Ксения Лагойда.

Практическое руководство по оборотничеству



скачать книгу бесплатно

***

Девушка действительно паршиво чувствовала себя сегодня. Когда она вошла в зал, Никита даже оторвался от монитора:

– Господи, что с тобой? Выглядишь ужасно!

– Я не знаю. Голова раскалывается, меня немного тошнит.

– Вроде не заболела, – осмотрел ее парень с ног до головы, – присядь. – Сам он поднялся с места и подошел ближе к девушке. – Чем ты занималась в последнее время?

– Тренировала свою собаку, – не стала скрывать Катя.

– Как? Ты ведь ее даже не видишь!

– Я использовала очки. – Довольная своей осведомленностью, улыбнулась она.

Парень побледнел.

– Откуда ты узнала про очки?!

Катя рассказала ему про случай со Стадией и Ефимом. Парень покачал головой и сказал не терпящим возражений тоном:

– Мы рано вернули тебе собаку, я забираю ее обратно!

– Нет! – возмутилась девушка, но, одернув себя, стала упрашивать. – Пожалуйста, не надо!

– Тебе еще рано заниматься с очками. – Едва совладав с собой, ответил ей Никита. Ему действительно было не все равно. – Они бешено жрут энергию хозяина. У тебя нет необходимого уровня энергетики, чтобы работать с ними. Боже, да ты могла умереть! – не сдержав чувств, всплеснул он руками. – Я не могу допустить, чтобы эти занятия продолжались.

– Хорошо, я не буду использовать очки, только не забирай его, пожалуйста!

– И зачем он тебе в таком случае? Ты ведь не умеешь с ним работать.

– Я не знаю как, но я научусь ощущать его! – выкручивалась Катя. – Попрошу совета у Машки, унюхаю. Я придумаю что-нибудь, только не забирай его, пожалуйста!

– Да что тебе так сдался этот пес? – нахмурился парень.

– Он как часть меня! Если ты заберешь его снова, я… я… – она грустно поникла, вспоминая время, когда пса не было рядом с ней. – Это как отрубить руку или ногу.

Ника передернуло от нахлынувших воспоминаний. Обрубок уже не кровоточил, но осознание того, что с той стороны никого нет, угнетало. Парень на секунду провалился в сочувствие к Кате, но быстро взял себя в руки:

– Если это бесполезная или, хуже того, гниющая культя – ее лучше выдрать с корнем.

– Но это ведь не так! Он как мои почки. Я же тоже не вижу их, не ощущаю, но они есть и работают! Я правда обещаю больше не работать с очками. К тому же у меня появится стимул работать с энергетикой! – всячески оправдывала себя девушка.

Никита на секунду задумался. Это был неплохой стимул, тем более что девушка, старательно открещивающаяся от «шальных маханий руками», сама это предложила.

– Кстати об этом. Раз так, хорошо. Я позволю тебе оставить пса, если ты обещаешь выполнять двойную норму упражнений энергетического характера. – Парень взглянул на Катю. На ее лице возникла непередаваемая гамма чувств, от крайнего недовольства до всеобъемлющего сомнения.

– Согласна? – поторопил ее Ник.

В конце концов ее выражение остановилось на скорченном, как от кислого лимона, но она кивнула.

– Когда ты перейдешь на достаточный уровень энергетики, мы начнем занятия по переселению. – Раскрывал он Кате свои планы. – Если ты хочешь, чтобы у тебя оставались силы для занятий с очками, тебе нужно будет напрячься еще больше.

Катя не сдержала недовольный стон, но деваться было некуда.

Согласная на условия куратора, она просто пораженчески кивнула.

– Войди-ка в альфа-ритмы. – Тут же подхватил Ник.

Девушка послушно изменила состояние сознания.

– А теперь рассказывай мне все, что будешь ощущать. – Парень подошел к ней сзади и положил руки на ее голову.

Он ничего не делал, руки просто покоились на ее макушке, даже не шевелясь. Тем не менее девушка чувствовала какие-то шевеления у себя внутри. Сначала было просто неуютно, но вдруг это ощущение переросло в нестерпимую боль. Катя уже готова была закричать, как боль вдруг исчезла. Это переключение произошло настолько быстро, что чуть не швырнуло девушку на пол. Вслед за тянущими ощущениями все тело наполнилось приятным расслаблением и теплом. Она поделилась своими наблюдениями с Ником.

– Плотное человеческое тело – это сложный механизм. Ему необходима энергия, чтобы функционировать. Наше тело может брать энергию из различных источников: света, воздуха, воды или земли. А может аккумулировать эту энергию само. Точнее, одна из частей тела может аккумулировать энергию, необходимую для функционирования всего тела. Здесь, – он коснулся ее живота чуть ниже пупка, – есть трансформатор. Он дает энергию для нашего существования.

– Я все это уже слышала на лекциях. – Недовольно пробубнила Катя, наслаждаясь приятным теплом в голове.

– Сейчас я вливаю в тебя свою трансформированную энергию. Она заполняет те части твоего тела, которые были обесточены. Ее ты ощущаешь как тепло.

– А боль?

– В твоем случае – обесточка. Иногда – слишком сильное давление на энергетические каналы. Тебе должны были рассказывать, – хмыкнул он.

– Да. – Вздохнула она. – И это звучит настолько складно, что не хочется верить. Должен же быть подвох!

– Какого подвоха ты ждешь? Что заставляет тебя не верить в энергетику человеческих тел?

– Не знаю. Возможно, ученые, которые потратили уйму времени, чтобы доказать целую кучу химических процессов, происходящих в нашем организме, которые куда более материальны и правдоподобны, чем то, что мне здесь показали и рассказали.

Ник молча улыбнулся. Витя говорил ему, что однажды этот день настанет и именно парень будет рассказывать кому-то все то, что однажды пытался вдолбить в него сам мужчина.

– А ты видела? – спросил он первое, что спросил у него тогда Витя. Зачем нарушать традицию, которая, должно быть, передавалась поколениями преподавателей.

– Что видела?

– Ну, эти доказательства? Ты видела результаты исследований или сами исследования? Или может быть, ты лично общалась с этими учеными?

– Я…

– Или ты только читала о них в книгах или популярных журналах? – Ник не налегал, просто плавно тянул свою лямку. – «Ну как, это же книги, которые все читают! Эти журналы стали популярными не просто так. Скорее всего, в них не станут писать неправду». Примерно так, да?

Девушка была настолько морально возмущена, что не услышала подтекста, который пытался донести до нее парень.

– Да что ты понимаешь! Люди, которые исследовали эти явления, тратили свое время и кучу денег, чтобы достичь того, благодаря чему человек может расти и развиваться дальше! А люди, которые публикуют их исследования, добились своих мест упорным трудом на благо всех своих читателей!

– То есть я прав. Эти издания достаточно известны, чтобы не писать лжи?

– Конечно! И дело здесь вовсе не в известности!

– А в чем?

– В затраченном времени и в пользе, которую они принесли человечеству, – ни секунды не раздумывая, выпалила девушка.

– Хорошо, тогда такой вопрос. Люди могут ошибаться?

– В смысле? – недоверчиво переспросила Катя. Ник уже отнял руки от ее головы, восстановив ее энергетический потенциал до определенного уровня. Он обошел ее стул и присел на край стола лицом к лицу с девушкой.

– Я, ты, наши знакомые, родные – люди могут ошибаться?

– Ну да. Это естественно! – нахмурилась та, не понимая, куда клонит парень.

– Окей. Тогда давай предположим такую ситуацию. Есть исследование. Строго определенная последовательность действий, которую нужно выполнить точно посекундно. Но выполнить ее должен только человек, потому что компьютеры не справятся. Скажем, это какой-нибудь эксперимент на скорость человеческой реакции.

– Нужно что-нибудь более конкретное.

– Допустим, спортсмен отбивает мяч, который ему накидывает автомат. И постепенно автомат увеличивает скорость. Нужно проверить, с какой максимально быстрой скоростью человек может отбивать мячи.

– Но ведь накидывает ему компьютер?

– Да.

– Хорошо. И?

– А теперь давай представим, что, пока человек тренировался на определенном инструменте, тот разболтался. Предположим, – задумался Ник, – сразу после последней проверки. Такое возможно?

– Но его же проверяют!

– Его только что проверили, – пожал плечами парень, – и сразу после этого инструмент разболтался. Такое ведь возможно? Вероятность невелика, понятное дело, но ведь и не нулевая?

– Ну да. – Нехотя согласилась девушка.

– И теперь, выставляя показатели на инструменте для подачи мячей, считается, что скорость именно прежняя, хотя это не так.

– Но…

Никита вздернул бровь, но Кате нечем было крыть.

– Безусловно, можно повторить эксперимент и вычислить ошибку. Но пусть данная марка инструментов ломается именно на определенном количестве подач. Маловероятно, но все же вероятно! И понятное дело, что можно дополнительно фиксировать скорость полета мяча, – сам подсказал ей Ник, – но в современном мире довольно много исследований, где нет возможности дополнительно фиксировать показания во время экспериментов.

– Я понимаю, – согласилась девушка.

– И что мы имеем? Человек работает на пониженных скоростях. Доли секунды, которые он сам заметить не в состоянии. Это погрешность ниже тысячных, но она есть. И эта самая погрешность может сыграть решающую роль в последующих экспериментах, в которых за основу будет взят результат предыдущих. И чем больше таких исследований, тем выше уровень погрешности. Кое-где его смело можно доходить до 50%, а это уже логика профана: или да, или нет. Вот мне и интересна ценность таких исследований.

– Но ведь не все результаты такие!

– А как ты можешь быть уверена в том, какие из них такие, а какие нет?

– Это же абсурд! – ужаснулась Катя. – Это ставит в ужасное положение все человечество, начиная с его зарождения.

– А вот тут ты неправа. Человеку плевать, что ступица немного шире вала. Пока едет – все отлично. Когда прекращает ехать, он пихает в щель бумажку и едет дальше. Главное, не исследования, главное, чтобы результаты работали. И что самое удивительное, они работают!

– Тогда к чему весь этот разговор? – окончательно запуталась ученица.

– К тому, что не исследования важны. Точнее, не так: не только исследования важны. Важна и теория, и практика! Если ты не знаешь, что делать, ты не делаешь или делаешь кое-как. Если ты знаешь, как делать, ты делаешь. Если ты знаешь тонкости и мелочи, ты делаешь это хорошо! – он вставил коронное. – И врачи, которые исследуют системы человеческого тела, нисколечко не противоречат тем вещам, которые рассказывают тебе профессора на лекциях. Или я неправ?

Катя задумалась. Навскидку ей не пришло ни одного противоречия.

– Прав.

– Тогда почему бы тебе, вместо того чтобы так яростно отрицать возможность существования энергетики человеческого тела, не попробовать провести следственный эксперимент, доказывающий твою теорию? Или опровергающий ее, например.

– Но я же так мало знаю о человеческом теле! Я могу быть необъективна!

– Ты всегда можешь попросить окружающих проверить твои суждения, – пожал плечами парень, – а чем меньше ты владеешь темой, тем более беспристрастна будешь. Главное здесь – быть до конца откровенной с самой собой. И если исследования покажут тебе определенный результат после нескольких проверок, ты должна будешь согласиться с этим.

– Но я даже не представляю, с чего начать! – поникла Катя, полностью разгромленная словами Никиты.

– Начни с физических реакций на те или иные упражнения. Например, зафиксируй свои показатели до и после выполнения упражнения на энергетику. Как личные ощущения, так и с помощью приборов. И сравни эти результаты с обычными физическими упражнениями. Можешь сделать несколько заходов в один день, скажем, в течение недели или месяца. А потом проверь показатели, построй кривую, зафиксируй результаты и двигайся дальше, постоянно принимая во внимание, что проделанные упражнения немного изменяют внутреннюю структуру твоего тела, так что каждый раз ты работаешь с немного новой версией себя.

Катя задумалась, прикинув в своей голове объем предстоящих ей работ. Потом она взглянула на Ника, который беззаботно улыбался, глядя на нее.

– Ты ведь проводил такие исследования? – догадалась девушка.

– Безусловно, – еще шире улыбнулся парень, – если хочешь, позже я покажу тебе свои результаты.

***

– Можно? – приоткрыв дверь, Никита заглянул в кабинет.

– О, привет! Заходи, ты как раз вовремя.

Ник присел на стул с этой стороны стола и взглянул в глаза командующему.

– Рассказывай! – жизнерадостно сказал Виктор.

Катя сразу довольно серьезно взялась за исследования, поэтому энергетический потенциал ее тела начал стремительно расти вверх. Оба мужчины прекрасно понимали, к чему это ведет.

– Думаю, на следующей неделе вы можете начинать переселения. – Подтвердил Виктор после отчета. – Тебе что-нибудь нужно?

– Еще несколько хомяков.

– Они все еще мрут?

– Я уже вплотную подобрался к решению этого вопроса. – Немного отчаянно заявил юноша. Витя видел, в каком состоянии находится парень. Он сам был виноват в том, что загнал парнишку так сильно. Неровен час, и этот близнец свалится замертво от инфаркта или инсульта. Этого Виктор допустить не мог. Но и сделать что-нибудь, чтобы облегчить жизнь юноши, он тоже не мог. Не уменьшать же ему нагрузку! Тем более сейчас, когда парень так близок к прорыву, который отделяет его от реального овладения оборотничеством.

Они обговорили еще кое-какие мелочи, и Ник ушел. Сегодня у него было еще три лекции, после которых оставалось десять минут на личные занятия, перед тем как к нему придет Катя.

Во время занятий с ней Ник не мог позволить себе даже немного расслабиться. Развитие девушки шло семимильными шагами. Один лишний подход мог стоить ей недель времени, которые она потратит на восстановление вместо занятий. Впрочем, ему было приятно наблюдать за тем, как его подопечная с легкостью справлялась с его сложными заданиями. Приятно и обидно, что сам он не мог похвастаться таким проворством в своем развитии.

После серьезных энергетических нагрузок куратор решил дать им обоим небольшой перерыв, во время которого между ними завязался разговор.

– Скажи, Никита, ты же умеешь видеть? – вдруг спросила его ученица. Парень понял, что речь шла не об обычном зрении, а о ясновидении. Такое давали специальные приспособления типа шлема Виктора или очков.

Начиная с конца первого курса каждый ученик осваивал азы ясновидения. Без использования посторонних инструментов. Кате еще предстояло это узнать.

– Да, умею.

– Для этого нужны какие-то посторонние махинации?

– Ты о чем?

– Свечи, ножи, курения? Это все необходимые атрибуты ясновиденья?

Ник ухмыльнулся.

– Нет. Грамотному специалисту не нужны даже глаза.

– Тогда почему ты проводил все эти странные манипуляции? – как-то грустно спросила девушка.

Сердце пропустило удар. Он чуть не сдал себя. Восстановив дыхание и ясность сознания, Ник сделал вид, что задумался.

– Катя, после того раза мне отшибло память. – Начал он, сложив руки в замок. – Мой организм едва пережил стресс, так что заблокировал часть воспоминаний о том дне. Ты… не могла бы мне рассказать?

От его слов девушку передернуло. Она по-прежнему болезненно воспринимала тот случай. Любое воспоминание о нем физически бередило рану в ее сердце. Впрочем, как и у Ника.

Ученица рассказала ему про шерстяное покрывало, про свечи и сигарету, про кинжал и таинственность, которая окутывала весь процесс.

Никита пытался понять, для чего это делал. Взгляд наткнулся на собаку, бегающую рядом с Катей. Парень, хмыкнув, понял большую часть проведенных манипуляций. Оставалось надеяться, что, в силу своей неопытности, девушка не станет задавать лишних вопросов.

– Сначала про одеяло: это реальный магический атрибут. Обычно его используют, чтобы защититься от воздействия сущностей, о которых ты ничего не знаешь, но на которых хочешь посмотреть. Свойства разных материалов и их исторически сложившиеся магические способности тебе будут рассказывать курсе на втором.

– А остальное?

– Атрибуты для мистицизма. – Пожал плечами Ник. – Это необходимо, чтобы заставить человека поверить в то, что перед тобой маг. Они облегчают работу с чужим сознанием. Не подумай, что это просто так, – сразу же осекся он, – работа с чужим сознанием – очень важный элемент ритуала!

Девушка ненадолго задумалась, что-то припоминая.

– Если они были так неважны, тогда почему Виктор заставил тебя выкинуть кинжал?

Это стало настоящим ударом для Никиты. «Витя действительно сделал это?» – вонзилась в его голову предательская мысль. Увидев шокированное лицо парня, Катя перепугалась:

– С тобой все хорошо?

– Кать, ты прости, но эти воспоминания причиняют мне физическую боль. Давай пока не будем? Когда я смогу проще к этому относиться, мы поговорим, хорошо?

– Да, конечно! – быстро согласилась девушка. – Извини!

– Ты ни в чем не виновата. – Помотал головой парень.

С трудом завершив занятия, Ник ворвался в кабинет начальства. Он был слегка обескуражен, найдя там не только Виктора, но и группу хлопочущих медсестер. Кажется, мужчина только что вернулся с задания, на котором не все прошло гладко. Ник заметил пару тазов с мокрыми от крови бинтами и капельницу. Это слегка остудило пыл школьника, но не остановило его.

Заметив состояние подчиненного, Витя взмахом руки попросил весь персонал удалиться ненадолго. Оставшись наедине с другом, командующий немного дрожащим от слабости голосом спросил:

– Что случилось?

– Ты убил его! Сука, это был ты!

Виктор просто молча смотрел на парня.

– Ты заставил его выкинуть клинок! Скотина, ты заставил его выбросить оружие, которое могло его спасти! – ярость Никиты рвала его глотку, изрыгая в сторону Вити новые ругательства и оскорбления. Дыхания в легких едва хватало, чтобы выразить все свое отношение к сложившейся ситуации и к командиру в целом. Ник едва сдерживал себя от того, чтобы прописать этому самодовольному подлецу в челюсть. Впрочем, мужчина и так осознавал это желание, заметив, как побелели костяшки на плотно сжатых кулаках парня.

Виктор молча слушал, позволяя человеку выговориться. Когда парень наконец-то остановился, мужчина тяжело вздохнул и тихо спросил:

– Ты закончил?

Ник чуть не плюнул с досады.

– А теперь подумай внимательно своей умной головушкой, – начал немного язвительно Витя, – знал ли об этом сам Ник?

– Ты загипнотизировал его! Ты заставил его поверить, что так он сможет выжить! – не успокаивался близнец.

– Ник первый позвонил мне и сам сказал, что умирает. – Сказал как отрезал мужчина. В его дрожащем голосе чувствовалась сталь и… боль?

– У тебя был шанс его спасти!

– Был, – подтвердил мужчина, – ценой жизни той девчонки и ее собаки.

– Это малая цена за такого человека, как мой брат! – Ник дрогнул, произнося эти слова, однако любовь к мертвому брату была в нем сильнее, чем к той девчушке.

– Согласен. Их жизни по ценности вообще не сопоставимы. – И глазом не моргнув кивнул Виктор. – Однако у девушки было одно важное преимущество, которое заставило твоего мертвого брата отбросить оружие.

– Какое?

– Она оборотень.

– И что, твою мать?!

– Твой брат, как никто другой, знал, насколько такой человек был ценен для меня. Если бы он хотел жить, вряд ли он бы позвонил мне. – Честно ответил мужчина. – Или ты думаешь, что такой человек, как твой брат, не смог бы найти выход из подобной ситуации? – вскинул брови Виктор. – Впрочем, частично ты прав. Я виновен в смерти твоего брата. Своим звонком он дал мне выбор: или он, или оборотень. И как бы сильно я ни любил твоего брата, оборотень был нужен мне больше. И я сделал свой выбор. Я сообщил об этом ему, заставив выкинуть клинок.

– Я ненавижу тебя! – продолжал рычать Ник. Он подошел к столу, ударил по нему своими руками и вновь прорычал: – Я ненавижу тебя!

Парень больше не смог сдерживать злые слезы. Он прекрасно понимал все «зачем», «для чего» и «почему». Он также прекрасно осознавал, что его брат не был идиотом. Все, что произошло, было лишь случайным стечением обстоятельств. В заданных рамках и вынуждены были действовать его брат и Виктор. И они сделали свою ставку.

Даже не пытаясь сдерживать себя, школьник тихим злым голосом спросил:

– Другого выбора точно не было? – ему все еще не верилось. Вряд ли ему вообще когда-нибудь поверится.

– Я до сих пор его не вижу, – тихо подтвердил мужчина, пожимая плечами.

Они недолго помолчали в гнетущем настроении злости и отчаянья.

– У тебя все? – спустя какое-то время уточнил командующий.

– Да. – Бесцветно ответил ему Ник, не рискуя глядеть тому в глаза.

– Тогда свободен.

Ник вышел и выдохнул. Еще один этап тяжелого и продолжительного сегодня завершен. Дальше по плану пришло время рассинхронизации.

Эти занятия подразумевали более тяжелые психофизические нагрузки, нежели обычные альфа-ритмы. Представьте, что вы можете чувствовать, на какой частоте вибрирует весь ваш организм, отдельные органы или даже клетки. А теперь представьте, что вы можете управлять этой частотой.

На занятиях рассинхронизацией учеников заставляли выводить свои органы и системы из привычного ритма, чтобы натренировать организм на подобные перепады. Одним из последствий подобных занятий была профилактика кессонной болезни. Отличников по рассинхронизации невозможно было утопить или задушить. Хотя это и достигалось годами практики.

Однако после подобных занятий людей обычно сильно мутило. Никита не был исключением, но у него не было времени на отдых.

Благо его снова ждали лекции, затем несколько часов на практику переселения и тридцать минут перед сном для подготовки к приближающимся экзаменам. И еще час в середине ночи, чтобы перенастроить сбившиеся за день параметры своего энергетического тела. Миша был мертв, и Нику ни к чему было фонить энергетикой трупа в пространстве.

Естественно, что в процессе столь насыщенного дня он совершенно забывал о таких мелочах, как еда. И когда вечером он сидел перед третьей клеткой с хомяком, он думал скорее о том, что с радостью сожрет это животное, а не переселится в него.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8