончится. Знала, что они не позволят мне жить самостоятельно. Не позволят пойти по другому пути. В любом случае, я уже сделала свой выбор.

Такси успело отъехать в другую часть двора, когда из подъезда выбежал папа. Бедный папа, он единственный, кто всегда принимал все, что я делала. Я напишу ему позже. Скажу, что все в порядке, чтобы не волновался. Если я не вернусь вечером, они наверняка поймут, что я сбежала. Напишут заявление в полицию, начнут искать меня. Все, что мне нужно: устроиться в «Полночь» и не высовываться до дня совершеннолетия.

Я уже ушла из дома. Пути назад нет. Я должна получить эту работу.

Глава 2

До вечера я сидела в парке. Читала книгу – единственное, что может меня отвлечь. Я взяла из дома лишь одну, любимую. Зачитанную до дыр «Джен Эйр», единственный женский роман, который я не только смогла дочитать, но и полюбить. К тому же, эту книгу подарил мне Марк – нельзя ее оставлять в логове родителей. Сейчас на 69-й странице Эйр я хранила фотографию Марка. А на первой странице его почерк запечатлелся в единственном слове: «Любимой».

В девять часов парк закрылся. Закинув рюкзак на плечо, я отправилась в «Полночь» – она открывается в десять вечера. Точнее, меня пригласили к этому времени: работники приходят раньше открытия. А вот гостей ждут на час позже, когда все успевают одеться и накраситься. Обо всем этом я уже знала от своей интернет-знакомой.

До места я добралась как раз вовремя. Темное двухэтажное здание. Над входом – погасшая луна. Наверное, после открытия ее включают, чтобы все путники знали: здесь начинается «Полночь». Долго смотреть на здание мне не дали. Из клуба вышел мужчина в костюме. Какой-нибудь богатый гость?

– Вы что-нибудь хотели? – вежливо спросил он.

– Да, я договаривалась с… – внезапно я поняла, что не узнала имени и даже должности девушки, с которой говорила по телефону. – Я собираюсь здесь работать.

– А это что? – спросил охранник, кивнув на мою сумку.

– Это мои костюмы.

– Хорошо. Пройдемте.

Мы зашли в небольшое помещение, «предбанник» перед клубом. Справа, за стеклянной перегородкой, сидел еще один охранник. Слева была маленькая пустая комната с парой вешалок. Там меня попросили оставить сумку. Осмотрели, провели детектором вдоль всего тела, и только потом запустили внутрь.

– Мария, это к вам, – сообщил охранник и, дождавшись ответа, впустил меня.

Для клуба это место казалось слишком маленьким, камерным. Повсюду висели зеркала и шторы, закрывавшие окна. Тут даже днем должно быть темно. В тусклом свете я смогла различить с десяток оттенков пурпурного, фиолетового и розового. Справа – бар, самое светлое пятно во всем клубе. Слева – ряд диванов, столов и стульев. Я насчитала шесть столиков. Не такая уж большая эта «Полночь»! Посередине, на возвышении, сцена с шестами… наверное, нужно приучиться называть их пилонами, вдруг это кого-то обидит?

– Кристина? – спросил кто-то слева. Этот голос говорил со мной по телефону! На ближайшем диване сидела молодая девушка. Черные завитые волосы, чуть накаченные ботексом губы – смотрится не вульгарно. Улыбается.

– Да, это я.

– Присаживайся, – она указала на диванчик, где сидела сама. Я присела рядом. – Меня зовут Мария. Можешь звать меня просто Маша. Расскажи о себе?

– Что именно нужно рассказать? – спросила я.

– Все, что посчитаешь нужным, – улыбнулась Маша. – Например, сколько тебе на самом деле лет? Явно ведь меньше восемнадцати.

– Откуда вы знаете? – я замерла. Сейчас меня попрут с этого заведения. Пинком отправят прочь, не дав даже шанса.

– Я вижу немного больше, чем другие люди, – Маша подмигнула. – Так сколько?

– Семнадцать. Но через месяц будет восемнадцать! Честно.

– Тогда договоримся, что в этом месяце никто не должен знать твой возраст, хорошо? По крайней мере, если ты будешь у нас работать. Ты умеешь танцевать?

– Да, немного. Я никогда не танцевала на шесте… простите, на пилоне. Но тренер говорила, что я неплохо двигаюсь. Могу показать, если нужно.

Я осмотрелась. Играла тихая музыка, за баром возилась официантка. Больше никого не было. Никого, кто мог бы меня увидеть. Танцевать перед публикой я умею, но вдруг меня сразу заставят раздеться? Что за глупости, конечно, заставят. Это же стриптиз-клуб!

– Алиса! – крикнула Маша. Из-за одной из штор вынырнула блондинка. На ней ничего не было, кроме тонких трусиков-ниточек и кружевного бюстгальтера. Она тут же дружелюбно помахала рукой, подбежала ко мне и представилась.

– Привет, я – Алиса! Добро пожаловать!

– Это наш огонечек, – объяснила Маша. – Каждую ночь зажигает. Алиса, проводи Кристину в гримерку, наряди. Попросите диджея подобрать что-нибудь подходящее.

Все произошло так быстро, что я не поняла. Неужели так сразу?

– Мне раздеваться? – спросила я. Голос получился слишком испуганным. Маша склонила голову набок, изучающе меня осмотрев.

– Никогда не раздевалась на публике, верно? Ирма, налей что-нибудь… пятьдесят «Килбегана». С чем ты пьешь?

Я немного зависла, не зная, что ответить.

– Это коньяк? – ответила первое, что пришло в голову. Алиса усмехнулась.

– Это виски, девочка, – ответила она. – Если пробуешь первый раз, лучше с соком. Не так противно, но в голову ударит.

– Я пила алкоголь. Просто виски не пробовала. Я не из самой богатой семьи.

Маша понимающе кивнула. Она здесь наверняка администратор или даже хозяйка. Хотя хозяйку стриптиз-клуба я представляла совсем по-другому: эдакая мамка, следящая за стрипухами. Но Мария выглядит дружелюбно, ведет себя по-свойски. Даже виски предложила – мне придется за него платить? Наверное, если не устроюсь на работу, – да. Еще один повод не уходить отсюда, не добившись своего.

Оказалось, за баром убиралась не официантка, а бармен-девушка. Она, не здороваясь, молча налила мне виски и поставила рядом стакан сока. Кажется, вишневого.

– Лед? – спросила она.

Я кивнула. Несколько прозрачных кубиков упало в виски, расплескав его по стенкам стакана. Мне сразу захотелось сфотографировать: капельки стекали и переливались, как жидкое золото. Ледышки медленно таяли в теплом виски. Запах оказался противный, кисловатый. Никогда не любила запах алкоголя. С детства плохие ассоциации с выпивающей мамой. Она давно не прикасалась к спиртному, но я помню те страшные запои…

– Если не привыкла пить крепкие напитки, советую смешать, – бармен кивнула на стакан с соком.

Я опрокинула в виски сок. Золотой и красный тут же смешались, а я выпила их залпом, боясь почувствовать вкус. Боялась зря – алкоголь не различался, только сок показался чуть горьковатым.

– Готова? Идем, – Алиса подбежала и почти силой увела меня в гримерку. Моя рука случайно коснулась ее голой талии – очень странное чувство.

Оказалось, что за сценой еще несколько комнат: от основного зала их отделяла штора. Там, в гримерке, уже было несколько девчонок. Зайдя, я со всеми поздоровалась, и они дружно ответили тем же.

– Кристина, верно? – спросила одна из танцовщиц. Она завивала волосы. – Собираешься здесь работать?

– Только если пройду испытание, – ответила я. Алиса усадила меня на стул у выхода и стала выбирать наряд.

– Ты про танец что ли? – удивилась другая танцовщица. – Главное – покажи, на что способна. Волнение пройдет с опытом, уже через неделю будешь вылетать на сцену, махая лифчиком. А пока – выйди, покажи тело. Тебе нужно не столько танцевать, сколько показать себя. Как на кастинге, понимаешь?

– Поводи руками вдоль тела, красиво разденься, – подхватила Алиса, тут же показывая, как нужно извиваться. – Покажи грацию, расслабься. Какой у тебя размер ноги?

– Тридцать восьмой, – ответила я.

– Примерь стрипы, – Алиса дала мне пару обуви с прозрачной платформой. С громадной платформой! Сантиметров пятнадцать над уровнем пола. И как в этом перемещаться?

– Я с таких упаду!

– Не бойся, примерь. Так только кажется. Стрипы удобнее каблуков. Походишь несколько минут по гримерке, привыкнешь.

Алиса не соврала. Несмотря на высокую платформу, обувь оказалась удобной. Минуту-другую я походила, привыкая к ощущениям и по пути разглядывая девчонок. Красивые. Кто-то – от рождения, кто-то – из-за грамотного макияжа. Танцовщицы, не стесняясь, раздевались, переговариваясь и выпрашивая друг у друга новые наряды. У одной из девушек оказалась обвисшая грудь – явно рожавшая. У другой – шрам на животе, словно кривая линия, перечеркнувшая красивое тело. В дальнем углу вообще полненькая девчонка с не очень красивым лицом. Она надела обтягивающее платье, и жир образовал складки, как у гусеницы. Неужели и на таких есть спрос?

– Не смотри так, – предупредила одна из девушек. Та, что, завивала себе кудри, когда я вошла. Кажется, кто-то называл ее Элен. – Полумрак клуба скрывает все недостатки. Ты привыкла к стрипам? Лучше бы тебе побыстрее одеться, а то Маша устанет ждать. Лучше не портить ей настроение.

Я старалась оттянуть этот момент как можно дальше. Все-таки я боюсь выходить на сцену и, к тому же, раздеваться. Алиса дала мне какое-то платье, показала, как удобнее его снять – через низ. В итоге, впервые раздеться мне пришлось в гримерке – чтобы переодеться. Никто не смотрел, каждый занимался своими делами. Это немного приободрило меня. Как в школьной раздевалке. Только Элен поглядывала, как будто невзначай, через зеркало. Перехватив мой взгляд, Элен показала большой палец:

– Классные сиськи. И попа. Маша оценит.

Когда я нарядилась, оттягивать момент больше не было смысла. Диджей – полноватый парень – заглянул в гримерку и спросил, какую музыку поставить. Наверное, чтобы чувствовать себя комфортнее, стоило назвать какую-нибудь знакомую песню, но все названия вылетели из головы.

– Что-нибудь не слишком быстрое, – ответила я.

Алиса подвела меня к шторке. Сразу за ней – сцена. Руки начали трястись. Алиса это заметила и взяла меня за ладонь. У нее суховатые руки, будто старушечьи на ощупь – только выглядят нормально. Такой простой жест помог успокоиться.

– Вдохни поглубже, – Алиса вдохнула и выдохнула вместе со мной. – Представь, что танцуешь для любимого мужчины. Представь, что Маша – это он. Попытайся ее соблазнить!

Что ж, это несложно, правда? Я просто представлю Марка. Я стараюсь не вспоминать о нем, чтобы не тревожить воспоминания, но теперь… Теперь мы должны сделать это вместе. Ради всего, что я задумала. Первый шаг – вместе.

Заиграла музыка. Пора.

Шторки отдернула легким движением. Взгляду открылась сцена. Напротив, у центрального шеста, на диване сидит Маша. Рядом с ней – диджей. Оба смотрят на меня внимательно, оценивающе.

Я танцевала и раньше. Спокойная музыка, французский вокал, переливы мелодий – я старалась двигаться плавно, и все же чувствовала, что движения скованны. Надо было посмотреть больше видео о стриптизе, я же понятия не имею, как его танцевать!

Нужно подойти к пилону. Покажу пару движений, покручусь вокруг…

Я упала. Поскользнулась, глупо и обидно. Это будто бы отрезвило. Руки коснулись сцены – гладкая, даже скользкая поверхность. Совсем не предназначена для хождения на каблуках.

Да, я уже проиграла. Упала на кастинге, обрушив единственный мост в будущее. Диджей подскочил, собираясь помочь мне подняться, но Маша даже не шелохнулась. Мне дают второй шанс? Нет, просто не хотят прерывать песню. Ну и ладно. Дотанцую, чтобы знать, что сделала все возможное.

С пола подниматься не стала. Проползла до пилона, словно кошка, поднялась на ноги, выпячивая попу в сторону от зрителей. Провела рукой по волосам и груди, талии – так показывала Алиса. Старалась смотреть в зеркало – так легче представить, что я одна, проще расслабиться. Получалось неплохо. Стрипы больше не подводили, я не падала. Наоборот, вместе с падением я будто почувствовала свободу – от моего танца уже ничего не зависит! Я просто отдамся музыке, как нас учили.

Покружилась у пилона. Рядом с ним удобно делать соблазнительные наклоны, вскидывать голову вверх, создавая волну из волос. Касаться шеста телом, сквозь легкую ткань, чувствуя холод металла.

– Раздевайся! – сквозь музыку услышала подсказку из-за штор. Точно! Совсем об этом забыла.

Платье сползло легко, невесомо упав на пол. Я вышла из него, переступив прозрачными каблуками облачко ткани. На мне осталось нижнее белье – кружевное, самое красивое из всего, что у меня есть. Марк стащил его для меня из магазина – слишком дорогое, чтобы кто-нибудь из нас мог его купить.

– Верх снимай! – подсказали из-за шторы. Удивительно, как сквозь волны музыки до меня доносится тихий голос. А может, мне кажется?

Повернувшись спиной к зрителям, я стала расстегивать бюстгальтер. Застежка сзади застряла и никак не хотела разделяться. Это затянулось настолько, что невозможно было вписать это движение в танец. Тогда я просто приспустила лямки и оттянула белье вниз. Грудь почувствовала облегчение – прочь одежду! Позади сидит диджей. Показаться раздетой перед незнакомым парнем?

Я знаю, что должна. Повернулась – и они с Машей начали перешептываться, уже почти не глядя на меня. Но это не важно – я танцевала, не обращая на них внимания. Музыка начала мне нравиться – женский, чуть с хрипотцой голос, какой-то духовой инструмент, гитара. Что-то простое и понятное. Это могла бы быть одной из тех песен, под которую я танцевала бы Марку.

Я едва заметила, что песня кончилась. Руки привыкли к холодному металлу пилона, шест немного согрелся от моих прикосновений. Повисла короткая пауза, прежде чем началась следующая песня. Поняв, что выступление окончено, я ушла в сторону гримерки и скрылась за шторой. Там у окна стояло несколько девушек, зажигая сигареты. Притворились, что не наблюдали за мной через штору. Кто-то из них и подсказывал. Я нацепила обратно бюстгальтер и поскорее сняла стрипы. Все тело дрожало. Кто-то протянул сигарету, но я отказалась. Попыталась отыскать взглядом Алису, но ее нигде не было. Зато мне ободряюще улыбнулась Элен.

– Хорошо двигаешься.

– Я упала! – мой голос дрожал.

– Ничего, ты просто к стрипкам не привыкла. Переодевайся и поговори с Машей. Она скажет тебе решение.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

Поделиться ссылкой на выделенное