Ксения Бай.

Жемчужина Осириса



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Задолго до нынешних дней где-то на краю галактики одиноко странствовал космический корабль. На чёрном, как уголь, фюзеляже золотой россыпью светились символы древней расы анцентов – одной из величественных цивилизаций Млечного Пути. Звёздный крейсер «Лаквей» плыл сквозь необъятные просторы космоса, рассекая волны вечного сумрака. Многопалубный крейсер достигал 800 метров в длину и четырёх сотен в ширину. Каждый из трёх ярусов был идеально сконструирован: ангар полётной палубы вмещал два десятка летательных аппаратов – боевых и разведывательных дронов, истребителей и шаттлов; сотни жилых кают разместились на верхней палубе, а многочисленные лаборатории на средней. В сердце корабля расположился фонтан в форме клинового листа, чья прозрачная голубая вода мягко струилась по жилкам керамической поверхности. На борту царила гармония. По широким длинным коридорам мирно ходили анценты – существа, отдалённо напоминающие людей. Два с половиной метра ростом, рыжие кудри до плеч, большие зелёные глаза и худощавые серо-синее тела, прячущиеся под длинными мантиями песочного цвета. Часть из них была отмечена вытатуированными символами на впалых щеках. Древнейшие жители галактики. Веками они странствовали в поисках экзопланет, составляли звёздные и временные карты, пополняя Вселенский Альманах Жизни. Десятки учёных, инженеров и военных не первый год служили под командованием капитана корабля первого ранга Моа. Анцент с татуировкой подковы на щеках прожил не одну сотню лет. Он был сильным и жёстким лидером. В нём легко уживалась юношеская решительность, железная воля тирана, высокая духовность мудреца и философский талант мыслителя. Уважаемый всеми, он заслуженно носил чёрную форму с золотыми звёздами на погонах и эмблемой феникса на спине. Этими специфическими знаками отличия его удостоили Древние после принятия в Галактический совет – высший орган власти анцентов, куда входили лишь избранные представители рода. Они так же являлись высшим судебным органом, чья юрисдикция распространялась на все планеты, входящие в состав «Межпланетной Организации Защиты Галактики» (МОЗГ). Альянс, действующий на основании сепаратного мирного договора, состоял из лидеров экзопланет Млечного Пути. Для защиты и поддержания мира МОЗГом была создана армия ОПС (Объединённого Планетарного Союза), где много лет служил Моа. В этот судьбоносный для Вселенной день капитан неспешно прогуливался по средней палубе.

– Доброго здравия, – почтенно поздоровались с ним два учёных в длинных серебристых халатах и круглых очках.

– Благодарю. И вам, – Моа с уважением преклонил голову и улыбнулся.


Утро на корабле было спокойным и умиротворённым. Как и сто тридцать три предыдущих. Капитан тоскливо вздохнул. Чем он так провинился перед Древними, что они заслали его в самую глушь Млечного Пути? Особенно в такое неспокойное для галактики время. Наверное, это его наказание. Он заметно отличался от собратьев. В далёком детстве, когда все занимались медитациями и просветлением, Моа играл в войнушку (к чему изредка принуждал сверстников).

Чересчур эмоционален – так его охарактеризовал глава Тит, но так же отметил удивительные способности юного анцента и высокий потенциал. Сотни лет обучения и самодисциплины превратили Моа в члена совета Древних и капитана «Лаквея», а толку-то? Он скучал, мучительно коротая дни вынужденного бездействия. Для бывалого воина научно-исследовательская экспедиция была каторгой. Пробы, анализы, пробирки – он не понимал в этом ровным счётом ничего. Война – вот его стихия! Стратегии, разведка, битвы – в этом капитан высококлассный специалист. А что сейчас? Моа нянька для учёных. Он выругался про себя. Тишина. С каждой минутой она раздражала всё больше. Всё изменилось за считаные секунды. Мир был нарушен оглушительным трёхкратным звуковым сигналом. Мягкий свет ламп, ещё недавно освещавших помещение, сменился на ярко-красный, а пронзительный рёв заставил капитана вздрогнуть. Сомнений не было, его команда обнаружила что-то необычное. Существа на борту засуетились. Каждый стремился поскорее занять своё место согласно протоколу. Моа ускорил темп и через несколько минут был на капитанском мостике.


– Случилось что? – он был встревожен и в то же время воодушевлён. Интуиция подсказывала, что опасность близко.

– Капитан, приборы наши указывают на невероятную энергетическую активность в этой части галактики, – старший помощник Цен нервно ходил по палубе, то и дело, скрещивая длинные пальцы.


Это был его первый год службы в новом звании, и он часто бывал на взводе. Цен мечтал получить одобрение Моа, чьи заслуги высоко ценил Галактический совет и лично глава Тит, а так же удостоиться великой чести быть отмеченным особым иероглифом на щеках.


– Откуда сигнал исходит? – спросил капитан.

– Вывожу на экран, – молодой лейтенант, сидевший за большим монитором компьютера, быстро застучал пальцами по клавиатуре.


Проекция звёздного неба заполнила палубу. Тысячи ярких звёзд, рассыпанных на чёрном покрывале космоса, опутывали всё вокруг. Но одна светила наиболее ярко, являясь центром маленького мира. Её пронизывающие лучи разносили свет и тепло в маленьком кусочке галактики. Вокруг светила хороводом кружились небесные тела небывалой красоты.


– Третья от центральной звезды, капитан, – Цен указал пальцем на одну из планет. Ту, что сияла голубым светом. – Идёт сигнал оттуда.


Моа зашёл вглубь. Звёзды проплывали сквозь него, как снежинки в лёгкую метель. Он нажал кончиком пальца на указанную старшим помощником планету. В тот же миг из плоской проекции она обрела выпуклую форму и зависла на расстоянии нескольких сантиметров от его ладони.


– О планете этой, что знаем мы? – капитан пристально рассматривал шар, прокручивая его в руках.

– Молодая. Образовалась около четырёх-пяти миллиардов лет назад. Наличие воды и атмосферы предполагают формы жизни. Возможно, разумные. Точнее сказать мы сможем, когда пробы возьмём и проведём первичный анализ земли.

– Подготовить разведывательную группу, – Моа отдал приказ не в состоянии отвести глаз от сияющего шара. – Летим туда мы. Срочно!

– Есть, капитан, – Цен одобрительно кивнул и покинул мостик.


Через полчаса группа была готова к экспедиции. Двое лучших учёных, трое солдат и второй пилот ожидали на полётной палубе. Научные приборы и вооружение были доставлены на борт звездолёта. Длинный серебристого цвета исследовательский корабль готовился к отправке на Землю. Команда взошла на борт. Капитан поспешил сесть за штурвал. Тысячи огоньков загорелись ярко и последовательно: красные, синие, зелёные и жёлтые цвета играли свою неописуемую музыку. Звездолёт плавно оторвался от платформы и через несколько секунд покинул взлётную площадку, вылетев в открытый космос. Моа ввёл координаты места назначения, пока экипаж с интересом всматривался в голубое сияние неисследованной планеты, пленённый её первозданной красотой и обаянием. Материки и омывавшие их океаны казались произведением искусства юного скульптора, вложившего всю душу без остатка в создание первого шедевра. Звездолёт вошёл в атмосферу, и команда корабля могла отчётливо видеть облака: белые нитеобразные волокна украшали небесный свод, словно гигантский паук оставил незамысловатый узор своей паутины. Плавный спуск позволил им наблюдать за стаей птиц, кружившей вдалеке, за величественным спокойствием моря и бескрайним плато с цепочкой высоких гор на горизонте. Вскоре корабль приземлился. Экипаж готовился к выходу на поверхность.


– Содержание кислорода в норме. Можем без опаски выйти на поверхность мы, – доложил второй пилот.

– Группа к выходу. Вы и один из солдат останетесь на борту. Проследите, чтобы никто не знал о присутствии нашем. Проблемы не нужны нам.

– Слушаюсь, капитан.


Прежде чем покинуть звездолёт, Моа постарался максимально обезопасить себя и команду. Проведя первичный инструктаж, и собрав нужные для экспедиции вещи, он обратился к экипажу с последними наставлениями:


– Осторожны будьте. Задача наша – источник энергии найти. Не должно нам внимание к своим персонам привлекать. Контакт с разумной жизнью исключить должны мы. Полностью.


Члены команды одобрительно кивнули. Они назубок знали правила, утверждённые Галактическим советом. Первое и главное из них гласило – «При изучении экзопланет строго запрещается вступать в контакт с разумными формами жизни, не прошедшими основные ступени становления личности. Недопустимо вмешательство в их естественное развитие и эволюцию». Каждый анцент понимал, что такое вторжение сулило необратимыми последствиями для всех живых форм и каралось по всей строгости закона. Неудивительно. Последняя ошибка обернулась катастрофой для галактики. После соблюдения всех формальностей дверь корабля открылась, а выдвижная лестница, ступенька за ступенькой, опустилась на землю. Капитан и четверо членов экипажа покинули звездолёт в поисках источника энергии. Солнечный свет ударил им в глаза. Яркий, но приятно ласкающий кожу. Освоившись, Моа осмотрелся. Перед его взором открылась удивительная картина, производившая сильное впечатление. Вокруг всё играло красками. Зелёная трава окутывала землю мягким ковром, густые высокие деревья шептались на ветру, а где-то вдалеке волны настойчиво бились о крутые скалы. Земля излучала жизнь в каждом своём проявлении.


– Великолепна. Хороша планета, как и наша, – прервав молчание, сказала Нея. На её щеках чуть заметно светилась татуировка в виде креста увенчанного сверху кольцом. Знак перерождения.


Один из лучших умов расы анцентов, учёный-инженер, добившийся колоссальных достижений во всех областях науки, радовалась, как ребёнок. Она не скрывала восхищения, ведь Земля так напоминала ей дом – Кейсон – пристанище расы Древних. Нея не была на родной планете много десятилетий, и сердце рвалось от тоски. А тут такой подарок, утешающий душу.


– Капитан, сигнал исходит оттуда, – второй учёный, по имени Антио, указывал в сторону едва видневшегося леса. Как и Нея с Моа, он был отмечен особым знаком – око в треугольнике. Иероглиф, дарованный Галактическим советом, придавал ему сил в борьбе со злом.

– Хорошо. В дорогу. Успеть до заката должны мы.


Экипаж двинулся в путь. Осторожно и неторопливо анценты преодолели поляну и углубились в чащу. Пройдя половину пути, они остановились. Необъяснимый шум, раздававшийся из густых зарослей, преградил им путь. Капитан Моа потянулся за оружием, находившимся на бедре. Все замерли. Не издавали ни звука. Взяв серебристый пистолет с двумя встроенными обоймами, капитан переключил задвижку. Красный лазер, светившийся до этого из дула, заморгал и поменял цвет на синий. На дисплее загорелась надпись «Сон». Его примеру последовали и два солдата, сопровождавшие группу. Анценты были миролюбивой расой и даже на незнакомых планетах старались избегать насилия, поэтому использовали режим красного лазера «Смерть» только при крайней необходимости. Моа прицелился. Он был готов к любой неожиданности. Из-за кустов вывалились два медвежонка. Они кусали друг друга за уши и рычали. Один из них заметил капитана и резво подбежал к нему. Обнюхивая его ботинки, медвежонок попробовал их на вкус. Моа задёргал ногой, пытаясь отогнать плюшевое животное от себя. Но тот не думал отступать. Он крепко вцепился зубами в кожаный ботинок, пытаясь стащить его с ноги. Второй то же не терял времени зря. Подкравшись к Нее, он ухватил её за балахон и оторвал от него кусок. Схватив трофей, медвежонок радостно бегал вокруг учёной и трепал остатки серебристой ткани. Увлечённые игрой животные не замечали, как Антио сканировал их прибором: голубого цвета лазер проектировал их изображение на планшет и делал подробный анализ. Закончив сбор данных, он обратился к капитану:


– Млекопитающие это. Хищники, – после небольшой паузы учёный добавил: – Осторожнее нам нужно быть.

– Что-то на хищников не похожи они, – ухмыльнулся капитан. – Милые и безобидные. На желторотиков с Нулла не похожи вовсе.

– Полагаю я, детёныши это. Взрослые особи достигать трёх метров могут и…, – Антио не успел договорить. Из глубины леса послышался страшный рёв, – по-видимому, мать их явилась к нам. Опаснее в сотни раз отпрысков своих.

– Уходить пора, – прошептал Моа, и они осторожно направились вглубь леса подальше от разъярённой медведицы.


Медвежата хотели последовать за новыми знакомыми, но отвлеклись на красивые красные ягоды, растущие на густом кустарнике. Команде это было на руку. Теперь они могли спокойно продолжить путь. Звук поисковика становился громче. Анценты были близки к цели. Через несколько метров на горизонте показалась гора. Уходящая далеко в небо, она казалась безмолвной и живой. Необъяснимая энергия витала вокруг, привлекая внимания разноцветных птиц. Они стаями кружились вокруг вершины, напевая звучные мелодии.


– Почти у цели мы, – сказал Антио. – Сигнал идёт из центра.

– Значит, и мы идём туда. Есть ли вход в основание или придётся делать нам его самим?

– Есть. До него мы доберёмся быстро.


Учёный шёл впереди, указывая дорогу. Антио славился не только достижениями в науках, но и потрясающей способностью ориентироваться на местности, из-за чего и стал незаменимым членом экипажа «Лаквей». Его ловкости и сноровке мог позавидовать опытный охотник-следопыт. Поднявшись на несколько метров вверх, анценты обнаружили небольшой проём в основании горы. Приборы в руках Антио и Неи горели всеми цветами радуги и неистово пищали. Но не только оглушительные сигналы оповещали их о близости источника, они ощущали влияние некой невидимой силы на себе. Энергия пронизывала каждую клеточку хрупких тел. Вселяла ужас и восторг. Вход в пещеру был узкий, они едва могли передвигаться по туннелю. Тьма опутывала их. Осветительные приборы плохо справлялись с поставленной задачей. Большую часть времени им приходилось двигаться на ощупь. Со стен и сводов стекали малозаметные струйки воды. Воздух становился влажным и прохладным. Дышать полной грудью не получалось. Выносливые и неустрашимые анценты были скованны паникой, а страх навсегда остаться в горных катакомбах пробирал до самых костей.


– Капитан, фиксируют приборы наши повышение азота, углекислого газа, сероводорода и метана в воздухе, – Антио был слаб. Ему едва хватало сил говорить. – Если содержание углекислого газа продолжит расти, погибнуть можем мы.

– К сведению приму, – Моа старался не поддаваться нарастающей панике и всем своим видом показывал уверенность и непоколебимость, – а пока двигаться вперёд продолжим. Нет пути назад нам.


Анценты прошли достаточно большое расстояние, прежде чем заметили в конце туннеля маленький лучик света. Чем ближе они подходили, тем ярче становилось сияние, пока не обрело форму. Перед ними открылся небольшой круглый зал, обнесённый безупречным белым мрамором с загадочными надписями. Лучи солнца, прокрадывавшиеся из расщелины на вершине горы, придавали помещению золотистые отблески.


– Состав воздуха приходит в норму, – Антио не скрывал радости и довольно улыбался. – Опасность миновала нас.


Дышать действительно стало намного легче. Члены экипажа вздохнули с облегчением. Моа инстинктивно искал глазами источник энергии. Свет исходил от одной из стен. Внутри горной породы находилась голубая жемчужина идеальной сферической формы. Блеск и необычная игра света завораживали, а особую вибрацию анценты почувствовали ещё у входа в пещеру. Очарованный капитан сделал несколько медленных шагов к жемчужине. Она пленила его воображение. Моа мог поклясться, что внутри неё кипела жизнь: галактики, созвездия, системы, туманности и планеты. Он был не в состоянии отвести взгляд. Рука непроизвольно потянулась к сияющему чуду, но почувствовав, как кто-то схватил его за плечо, резко остановился и обернулся.


– Капитан, – Нея встревоженно смотрела на него, – давайте для начала выясним, что «это».


Моа пришёл в чувство, но так и не понял, почему нарушил собственные правила безопасности. Он только одобрительно кивнул и приказал учёным начать исследования. Антио и Нея распаковали приборы и принялись за работу. Они просвечивали жемчужину всевозможными сканерами и датчиками, но устройства приходили в негодность, оказываясь рядом с источником энергии. После получаса безуспешных попыток, Нея тяжело вздохнула и сказала:


– Бесполезно это, капитан. Приборы наши сгорают и не хотят работать рядом с ней. Так, не узнаем ничего мы. Слишком сильна энергия её. Такого раньше видеть не могла я, – она задумалась, глядя на жемчужину. – Новый вид материи я полагаю, не известный нам, но очень мощный.

– Доставить на Кейсон её должны мы. Изучить, – ответил Моа. – Совету Древних показать.

– Нет! – запротестовала Нея. – Домой не повезём мы «это». Откройте взор. Материя сия опасна, последствия ужасные могут быть.

– Не просьба это, а приказ, – капитан недовольно смотрел на неё. Если бы не выдающиеся способности, так необходимые в научных экспедициях, он и не подумал бы брать Нею на борт «Лаквея». За годы работы с ней, он так и не смог привыкнуть к её своеволию и своенравию.

– А как же правила наши? Не вывозить с чужих планет ценнейшие находки. Не позволит вам совет…


Нея была права. Галактический совет был не в восторге от мародёрства и запрещал анцентам забирать артефакты даже с заброшенных или незаселённых планет. Но капитан Моа обладал исключительным правом действовать по своему усмотрению и в крайних случаях накладывать вето на действие данного закона.


– Забываешься! – раздражённо крикнул он. – Полномочия мои гораздо шире, чем думаешь ты.

– Подумайте об экипаже, капитан. Она из строя без труда выводит приборы наши. Гарантий нет, что планету покинуть нам жемчужина позволит. Или живыми долететь до дома, – Нея не оставляла попыток убедить Моа в своей правоте, изобилуя фактами и предположениями.

– Готов рискнуть я. Решение не обсуждается моё.

Глава 2

2335 год по Земному календарю.

У панорамного иллюминатора звёздного линкора стоял высокий статный мужчина лет тридцати пяти-сорока. Гордо посаженная голова, уверенный прямой взгляд и правильная осанка указывали на его военную принадлежность. Тёмно-синий костюм плотно облегал мускулистое тело. Вьющиеся чёрные волосы аккуратно зачёсаны назад. Капитан Филипп Картер был погружён в свои мысли. Он задумчиво глядел вдаль, в упор не замечая удивительный мир, что был по ту сторону стекла. Необычайной красоты планета ослепляла своим сиянием. Голубая поверхность была опутана рыхлыми нежно-фиолетовыми облаками, обширный океан омывал одинокий материк, а свет гигантского солнца рассеивался, придавая ей загадочный блеск. Две луны, как заячьи ушки, красовались по обе её стороны. Это придавало особый, неповторимый шарм Нимбусу – колонии анцентов. Вся планета была огромным исследовательским центром для научных разработок древней расы. На первый взгляд миссия капитана Картера была легка и понятна – увезти как можно дальше и спрятать одну из самых загадочных сил Вселенной – эфир, сосредоточенный в хрупкой оболочке с виду напоминающий жемчуг. Он мог сотворить как великие, так и ужасные вещи. Именно поэтому анценты назвали его «Жемчужиной Осириса» в честь древнего бога возрождения и царя загробного мира. Но, учитывая последние события, этому чуду не было место в галактике. Конфликты с иллайтами – жестокой и властолюбивой расой, ужесточились. Стремившиеся поработить свободные земли, они были готовы уничтожить всех на своём пути. Безжалостный генерал-диктатор иллайтов – владыка Веррс мечтал заполучить последнюю разработку анцентов. Устройство под названием «Ева». Обладатель этой машины мог вершить судьбы не только галактики, но и Вселенной. Она находилась на последнем этапе испытаний – эксперименте по перемещению во времени. Наблюдать за этим событием прибыл главный посол Галактического совета – Кесо. Высокий мужчина с заплетёнными в длинную косу рыжими волосами, татуировкой на щеках в виде солнца с двумя руками и глазами и бордовой мантии в пол с любопытством рассматривал всё, что ему показывали учёные. В больших зелёных глазах читался неподдельный интерес ко всему в этом огромном научно-исследовательском центре. Неторопливо осматривая одну лабораторию за другой, он внимательно слушал ведущего инженера и создателя «Евы» профессора Уэйнрайта. Это был худощавый мужчина пятидесяти лет в измятом белом халате, толстых очках и заклеенными разноцветным пластырем пальцами. Его седые волосы были взъерошены и приподняты вверх, а глаза быстро бегали из стороны в сторону от переизбытка кофе, которого он в последние недели употреблял литрами.


– Подробнее о вашем изобретении расскажите мне, профессор Уэйнрайт, – учтиво попросил Кесо и улыбнулся.

– Эфир стабилизирует искусственно созданное гравитационное поле и способствует возникновению туннельного эффекта, – как скороговорку проговорил он, но увидев удивлённый взгляд посла, постарался говорить медленнее и чётче. – Проходимая внутримировая нора открывает нам возможности не только путешествовать во времени, но и преодолевать расстояния между галактиками за доли секунды. Представляете! За доли секунды! Всего! – профессор Уэйнрайт был невероятно горд своим изобретением.


Не одно столетие великие учёные Млечного Пути безуспешно бились над реализацией этого безумного проекта. Но воплотить в жизнь смелые задумки анцентов, удалось только ему – простому инженеру и обычному человеку с планеты Террадейт.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3