Ксения Эшли.

Любовь и точка



скачать книгу бесплатно

ПРОЛОГ


За месяц до основных событий


– Книгу? Я не ослышался? – Эрик даже не заметил, как его голос сменил несколько тонов и сейчас больше напоминал женский писк.

Его вечно прищуренные глаза теперь были широко распахнуты и устремлены на собеседника. Дик Ларкин, человек, которого некогда он считал своим другом, и для которого сам этим другом стать так и не смог, лишь еле заметно пожал плечами.

– Повтори! – потребовал Эрик, все еще не веря своим ушам.

– Не ослышался, – спокойно ответил Ларкин, окидывая его цепким профессиональным взглядом видавшего виды журналиста.

Он внимательно следил за Эриком, с той минуты как тот появился на пороге его кабинета, на минуточку, главного редактора одного из крупнейших издательств Лондона.

– Сколько мы не виделись? – спросил он тогда, приветствуя старого приятеля, хотя сам знал ответ.

Шесть лет. Неплохой срок. Для чего? Чтобы все забыть? Чтобы измениться? Если дело касалось Эрика Смита, Дик сильно сомневался в этом. Прошедшие годы не добавили ему ни седин в висках, ни морщин вокруг глаз, не изменили они и его сути. Перед ним стоял все тот же амбициозный, самоуверенный и до апофеоза циничный человек, который шесть лет назад бежал из Британии на другой конец света, как нерадивый жених из-под венца в поисках лучшей доли.

Сколько лет ему было тогда? Двадцать семь? А он все еще был по-детски наивен. Хотя считал себя невероятно умным и уже усталым. Думал, что прекрасно знает жизнь и умеет ею управлять, все делает правильно и не ошибается, как большинство других смертных.

Но настоящая усталость пришла позже, со временем. Только сейчас Эрик понимал, каким зеленым был тогда, как глупо рвался куда-то, в поисках лучшей доли. Он не нашел, что искал, а взамен получил только досаду и сожаление за растраченные силы и время. А теперь, поджав хвост, возвращался туда, где все ему было постылым и чуждым, как и там, откуда он отбыл.

А сейчас ему тридцать три. Возраст Иисуса! Время собирать камни, а не начинать жизнь заново.

И вот теперь спустя годы он стоит перед ним, словно ничего не произошло, в ожидании должности ответственного редактора, и лишь неожиданное требование Дика к его кандидатуре смогло если не напугать, то хотя бы немного вывести его из привычного состояния абсолютного безразличия.

– Ты против того, чтобы я вернулся на прежнее место? – слова Эрика вернули Ларкина к реальности.

– Нет, я уже дал согласие, но…

– Но?

– На какое место ты претендуешь?

– Ответственного редактора, не так ли? Оно ведь свободно?

– Да. Тот, кто занимал его после тебя, недавно объявил, что уходит.

– Это рок. Несчастливая должность.

Дик немного расслабился и рассмеялся. Он откинулся на спинку кресла и скрестил руки на груди.

– Не шути так, Эрик.

– А что мне остается делать? Ты, не хочешь давать ее мне.

– С чего ты взял?

– А к чему эти вопросы?

Главный редактор набрал в рот воздуха и громко выдохнул.

– Ты, же, знаешь.

Я не полноправный хозяин здесь. Есть учредители, и они… мягко сказать, недовольны тобой.

Эрик опустил глаза и глумливо ухмыльнулся. Сплошное самодовольство. Ничего не скажешь.

– В самом, деле, друг. Ты тогда так…быстро уехал, ничего не объяснил. Они восприняли это, как личную обиду.

– Короче, что они хотят?

Ларкин почесал кончик носа.

– Ответственный редактор одного из крупнейших издательств Лондона должен иметь свой материал.

– Это я уже слышал, – он нахмурился, потянулся к своей папке и стал перебирать документы. – Им нужны мои проекты? Отлично.

– Книга, – прошептал мистер Ларкин.

Эрик, не обращая внимания на его слова, продолжал рыться в папке. Все еще делая вид, что не понимает его.

– Я сказал «книга», – повторил Дик громче, ожидая, когда же, наконец, его пробьет.

И, кажется, этот момент наступил. Лицо Эрика вытянулось, на лбу проступили глубокие морщины. Самый сдержанный человек, которого когда-либо встречал Ларкин, робот, умеющий всегда контролировать свои действия и эмоции, соскочил со стула и, склонившись над столом, буквально навалился на главного редактора.

– Дик, ты спятил?! Какая книга? Я редактор, а не писатель!

На этот раз Ларкин не спасовал перед ним и выдержал его взгляд.

– Считай, что это их месть тебе.

Он развел руками.

Эрик постоял так несколько секунд, а затем снова плюхнулся в кресло.

– Других вариантов нет? – произнес он, все еще грея в душе надежду.

Ларкин опять поразился, настолько быстро его бывший ответственный редактор может настраиваться на рабочий лад.

– Нет.

Эрик устало выдохнул и покачал головой.

– Я уже много лет ничего не писал, – ответил он, потирая переносицу.

– Знаю.

– И какую тему ты мне можешь предложить?

– Тебе решать. Что-то актуальное, жизненное, то, что будет интересно и через двадцать и через пятьдесят лет. А там придумывай.

Эрик ничего не ответил. То, что он писал в молодости, совсем не подходило под то, что обозначил Дик. Но он был прав – выбора нет.

Эрик посидел еще немного в кресле, затем встал и, не прощаясь, направился к двери.

– И не затягивай! – крикнул ему вслед Ларкин.

Эрик даже не обернулся. Он взял свой чемодан и вышел за дверь.


Навалившись головой на оконное стекло, Эрик уныло смотрел, как мимо проплывают пейзажи родного Лондона. Рядом сидел Майк и болтал без умолку. Эрик слушал его вполуха и, несмотря на то, что именно он был инициатором их встречи, особой радости при появлении его бывшего однокурсника не испытал. Особенно, после того как «красавчик» – такое прозвище носил Майк в университете за свою слишком яркую внешность – предложил прокатиться на автобусе, настроение Эрика заметно снизилось.

Но Майк загнал свою машину в сервис и готовился к покупке нового «бентли». Да и сам Эрик с появлением в Лондоне передвигался на своих двоих. Та старая «вольво», на которой он гонял шесть лет назад, сейчас находилась в распоряжении его матери. Поэтому предложение Майка прокатиться до салона и посмотреть «малышку», что он приглядел, не была воспринята им в штыки. Заодно и себе можно что-нибудь присмотреть.

Но находиться долго в компании этого вечно веселого, гиперактивного, живого человека было не совсем комфортно. Но Эрику необходима тема его будущей книги, а Майкл со своим до идиотизма вечным оптимизмом, просто заряжал всех окружающих жизненной энергией. К тому же, если быть честным к самому себе, Эрик прекрасно понимал, что из бывших знакомых, кроме Майка, вряд ли кто-то захотел бы иметь с ним дело, даже после стольких лет разлуки. Бывший однокурсник был единственным, кто терпел его цинично-заносчивую натуру на протяжении всех лет обучения на факультете журналистики и после его окончания.

– Все-таки правильно сделал, что вернулся.

Майк очередной раз похлопал своей большой рукой по плечу Эрика. И тот подумал, что еще одно такое «дружеское прикосновение» и у него останется синяк. Университетский приятель был на две головы выше всех своих сокурсников. И если учесть, что сам Эрик был далеко не коротышка, то Майк по сравнению с другими людьми казался настоящим великаном. Крупный, мускулистый, брутальный Майкл Грэхэм походил скорее на греческого бога, чем на простого жителя Туманного Альбиона. Его черные как смоль волосы были коротко пострижены, в отличие от прошлых лет, когда тот предпочитал носить косматые патлы. А не менее черные глаза постоянно пребывали в действии, перемещая свой профессиональный журналистский взгляд с одного предмета на другой.

– Кто бы что бы ни говорил, а жизнь за границей – не сахар.

Эрик лишь угрюмо ухмыльнулся.

– Ну, жить, конечно, можно где угодно, – Майк потер руки об колени. – Главное, чтобы работа нравилась. Если твоя профессия еще и призвание – вот это кайф.

Эрик опять ничего не ответил, но с Майком это было не обязательно. Достаточно делать вид, что слушаешь и периодами пожимать плечами.

– У нас так получилось, что из всего курса в журналистике остался только я. Ты, вот, издательским делом занимаешься. Пол в политику подался, собирается стать мэром. Ирэн салоны красоты держит. Я у нее недавно стригся, когда был в Дерби по работе. А у Кристиана своя рекламная фирма. Ты, кстати, ни с кем из них не встречался?

Эрик замотал головой. Да, кто захочет с ним видеться? Они, же, считали его занозой в заднице всего курса.

– А эти как поживают? – неожиданно для самого себя спросил он.

По сути, Эрику была плевать, что происходит с его бывшими однокурсниками. Он просто решил поддержать разговор.

– Кто? – переспросил друг.

– Но эта «сладкая парочка». Русская и ее дружок.

– А «твикс», – Майк расплылся в улыбке и уселся удобнее на своем сидении. – Не поверишь, дружат до сих пор, хотя у обоих семьи. Помнишь, мы подтрунивали над ними в университете, мол, дружбы между мужчиной и женщиной не бывает, и что они тайные любовники, пока эта парочка в один день свадьбы не сыграли?

Эрик кивнул, но продолжать разговор не стал.

Автобус остановился. В задние двери вошла девушка и встала у окна. Она ничем не отличалась от других пассажиров, если бы ни одно но. Девушка была одета в длинный черный плащ, который от утреннего моросящего дождя слегка вымок, а внизу выглядывал испачканный подол красивого белого платья. Подвенечного! Прическа девушки тоже говорила о многом. Пусть слегка потрепанные и мокрые, но все же прекрасно-ухоженные каштановые волосы были уложены в сложную свадебную прическу с множеством шпилек, цветков и заколок. Макияж слегка смазан, но далеко не из-за дождливой погоды.

Девушка опустила голову, поджав подбородок. Лица практически не было видно, но ее сжатые кулачки, трясущиеся губы и плечи выдавали непростое состояние, балансирующее на грани истерики.

Эрик бегло оглядел ее и ухмыльнулся. Он повернулся к Майку, чтобы как в старые добрые времена отвесить очередную колкость в ее сторону, и замер в изумлении. Его друг смотрел на незнакомку как безумный, словно кто-то гвоздями прибил его взгляд к этой девушке. Мужчина был похож на каменную статую, Эрику показалось, что он не дышит. Чтобы вывести друга из такого состояния, он толкнул его в бок. Майк повернулся, но взгляд его был затуманен и растерян, словно тот только что проснулся.

– Понравилась сбежавшая невеста? – пошутил Эрик.

– Что?

Университетский приятель продолжал находиться в странном полузабытье.

– Да выйди ты из этого ступора! Может, она на регистрацию опаздывает.

Майка вдруг передернуло, будто он воспринял этот укол юмора как личную обиду. Он посмотрел на друга как на насекомое.

– Эрик, я, конечно, всегда ценил твой сарказм, но сейчас это уже слишком! Разве ты не видишь, у нее трагедия!

– Да, брось ты. Нам-то какое дело?

Но Майк его уже не слушал. Он снова повернул голову и впился глазами в новую пассажирку.

По проему, направляясь к ней, медленно шла кондуктор, плавно покачивая выдающимися бедрами. Майк соскочил с сидения, пошарил в кармане, достал оттуда крупную купюру и протянул ее женщине. Та, удивленно нахмурившись, оторвала билет и принялась отсчитывать сдачу. Закончив работу, она снова направилась к девушке, которая, в свою очередь, продолжала стоять как вкопанная, никого не замечая вокруг и вцепившись мертвой хваткой в поручень.

Кондуктор подошла к ней вплотную и попросила плату за проезд. Девушка ничего не ответила, а лишь несколько раз шмыгнула носом. Явно рассердившись, кондуктор повторила просьбу, но уже значительно громче. Девушка дрогнула. Голос женщины вернул ее в чувства.

Она подняла голову, и Майк чуть не упал от изумления. Никогда в жизни он не видел такое красивое лицо и… такое печальное. Она имела необычные, слегка раскосые черные глаза. Глаза колдуньи. Которые так изящно обрамлены длинными пушистыми ресницами. Четко очерченные скулы, маленький носик и большие пухлые губки, сама по себе девушка была очень миниатюрной и выглядела такой хрупкой и беззащитной, что Майк невольно подался вперед, одержимый желанием обнять ее и оберечь.

Но сильнее его поразили ее глаза. В них отражалась такая боль, что он еле сдержался, дабы не поежиться.

Девушка держалась изо всех сил. Она явно не хотела никому показывать, как ей плохо. Посмотрев несколько секунд на кондуктора, она быстро опустила взгляд в пол и стала растерянно шарить по карманам плаща.

– Простите, – сказала она дрожащим голосом, – у меня нет с собой денег. Но я выйду сейчас.

– Не нужно!

Майк, находившийся в нескольких метрах, буквально подлетел.

– Не нужно выходить, – повторил он и протянул ей билет. – Я оплатил ваш проезд.

Девушка замерла и уставилась на него. В ее глазах было удивление, растерянность, а затем даже небольшое раздражение, но только не благодарность.

Кондуктор хмыкнула и направилась к своему месту.

Девушка продолжала испепелять его взглядом.

– Я не просила, – процедила она.

– И не надо.

– Я все равно сейчас выхожу.

Майк смотрел на нее, как завороженный.

– Все будет хорошо, – произнес он, тихо улыбнувшись.

– Что?

Девушка сморщила лоб и этим показалась ему еще красивее.

– У вас что-то случилось. Могу я вам чем-нибудь помочь?

Она так открыла глаза, будто слова Майка стали для нее настоящим оскорблением.

– Нет, – отрезала девушка. – Оставьте меня в покое.

Но он не ушел. Наоборот, Майк, словно прилип к этой девушке.

Автобус остановился, и она, не говоря ни слова, выскочила из него. Майк, забыв обо всем на свете, – о друге, наблюдавшем за ним, о новом «бентли», вылетел вслед за девушкой на ненужной ему остановке.

Незнакомка растерянно смотрела по сторонам. Она сама не знала, куда ей идти. Просто хотела бежать прочь, подальше от этого города, от людей, от событий, что случились с ней и, что, как кислота, разъедали душу. Прочь. Вперед. Куда угодно, только не здесь.

Находясь, как в тумане, она сделала несколько шагов на проезжую часть, и тут же услышала бешеный вой сигнала. Тут же, чьи-то сильные руки подхватили ее и снова затащили на тротуар. Боже, да она чуть не угодила под машину!

Девушка повернулась к своему спасителю. Опять этот прилипала из автобуса! Да, что ему от нее нужно?

– Отпустите меня!

Она попыталась вырваться, но Майк крепко держал ее за руки. Девушка стала колотить его кулаками по груди. Но все было бесполезно.

– Да, что вы ко мне привязались? Дайте мне уйти!

– Успокойтесь, девушка. Пожалуйста, успокойтесь.

Мужчина говорил спокойным вкрадчивым голосом, словно опытный психотерапевт. Чем вызывал новую волну раздражения. Ей не нужна была его поддержка. Она хотела уйти, исчезнуть, раствориться. А этот клещ вцепился в нее и давал прохода. Но, похоже, вырваться от него было невозможно. Девушка втянула в себя больше воздуха и решила, на самом деле, успокоиться. Так, как справиться с этим гигантом она не могла, решила взять его хитростью.

– Слушайте, – она посмотрела на него, сама пытаясь понять, откуда в таком состоянии у нее хватает сил говорить и мыслить, – я не знаю, что вам от меня нужно, но если вы сейчас же не отпустите меня, я позову полицейских.

– Хорошо.

Мужчина кивнул, и его черные глаза наполнились необъяснимой нежностью.

– Вызывайте полицию, если считаете, что в компании с ними будет спокойнее. Но одной вам сейчас оставаться нельзя.

Лицо девушки покрылось красными пятнами.

– Да, что вы о себе возомнили?! – завопила она. – Откуда вам известно, что мне нужно?

Майк ничего не ответил, а лишь продолжал смотреть на нее сочувственным взглядом, приводящим девушку в бешенство. Какого лешего! Ей не нужна ничья жалость. От негодования она изо всех сил стала вырываться из его рук, применяя в борьбе ноги, зубы и даже голову. Мужчина держался стойко, ни разу не ослабив хватку.

– Хорошо. Все будет хорошо. Вот увидите, – только и повторял он.

На мгновения девушка застыла и посмотрела ему прямо в глаза. Майк тоже немного замер, в ожидании ее следующей реакции. Она стояла так несколько секунд, а затем, сморщив лоб, с громкими рыданиями бросилась ему на шею. Слезы градом полились из ее глаз. Девушка схватила Майка за рубашку и уткнулась в него носом. От неожиданности он крепко прижал ее к себе, и его руки сомкнулись у нее на пояснице.

– Он…он говорил, что любит, – прошептала девушка сквозь слезы. – А на самом деле, хотел лишь моих денег.

Она взвыла от боли, сильнее прижавшись к Майку. Он рефлекторно стал поглаживать ее по спине, и даже слегка улыбнулся, сам не понимая, отчего.

– Тише, тише, – успокаивал он ее. – Если так, то он просто конченый кретин.

Девушка замерла и шмыгнула носом, а Майк продолжил:

– Если честно, уж кого мне действительно жаль, так это его. Потерять такую девушку. Да, вы же просто красавица.

Он взял ее за подбородок и заставил посмотреть ему в глаза.

– Слышите? Красавица.

Она ничего не ответила, продолжая всхлипывать.

– И у такой красивой девушки должно быть самое красивое имя в мире.

Девушка пожала плечами и посмотрела в сторону.

– Джейн.

– Джейн, – повторил Майк и снова прижал ее к себе. – Вы даже не представляете, насколько вы красивая, Джейн. Очень красивая.

Майк продолжал утешать ее, забыв обо всем на свете.

Автобус тронулся. Эрик, сидя на том же месте, не отрываясь, смотрел в окно, на поразившую даже такого конченого циника, как он, картину. Его университетский приятель, еще минуту назад мечтавший о покупке новой машины, сейчас выступал в роли няньки для совершенно не знакомой леди. Что заставило его так поступить? Чувство, которое Эрику было мало того, что недоступно, но еще и непонятно. Чувство, заставляющее людей вести себя и выглядеть как сумасшедшие. Чувство, лишающее разума, кислорода, а порой и жизни.

В его голове моментально родилась идея.

Любовь.

Вот о чем будет его книга. Вот, что было, есть и будет актуально всегда. И пусть от этой темы в его организме возникала изжога, превращая в тупого писателя женских романов. Тех, что он сам, будучи ответственным редактором, беспощадно резал, не допуская до печати. Да, будь он проклят, но эта тема всегда будоражила человеческие умы всех времен и народов, вне зависимости от пола, возраста, характера, социального положения и происхождения. И пусть она в миллион раз изгадит страницы теперь и его книги, но послужит еще одному «никчемному» человеку в построении его карьеры.


Черный «ролс-ройс» медленно и осторожно пробирался к воротам высокого административного здания через толпу кричащих людей разного возраста и социального положение. Единственное, что объединяло этих индивидуумов, собранных в одном месте в данное время, так это выражение вселенского счастья на лице при виде милого сердцу автомобиля и плакаты в руках с надписью «Наш кандидат». Затесавшейся в толпе Эрик, явно не был частью электората, и «кандидат» его интересовал совершенно по другому поводу.

Мужчина на плакатах, к слову сказать, был невероятно хорош. Высокий, в самом рассвете сил, с копной соломенных волос, томным взглядом колдовских голубых глаз и улыбкой чеширского кота. Просто голливудская звезда, а не политик, заставляющий при его виде нежно плавиться неокрепшие женские умы пубертатного периода.

Его оригинал сидел в том самом «ролс-ройсе» на заднем сидении, внимательно наблюдая за происходящим из тонированного окна с пуленепробиваемым стеклом. По замасленному взгляду и сахарной улыбке было ясно, что этот мужчина тридцати четырех лет с золотыми кудрями до плеч, с широким массивным подбородком и фигурой танцора из клуба мужского стриптиза, был явно доволен сложившейся ситуацией.

Все шло так, как надо, как и должно быть, и все вовремя. Пол Эванс только перешагнул тридцатилетний рубеж, а уже имел умопомрачительную политическую карьеру, свой собственный капитал, любовь сотен сограждан, причем добрая половина которых были представительницами женского пола, а в скором будущем его, без сомнения, ожидало кресло мэра Лондона. Что еще пожелать? От осознания своего успеха и значимости у Пола кружилась голова. И смотря сейчас на то, как по ту сторону стекла, люди, толкаясь, выкрикивали его имя, и ему, чтобы вызвать у них дрожь во всем теле, достаточно было блеснуть своей белозубой улыбкой и помахать рукой, по телу мужчины растекалось благодатное тепло.

На соседнем кресле сидел Коди Монро, его лучший друг еще с университета, верный соратник на протяжении стольких лет жизни и правая рука сейчас, и что-то бормоча себе под нос, скрупулезно делал записи в блокнот. Его тактики и стратегии по продвижению кандидатуры Пола на должность Лорд Мейджера, вызывали у самого «виновника торжества» легкое умиление. Кладя руку на сердце Пол всегда понимал, что рядом с ним его друг оставался вторым номером. Еще в университете Коди заглядывал ему в рот, у девушек особым интересом не пользовался. Невысокий, рост ниже среднего, скуластый, со слегка раскосыми серыми глазами, вздернутым носом, и коротко стриженными светло-русыми волосами, особенно в компании с товарищем, выглядел, мягко сказать, посредственно. Затем последовал за ним в политику, отказавшись от карьеры журналиста в одном периодическом издании, а теперь был всего лишь его помощником. Хотя в перспективе получал отличную должность в команде Пола. Когда тот станет мэром, естественно.

Но, что ни говори, Коди был фантастическим другом, что ни на и есть, настоящим, готовым жертвовать многим, ответственным, смелым. А как промоутер и менеджер Пола ему цены не было. Активный, юркий, пронырливый, обаятельный, своим характером он легко компенсировал внешние недостатки. Вот и сейчас все свои силы и энергию он направлял в работу, пока Пол мирно почивал на лаврах, наслаждаясь своим положением.

Когда «ролс-ройс», наконец, достиг цели и остановился у ворот административного здания, именно Коди выскочил первым в открытую охранником дверь машины, и словно пошел на таран, прорезая толпу и освобождая дорогу товарищу, словно это он был его телохранителем, а семифутовый бугай рядом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное